Мудрый Юрист

Применение в России стандартов защиты прав интеллектуальной собственности, предусмотренных ВТО

Д.В. Дворников, аспирант кафедры международного права Российского университета дружбы народов, специалист I категории Правового Департамента Минэкономразвития России.

В настоящий момент уже можно сказать, что Россия в обозримом будущем присоединится к Всемирной Торговой Организации (далее - ВТО). Круг обсуждаемых вопросов в ходе заседаний рабочих групп по присоединению постепенно сужается. Более конкретные очертания обретают формулировки вопросов, задаваемых нашими потенциальными партнерами. За последнее время проделан огромный объем работы. Цель этой статьи - осветить основные проблемы, которые на фоне всех достижений в данной области пока остаются нерешенными.

Причиной затянувшегося переговорного процесса является более сложная (чем казалось ранее) задача по приведению российского законодательства в соответствие с требованиями ВТО. Помимо непосредственно законотворческой деятельности необходимо усовершенствовать правоприменительную практику, что влечет за собой ряд затруднений как технического, так и политического характера.

Наглядной иллюстрацией этого служат вопросы, связанные с торговыми аспектами интеллектуальной собственности (далее - ИС), относительно которых ни у противников, ни у сторонников присоединения не возникает сомнений по поводу необходимости следования международным стандартам, поскольку их решение даст возможность России получить дополнительные "козыри" в переговорном процессе, в том числе по более спорным условиям присоединения. Необходимость совершенствования и развития законодательства в сфере ИС продиктована стремительным ростом значимости результатов интеллектуальной деятельности, а также техническим прогрессом (относительно ряда информационных технологий было бы корректно употребить слово "прорыв"). Однако приведение российского законодательства в соответствие с Соглашением по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (далее - ТРИПС), одним из ключевых соглашений в рамках ВТО, в большей степени затруднено техническими аспектами.

Соглашение по ТРИПС регулирует отношения, связанные с различными объектами права ИС, многие из которых в российском законодательстве регламентируются отдельными правовыми актами, в данный момент требующими трансформаций. Следует заметить, что в настоящее время законы, регулирующие правоотношения, касающиеся конкретных объектов, таких, как авторские и смежные права, товарные знаки и знаки обслуживания, географические указания, патенты, топологии интегральных схем и закрытая информация, в целом уже соответствуют стандартам защиты, содержащимся в соглашении, обозначенном как "Приложение 1C" ВТО.

В данный момент главной задачей "творческой имплементации" является доработка базовых документов, таких, как Гражданский кодекс Российской Федерации, Таможенный кодекс Российской Федерации, ФЗ "О лицензировании некоторых видов деятельности" и др. При столь существенных изменениях в законодательстве неизбежно возникают сложности политического характера (конфликты юрисдикции и интересов). Кроме того, решая некоторые вопросы, приходится сталкиваться с противодействием теневых структур, подобных тем, что распространяют свое влияние в сфере производства и распространения контрафактной продукции.

Серьезным препятствием для благополучного ведения переговоров по присоединению России к ВТО на максимально выгодных для нашего государства условиях является проблема правоприменительной практики, в том числе в области защиты прав результатов интеллектуальной деятельности.

Рассмотрим основные направления законотворческой деятельности в контексте сближения российских стандартов защиты прав ИС к тем, которые предусмотрены Соглашением по ТРИПС, основанным, в свою очередь, на принципах ГАТТ 94 и Соглашении об учреждении Всемирной Торговой Организации.

Гражданско-правовые меры защиты (раздел 2 части III ТРИПС)

Известно, что в течение последних лет велась напряженная работа над проектом части 4 ГК РФ. Предполагалось, что она будет содержать основы правового регулирования отношений в сфере ИС. Но со временем этот вопрос стал обсуждаться все реже и на фоне принятия других документов, казалось, потерял свою актуальность. Дополнительным стимулом для возвращения к работе над законодательным регулированием ИС стал доклад Аппарата Торгового представителя США, согласно которому Россия включена в перечень стран, где нарушения прав ИС приводят к большим убыткам американских правообладателей. Помимо Российской Федерации в данный перечень вошли Украина, Таиланд, Индонезия и Пакистан. США оставляют за собой право вести мониторинг законодательства указанных государств и в случае необходимости применить против них санкции (например, в 2001 г., помимо лишения преференций, убытки Украины от применения санкций со стороны самого влиятельного члена ВТО составили 75 млн. долл. США) <*>.

<*> Доклад Торгового представителя США. 2003.

Правительство Российской Федерации приняло решение о создании Комиссии, задачей которой будет разработка проекта Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в части 1, 2 и 3 Гражданского кодекса Российской Федерации" <*>. Вместо принятия части 4 ГК РФ началась работа над проектом Федерального закона, в результате предполагаемого принятия которого нормы, регулирующие отношения в сфере ИС, будут вноситься в качестве дополнений в уже существующие части ГК РФ. Необходимо заметить, что независимо от формы изменения не становятся менее масштабными и законодатель не принижает значимость и актуальность правового регулирования в данной сфере общественных отношений. По мнению представителей профильных организаций, принимающих участие в разработке текста Федерального закона, ГК РФ должен содержать базовые институциональные нормы права ИС, учитывая появление новых ее объектов.

<*> См.: Протокол заседания Правительственной комиссии по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности от 06.05.2003.

Перед законодателем стоит сложная задача, заключающаяся в том, чтобы созданные или трансформированные нормы органично взаимодействовали с уже существующими (и приведенными в соответствие с ТРИПС) нормативными актами, выполняя функцию институциональной основы в иерархии источников российского права ИС. С точки зрения соответствия Соглашению по ТРИПС в ГК РФ должно быть предусмотрено следующее:

<*> См.: Результаты Уругвайского раунда: Правовые тексты. М., 2002.<*> Там же.<*> Там же.

Уголовные процедуры (раздел 5 части III ТРИПС)

В настоящий момент, после принятия поправок к УК РФ, увеличивающих санкции за незаконное использование объектов ИС (ст. 146, 147 УК РФ), остается нерешенной проблема судопроизводства. При наличии регулирующих норм их неэффективность зачастую заключается в укоренившемся стереотипе, что нарушение прав ИС не может являться серьезным преступлением. В результате, даже если дело о "пиратстве" доходит до суда, то зачастую выносятся необоснованно мягкие судебные решения, что отнюдь не способствует уменьшению масштабов "пиратства". То есть в настоящее время государство имеет необходимую законодательную базу для борьбы с той же проблемой "пиратства", но при этом практика правоприменения находится на ранней стадии развития.

Вопросы лицензирования

Помощью следственным органам в борьбе с производством и оборотом контрафактной продукции и другими нарушениями прав ИС должны стать четкая регламентация и лицензирование деятельности в сфере оборота некоторых товаров, являющихся объектами права ИС.

Наиболее распространенным правонарушением, имеющим наиболее серьезные экономические последствия, является "пиратство" в сфере воспроизведения и незаконной реализации аудиовизуальных носителей. Учитывая это, в качестве предупреждения такого рода преступлений было бы целесообразно лицензировать следующие виды деятельности:

Необходимо особо подчеркнуть, что в случае нарушения лицензии санкции должны распространяться не только на юридических лиц, но и на физических лиц (в частности, руководителей предприятий, которые были замечены в нарушении прав ИС, в будущем не могли бы получать лицензию и осуществлять деятельность в сфере оборота результатов интеллектуальной деятельности). На этот счет Соглашение по ТРИПС не содержит конкретных рекомендаций, но следует учитывать ст. 1 Соглашения, в которой есть положение о том, что "...члены могут свободно определять надлежащий метод выполнения положений настоящего Соглашения в рамках своих правовых систем и практики..." <*>. Также нужно учитывать положения ГАТТ 94 и Соглашения по процедурам импортного лицензирования ВТО, основной принцип которых, применительно к данному вопросу, можно сформулировать как недопущение каких-либо ограничений, скрытых барьеров и других препятствий в международной торговле. Поэтому нужно подчеркнуть, что такое лицензирование должно быть направлено исключительно на предотвращение недобросовестного использования товаров, которые являются объектами ИС, со стороны недобросовестных пользователей.

<*> Результаты Уругвайского раунда: Правовые тексты. М., 2002.

Таможенные меры защиты

Вопрос таможенных мер - "краеугольный камень" переговоров по присоединению России к ВТО. Не обходит он и проблему защиты прав ИС. Здесь наибольший интерес вызывает соответствие положений нового Таможенного кодекса РФ (вступил в силу с 1 января 2004 г.) положениям Соглашения по ТРИПС и, в частности, ст. 58, посвященной действиям "ex officio" по приостановке выпуска товаров, в случае если таможенные органы располагают "prima facie" доказательствами того, что право ИС нарушается <*>. Необходима детальная регламентация действий и прав работников таможенных органов. В том числе освобождение от ответственности в случае отсутствия подтверждения нарушения прав ИС, но при этом нельзя допустить возможности злоупотреблений.

<*> Там же.

В настоящее время мы являемся свидетелями, пожалуй, самой масштабной имплементации международных норм, принципов и стандартов в российское внутреннее законодательство. Совершенно очевидно, что помимо критерия соответствия нормам и принципам ВТО необходимо учитывать не только интересы и мнения других стран-участников, но и интересы России и ее граждан.