Мудрый Юрист

Некоторые проблемы процессуальной ответственности

Липинский Д.А., доктор юридических наук, профессор.

Мусаткина А.А., кандидат юридических наук, заведующая кафедрой теории государства и права Тольяттинского государственного университета.

Статья посвящена спорным проблемам процессуальной ответственности, выступающим важным элементом в механизме эффективного функционирования правосудия. Авторами определяются признаки процессуальной ответственности, рассматриваются ее отдельные виды, а также предлагаются меры по ее совершенствованию. При этом внимание акцентируется на наиболее спорных проблемах мер процессуальной ответственности, законодательных пробелах в ее регулировании. Особое внимание уделяется конституционно-процессуальной ответственности, находящейся в настоящее время в стадии формирования.

Ключевые слова: юридическая ответственность, процессуальная ответственность, уголовно-процессуальная ответственность, конституционно-процессуальная ответственность, позитивная процессуальная ответственность.

Some problems of procedural responsibility

D.A. Lipinsky, A.A. Musatkina

Lipinsky D.A., doctor of law, professor.

Musatkina A.A., candidate of law, head of department of theory of state and law of the Tolyatti.

The article is devoted to controversial issues of procedural responsibility, is an important element in the mechanism of effective functioning of the judiciary. The authors determined the signs of procedural responsibility, considered its individual species, and suggests measures for its improvement. This focuses on the most controversial issues of procedural accountability measures, legislative gaps in its regulation. Particular attention is paid to constitutional procedural liability, which is currently under development.

Key words: legal liability, procedural responsibility, criminal procedural responsibility, constitutional procedural responsibility, positive procedural responsibility.

Институт ответственности обязателен в механизме юридического регулирования правосудия. Ответственность - средство обеспечения субъективных прав участников судопроизводства. Любая обязанность только тогда становится мерой должного поведения, когда с ней корреспондирует ответственность <1>.

<1> Зайцев И.М. Гражданская процессуальная ответственность // Государство и право. 1999. N 7. С. 93.

Процессуальная ответственность обобщающее понятие, которое включает уголовно-процессуальную, гражданскую процессуальную и административно-процессуальную ответственность. А.А. Бессонов классифицирует процессуальную ответственность на следующие виды: конституционно-процессуальную, гражданско-процессуальную, уголовно-процессуальную, административно-процессуальную и арбитражно-процессуальную <2>. В целом соглашаясь с такой классификацией, нельзя не отметить, что ученые указывают лишь на процесс формирования конституционно-процессуального права. Так и конституционно-процессуальная ответственность находится в стадии формирования. В принципе это косвенно признает и сам А.А. Бессонов, отмечая отсутствие норм об ответственности за нарушение законодательного процесса, неисполнение решений Конституционного Суда РФ и т.п. <3>. В данном случае остается только позитивная ответственность, но, как известно, "позитивная правовая ответственность без ретроспективной беззащитна, поскольку не имеет своего обеспечения" <4>. В настоящее время можно лишь свидетельствовать о начале становления института конституционно-процессуальной ответственности. Назрела острая необходимость установить ответственность депутатского корпуса за нарушения процедуры принятия законов, допускаемую волокиту, неисполнение постановлений Конституционного Суда РФ о приведении в соответствие с Конституцией нормативно-правовых актов. Указания Конституционного Суда о необходимости приведения нормативно-правовых актов в соответствие с Конституцией не выполняются годами. "Очевидно, что в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде РФ" либо в ином федеральном законе целесообразно установить дополнительные гарантии по реализации обращенных к законодателю решений Конституционного Суда РФ, касающихся социальных, экономических и культурных прав граждан" <5>. В ФКЗ "О Конституционном Суде РФ" предусмотрена статья, устанавливающая последствия неисполнения решений Конституционного Суда РФ: "Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда РФ влечет ответственность, установленную федеральным законом". Это могла бы быть конституционно-правовая, административная и уголовная ответственность. До сих пор такого вида юридической ответственности не предусмотрено федеральным законом <6>.

<2> Бессонов А.А. Процессуальные нормы российского права: Дис. ... к. ю. н. Саратов, 2001. С. 155.
<3> Там же. С. 155 - 157.
<4> Хачатуров Р.Л., Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. Тольятти, 1995. С. 92.
<5> Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991 - 2000 гг.). М.: Городец, 2003. С. 468.
<6> Там же. С. 493.

Фактически незащищенным остается конституционный процесс. В ст. 54 ФКЗ "О Конституционном Суде РФ" <7> законодателем дан перечень нарушений конституционного процесса: нарушение порядка заседания, неуважение к суду, неподчинение законным требованиям председательствующего. За данные правонарушения возможны следующие меры ответственности: предупреждение, удаление из зала заседания и штраф. Во-первых, перечень конституционно-процессуальных правонарушений фактически может быть значительно шире, но, если таковые не указаны в законе, они не могут быть признаны правонарушениями и, соответственно, за их совершение не может наступить юридическая ответственность.

<7> Собрание законодательства РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.

Особого внимания заслуживает уголовно-процессуальная ответственность. Несмотря на то что данная проблематика нашла освещение в трудах З.Ф. Ковриги <8>, М.В. Ковалева <9>, Я.О. Мотовиловкера, Г.Н. Ветровой <10>, Н.А. Громова, С.А. Полунина <11>, П.С. Элькинд <12>, Н.А. Чечиной <13> и других ученых, по-прежнему остаются полемичными вопросы понятия уголовно-процессуальной ответственности, ее соотношения с уголовной ответственностью. Требуют тщательного изучения основания, функции и меры уголовно-процессуальной ответственности. Теоретически и практически важной выступает проблема соотношения мер уголовно-процессуальной ответственности с мерами уголовно-процессуального принуждения.

<8> Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1986. С. 59.
<9> Ковалев В.М. Проблемы уголовно-процессуальной ответственности // Проблемы юридической ответственности и совершенствование законодательства в свете новой Конституции СССР. Рязань: РВШ МВД СССР, 1979. С. 138 - 139.
<10> Ветрова Г.Н. Уголовно-процессуальная ответственность. М.: Наука, 1987. С. 57.
<11> См.: Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. М.: Городец, 1998. С. 47.
<12> Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л.: Изд-во ЛГУ, 1976. С. 96.
<13> См.: Чечина Н.А., Элькинд П.С. Об уголовно-процессуальной и гражданской процессуальной ответственности // Советское государство и право. 1973. N 9. С. 34.

На наш взгляд, можно выделить следующие характеристики уголовно-процессуальной ответственности. Во-первых, уголовно-процессуальная ответственность едина, но имеет две формы реализации - добровольную и государственно-принудительную. Добровольная форма реализации уголовно-процессуальной ответственности состоит в уголовно-процессуальной обязанности деликтоспособных субъектов уголовного процесса и иных лиц, обязанных содействовать и не препятствовать осуществлению правосудия соблюдать и исполнять требования уголовно-процессуальных норм. Реализуется данная обязанность в реальном правомерном поведении. Во-вторых, государственно-принудительная форма реализации процессуальной ответственности заключается в обязанности виновного нарушителя процессуальных норм претерпеть осуждение и иные неблагоприятные последствия, предусмотренные санкцией уголовно-процессуальной нормы, и их реальное претерпевание. В-третьих, основанием уголовно-процессуальной ответственности может быть только виновное поведение <14>. В-четвертых, одновременное нарушение субъектом процессуальных норм и норм иной отраслевой принадлежности может влечь наступление уголовной, гражданско-правовой, дисциплинарной и др. видов юридической ответственности. В-пятых, возможно сочетание (совокупность) наступления за уголовно-процессуальное правонарушение нескольких видов юридической ответственности. В-шестых, она возникает в рамках уголовного судопроизводства при производстве дознания, предварительного следствия и судебном разбирательстве.

<14> Ефремов А.Ф. Принципы законности и проблемы их реализации. Самара, 2001. С. 183 - 184.

Уголовно-процессуальная ответственность тесно соприкасается с другими видами юридической ответственности. Суд, состав суда, следователь, прокурор, дознаватель, орган дознания за нарушение уголовно-процессуальных норм будут нести дисциплинарную, гражданско-правовую, материальную, уголовную ответственность. В юридической литературе высказано мнение, что отстранение от расследования уголовного дела, отмена незаконного решения относятся к мерам уголовно-процессуальной ответственности, с чем вряд ли можно согласиться <15>. Как правильно отмечают другие ученые, это восстановительные меры защиты <16>. В таких мерах отсутствует осуждение и не выражены неблагоприятные последствия как таковые. Какой урон несет следователь, если его отстранили от расследования уголовного дела, а с учетом того, что у среднестатистического следователя одновременно в производстве находится 15 - 20 уголовных дел, изъятие одного будет им расцениваться как награда, а не как порицание.

<15> См.: Ветрова Г.Н. Указ. соч. С. 103.
<16> См.: Левков А.А. Меры защиты в российском праве: Автореф. дис. ... к. ю. н. Волгоград, 2002. С. 9 - 13.

Другой вопрос, что прокурор в связи с отстранением следователя от расследования уголовного дела может вынести представление, в котором поставит вопрос о привлечении следователя к дисциплинарной ответственности, но в таких случаях отстранение от расследования, представление выступают условиями привлечения к дисциплинарной ответственности, т.е. одним из составляющих сложного юридического факта. Остается еще частное определение суда как мера реагирования на допущенные правонарушения в ходе расследования уголовного дела <17>, но и его юридическая природа не свидетельствует о том, что оно выступает в качестве меры юридической ответственности. Так, в ст. 29 УПК РФ указывается: "Если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены... нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер". Как следует из уголовно-процессуального закона, суд "лишь обращает внимание на данные факты", такое обращение внимания сложно назвать юридической ответственностью, но опять же установленные судом факты могут выступать в качестве судебной преюдиции, необходимой для привлечения к другим видам юридической ответственности.

<17> Частное определение суда считает мерой уголовно-процессуальной ответственности. См.: Ветрова Г.Н. Указ. соч. С. 79.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит главу 14, в которой специально предусмотрены иные меры процессуального принуждения. В качестве таковых называются: обязательство о явке; привод; временное отстранение от должности; наложение ареста на имущество; денежное взыскание. Среди указанных мер только денежное взыскание можно отнести к мерам карательного воздействия, т.к. остальные преследуют совершенно иные цели и выполняют другие функции.

В ст. 117 УПК РФ указывается: "В случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, предусмотренных настоящим Кодексом, а также нарушения ими порядка в судебном заседании на них может быть наложено денежное взыскание в размере до двух тысяч пятисот рублей в порядке, установленном ст. 118 УПК". Сразу возникает вопрос: а кого понимать под участниками уголовного судопроизводства - всех участников или определенную категорию? Возникает и другой вопрос: а что понимать под процессуальными обязанностями и какие процессуальные обязанности тут имеются в виду? Раздел II УПК РФ в качестве участников уголовного судопроизводства называет: суд, прокурора, следователя, начальника следственного отдела, орган дознания, дознавателя, потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца, представителей потерпевшего, гражданского истца или частного обвинителя, подозреваемого, обвиняемого, законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, защитника, гражданского ответчика, представителя гражданского ответчика, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика, понятого. При этом все указанные участники уголовного судопроизводства делятся на несколько групп: суд; участники уголовного судопроизводства со стороны защиты; участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения; иные участники со стороны уголовного судопроизводства. Отсылка на ст. 118 УПК о порядке наложения денежного взыскания также не вносит ясности по данному вопросу, но в ст. 118 указывается, что денежное взыскание налагается судом, а суд сам является участником уголовного судопроизводства. В самом деле, не будет же сам суд на себе налагать взыскание. Из ст. 118 также следует, что "если нарушение допущено в ходе досудебного производства, то дознаватель, следователь или прокурор составляют протокол о нарушении, который направляется в районный суд", а если это нарушение допущено дознавателем или следователем, то опять же неужели последние сами на себя будут составлять протокол о допущенном нарушении? Следовательно, такие участники процесса, как суд и некоторые субъекты со стороны обвинения, не могут быть субъектами карательного воздействия, а вот для привлечения к уголовно-процессуальной ответственности частного обвинителя, гражданского истца, представителей потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя какие-либо препятствия отсутствуют. Однозначно эта мера карательного воздействия может применяться к иным участникам уголовного судопроизводства: свидетелю, эксперту, специалисту, переводчику, понятому.

Статьи 49 и 53 УПК, закрепляющие процессуальный статус защитника, нельзя назвать совершенными, так как в них преобладают права и отсутствуют корреспондирующие с ними обязанности, а право без обязанностей превращается в произвол. Что мешало специально закрепить в УПК обязанность защитника являться по вызову следователя, суда или дознавателя для производства следственных действий. Ведь не является секретом, что достаточно часто защитник с обвиняемым избирают "способ защиты", заключающийся в затягивании расследования уголовного дела. Ведь в ст. 53 УПК прямо закреплено, что защитник имеет право "использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты". Умышленная волокита, которую может использовать адвокат в качестве средства защиты, непосредственно законом не запрещена.

Общеправовой принцип равноправия предполагает равную ответственность лиц, решающих схожие правовые задачи. Этот принцип грубо попран в новом УПК. Так, следователь или прокурор за допущенную волокиту по уголовному делу может нести ответственность вплоть до уголовной, а адвокат практически никакой. А основной идеей разработчиков нового УПК являлась цель поставить в равное положение стороны обвинения и защиты. Равенство прав предполагает и равенство обязанностей с ответственностью, а этот постулат в УПК нарушен. Подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, адвокату предоставлен широкий спектр прав и свобод, но "юридическая свобода без ответственности - нонсенс. Свобода, отрицающая ответственность субъекта, антисоциальна и несправедлива так же, как антигуманна ответственность, отрицающая свободу выбора" <18>.

<18> Коврига Э.Ф. Свобода личности и ответственность в уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1987. N 5. С. 62.

Спорными выступают вопросы о формах проявления и реализации гражданско-процессуальной ответственности. И.М. Зайцев, А.А. Бессонов отмечают, что санкции гражданско-процессуальной ответственности могут состоять в недостижении субъектом желаемого результата (при отказе в принятии заявления, прекращении судопроизводства) <19>. Важным и обязательным признаком государственно-принудительной формы реализации юридической ответственности выступает дополнительная обязанность. Как следует в подобных ситуациях (отказ в принятии заявления, прекращение судопроизводства), она отсутствует и налицо применение меры защиты существующего порядка гражданско-процессуального судопроизводства. Тот или иной порядок осуществления правовых норм не обязательно должен обеспечиваться мерами государственно-принудительной формы реализации ответственности. Средствами его обеспечения могут выступать и меры защиты. Подобные меры лишены и карательной функции, которая обязательна для государственно-принудительной гражданско-процессуальной ответственности. К мерам принудительной формы реализации гражданско-процессуальной ответственности следует отнести судебные штрафы, которые регламентируются ст. 105 ГПК РФ. В частности, в ст. 105 указано: "Судебные штрафы налагаются судом или судьей в случаях и размерах, предусмотренных настоящим Кодексом".

<19> Зайцев И.М. Гражданская процессуальная ответственность. С. 93; Бессонов А.А. Процессуальные нормы российского права. С. 158.

Известно, что поведение субъекта юридической ответственности находится под воздействием системы обязанностей и запретов. Это в принципе относится и к участникам гражданского процесса. Так, свидетель обязан дать правдивые показания (ст. 70 ГПК и ст. 307 УК). Лицо, вызванное в качестве свидетеля, не может отказаться от дачи показаний (ст. 70 ГПК и ст. 308 УК). Аналогичные обязанности распространяются в отношении экспертов (ст. 85 ГПК и ст. 307 УК). Находясь в зале заседания, участники процесса и иные лица обязаны уважительно относиться к суду, не препятствовать осуществлению правосудия (ст. 297 УК, ст. 149 ГК, ст. 17.3 КоАП). В связи с чем возникает вопрос, а не теряют ли самостоятельности гражданско-процессуальные обязанности, а следовательно, и гражданско-процессуальная ответственность? Думается, что нет. В одних случаях гражданско-процессуальные обязанности конкретизируют смежные обязанности, изложенные в других нормативно-правовых актах, т.е. выступают как специальные, а в других, наоборот, обязанности, изложенные в иных нормативно-правовых актах, конкретизируют гражданско-процессуальные обязанности. В конечном итоге все они способствуют интересам осуществления правосудия и динамичности процесса.

Список использованной литературы:

  1. Бессонов А.А. Процессуальные нормы российского права: Дис. ... к. ю. н. Саратов, 2001.
  2. Ветрова Г.Н. Уголовно-процессуальная ответственность. М.: Наука, 1987.
  3. Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991 - 2000 гг.). М.: Городец, 2003.
  4. Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. М.: Городец, 1998.
  5. Ефремов А.Ф. Принципы законности и проблемы их реализации. Самара, 2001.
  6. Зайцев И.М. Гражданская процессуальная ответственность // Государство и право. 1999. N 7.
  7. Ковалев В.М. Проблемы уголовно-процессуальной ответственности // Проблемы юридической ответственности и совершенствование законодательства в свете новой Конституции СССР. Рязань: РВШ МВД СССР, 1979.
  8. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1986.
  9. Коврига Э.Ф. Свобода личности и ответственность в уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1987. N 5.
  10. Левков А.А. Меры защиты в российском праве: Автореф. дис. ... к. ю. н. Волгоград, 2002.
  11. Хачатуров Р.Л., Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. Тольятти, 1995.
  12. Чечина Н.А., Элькинд П.С. Об уголовно-процессуальной и гражданской процессуальной ответственности // Советское государство и право. 1973. N 9.
  13. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л.: Изд-во ЛГУ, 1976.