Мудрый Юрист

Исправленному верить?

Александр Красноперов, юрист, г. Уфа.

Правоприменительная практика выявила множество пробелов, содержащихся в корпоративном законодательстве. Анализируя итоги прошедшей "отчетно-выборной кампании" в акционерных обществах, и в преддверии новой нельзя не остановиться на соблюдении норм по вопросам годовой отчетности и распределения прибыли акционерного общества.

Работа над ошибками

Несмотря на серьезную доработку, ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон), на наш взгляд, все еще отличается небрежностью в формулировках, разноречивое толкование которых порождает многочисленные вопросы.

В соответствии с подп. 11 п. 1 ст. 48 Закона на годовом общем собрании утверждаются годовые отчеты общества и годовая бухгалтерская отчетность.

В пункте 3 ст. 88 Закона предписано уже по-другому - достоверность данных, содержащихся в годовом отчете общества, годовой бухгалтерской отчетности, должна быть подтверждена ревизионной комиссией. И тут же в п. 4 ст. 88 Закона содержатся требования о том, что годовой отчет общества подлежит предварительному утверждению советом директоров не позднее чем за 30 дней до даты проведения годового общего собрания. Получается, что годовая бухгалтерская отчетность в отличие от годового отчета не подлежит предварительному утверждению советом директоров.

Между тем согласно п. 2 ст. 15 ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Закон о бухгалтерском учете) общество обязано представлять годовую бухгалтерскую отчетность в течение 90 дней по окончании года, утвержденную в установленном порядке. Но в соответствии с Законом ее утверждение осуществляется на общем собрании акционеров в срок до шести месяцев по окончании финансового года. Специалисты ЦДИ еженедельника "ЭЖ" <*> считают, что несоответствия формулировок в ст. 48 и 88 Закона нет, поскольку общество может утверждать любое количество отчетов по направлениям деятельности или отчеты органов общества и их комитетов.

<*> Практический комментарий к изменениям и дополнениям к ФЗ "Об АО". М., 2002. С. 58.

На наш взгляд, данное объяснение не устраняет формальное противоречие указанных норм Закона, поскольку они изложены императивно. Помимо этого, согласно п. 3.7 Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденного Постановлением ФКЦБ России N 17/пс-2003 г. (далее - Положение), годовой отчет общества подписывается руководителем и главным бухгалтером, то есть не ответственными за данный отчет лицами. Очевидно, что неточность формулировки в ст. 48 Закона следует исправить. Отчет должен быть один, составляться и подписываться руководителем, предварительно утверждаться советом директоров.

Чтобы и исполнительному органу, и совету директоров, и акционерам были понятны "правила игры", можно рекомендовать утвердить внутреннее положение об отчетности общества, определяющее форму годового отчета, порядок составления и утверждения документов, указанных в подп. 11 п. 1 ст. 48 Закона.

Нельзя не отметить, что в попытках улучшить ситуацию с предварительным утверждением годового отчета в обществах, где нет совета директоров, законодатель, внося поправки в Закон, немножко "перестарался". Если раньше лишь гипотетически высказывалась мысль о необходимости в этом случае проведения внеочередного общего собрания акционеров по вопросу о предварительном утверждении годового отчета, но на практике совершенно обоснованно эту абсурдную конструкцию никто не реализовывал, то теперь новая редакция п. 4 ст. 88 Закона и Положение заставляют руководителя общества сначала подписать годовой отчет, а затем для чего-то нести самому себе на утверждение им же подписанный документ. В Законе следовало указать, что годовой отчет подлежит предварительному утверждению советом директоров в случае его избрания. Следовательно, в случае отсутствия совета директоров предварительное утверждение годового отчета не осуществляется.

Кроме того, в п. 2 ст. 13 Закона в бухгалтерском учете из состава годовой бухгалтерской отчетности необходимо исключить аудиторское заключение, придав ему форму приложения к отчетности. Если отчет представляет собой авторский доклад о своих действиях, то аудиторское заключение не составляется руководством общества.

В соответствии с поправками, внесенными в Закон, общее собрание акционеров утверждает всю бухгалтерскую отчетность, заключение аудитора теперь также подлежит утверждению акционерами. Но зачем? Под аудитом бухотчетности понимается независимая проверка. Если акционеры утверждают аудиторское заключение, оно теряет свойство независимости. Даже само выражение "аудит бухгалтерской отчетности" в смысле п. 2 ст. 13 Закона о бухгалтерском учете содержит тавтологию, если аудиторское заключение считать элементом бухгалтерской отчетности.

Нельзя делить незаработанное

Если в старой редакции Закона в подп. 11 п. 1 ст. 48 говорилось просто о распределении прибыли, то поправками с 1 января 2002 г. императивно установлено, что к компетенции общего собрания акционеров относится вопрос о распределении прибыли лишь по результатам финансового года. При этом п. 3 этой статьи предупреждает, что собрание не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции Законом. Таким образом, общее собрание акционеров не вправе принимать решение о распределении прибыли текущего года. Но посмотрите на повестки дня проведенных годовых собраний. В них зачастую указаны вопросы об утверждении пресловутых смет использования еще не заработанной прибыли. Интересно, какую позицию займут в этом отношении органы по управлению государственным имуществом, Министерство по налогам и сборам, ФКЦБ России?

Некоторые авторы <*> предлагают каждый раз оформлять так называемый Порядок распределения прибыли. Полагаем, что это не совсем верно. Документ под таким названием должен иметь форму внутреннего положения, определяющего последовательность действий соответствующих органов общества, то есть описание процесса. Для решения же поставленного вопроса достаточно простой табличной формы, ее следует называть так, как она звучит в Законе (подп. 11 п. 1 ст. 48), - "Распределение прибыли и убытков общества". Эта форма может быть приложением к внутреннему положению об отчетности общества.

<*> Там же. С. 58.

Выплата вознаграждения

Законом конкретно не определен механизм реализации права члена совета директоров на получение вознаграждений и компенсаций за исполнение ими обязанностей. По общему мнению, источником вознаграждения должна быть чистая прибыль общества. Однако из прибыли по итогам деятельности за какой финансовый год должно выплачиваться вознаграждение действующему составу совета директоров? Для этого необходимо обеспечить соблюдение принципа, согласно которому члены совета директоров должны получить вознаграждение по итогам своей работы. И вот здесь начинаются споры.

Существует мнение, что речь идет об итогах работы совета директоров за финансовый год общества. Годовое общее собрание акционеров, утвердив распределение прибыли за отчетный финансовый год, может предусматривать в том числе часть чистой прибыли, направляемой на выплату вознаграждения членам совета директоров. Это якобы соответствует другому императивному требованию Закона, согласно которому вознаграждение членам совета директоров выплачивается только по решению общего собрания акционеров (ст. 64 Закона).

Из этого делается вывод о том, что вознаграждение, как и дивиденд, может выплачиваться только после утверждения годовым общим собранием распределения прибыли по итогам отчетного финансового года и принятия общим собранием решения о выплате вознаграждения членам совета директоров.

Соответственно, утверждают сторонники такого подхода, нельзя в течение года выплачивать вознаграждение членам совета директоров из прибыли прошлых лет, когда они вообще могли и не быть в составе совета, или за счет прибыли текущего финансового года, решение о распределении которой общим собранием еще не принято.

В этих рассуждениях присутствует логическая ошибка. Во-первых, поправками в Закон вновь разрешено выплачивать промежуточные дивиденды по итогам деятельности общества за I квартал, 1 полугодие и 9 месяцев финансового года, следовательно, сравнение порядка принятия решения о выплате вознаграждения членам совета директоров с порядком принятия решения о выплате дивидендов можно считать неуместным.

Во-вторых, положения п. 2 ст. 64 Закона не имеют непосредственного причинно-следственного отношения к подп. 11 п. 1 ст. 48 Закона, поскольку речь идет о разных временных периодах. В первом случае - это период деятельности совета директоров от одного годового собрания до другого (от июня до июня). Во втором - финансовый год общества, длящийся с 1 января до 31 декабря. Таким образом, один состав совета директоров работает в двух финансовых годах примерно по половине в каждом. Причем большинство заседаний Совета директоров обычно проводится после Нового года, то есть в финансовом году, итоги которого будут рассматриваться лишь через год. В ст. 64 Закона не сказано, что решение о вознаграждении принимается годовым собранием, следовательно, это может быть и любое внеочередное общее собрание акционеров.

Как же в этих условиях решить вопрос с выплатой вознаграждения, например, председателю совета директоров, освобожденному от исполнения иных трудовых функций? Общество, по мнению указанных авторов, не может гарантировать выплату вознаграждения, поскольку решение этого вопроса отнесено Законом к компетенции общего собрания акционеров.

Совершается та же логическая ошибка. В п. 2 ст. 64 Закона ничего не сказано об источниках выплаты вознаграждения членам совета директоров. И это справедливо. Полагаем, что выплата вознаграждения "освобожденному" председателю совета директоров при отсутствии прибыли будет правомерно отнесена на убытки общества.

Наряду с этим в приведенной норме Закона не сказано, что решения общего собрания акционеров о выплате вознаграждения членам совета директоров должны приниматься:

Следовательно, возможно использование локального нормативного акта - внутреннего положения общества.

Указанные обстоятельства позволяют сделать следующий вывод. Общее собрание акционеров своим решением утверждает внутреннее положение, которым регулируются описанные отношения между обществом и членами совета директоров, в том числе гарантирование выплаты вознаграждения.

Одновременно может быть решен и вопрос о вознаграждении членам ревизионной комиссии общества.

Подводя итог вышеизложенному, можно с уверенностью сказать, что одним из направлений работы должно стать незамедлительное совершенствование корпоративного законодательства.