Мудрый Юрист

Задачи и цели стадии проверки судебных постановлений в порядке надзора в гражданском процессе

С. Никоноров, аспирант кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Производство по проверке судебных постановлений в порядке надзора является самостоятельной стадией гражданского процесса. Надзорное производство - это совокупность процессуальных действий по проверке судебных постановлений, вступивших в законную силу, судом вышестоящей (надзорной) инстанции.

Как любая стадия гражданского процесса, производство в порядке надзора обладает самостоятельными задачами и целями, которые, в конечном счете, направлены на достижение общих для всего гражданского судопроизводства задач и целей, предусмотренных в ст. 2 ГПК РФ.

Вопрос о том, что считать задачами и целями указанной стадии, был предметом неоднократного рассмотрения в научной литературе <*>.

<*> См., напр., Комиссаров К.И. Задачи судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства. Свердловск, 1971. С. 5 - 7; Трубников П.Я. Пересмотр решений в порядке судебного надзора. М., 1974. С. 11, 14, 18 и др.; Кац С.Ю. Судебный надзор в гражданском судопроизводстве. М., 1980. С. 44 - 45.

По данному вопросу заслуживает внимания и поддержки точка зрения Г.А. Жилина, который еще в отношении производства в порядке надзора, закрепленному ГПК РСФСР, полагал, что задачей этой стадии (а точнее, суда надзорной инстанции - прим. автора) является правильная и своевременная проверка вступивших в законную силу судебных постановлений, а целью - исправление судебных ошибок и направление судебной практики судов нижестоящих инстанций <*>.

<*> Жилин Г.А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде первой инстанции. М., 2000. С. 63, 65.

Однако приведенная позиция требует уточнения и развития особенно в связи с принятием ГПК РФ.

Так, профессор Жилин Г.А. отмечает, что направление судебной практики как цель производства в порядке надзора расположена на одном уровне в структуре гражданского процесса с целью исправления судебных ошибок <*>.

<*> Там же. С. 64.

Данный вывод представляется не совсем верным.

Говоря о целях и задачах гражданского судопроизводства, Г.А. Жилин исходит из того, что цель - это желаемый результат процессуальной деятельности, а задача - это средство достижения такого результата <*>.

<*> Жилин Г.А. Указ. соч. С. 16, 64.

Правильная и своевременная проверка судебного постановления, по нашему мнению, еще не обеспечивает направление судебной практики, поскольку не устранены допущенные судебные ошибки.

Именно исправление судебных ошибок является непосредственным средством достижения цели направления судебной практики.

В связи с этим исправление судебных ошибок является не только целью производства в порядке надзора, но и задачей по отношению к такой цели указанного производства, как направление судебной практики.

Исходя из изложенного, не совсем верно говорить о том, что такая цель производства в порядке надзора, как направление судебной практики, расположена на одном уровне с целью исправления судебных ошибок.

Можно, как представляется, рассматривать направление судебной практики в качестве производной (факультативной) цели по отношению к цели исправления судебных ошибок. Но поскольку направление судебной практики при рассмотрении дел в порядке надзора возможно только через исправление судебных ошибок, было бы более правильным рассматривать цель исправления судебных ошибок еще и в качестве задачи по отношению к цели направления судебной практики.

В некоторых случаях целями производства в порядке надзора наряду с исправлением судебных ошибок по ГПК РФ является не только направление судебной практики, но и обеспечение ее единства, а также обеспечение законности. Согласно ст. 389 ГПК РФ Председатель Верховного Суда РФ или его заместитель имеет право внести в Президиум Верховного Суда РФ мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности.

Однако и эти цели достигаются через цель исправления судебных ошибок и, соответственно, не могут находиться на одном уровне с ней.

Если целями производства в порядке надзора считать только вышеперечисленные, то остается непонятным, достигаются ли какие-нибудь цели в случае оставления судом проверяемого судебного постановления без изменения, а надзорной жалобы или представления прокурора о пересмотре дела в порядке надзора - без удовлетворения.

Отрицательный ответ на этот вопрос означал бы, что в этой ситуации цель производства в порядке надзора отсутствует, то есть деятельность суда надзорной инстанции была бы бесцельной.

Однако деятельность суда не может не иметь цели. "Субъекты процесса реализуют свои процессуальные права и обязанности... посредством волевых действий. Сознательная же деятельность людей не может не предполагать и осуществления сознательно поставленной цели, ради достижения которой и совершаются соответствующие действия" <*>. Иными словами, любое процессуальное действие в гражданском процессе имеет цель, и, прежде всего, процессуальную.

<*> Жилин Г.А. Указ. соч. С. 10.

Представляется, что существует еще одна цель производства в порядке надзора: выявление наличия или отсутствия в судебном постановлении судебных ошибок, которая должна быть достигнута до такой, ранее выделенной, цели указанного производства, как исправление судебных ошибок.

Исправление судебных ошибок возможно только в том случае, если эти ошибки будут выявлены. Оставление судом надзорной инстанции проверяемого судебного постановления без изменения, по сути, подтверждает отсутствие в нем судебных ошибок.

Поэтому в данном случае достигается такая цель, как выявление отсутствия в судебном постановлении судебных ошибок. При достижении этой цели деятельность суда надзорной инстанции подлежит прекращению.

При выявлении же судебных ошибок возникает необходимость их устранения, то есть необходимость достижения цели исправления судебных ошибок. Таким образом, такая цель, как выявление судебной ошибки, предшествует цели ее исправления и соответственно выступает по отношению к последней в качестве задачи.

Необходимо отметить, что такую цель производства в порядке надзора, как исправление судебных ошибок, более точно было бы именовать целью устранения судебных ошибок, поскольку, например, при отмене судебного постановления судом надзорной инстанции ошибки не исправляются. Они прекращают свое существование вместе с отмененным актом. В связи с этим следует согласиться с высказанным в науке мнением о том, что "распространенный способ борьбы с ошибками - отмена решений и определений. ... Суть отмены заключается в аннулировании ошибочных юридических актов, в прекращении их действия. ... Отменой неправомерных постановлений и актов обеспечивается устранение судебных ошибок..." <*>.

<*> Юридическая процессуальная форма. Теория и практика. М., 1976, С. 179, 186. Цит. по Зайцев И.М. Устранение судебных ошибок в гражданском процессе. Саратов, 1985. С. 43.

Таким образом, понятие "устранение" судебной ошибки более широкое, включающее в себя не только исправление, но и просто прекращение существования судебных ошибок.

В научной и учебной литературе по гражданскому процессу большинством авторов отмечается, что целью деятельности суда надзорной инстанции является направление судебной практики <*>.

<*> Указанную цель называют еще "установление единства судебной практики", "руководство судебной практикой" и т.п. См., напр., Комиссаров К.И. Задачи судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства. Свердловск, 1971. С. 5 - 7; Трубников П.Я. Пересмотр решений в порядке судебного надзора. М., 1974. С. 11; Кац С.Ю. Судебный надзор в гражданском судопроизводстве. М., 1980. С. 44 - 45; Гражданский процесс. Учебник. / Под ред. К.С. Юдельсона. М., 1972. С. 306; Гражданский процесс. Учебник. / Под ред. Н.А. Чечиной и Д.М. Чечот. М. 1968. С. 323; Гражданский процесс. Учебник. / Под ред. Ю.К. Осипова. М., 1995. С. 367; Гражданский процесс. Учебник. / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 523.

Это позволяет прийти к выводу о том, что указанная цель достигается судом надзорной инстанции как в случае отмены проверяемого судебного постановления, так и в случае оставления его без изменения.

В первом случае направление судебной практики предлагается условно именовать негативным направлением судебной практики, поскольку эта практика формируется и направляется судом надзорной инстанции посредством отмены судебного постановления. В то время как при оставлении судом надзорной инстанции судебного постановления без изменения направление судебной практики можно условно именовать позитивным направлением судебной практики, поскольку проверяемый судебный акт не отменяется, чем, по сути, подтверждается его правильность.

Достижение судом надзорной инстанции цели негативного направления судебной практики может быть проиллюстрировано следующими примерами.

Так, по одному из дел определением судьи областного суда заявление прокурора о признании противоречащими федеральному законодательству нормативного правового акта субъекта Российской Федерации остановлено без рассмотрения ввиду несоблюдения предварительного внесудебного порядка опротестования обжалуемого правового акта, установленного в п. 1 ст. 221 ГПК РСФСР.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила определение судьи и направила заявление прокурора в тот же суд, указав следующее.

Согласно ст. 23 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" (в ред. от 2 января 2000 г.) прокурор или его заместитель приносит протест на противоречащий закону правовой акт в орган или должностному лицу, которые издали этот акт, либо в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу либо обращается в суд в порядке, определенном процессуальным законодательством Российской Федерации.

Ни вышеназванный Федеральный закон, ни ГПК РСФСР обязательного предварительного внесудебного порядка опротестования прокурором нормативного правового акта субъекта Российской Федерации в законодательный (представительный) орган субъекта Российской Федерации не предусматривает.

Таким образом, прокурору предоставлено право обращения по своему выбору либо в орган или должностному лицу, издавшим оспариваемый нормативный акт, либо в суд. Поэтому законные основания для оставления данного заявления без рассмотрения отсутствовали <*>.

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2001. N 8.

По другому делу Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ отменено определение областного суда и дело направлено на новое кассационное рассмотрение.

Суд кассационной инстанции возвратил дело в Верховный Суд РФ для решения вопроса об изменении подсудности, ссылаясь на то, что новый состав суда не может быть сформирован из-за недопустимости повторного участия судей в кассационном рассмотрении дела.

Между тем оснований для такого вывода у судебной коллегии областного суда не было.

Определение кассационной инстанции отменено и дело направлено на новое рассмотрение в связи с нарушением норм процессуального права при рассмотрении кассационной жалобы.

При этом Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в своем Определении не ссылалась на необходимость рассмотрения дела в ином составе судей, а указала, что, поскольку дело по кассационной жалобе в установленном законом порядке не рассмотрено, оно должно быть рассмотрено той же кассационной инстанцией с соблюдением прав лиц, участвующих в деле.

Согласно ч. 2 ст. 19 ГПК РСФСР (ст. 17 ГПК РФ) судья, принимавший участие в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в суде кассационной инстанции, не может участвовать в рассмотрении дел в суде первой инстанции или в порядке судебного надзора.

При таких обстоятельствах оснований для изменения подсудности по мотивам, изложенным в определении судебной коллегии по гражданским делам областного суда, не установлено <*>.

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2003. N 6. С. 23.

Примером достижения судом надзорной инстанции цели позитивного направления судебной практики могут служить следующие дела.

Некоммерческая организация обратилась в областной суд с заявлением в защиту интересов неопределенного круга юридических лиц о признании противоречащими федеральному законодательству ряда норм областного закона.

Судья Определением отказал в принятии заявления. При этом он правильно исходил из требований ст. 42 ГПК РСФСР (ст. 46 ГПК РФ), согласно которой государственные органы, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с иском в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц по просьбе или в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов неопределенного круга лиц только в случаях, предусмотренных законом.

Ни Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях", ни другие федеральные законы не предоставляют право некоммерческим организациям обращаться в суд с заявлением в защиту прав и интересов неопределенного круга лиц <*>.

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2003. N 6. С. 22.

По другому делу Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что определением судьи обоснованно в соответствии с п. 1 ст. 129 ГПК РСФСР отказано в принятии жалобы о признании недействительным ряда пунктов постановления Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики в связи с неподведомственностью жалобы судам общей юрисдикции.

Конституция Российской Федерации не наделяет суды общей юрисдикции полномочиями по проверке законности постановлений Пленума Верховного Суда РФ по вопросам разъяснения судебной практики. Отсутствие у судов общей юрисдикции таких полномочий не лишает заявителя права, гарантированного ст. 46 Конституции РФ, на судебную защиту при рассмотрении конкретного дела и возможности обжалования судебного решения в установленном порядке <*>.

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2001. N 1.

Изложенное позволяет прийти к выводу, что задачей суда надзорной инстанции является правильная и своевременная проверка вступившего в законную силу судебного постановления, а целями являются: сначала выявление наличия или отсутствия в проверяемом судебном акте судебных ошибок, затем, при наличии ошибок, их устранение и далее - направление судебной практики. При выявлении отсутствия судебных ошибок следующей целью деятельности суда надзорной инстанции сразу будет являться направление судебной практики. В отдельном случае (ст. 389 ГПК РФ) целями деятельности суда надзорной инстанции, наряду с изложенными, являются обеспечение единства судебной практики и законности.

Деятельность суда надзорной инстанции по реализации указанных выше целей четко урегулирована в ГПК РФ.

В соответствии со ст. ст. 379 - 384 ГПК РФ производство в порядке надзора начинается с проверки судебного постановления судьей соответствующего суда надзорной инстанции.

По ранее действовавшему ГПК РСФСР такая же проверка осуществлялась указанными в законе должностными лицами, имеющими право на принесение протеста в порядке надзора (ст. ст. 320, 322 - 324).

Соглашаясь с выводом Г.А. Жилина о том, что деятельность должностных лиц в указанной стадии имеет свои цели и задачи, необходимо, в связи с принятием ГПК РФ, внести некоторые уточнения в содержание задач и целей деятельности судьи суда надзорной инстанции.

По мнению профессора Жилина Г.А., в соответствии с ГПК РСФСР задачи и цели должностных лиц суда при решении вопроса о принесении протеста по существу совпадали с целевыми установками суда надзорной инстанции, с той оговоркой, что все действия указанных лиц носили предварительный характер. Задачами указанных субъектов гражданского процесса являлись "правильная и своевременная предварительная проверка вступивших в законную силу судебных постановлений и при наличии к этому оснований их опротестование в целях исправления судебных ошибок и направления судебной практики нижестоящих судов" <*>.

<*> Жилин Г.А. Указ. соч. С. 63, 65.

Из изложенного уже следует, что задачи и цели должностных лиц, имеющих право на принесение протеста в порядке надзора, не совпадали с задачами и целями суда надзорной инстанции, поскольку Г.А. Жилиным выделялась такая задача должностных лиц, как опротестование судебных постановлений при наличии к тому оснований. У суда же надзорной инстанции такой задачи быть не может.

Представляется, что задачей указанных должностных лиц действительно являлась правильная и своевременная предварительная проверка вступившего в законную силу судебного постановления. Однако ближайшей целью их деятельности, на наш взгляд, было выявление наличия или отсутствия судебных ошибок, которые в соответствии с законом могли являться основаниями для отмены судебных постановлений в порядке надзора. При выявлении таких судебных ошибок появлялась еще одна цель деятельности данных лиц: опротестование судебных постановлений, которую Г.А. Жилин считал задачей.

По аналогии с указанными целями и задачами должностных лиц, обладавших по ГПК РСФСР правом на принесение протестов в порядке надзора, задачами судьи соответствующего суда надзорной инстанции в настоящее время являются правильная и своевременная предварительная проверка вступившего в законную силу судебного постановления, а целью - предварительное выявление наличия или отсутствия судебных ошибок, которые в соответствии с законом могут являться основаниями для отмены судебных постановлений в порядке надзора. При выявлении судьей таких судебных ошибок его целью будет также передача дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. При выявлении же отсутствия таких ошибок - отказ в истребовании дела или отказ в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Задачи и цели деятельности должностных лиц, действующих в соответствии с ч. 6 ст. 381 и ч. 2 ст. 383 ГПК РФ, полностью совпадают с задачами и целями судьи соответствующего суда надзорной инстанции.

Согласно ч. 6 ст. 381 ГПК РФ Председатель Верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда, Председатель Верховного Суда РФ, его заместитель вправе не согласиться с определением судьи об отказе в истребовании дела. В этом случае председатель соответствующего суда или заместитель Председателя Верховного Суда РФ выносит свое определение об истребовании дела.

В соответствии с ч. 2 ст. 383 ГПК РФ Председатель Верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда, Председатель Верховного Суда РФ, его заместитель вправе не согласиться с определением судьи об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. В этом случае председатель соответствующего суда или заместитель Председателя Верховного Суда РФ выносит свое определение о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Необходимо отметить, что исходя из принципа диспозитивности, лица, указанные в вышеперечисленных статьях, не вправе по своей инициативе, без новой надзорной жалобы или представления прокурора, выносить определения соответственно об истребовании дела или о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции <*>.

<*> Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К. Треушникова. М., 2003. С. 759, 763.

Указанные должностные лица не проверяют определение судьи соответствующего суда надзорной инстанции об отказе в истребовании дела или передаче его в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу, а осуществляют новое рассмотрение надзорной жалобы или представления прокурора.

При вынесении лицами, указанными в ч. 6 ст. 381 и ч. 2 ст. 383 ГПК РФ, определения об истребовании дела или передаче его в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу соответствующее определение судьи суда надзорной инстанции не отменяется <*>.

<*> Там же.

Изложенное позволяет прийти к выводу, что деятельность указанных должностных лиц не является деятельностью вышестоящей судебной инстанции по отношению к деятельности, осуществляемой судьями соответствующих судов надзорной инстанции, и полностью дублирует деятельность последних по предварительной проверке судебного акта в порядке надзора.

ГПК РФ, по сути, предусматривается возможность осуществления двух предварительных проверок судебного постановления в порядке надзора одной и той же судебно-надзорной инстанцией: сначала судьей соответствующего суда надзорной инстанции и затем должностными лицами, указанными в ч. 6 ст. 381 и ч. 2 ст. 383 ГПК РФ.

Необходимо обратить внимание на то, что ГПК РФ не регламентировано, в какой форме следует обращаться к соответствующим должностным лицам, каким должно быть содержание такого обращения, каковы правовые последствия несоблюдения таких требований и т.д.

Выявление отсутствия судебных ошибок является конечной целью деятельности судьи соответствующего суда надзорной инстанции и должностных лиц, указанных в ч. 6 ст. 381 и ч. 2 ст. 383 ГПК РФ, поскольку их вывод об этом, выраженный в определении об отказе в истребовании дела или отказе в передаче его в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу, в дальнейшем не подлежит чьей-либо проверке в рамках имеющегося производства в порядке надзора. В этом случае дальнейшая проверка судебного акта исключается, производство в порядке надзора подлежит прекращению. В связи с этим и задача по проверке судебного постановления будет не предварительной, а окончательной.

Исходя из изложенного, о предварительности задач и целей деятельности судьи соответствующего суда надзорной инстанции и должностных лиц, указанных в ч. 6 ст. 381 и ч. 2 ст. 383 ГПК РФ, можно говорить только с определенной долей условности: когда судьей выявляются судебные ошибки и выносится определение о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Предварительность задач и целей деятельности судьи подразумевает под собой лишь то, что его деятельность всегда предполагает потенциальную возможность дальнейшей проверки судебного постановления по существу.

Председатель Верховного Суда РФ и его заместитель осуществляют деятельность по проверке судебных постановлений в порядке надзора не только на основании ч. 6 ст. 381 и ч. 2 ст. 383 ГПК РФ, но и в соответствии со ст. 389 ГПК РФ.

Как уже было указано ранее, согласно этой статье Председатель Верховного Суда Российской Федерации или его заместитель имеет право внести в Президиум Верховного Суда Российской Федерации мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности.

Указания на необходимость проведения данными лицами предварительной проверки судебных постановлений, которую осуществляют судьи соответствующих судов надзорной инстанции, в ГПК РФ не содержится. Иными словами, нормативного регулирования данная деятельность лиц, указанных в ст. 389 ГПК РФ, не получила.

Однако фактически до внесения в Президиум Верховного Суда РФ мотивированного представления в порядке ст. 389 ГПК РФ Председателем Верховного Суда РФ или его заместителем проводится та же предварительная проверка судебных постановлений, что и судьей соответствующего суда надзорной инстанции.

В связи с этим задачи и цели деятельности указанных должностных лиц, действующих в соответствии со ст. 389 ГПК РФ, сходны с задачами и целями судьи соответствующего суда надзорной инстанции.

Вместе с тем задачи и цели деятельности должностных лиц, действующих на основании ст. 389 ГПК РФ, не могут считаться гражданскими процессуальными, поскольку сама осуществляемая ими деятельность по фактической предварительной проверке судебных постановлений не может считаться гражданской процессуальной.

Дело в том, что эта деятельность осуществляется вне рамок гражданских процессуальных правоотношений, поскольку она не урегулирована нормами гражданского процессуального права. Гражданские же процессуальные отношения не могут существовать как фактические <*>.

<*> Гражданский процесс. Учебник. / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 86.

Необходимо иметь в виду, что задачи и цели деятельности судьи, осуществляющего предварительную проверку судебных постановлений, не ограничиваются теми задачами и целями, которые были уже указаны выше.

До начала предварительной проверки судебного постановления в порядке надзора судьи судов надзорной инстанции после получения надзорной жалобы или представления прокурора проверяют, соблюдены ли требования, необходимые для принятия надзорной жалобы или представления к производству. В связи с этим целью их деятельности на данном этапе является сначала выявление наличия или отсутствия оснований для возвращения надзорной жалобы или представления, указанных в законе (ст. 380 ГПК РФ), а затем, соответственно, либо возвращение надзорной жалобы или представления без рассмотрения по существу, либо принятие их к рассмотрению.