Мудрый Юрист

Виновным можешь ты не быть, но отвечать за вред обязан о практике применения закона об автогражданке при возбуждении по факту ДТП уголовного дела

Наталья Елисеева, кандидат юридических наук, адвокат Адвокатской палаты Московской области.

Менее чем за полгода Закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ в ред. от 23 июня 2003 г. (далее - Закон N 40-ФЗ) успел доказать свою действенность, освободив автовладельцев от тяжкого бремени причиненного и подлежащего возмещению ущерба.

Если виновник аварии, застраховавший свою гражданскую ответственность, должен отвечать за содеянное в рамках КоАП РФ, его расходы будут равны сумме штрафа (за исключением ситуаций, когда сумма ущерба превышает установленный Законом лимит страховой выплаты, при повреждении, например, дорогостоящего автомобиля либо при предъявлении потерпевшим требования о возмещении морального вреда). Остальное берет на себя страховая компания, и пострадавшему возмещаются расходы на ремонт автомобиля и деньги на лечение, если здоровью был причинен вред.

Однако при наступлении уголовной ответственности виновника ДТП решение вопроса о страховой выплате может вылиться в настоящую проблему вследствие недоработок, некорректных формулировок и явных пробелов, содержащихся в Законе N 40-ФЗ.

Сейчас уголовная ответственность водителя наступает в случае, если нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств (далее - т/с) повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека (ч. 1) либо стало причиной гибели одного (ч. 2), двух и более лиц (ч. 3 ст. 264 УК РФ).

В отношении водителя т/с может быть возбуждено уголовное дело и по ст. 168 УК РФ в случае, если результатом его действий, совершенных путем неосторожного обращения с источником повышенной опасности, стало уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере (свыше 250 тыс. руб.).

Рассмотрим, каким образом по договору обязательного страхования будет возмещаться ущерб потерпевшей стороне и как это отражается на положении виновного лица. Пункт 66 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев т/с (далее - Правила) (утверждены Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 263) гласит: "В случае если по факту ДТП было возбуждено уголовное дело, потерпевший представляет страховщику документы следственных и (или) судебных органов о возбуждении, приостановлении или об отказе в возбуждении уголовного дела либо вступившее в законную силу решение суда". В дополнение к п. 66 существует п. 74, согласно которому "если страховая выплата, отказ в страховой выплате или изменение ее размера зависят от результатов производства по уголовному или гражданскому делу либо делу об административном правонарушении, срок страховой выплаты может быть продлен до окончания указанного производства и вступления в силу решения суда".

Практика показывает, что без решения суда страховые выплаты производятся компаниями по документам следственных органов в случаях, когда:

Приведенные выше основания для прекращения уголовного преследования являются нереабилитирующими. Это означает, что виновность лица, в отношении которого прекращается уголовное преследование, доказана и освобождение его от ответственности не исключает возможность предъявления к нему гражданского иска (страхование гражданской ответственности предусмотрено Законом N 40-ФЗ).

Такие документы следственных органов, как постановление о возбуждении уголовного дела, а также о его приостановлении, для страховых компаний по договорам об автогражданке (как, впрочем, и добровольной ответственности) не являются основанием для произведения страховой выплаты потерпевшей стороне. Страховщики обычно настаивают на наличии вступившего в законную силу приговора суда.

Отказ страховщика осуществить страховую выплату без постановления о возбуждении уголовного дела, на наш взгляд, является вполне правомерным, поскольку сам факт возбуждения уголовного дела не свидетельствует еще о вине лица, в отношении которого это дело возбуждено. Уголовное дело может быть прекращено в связи с отсутствием вины в действиях водителя, что по делам о ДТП случается довольно часто (например, водитель, согласно заключению автотехнической экспертизы, не мог располагать возможностью предотвратить столкновение с т/с либо наезд на пешехода).

А вот отказ страховой компании произвести выплату, если предварительное следствие приостановлено, значительно ущемляет права потерпевшей стороны на возмещение ущерба.

Специфика расследования уголовных дел, связанных с ДТП, заключается в том, что по делам такого рода предварительное обвинение предъявляется чрезвычайно редко. Для предъявления обвинения, помимо традиционных доказательств, таких, как осмотр места происшествия, свидетельские показания, необходимо наличие заключений как минимум двух экспертиз: автотехнической, предназначенной для оценки обстоятельств и механизма ДТП, технического состояния т/с, действий участников дорожного движения, и судебно-медицинской, которая устанавливает степень тяжести вреда, причиненного здоровью и жизни потерпевшего, а также наличие причинно-следственной связи между ДТП и полученными повреждениями. Второе заключение следователь может получить по прошествии длительного времени, что может быть обусловлено лечением пострадавшего.

Таким образом, следователь предъявляет обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, только обладая достаточными доказательствами вины причинителя вреда.

Согласно ч. 1 ст. 208 УПК РФ предварительное следствие приостанавливается при наличии одного из следующих оснований:

Первое из вышеперечисленных положений ст. 208 УПК РФ в рамках рассматриваемого вопроса нас не интересует, поскольку, если лицо, которое подлежит привлечению в качестве обвиняемого, неизвестно, то соответственно отсутствуют и сведения о страховой компании, которая должна возместить ущерб потерпевшему. Однако следует иметь в виду, что глава III Закона N 40-ФЗ, которая вступит в силу с 1 июля 2004 г., в качестве одного из оснований произведения так называемой компенсационной выплаты предусматривает неизвестность лица, ответственного за причиненный потерпевшему вред (пп. "б" п. 1 ст. 18). В данном случае возмещению подлежит только вред жизни или здоровью, а не имуществу потерпевшего, и обязанность его возместить возлагается не на конкретную страховую компанию, а на профессиональное объединение страховщиков.

А вот если уголовное дело приостановлено на основании одного из трех других вышеназванных пунктов, то здесь страховая компания должна выплатить причитающуюся потерпевшему сумму на основании постановления о приостановлении предварительного расследования (одновременно с которым в страховую компанию должны быть представлены копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого и копии заключений вышеуказанных экспертиз). Особенно это касается ситуации, когда подозреваемый или обвиняемый скрылись от следствия. Известно, что уголовные дела, приостановленные за розыском, могут лежать без движения годами. Почему из-за этого должен страдать потерпевший?

Сказанное в равной мере относится и к пп. 3, 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ - реальная возможность провести следственные действия с подозреваемым или обвиняемым может отсутствовать достаточно долго, виновник сам может серьезно пострадать в результате ДТП и находиться на длительном лечении. Представляется, что в условиях, когда по делу предъявлено обвинение, либо оно приостановлено в связи с розыском обвиняемого, либо вынесено постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, - в случае отказа страховой компании произвести выплату потерпевшей стороне последняя может обратиться в суд, указав на нарушение основного принципа обязательного страхования - гарантии возмещения вреда (ст. 3 Закона N 40-ФЗ).

Есть еще одно обстоятельство, которое позволяет не доводить дело до вынесения приговора. Это - предусмотренная ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ возможность прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон. Заметим, что по делам, связанным с ДТП, нормы указанных статей применяются очень часто. Статья 25 УПК РФ позволяет прекратить уголовное дело на основании заявления потерпевшего или его законного представителя в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный вред.

Наш опыт свидетельствует, что данная правовая норма стала камнем преткновения в отношениях со страховыми компаниями по вопросу страховых выплат. Практика показывает, что на стадии следствия прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон хотя и возможно, но маловероятно. Этому препятствуют внутриведомственные установки, а также позиция прокуратуры. Даже при наличии соответствующих заявлений дело, как правило, направляют в суд со словами: "Пусть примирятся в суде". Судьи, как правило, прекращают такие дела в самом начале судебного заседания при поступлении заявлений сторон.

По делам о ДТП заглаживание причиненного вреда происходит путем выплаты потерпевшему определенной денежной суммы, соглашение о которой достигнуто сторонами.

Пример. Автовладелец К. застраховал свою гражданскую ответственность, и через неделю после заключения договора страхования в отношении его было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 264 УК РФ (он совершил наезд на двух пешеходов, один из которых погиб на месте ДТП). К. уведомил страховую компанию о наступлении страхового случая. Потерпевшая сторона обратилась в страховую компанию с заявлением о возмещении ущерба. Страховая компания отказала в выплате и обязалась произвести ее только после решения суда. В результате К. был осужден условно.

При всей формальности происшедшего для К. - это отрицательный момент. Поскольку он, являясь известным ученым, по роду деятельности часто выезжает за рубеж, наличие судимости породило для него определенные трудности.

Описанная ситуация, если бы виновник ДТП не был застрахован, могла иметь и иной финал. Потерпевшая сторона готова была пойти на примирение в случае досудебного возмещения вреда. Однако страховая компания отказалась удовлетворить требования потерпевших, заявленные на предварительном следствии, мотивировав свою позицию тем, что для нее имеет значение только решение суда. К. мог бы сам возместить ущерб, но тогда зачем было страховать свою ответственность, если в законе не предусмотрено право регрессивного требования страхователя к страховщику?

К сожалению, судебная практика по такого рода делам только начинает складываться и однозначного подхода к процедуре их рассмотрения не сформировалось. В одних случаях судьи привлекают страховую компанию в качестве соответчика, в других, аналогичных описанному выше, представители страховщика в судебное заседание не приглашаются. Эта неопределенность ведет к тому, что человек, имеющий возможность избежать уголовной ответственности, получает наказание и испытывает на себе отрицательные правовые последствия судимости только по причине того, что, являясь законопослушным автовладельцем, имел "неосторожность" застраховать свою гражданскую ответственность.

Представляется, что по уголовным делам, где возможно примирение сторон, страховая компания должна производить страховые выплаты потерпевшим на стадии предварительного следствия после представления страховщику постановления о привлечении страхователя в качестве обвиняемого либо копии обвинительного заключения. В любом случае вопрос страховой выплаты должен быть решен до начала судебного заседания, чтобы стороны могли заявить суду о своем намерении решить дело в порядке примирения. Не вызывает сомнений, что виновник, желающий примириться с потерпевшим, также понесет определенные расходы, направленные, например, на возмещение морального вреда (который по Правилам возмещению не подлежит), однако страховая компания выполнит свои обязательства и не будет содействовать ухудшению положения страхователя. При этом страховщики могут не опасаться, что сумма произведенных выплат окажется больше, чем сумма, назначенная по приговору суда. В Правилах четко прописано, какие документы должны представить потерпевшие в страховую компанию при предъявлении тех или иных требований. Суды также требуют документального подтверждения исковых требований.

Страховщики могут возразить, что необходимость ждать решения суда продиктована возможностью оправдательного приговора. Однако процент оправдательных приговоров в целом крайне невелик (менее 0,4%), а по автодорожным делам, с учетом их специфики, они выносятся еще реже. Следственные органы в случаях нехватки доказательств предпочитают отказаться от возбуждения уголовного дела, нежели проиграть в суде. Поэтому, на наш взгляд, страховым компаниям при рассмотрении страховых случаев, связанных с возбуждением уголовного дела в отношении страхователя, лучше действовать в интересах последнего, а также потерпевших, в пользу которых заключен договор страхования. В противном случае страховая компания ухудшает положение виновного лица, а момент выплаты денег потерпевшей стороне откладывается.

Закон N 40-ФЗ предусматривает только право регрессивного требования страховщика. Однако было бы не лишним предусмотреть в нем и возможность аналогичного требования страхователя (особенно это касается случаев, когда в качестве страхователя выступает юридическое лицо). Страхователь самостоятельно возмещает ущерб в досудебном порядке, предварительно согласовав со страховщиком сумму, которую он выплатит после предоставления определения суда о прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим. Естественно, эту сумму нужно будет подтвердить документами, указанными в Правилах.

Но даже если соответствующие поправки будут внесены в Закон, они, скорее всего, будут применяться крайне редко. Возможности самостоятельного удовлетворения исковых требований потерпевших ограничены в первую очередь низкой платежеспособностью большинства страхователей - физических лиц. Право регресса к страховщику может возникнуть в обстоятельствах, когда страхователь оплачивает, например, неотложную операцию или покупает лекарства первой необходимости для потерпевшего, компенсирует расходы на похороны и т.п.

Если страхователем выступает юридическое лицо, то возможности удовлетворения исков потерпевших значительно увеличиваются. Организация в интересах водителя может урегулировать все претензии в досудебном порядке, а затем предъявить обратное требование к страховщику и к водителю (если был возмещен, например, моральный вред).

Общеизвестно, что владелец источника повышенной опасности обязан возместить причиненный вред даже при отсутствии вины, то есть отвечает за случай. Исключениями являются ситуации, когда вред причинен невиновно при взаимодействии источников повышенной опасности другому источнику повышенной опасности или его владельцу (п. 3 ст. 1079 ГК РФ), когда вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 1 ст. 1079, п. 1 ст. 1083 ГК РФ, а также пп. "а" п. 8 Правил). Во всех иных случаях, несмотря на освобождение от уголовной ответственности, автовладелец-страхователь остается субъектом гражданско-правовой ответственности и обязан возместить причиненный вред, а страховщик соответственно обязан произвести страховую выплату в пользу потерпевшего. Вопрос только в том, должен ли он выплатить деньги непосредственно по требованию потерпевшего либо для этого необходимо решение суда?

Представляется, что в случае невиновного причинения вреда страховщик вправе до решения суда страховые выплаты не производить. Связано это с тем, что Закон N 40-ФЗ предусматривает ряд обстоятельств, существенно влияющих на размер подлежащего возмещению вреда, наличие которых должен установить суд. В соответствии с п. 2 ст. 1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда и даже полностью освободить причинителя вреда от ответственности, если установит, что ДТП произошло из-за грубой неосторожности потерпевшего. Однако в случае, если вред причинен жизни или здоровью гражданина, отказ в возмещении вреда не допускается.

Причинитель вреда может быть освобожден от обязанности его возмещения, если вред причинен в случае крайней необходимости. Однако обязанность страховщика произвести соответствующие выплаты в данной ситуации является достаточно спорной.

Традиционно считается, что если лицо действовало в состоянии крайней необходимости, то в основе обязательств по возмещению вреда лежат условия, не относящиеся к мерам ответственности. При крайней необходимости причинение вреда не считается противоправным и не влечет за собой гражданской ответственности. Если уголовное преследование в отношении лица, причинившего вред, прекращено ввиду того, что его действия квалифицированы как совершенные в состоянии крайней необходимости, обязательства из причинения вреда возникают в силу ст. 1067 ГК РФ, а не в соответствии со ст. 1079 ГК РФ, регламентирующей ответственность владельцев источников повышенной опасности.

Отсутствие в Законе N 40-ФЗ упоминания о действиях в случае крайней необходимости, когда, к примеру, для того чтобы предотвратить неотвратимую в этих случаях опасность, угрожающую людям, автовладельцы сознательно причиняют вред имуществу третьих лиц либо их здоровью и жизни, безусловно, можно расценить как пробел. Однако Правила допускают возможность предъявления страховщиком к лицу, причинившему вред, регрессивного требования в размере произведенной страховщиком выплаты, а также расходов, понесенных при рассмотрении страхового случая, если "вред жизни или здоровью потерпевшего был причинен вследствие умысла указанного лица, за исключением действий, совершенных в состоянии крайней необходимости или необходимой обороны" (пп. "а" п. 76 Правил). Закон N 40-ФЗ в ст. 14 также предусматривает право регрессивного требования страховщика, если "вследствие умысла указанного лица был причинен вред жизни или здоровью потерпевшего". Закон не содержит исключений из этого правила. И в этом явная недоработка его авторов, дающая повод для произвольных толкований.

Итак, Закон N 40-ФЗ не рассматривает действия страхователя в состоянии крайней необходимости в качестве основания отказа в страховой выплате (п. 2 ст. 6). Казалось бы, если следовать букве закона, страховщик должен в данном случае возместить вред. Однако, если встать на позицию страховщика, в выплате можно отказать, поскольку гражданской ответственности при наличии состояния крайней необходимости не наступает.

Если же страховщик все же сочтет возможным произвести выплату, он имеет право регресса к страхователю, поскольку в состоянии крайней необходимости можно действовать только умышленно. В создавшейся ситуации страхователь, если к нему будут предъявлено регрессивное требование, правомерно будет ссылаться на Правила (пп. "а" п. 76), являющиеся не чем иным, как условиями договора страхования. Потерпевшая сторона как лицо, в чью пользу заключен договор страхования, также правомерно будет требовать выплаты от страховщика с возможностью для него последующего регрессивного требования к страхователю, ссылаясь на ст. 14 Закона N 40-ФЗ.

Что остается страховщику? Отказать. И, думается, отказ в страховой выплате будет правомерным. Иначе толкование Закона будет идти вразрез с нормами ГК РФ, регулирующими правила возмещения вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости по изложенным выше причинам.

Выходом из создавшейся правовой коллизии, на наш взгляд, может послужить внесение дополнения в ст. 14 Закона N 40-ФЗ о том, что, если страхователь действовал в состоянии крайней необходимости, это не дает страховщику право предъявить к последнему регрессивные требования. Необходимо также включить в ст. 1 Закона специальную норму о том, что в качестве страхового случая рассматривается и ситуация, когда владелец т/с причинил вред жизни, здоровью или имуществу потерпевших, действуя в состоянии крайней необходимости. При этом Правила нужно дополнить пунктом, который дал бы страховщику право производить выплаты по страховым случаям, где страхователь действовал в состоянии крайней необходимости, только по решению суда. Суд, руководствуясь ст. 1067 ГК РФ, имеет право перераспределить обязанность по возмещению вреда с учетом обстоятельств: возложить ее на третье лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это лицо, так и причинившего вред.

Правила исключают возможность предъявления регрессивного требования к причинителю вреда и тогда, когда он действовал в состоянии необходимой обороны.

Пример. Водитель такси, использующий для работы личный автомобиль и застраховавший свою гражданскую ответственность, посадил двух пассажиров в машину. В пути следования один из них набросил водителю на шею удавку, второй нанес ему удар ножом. Водитель, оценив опасность, угрожающую его жизни, резко повернул руль вправо. Автомобиль перевернулся и здоровью нападавших был причинен тяжкий вред. Водитель, поворачивая руль на большой скорости, рассчитывал, что автомобиль перевернется, а он, таким образом, сможет спасти свою жизнь. При этом он сам значительно пострадал. Уголовное дело по факту ДТП было прекращено, поскольку водитель действовал в состоянии необходимой обороны, а в отношении пассажиров возбудили уголовное дело по факту разбойного нападения.

Естественно, что в описанном случае ни о каких страховых выплатах речи быть не может.

Чтобы действия водителя могли быть расценены как необходимая оборона, вред должен быть причинен непосредственно посягающему, а не третьим лицам, как это допускается в случае крайней необходимости. Если в возбуждении уголовного дела отказано, а возбужденное дело прекращено на основании того, что действия владельца источника повышенной опасности являются необходимой обороной, страховщик выплату производить не обязан. ГК РФ в ст. 1066 прямо говорит о том, что вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если не были превышены ее пределы, возмещению не подлежит. Если имело место превышение пределов необходимой обороны, то страховщик вправе дождаться решения суда, который установит размеры подлежащего возмещению вреда в конкретной ситуации с учетом вины потерпевшего и причинителя вреда.

Положение Правил о невозможности предъявления регрессивного требования страховщика в случае, если страхователь действовал пусть умышленно, но в состоянии необходимой обороны, следует исключить в связи с тем, что вред в данном случае вообще не подлежит возмещению.

Сложнее решить вопрос с правом регрессивного требования страховщика. С одной стороны, вред причинен вследствие умысла страхователя (то есть можно применить ст. 14 Закона N 40-ФЗ), с другой стороны, причинение вреда при превышении пределов необходимой обороны традиционно считается обстоятельством, смягчающим наказание (п. "ж" ч. 1 ст. 61 УК РФ). Здесь, по-видимому, было бы правильным принять некое компромиссное решение: например, страховщик, возместивший вред, причиненный при превышении пределов необходимой обороны, имеет право обратного требования к страхователю в размере 50% выплаченного возмещения. Однако ДТП, связанные с действиями страхователя в состоянии необходимой обороны, являются скорее исключением, чем правилом, и страховщикам с ними не придется сталкиваться в массовом порядке.