Мудрый Юрист

Проблемы дознания по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков

Жданова Е.В., старший научный сотрудник НИЦ N 1 ВНИИ МВД России, капитан милиции.

Целинский Б.П., начальник НИЦ N 1 ВНИИ МВД России, полковник милиции.

Термин "дознание" был впервые употреблен в судебных уставах 1864 года. Дознание происшествий определялось как "первоначальные изыскания, производимые полицией для обнаружения справедливости или несправедливости дошедших до нее слухов и сведений о преступлении или о таких происшествиях, о которых без розысканий нельзя определить, заключается или не заключается в них преступление" <*>.

<*> См.: Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные Государственной канцелярией. СПб., 1867. Ч. 2. С. 112 - 113.

По Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР на органы дознания возлагалось принятие необходимых оперативно-розыскных и иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших. При этом деятельность органов дознания различалась в зависимости от того, действовали ли они по делам, по которым производство предварительного следствия было обязательно, или же по делам, по которым производство предварительного следствия было необязательно.

В настоящее же время, как показал анализ норм нового УПК, основное назначение дознавателя - проведение дознания по уголовным делам, по которым предварительное следствие не обязательно. Эта форма предварительного расследования применяется по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, перечисленных в ч. 3 ст. 150 УПК РФ, и производится в порядке и в сроки, установленные гл. 22, 24 - 29, 32 УПК РФ. Отметим, что за период с 1991 по 2000 г. объем работы службы дознания увеличился более чем на треть. Доля дел, оконченных дознанием, в общем объеме, включая следователей МВД и прокуратуры, возросла с 22,2% в 1991 г. до 62,3% в 2000 г. <*>.

<*> См.: Состояние преступности в России за 2000 г. М.: ГИЦ МВД РФ, 2001.

По УПК РФ, дознание вправе производить дознаватели только тех органов, которые указаны в ч. 3 ст. 151 УПК РФ. К ним относятся: органы внутренних дел, органы налоговой полиции; органы пограничной службы; органы службы судебных приставов; таможенные органы; органы Государственной противопожарной службы (ч. 3 ст. 151 УПК РФ) <*>.

<*> См.: Зайцев О., Абдуллаев Ф. Процессуальное положение дознавателя по УПК РФ // Законность. 2002. N 12. С. 18.

В связи с принятием Указа Президента Российской Федерации N 306 от 11 марта 2003 года "Вопросы совершенствования государственного управления в Российской Федерации" в УПК РФ и иные нормативные правовые акты, по всей вероятности, будут внесены изменения и дополнения, касающиеся проведения дознания по делам о преступлениях в сфере незаконного оборота наркотиков.

В настоящее время анализ деятельности следственных подразделений органов внутренних дел в условиях действия нового уголовно-процессуального законодательства свидетельствует о снижении результативности работы.

Казалось бы, с одной стороны, произошло уменьшение нагрузки на следователей по делам, направленным в суд, причиной которого стало общее снижение раскрываемости преступлений. Кроме того, законодатель для упрощения процедуры расследования отнес к компетенции дознания девять составов преступлений, предусмотренных УК РФ, что должно было бы сосредоточить усилия следственного аппарата на расследовании наиболее сложных и опасных преступлений.

С другой стороны, снижение результативности работы следственных подразделений обусловлено большим количеством уголовных дел подследственности дознания, переданных в следственные подразделения по указанию прокуроров в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 150 и ч. 2 ст. 223 УПК РФ.

Иными словами, значительное количество проблем возникает при реализации норм УПК РФ, касающихся проблем дознания, в том числе дознания по делам, связанным с преступлениями в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, а также взаимодействия органов предварительного расследования с органами дознания <*>.

<*> См.: Брагин Г.П. Проблемные вопросы, возникающие в процессе деятельности органов предварительного следствия ГУВД Алтайского края в условиях действия нового Уголовно-процессуального законодательства и возможные пути их решения // Проблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве: Материалы научно-практической конференции. Барнаул, 2002. С. 14 - 15.

Так, в последний момент перед принятием УПК РФ в третьем чтении в число органов дознания вместо милиции были включены органы внутренних дел. В настоящее время органы внутренних дел представляют собой сложную структуру, включающую в себя милицию общественной безопасности, криминальную милицию, следственные подразделения, обладающие достаточно независимым статусом в системе органов внутренних дел, паспортно-визовые подразделения, кадровые аппараты, подразделения тыла и ряд других. С принятием нового УПК РФ начальник органа внутренних дел одновременно является процессуальным начальником органа дознания и административным руководителем органа предварительного следствия. В связи с этим начальник следственного подразделения (следователь) вправе давать поручения органу дознания (через руководителя этого органа), т.е. он вправе давать поручения своему административному начальнику.

Известно, что в органах внутренних дел дознание осуществляется только милицией. В этой ситуации было бы логично возложить обязанности по руководству процессуальной деятельностью органа дознания не на начальника органа внутренних дел, а на начальника милиции, что будет исключать путаницу с административным и процессуальным подчинением в системе органа внутренних дел <*>.

<*> См.: Гирько С.И. Новый УПК РФ: проблемы применения // Юридический консультант. 2002. N 8. С. 5 - 6.

Следующая группа проблем состоит в том, что в соответствии с положениями нового УПК РФ дознание вправе проводить только дознаватель по должности. Ранее обязанность проводить дознание могла быть возложена по решению начальника органа дознания не только на штатного дознавателя, но и на любого другого сотрудника милиции. Здесь следует отметить, что по данным ГИЦ МВД России 68% всей работы по расследованию дел и досудебной подготовке материалов в протокольной форме осуществляли штатные дознаватели, 30% процессуальной работы выполняли участковые инспекторы, 2% приходилось на долю сотрудников иных служб милиции общественной безопасности <*>. Изменение данного порядка, т.е. возложение обязанности проводить дознание только на штатных дознавателей, не может быть реализовано на практике из-за крайне низкой их численности.

<*> См.: Состояние преступности в России за 2000 г. М.: ГИЦ МВД РФ, 2001.

Помимо ухудшения качества дознания подобная ситуация может стать причиной оттока кадров имеющихся специалистов-дознавателей. Таким образом, представляется совершенно необоснованным лишение права проводить дознание сотрудников криминальной милиции и участковых оперуполномоченных. При этом даже при существенном увеличении штатной численности дознавателей в отдельных регионах России останутся органы, в структуре которых штатный дознаватель не предусмотрен. Следовательно, напрашивается вывод о целесообразности предусмотреть возможность ведения дознания иными сотрудниками органов внутренних дел <*>.

<*> См.: Гирько С.И. Новый УПК РФ: проблемы применения // Юридический консультант. 2002. N 8. С. 6.

Вызывает непонимание неравнозначный подход к результатам деятельности, осуществляемой в сфере уголовного судопроизводства защитником и органом дознания. В частности, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ защитнику разрешено собирать и представлять доказательства в общем порядке, установленном ч. 3 ст. 86 УПК РФ. Однако законодатель не предусмотрел конкретной формы фиксации собираемых защитником доказательств. Нужно отметить, что в отличие от органов дознания, которые осуществляют свою деятельность в строго определенной форме и документируют полученные результаты проведенных ими оперативных мероприятий, защитник представляет именно доказательства, а орган дознания - почему-то только материалы <*>.

<*> См.: Петухов Е.Н. Противоречия в новом УПК России // Проблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве: Материалы научно-практической конференции. Барнаул, 2002. С. 83 - 84.

Современный Уголовно-процессуальный кодекс РФ не урегулировал и проблему передачи уголовного дела от дознавателя к следователю. В настоящее время дознаватель не имеет процессуальных возможностей каким-либо образом передать дела по подследственности следователю и наоборот. Производить предварительное следствие по таким делам дознаватель также не имеет права, поскольку это является полномочием следователя. Подследственность дела по новому УПК Российской Федерации вправе определить лишь прокурор.

Наряду с указанными выше проблемами, затрагивающими процесс производства дознания по всем категориям дел, можно выделить ряд проблем, особенно актуальных для производства дознания по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

В частности, говоря о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков, нельзя не остановить внимание и на проблемах, касающихся срока производства дознания. Так, установленный УПК РФ срок, в течение которого дознание должно быть завершено (25 суток), представляется вполне достаточным для проведения всестороннего разбирательства. Однако по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков, должны быть, на наш взгляд, предусмотрены обстоятельства, наличие которых обусловливало бы продление срока дознания.

Действительно, в современной практике расследования по целому ряду категорий дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков, проведение экспертизы изъятых веществ является обязательным. Известно, что отдельные экспертизы проводятся в течение достаточно длительного срока.

Вместе с тем уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возможность продления срока проведения дознания. Если срок истек, а дознание не завершено, то дело передается следователю для проведения предварительного следствия. При этом, как мы уже отмечали, процедура такой передачи в УПК РФ не определена.

Представляется, что в УПК РФ должна быть предусмотрена возможность продления срока проведения дознания в ряде случаев, например на срок, необходимый для завершения экспертизы по делу <*>.

<*> См.: Гирько С.И. Там же. С. 6.

Еще одна проблема, возникающая при производстве дознания по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков, заключается в том, что по смыслу закона для начала производства дознания необходимо, чтобы уголовное дело было возбуждено в отношении конкретного лица. То есть согласно ч. 2 ст. 223 УПК РФ дознание проводится только по очевидным преступлениям. Если на момент возбуждения уголовного дела лицо, совершившее преступление, не установлено, то должно производиться предварительное следствие или неотложные следственные действия в порядке п. 2 ч. 2 ст. 40, ст. 157 УПК РФ. При этом следует отметить, что вопрос о подследственности уголовных дел, указанных в ч. 3 ст. 150 УПК РФ, по которым не установлено лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, законодатель в УПК однозначно не разрешил <*>.

<*> См.: Косова С.А. Особенности производства дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно // Законодательство и практика. 2002. N 1. С. 32.

С другой стороны, новый уголовно-процессуальный закон не предусматривает и возможности выдавать санкцию на арест заочно, т.е. в тех случаях, когда подозреваемый (обвиняемый) находится в розыске.

Ранее органы дознания имели возможность поместить подозреваемого (обвиняемого) в следственный изолятор на время, необходимое для передачи его органу, непосредственно ведущему дознание (следствие). В соответствии с новым УПК РФ суд не вправе давать санкцию на арест лица заочно. Таким образом, орган дознания (следствия), обнаруживший разыскиваемого на своей территории и выполнивший требование о его задержании, не может обратиться в суд за санкцией на арест, так как не располагает необходимыми документами, подтверждающими виновность данного задержанного. В то же время орган дознания, располагающий такими доказательствами и объявивший подозреваемого (обвиняемого) в розыск, не может получить санкции на арест данного лица, так как его еще не задержали. Не имея возможности документально подтвердить виновность задержанного и тем самым обосновать правомерность задержания, органы дознания вряд ли будут начинать данную процедуру.

Для решения вышеуказанной проблемы представляется целесообразным предусмотреть в УПК РФ возможность вынесения заочного решения об аресте лица, объявленного в общефедеральный розыск, аналогично процедуре, применяемой при объявлении международного розыска <*>.

<*> См.: Гирько С.И. Там же. С. 5 - 7.

Актуальное значение в процессе раскрытия преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, имеет своевременное закрепление доказательств. Одним из процессуальных действий, при производстве которого может быть получена доказательственная информация, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации называет освидетельствование.

Согласно п. 1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ дознаватель уполномочен "самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия". Часть 1 ст. 157 гласит: "При наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания в порядке, установленном статьей 146 настоящего Кодекса, возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия".

Вместе с тем УПК РФ не содержит четкого указания на отнесение освидетельствования к числу неотложных следственных действий, как это было сделано в ст. 119 УПК РСФСР.

Возникает и такой вопрос: возможно ли производство освидетельствования до возбуждения уголовного дела? Законодателем данное положение закреплено лишь в отношении осмотра места происшествия (часть вторая ст. 176 УПК РФ). В соответствии с требованием части первой ст. 146 УПК РФ уголовное дело считается возбужденным исключительно с согласия прокурора, о чем выносится соответствующее постановление. Часть первая ст. 156 УПК РФ устанавливает, что "предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, о чем следователь, дознаватель выносит соответствующее постановление, которое должно быть согласовано с прокурором". Таким образом, уголовное дело считается возбужденным с момента получения согласия прокурора. Вместе с тем часть четвертая ст. 146 УПК РФ содержит указание на возможность "производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение экспертизы)". Данные следственные действия проводятся в ходе доследственной проверки до получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела. Соответствующие постановления и протоколы об указанных процессуальных действиях прилагаются к постановлению следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела, направляемого прокурору для получения его согласия на возбуждение уголовного дела. Таким образом, можно прийти к выводу о том, что освидетельствование может быть проведено до возбуждения уголовного дела.

Как известно, освидетельствование направлено на обнаружение лишь таких телесных повреждений, которые располагаются главным образом на поверхности тела живого лица и не требуют для своего обнаружения и фиксации специальных медицинских исследований <*>. Одной из задач освидетельствования является выявление состояния опьянения, определить вид которого может лишь специалист-медик. Вместе с тем важно установить и степень опьянения, для чего необходимы специальные познания и медицинские исследования.

<*> См.: Торбин Ю.Г. Освидетельствование в свете нового УПК РФ // Российский судья. N 11. 2002. С. 16 - 21.

Следует отметить, что задачи освидетельствования и осмотра одежды близки и направлены главным образом на обнаружение следов и других вещественных доказательств, возникновение которых связано с преступлением. При осуществлении освидетельствования, направленного на установление следов преступления, закономерным будет предположение о наличии аналогичных следов и на одежде свидетельствуемого лица. Но данное предположение должно быть подкреплено осмотром одежды. Из этого следует, что решение одной и той же задачи, состоящей в обнаружении следов преступления на взаимосвязанных объектах, должно решаться, по существу, двумя процессуальными действиями: освидетельствованием и осмотром одежды.

Вместе с тем отсутствие в УПК РФ указания на осмотр одежды (что особенно актуально для преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ) как разновидность осмотра приводит к тому, что на практике осмотру одежды подозреваемого уделяется недостаточное внимание, а иногда он вообще не производится.

Однако несвоевременный осмотр одежды зачастую приводит к потере важных улик. Своевременный и качественный осмотр одежды подозреваемого способствует его изобличению, являясь иногда основным источником получения доказательств, подтверждающих вину подозреваемого <*>.

<*> См.: Торбин Ю.Г. Освидетельствование в свете нового УПК РФ // Российский судья. 2002. N 11. С. 16 - 21.

Значительное количество вопросов возникает и по проблеме соотношения административного и уголовного процессов. На стадии дознания важно обеспечивать преемственность названных выше процессов с тем, чтобы сохранить доказательственную базу в случае переквалификации преступления в административное правонарушение и передачи соответствующих материалов органам административной юрисдикции и наоборот. В связи с переквалификацией преступления в административное правонарушение необходимо обеспечить точное фиксирование обстоятельств совершения правонарушения в материалах дознания: протоколах осмотра и схемах места преступления, допросов, следственных экспериментов, актов экспертиз и т.п.

При отказе в возбуждении уголовного дела или прекращении производства по делу при наличии в деянии признаков состава административного правонарушения необходимо соблюдение соответствующих сроков привлечения к административной ответственности.

В случае же "обратной трансформации" производства по делу об административном правонарушении в уголовное дело также должны соблюдаться требования об объективности и всесторонности административного расследования, вплоть до определения перспективы обеспечения исполнимости постановления о применении административного взыскания. В этой связи особое значение приобретают служебные контакты сотрудников правоохранительных органов, способность правильно толковать и применять закон.

Уголовное и административное законодательство не содержит категорических предписаний о разграничении уголовно наказуемых деяний и административных правонарушений. Между тем, говоря о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков, УК РФ содержит ряд составов преступлений, "смежных" с административными правонарушениями: незаконное приобретение и хранение наркотических средств или психотропных веществ. Многие административные правонарушения имеют тенденцию "перерастать" в преступление, являясь первопричиной последних.

Правильность юридической квалификации противоправного деяния как преступления или административного правонарушения теперь в подавляющем большинстве случаев зависит от уровня "правосознания" правоприменителя, точнее, от профессиональной квалификации работников правоохранительных органов <*>.

<*> См.: Масленников М.Я. Взаимодействие органов дознания, следствия и прокуратуры с органами административной юрисдикции // Российский следователь. 2002. N 3. С. 40 - 41.

Из сказанного выше можно сделать вывод, что новый Уголовно-процессуальный кодекс РФ поставил значительное количество вопросов, которые еще предстоит решить российским ученым и специалистам-практикам.