Мудрый Юрист

Гражданско-правовая ответственность туристической фирмы перед туристом

О.Н. Садиков, профессор Института законодательства и сравнительного правоведения, доктор юридических наук.

А.В. Мякинина, аспирантка.

Социальные и демократические реформы последних десятилетий, постепенная стабилизация жизни населения и появление определенных категорий людей с материальным достатком привели к заметному росту в России различных форм туризма, в основном международного. Граждане нашей страны при содействии многочисленных вновь созданных туристических фирм могут теперь совершать путешествия по всему миру, на различных условиях и активно используют эту возможность.

Между тем на складывающемся рынке туризма далеко не все обстоит благополучно. В стране работает несколько тысяч туристических компаний, однако не все они обладают необходимым опытом, и, как сообщается в печати, в разгар каждого туристического сезона бесследно исчезают вместе с деньгами клиентов по две-три компании, причем с серьезным стажем. Вопросы организации туризма неоднократно поднимались на страницах центральной печати, что свидетельствует об озабоченности нашей общественности положением дел в данной области. Среди негативных причин констатировались недостатки действующего в данной области законодательства, указывалось на наличие у туриста слабой правовой защиты и на длительность разрешения возникающих в этой области судебных споров <*>. Правовая литература по этой тематике, к сожалению, крайне немногочисленна.

<*> См.: Российская газета. 2003. 29 января, 26 июля, 9 сентября.

Правовая регламентация

Туризм представляет собой деятельность по оказанию услуг и в качестве таковой упоминается в гл. 39 "Возмездное оказание услуг" (п. 2 ст. 779) Гражданского кодекса РФ. Однако собственно туризму в этой главе не повезло: ввиду ее краткости услуги практически не регламентируются, и глава отсылает к общим правилам о договоре подряда, если они не противоречат особенностям предмета возмездного оказания услуг (ст. 783 ГК РФ).

Некоторые общие нормы Кодекса о договоре подряда могут способствовать решению ряда правовых вопросов, возникающих при осуществлении туризма. Однако еще большее значение имеют для этой сферы общие его положения о порядке заключения договоров (гл. 28), исковой давности (гл. 12), об ответственности за нарушение обязательств (гл. 25), о прекращении обязательств и договоров (гл. 26, 29).

О важном значении норм Гражданского кодекса для туристической деятельности нередко забывают. Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" (далее - Закон о туризме) в ст. 2, где определяется российское законодательство в данной области, о названном Кодексе вообще не упоминает. Аналогичная картина имеет место и в некоторых сборниках законодательства по туризму, в которых не приводятся нормы Кодекса, даже в специальных разделах, посвященных правовым актам в этой области <*>.

<*> См., напр.: Международный туризм: правовые акты. М., 2002.

Специальное законодательство о туризме включает в себя прежде всего уже упоминавшийся Закон о туризме, а также Закон РФ "О защите прав потребителей" в редакции 1996 г., применение которого к отношениям по туризму вытекает из разъяснений, содержащихся в п. 1 Постановления Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. (с последующими изменениями от 10 октября 2001 г.).

Важная правовая особенность зарубежного туризма российских граждан состоит в том, что отношения в данной области входят в сферу международного частного права: это отношения между двумя российскими субъектами, но они содержат иностранный элемент, поскольку исполнение туристических услуг происходит за рубежом <*>. Соответственно здесь возникает прежде всего практически важный вопрос о применимом праве, и в принципе не исключается необходимость обращения в некоторых случаях к нормам иностранного права.

<*> Лунц Л.А. Курс международного частного права: В 3-х т. М.: Спарк, 2002. С. 26, 27. Такова общепринятая трактовка отношений международного частного права в российской доктрине.

По общему правилу рассматриваемые отношения (между российским туристом и российской же турфирмой), даже если правоотношения имели место за рубежом, подчиняются праву Российской Федерации. Это вытекает из норм действовавшего до 1 марта 2002 г. права (п. 2 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР 1991 г.), а ныне предусмотрено п. 2 ст. 1212 ГК РФ, согласно которому при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору с участием потребителя применяется право страны места жительства потребителя, каковым в рассматриваемых случаях является Российская Федерация.

Вместе с тем может потребоваться и обращение к иностранному праву и нормам заключенных Россией международных соглашений для решения некоторых вопросов, относящихся к совершенным за границей правонарушениям, а также при разбирательстве возможных требований к иностранным третьим лицам, причастным к таким правонарушениям.

Судебная практика

Публикация судебных решений по туризму в официальных изданиях отсутствует, что не в интересах правовой информации и правильного разрешения возникающих в этой области юридических вопросов. И все же некоторые судебные решения становятся известными благодаря Интернету, а также научным и иным источникам. Значительный интерес, например, представляет многолетний судебный спор, рассматривавшийся в 1999 - 2002 гг. судебными органами Москвы, по которому приносился протест и имеются важные указания Мосгорсуда. Изложим содержание этого спора и выносившиеся по нему судебные решения.

З. обратилась в суд с иском к ЗАО "Экипаж-Тур" о взыскании убытков и компенсации морального вреда, причиненного ненадлежащим исполнением договора о предоставлении туристических услуг. В обоснование своих требований истица указала, что ответчик не предоставил ей обзорную экскурсию, входящую в стоимость тура и оплаченную ею, не предупредил о возможных опасностях при совершении путешествия и не ознакомил с порядком обращения в правоохранительные органы страны пребывания в случае совершения против нее преступления, не предоставил ей необходимой информации, обеспечивающей безопасное получение услуги, отказался принять меры и оказать помощь в связи с хищением у нее ценностей из сейфа гостиницы, оставив ее в беспомощном состоянии, чем способствовал причинению ей материального вреда. Истица просила взыскать с ответчика стоимость утраченных вещей (9000 руб.) и компенсацию морального вреда в размере 4500 руб.

Решением Тверского межмуниципального суда г. Москвы от 22 ноября 1999 г. исковые требования истицы были удовлетворены частично, в ее пользу взыскано 300 руб. компенсации морального вреда, в остальной части требований отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 20 июня 2000 г. решение суда было оставлено без изменения.

Постановлением президиума Мосгорсуда от 11 января 2001 г. решение от 22 ноября 1999 г. и Определение кассационной инстанции от 20 июня 2000 г. отменены и дело направлено на новое рассмотрение.

Решением от 2 апреля 2001 г. Тверского межмуниципального суда г. Москвы исковые требования З. удовлетворены частично: с ЗАО "Экипаж-Тур" в ее пользу взыскано в счет компенсации морального вреда 1000 руб. и возврат госпошлины 50 руб. В остальной части иска отказано. В принесенном по делу протесте ставится вопрос об отмене данного решения, и суд нашел, что протест подлежит удовлетворению.

Согласно ст. 331 ГПК РСФСР указания суда, рассматривающего дело в порядке надзора, изложенные в определении о направлении дела на новое рассмотрение, обязательны для суда, вновь рассматривающего это дело. По настоящему делу указанные требования закона не соблюдены и указания, содержащиеся в постановлении президиума Мосгорсуда, рассматривавшего дело в порядке надзора, не выполнены.

Президиум Мосгорсуда отметил, что судом не исследованы и не оценены существенные для правильного разрешения дела обстоятельства и не применены нормы права, подлежащие применению.

Так, было указано, что в соответствии со ст. 7 и ст. 10 Закона РФ "О защите прав потребителей" потребитель имеет право на то, чтобы услуга при общих условиях ее использования была безопасна для жизни и здоровья потребителя, окружающей среды и не причиняла вред его имуществу.

В силу ст. 6 и ст. 14 Закона о туризме турист имеет право на необходимую и достоверную информацию о правилах въезда в страну временного пребывания и проживания там, на обеспечение личной безопасности, своих потребительских прав и сохранности своего имущества. Туроператоры и турагенты обязаны предоставить туристам исчерпывающие сведения об особенностях путешествий, об опасностях, с которыми они могут столкнуться при совершении путешествий, и осуществить предупредительные меры, направленные на обеспечение безопасности туристов. Под безопасностью туризма закон понимает не только личную безопасность туристов, но и сохранность их имущества.

Кроме того, президиум подчеркнул, что в соответствии со ст. 10 Закона о туризме договор о реализации туристского продукта должен соответствовать законодательству Российской Федерации и содержать существенные условия, в том числе достоверную информацию о потребительских свойствах туристского продукта, об условиях безопасности туристов и порядке встречи, проводов и сопровождения. В соответствии со ст. 16 Закона о защите прав потребителей, если в результате исполнения договора, который не содержал таких существенных условий и тем самым ущемлял права потребителя, у потребителя возникли убытки, они подлежат возмещению исполнителем в полном объеме.

Из материалов дела следует, что во время путешествия в отношении З. было совершено преступление. Но она, в силу того что не имела необходимой информации о такой опасности, о правилах поведения в подобной ситуации, не владела языком страны пребывания, была лишена возможности заявить о преступлении в правоохранительные органы, принять меры к розыску похищенных вещей и ценностей, зафиксировать факт хищения. Истица обратилась за помощью к представителю ответчика, но тот отказал ей в помощи, а на следующий день истица и проживавшая с ней в номере П. были помещены в другой отель, что не было предусмотрено условиями договора. Более того, в конце путешествия вся группа туристов, в том числе истица, была доставлена в аэропорт и оставлена там без сопровождающего. Этим фактическим обстоятельствам, свидетельствующим о нарушении ответчиком прав истицы, президиум предложил суду дать надлежащую оценку.

Однако суд надлежащую правовую оценку обстоятельствам дела и имеющимся в деле письменным доказательствам, в частности договору, не дал, содержащиеся в постановлении президиума указания не выполнил, отказав З. в защите ее нарушенных прав.

Суд отметил в решении, что истица не представила документальных доказательств кражи золотых украшений, доказательств обращения истицы в органы полиции, к администрации отеля об оформлении кражи золотых украшений. Однако он не учел при этом, что истица была лишена возможности правильно действовать в сложившейся ситуации, получить помощь полиции, администрации отеля в документальном оформлении факта кражи, поиска похищенного и преступника вследствие невыполнения ответчиком закрепленных в законе обязанностей, бездействия представителя ответчика и в силу отсутствия у нее соответствующей информации.

При таких данных решение суда нельзя признать законным, и оно подлежит отмене. Руководствуясь ст. 329 и ст. 330 ГПК РСФСР, президиум Мосгорсуда постановил: решение Тверского межмуниципального суда г. Москвы от 2 апреля 2001 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Фактические обстоятельства изложенного судебного спора достаточно типичны. Они ставят прежде всего вопрос о том, кем должны заявляться требования к третьим лицам, могущим нести ответственность перед туристом за ущерб, причиненный ему в ходе осуществления тура. Ими могут быть избранные турагенством гостиница проживания, перевозчик, а также потенциально виновные другие лица, причем с некоторыми из них турист может заключать договор о дополнительном оказании услуг. В изложенном споре такой договор был заключен туристом по поводу хранения денежных средств в сейфе гостиницы.

Согласно ст. 10 Закона о туризме турист вправе требовать от туристической фирмы оказания ему всех услуг, входящих в тур, независимо от того, кем эти услуги оказывались. Поэтому совершенно очевидно, что при туризме имеет место давно известная гражданскому праву ситуация - ответственность за действия третьих лиц, которая урегулирована в ст. 403 ГК РФ. В соответствии с этой нормой должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет третье лицо, являющееся исполнителем. Такая ответственность непосредственного исполнителя для отношений туризма законом не установлена. Следовательно, в силу нормы Гражданского кодекса и положений Закона о туризме требования туриста о причинении ему ущерба должны предъявляться турфирме.

Конечно, потерпевший турист может иметь достаточные правовые основания для предъявления требований о возмещении причиненного ему вреда к третьим лицам из деликта или заключенного им договора. Однако в подавляющем большинстве случаев он не располагает для этого необходимыми языковыми и правовыми знаниями, денежными средствами, а зачастую и временем, ибо турпоездки обычно весьма непродолжительны и ограничены визовыми рамками.

Возложение на туриста обязанности самостоятельно урегулировать за рубежом свои требования о возмещении вреда, причиненного третьими лицами в ходе турпоездки, было бы явно несправедливым решением, нарушающим права потребителя, и из действующего в России права не вытекает. Таким образом, вывод президиума Мосгорсуда, согласно которому турфирма должна возмещать убытки в полном объеме, соответствует нормам действующего российского права.

Однако приведенные соображения убедительны только для тех случаев, когда вред понесен туристом в ходе нормального осуществления тура, в соответствии с его содержанием и условиями. В силу ст. 7 Закона о туризме турист обязан соблюдать во время путешествия правила личной безопасности. Если он предпринимает самостоятельные действия, выходящие за рамки условий тура, например посещает рисковые мероприятия, арендует автомобиль - источник повышенной опасности или покидает место проживания в неположенное время вопреки полученным рекомендациям, такой турист, безусловно, принимает на себя соответствующие риски, и за их последствия турфирма ответственности нести не должна.

Ответственность турфирмы перед туристом должна определяться по общим правилам Гражданского кодекса, с учетом норм Закона о защите прав потребителей и Закона о туризме. Согласно ст. 10 Закона о туризме турфирма не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по договору, если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

Эта норма возлагает на турфирму повышенную ответственность, однако фирма, если нарушение туристского договора не вызвано ее виной, вправе добиваться переложения уплаченных ею сумм на тех лиц, действия которых вызвали предъявление туристом требований о возмещении понесенных им убытков.

Ограничение ответственности турфирмы

Хотя в рассмотренном постановлении президиума Мосгорсуда и содержится тезис, согласно которому возникшие у туриста как потребителя убытки подлежат возмещению исполнителем-турфирмой в полном объеме, однако следует учитывать, что в некоторых случаях такая полная ответственность турфирмы в силу действующего в России права не возникает.

К туристическому договору применима норма Гражданского кодекса о вине кредитора - п. 1 ст. 404, в силу которой, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению.

Надо сказать, что в ходе турпоездок, оказавшись в новой и иногда необычной обстановке, российские туристы нередко допускают явные нарушения общепринятых и элементарных правил поведения в стране пребывания - забывают закрывать при длительном отсутствии окна гостиничных номеров на нижних этажах, оставляют без присмотра личные вещи в оживленных местах, теряют ключи от номеров и т.п. В таких ситуациях ответственность турфирмы может быть существенно снижена или вообще исключаться.

Другим случаем ограничения ответственности турфирмы является правило ст. 10 Закона о туризме, согласно которому при расторжении договора возмещение убытков осуществляется в соответствии с фактическими затратами сторон, причем выплачиваемая сумма не может превышать двукратного размера стоимости тура. Практическое применение этой нормы ставит некоторые дополнительные вопросы.

В каких случаях допускается расторжение туристского договора? В силу указанной статьи стороны вправе потребовать расторжения договора в связи с существенными изменениями обстоятельств, из которых они исходили при его заключении. В той же статье дан перечень таких обстоятельств. Редакционно этот перечень сформулирован как исчерпывающий, однако на практике возможны и иные аналогичного рода ситуации, оправдывающие необходимость расторжения договора. Статьей 450 ГК РФ предусмотрен более широкий и неисчерпывающий перечень оснований для расторжения договора, причем расторжение допускается только по решению суда. Применительно к отношениям туризма такое расширительное понимание было бы предпочтительным, и вместе с тем справедливо было бы допустить расторжение договора по заявлению о том заинтересованной стороны.

Кроме того, приведенная ст. 10 Закона (возмещение при расторжении договора только фактических затрат сторон) исключает предъявление сторонами при расторжении договора требований о возмещении будущих затрат, утраченной ими выгоды, что по общему правилу допускается Гражданским кодексом (п. 2 ст. 15), а также требований туриста о возмещении морального вреда, что предусматривается Законом о защите прав потребителей.

Ответственность при расторжении туристского договора на практике в большинстве случаев будет нести турфирма, и установленное в ст. 10 Закона о туризме троякое ограничение ее ответственности (по общему размеру и по кругу возмещаемых потерь туриста) ставит туриста в явно неблагоприятное положение, а потому должно быть пересмотрено. Понесенные туристом убытки даже в пределах закрепленного законом максимума должны возмещаться турфирмой согласно общим положениям гражданского законодательства.

Зарубежный опыт

Для уяснения и правильного решения рассматриваемых вопросов, которые для нашей правовой доктрины и практики во многом являются новыми, полезно ознакомиться с зарубежным законодательством, доктриной и практикой в данной области.

По этому вопросу Советом Европейского союза 13 июля 1990 г. была издана обширная по содержанию Директива о коллективном туризме, в которой обозначен широкий круг административных и гражданско-правовых мер в целях обеспечения нормального действия туристических договоров. Положения названной Директивы реализуются в нормах законодательства европейских стран.

Особый интерес представляет гражданское законодательство Германии, где еще в 1979 г. в Гражданское уложение был включен в главу о подряде новый раздел о туристическом договоре. Этот раздел, состоящий из 13 статей, содержит достаточно полные нормы о таком договоре, учитывающие его особенности и отличия от подряда.

Небезынтересна уже сама история проведения данной законодательной реформы. Она была связана с заметным развитием туризма и тем обстоятельством, что турфирмы желали выступать в таких отношениях только в качестве посредников (маклеров), снимая тем самым с себя ответственность за недостатки и ошибки, допускаемые в обслуживании туриста при поездках. В этих целях в договоры включалось специальное условие о посредничестве, что возлагало на туриста ведение споров за рубежом и практически делало его, как отмечали немецкие юристы, беззащитным. Верховный суд ФРГ в 1973 г. признал такое условие недействительным, если турфирма создавала впечатление, что она сама принимает на себя оказание всех услуг по турпоездке.

Внесенные в Гражданское уложение нормы о туристическом договоре конструируют его как соглашение о предоставлении турфирмой всей совокупности услуг по поездке и ее ответственности. Посреднический статус турфирмы (например, только заказ билета или гостиницы) должен быть четко и недвусмысленно выражен.

Соответственно нормы ГГУ дают туристу широкие правомочия в отношении турфирмы в случае нарушения его прав. Турист может требовать устранения недостатков обслуживания, снижения цены поездки, расторжения заключенного договора, а кроме того, возмещения понесенных им убытков. В качестве таковых в литературе приводятся следующие примеры: падение на плохо уложенном гостиничном ковре, заболевание вследствие некачественности пищевых блюд, хищение багажа при автобусной поездке. Между тем турфирмы по-прежнему продолжают включать в свои каталоги и рекламу условие об ограничении их ответственности. Однако в силу норм Уложения такое ограничение ответственности не может быть ниже трехкратной стоимости турпоездки и не распространяется на случаи причинения вреда здоровью.

Помимо сказанного, турист вправе требовать от турфирмы в случае срыва поездки или существенного ее ухудшения соразмерного денежного возмещения и за напрасно использованное время отпуска. Эта норма, воспринявшая ранее сложившуюся судебную практику, дает право на возмещение морального вреда, который должен оцениваться по совокупности всех обстоятельств.

Наконец, ввиду возможной и встречающейся неплатежеспособности турфирмы, некоторые из которых являются мелкими обществами с ограниченной ответственностью, с 1994 г. действует правило Гражданского уложения, согласно которому турфирма должна предъявлять туристу страховое свидетельство кредитного института о ее платежеспособности, а при отсутствии такового турфирма до окончания поездки вправе требовать от туриста не более 10% стоимости тура.

Таким образом, право Германии дает весьма полную регламентацию туристского договора. Некоторые его положения, направленные на защиту прав туриста, было бы полезно использовать при пересмотре российского Закона о туризме, который, по сообщениям печати, в настоящее время ведется.