Мудрый Юрист

Корпоративные отношения как предмет гражданского права

Шабунова Ирина Николаевна - ведущий специалист Министерства РФ по антимонопольной политике.

Споры о юридической природе прав участника корпорации на имущество этого юридического лица ведутся давно. Термин "корпорация" не свойственен российскому законодательству, в отличие от законодательства зарубежных стран. Но с возникновением и развитием в России рыночных отношений отечественные цивилисты все больше внимания уделяют исследованию сущности корпорации и отношений, складывающихся между ней и ее участниками.

В континентальном и англосаксонском праве термин "корпорация" имеет различные значения. В настоящей работе рассматривается корпорация как организация, построенная на началах членства (участия), участники которой имеют определенные права в отношении ее имущества <*>. Если воспользоваться классификацией Гражданского кодекса (п. 2 ст. 48), то к корпорациям относятся юридические лица, в отношении которых их участники имеют обязательственные, но никак не вещные права <**>. Для исследования природы корпоративных отношений автор избрал в качестве примера такие корпорации, как хозяйственные общества и товарищества, хотя это понятие может включать в себя (в широком смысле) не только коммерческие, но и некоммерческие организации, основанные на членстве.

<*> См.: Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1998. С. 29, 103; Гражданское право России: Курс лекций. Ч. 1 / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юридическая литература, 1996. С. 61.
<**> По смыслу Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" права участников полного товарищества являлись вещными, а не корпоративными. Но тогда нельзя говорить и о существовании юридического лица, так как у полного товарищества не было обособленного имущества. Фактически речь шла о простом товариществе, между участниками которого существовали отношения общей долевой собственности (см.: Витрянский В.В., Суханов Е.А. Новый Гражданский кодекс РФ об акционерных обществах и иных юридических лицах. М.: АО "Центр деловой информации", 1995. С. 10, 47 - 48).

К правам участника корпорации относятся право на получение части прибыли, на ликвидационный остаток, а также право на участие в управлении и на информацию. Разделяем мнение разработчиков Гражданского кодекса <*>, которые признают, что первые два права действительно являются обязательственными <**> по своей природе, а право на управление и на информацию, по сути, права корпоративные. Правоотношения, в содержание которых входят право на управление и право на информацию, также называются корпоративными <***>. Поскольку такие отношения складываются между корпорацией и ее членами, в статье будут использоваться термины "членские (право)отношения" как синоним "корпоративных (право)отношений", хотя членские отношения - понятие более широкое по объему, чем отношения корпоративные, являющиеся лишь частью членских.

<*> См.: Суханов Е.А. Юридические лица (Комментарий ГК РФ) // Хозяйство и право. 1995. N 3. С. 5.
<**> В Гражданском кодексе РФ термин "корпоративные права" отсутствует.
<***> При определении понятия "правоотношение" мы придерживаемся точки зрения, что правоотношение - это общественное отношение, урегулированное нормами права. В систему правоотношения в соответствии с данным подходом входят четыре элемента: субъекты, объект, права и обязанности субъектов. См.: Теория государства и права / Под ред. М. Н. Марченко. М.: Юридическая литература, 1996. С. 352.

В дореволюционной России проблему юридической природы прав акционера на имущество акционерного общества исследовали В.Б. Ельяшевич, П.А. Писемский, К.П. Победоносцев, И.Т. Тарасов, Г.Ф. Шершеневич <*> и другие выдающиеся юристы. В период нэпа в советской юридической литературе также разрабатывались вопросы того права, которое теперь именуется корпоративным. Им посвящены работы В.Ю. Вольфа, М.Н. Израэлита, П.А. Руднева <**>. Проблемы жилищной кооперации проанализированы в работах Е.Н. Гендзехадзе, Ш.Д. Чиквашвили <***>. И хотя в них речь идет о некоммерческих организациях, юридическая природа корпоративных прав их участников та же, что и природа аналогичных прав участников коммерческих организаций.

<*> См., например: Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб., 1910; Писемский П.А. Акционерные компании с точки зрения гражданского права. М., 1876; Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 3. СПб., 1880; Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. Вып. 2. Ярославль, 1880; Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. СПб., 1908.
<**> См.: Вольф В.Ю. Основы учения о товариществах и акционерных обществах. М., 1927; Израэлит М.Н. Акционерные общества. М.: Экономическая жизнь, 1927; Руднев П.А. Анализ прав и обязанностей акционеров. М.: Н.К.Ю. РСФСР, 1927.
<***> См.: Гендзехадзе Е.Н. Жилищно-строительные кооперативы в городе и селе. М.: Изд-во Московского университета, 1976; Чиквашвили Ш.Д. Личные и имущественные правоотношения в жилищных кооперативах. М.: Юридическая литература, 1973.

Ученые дискутируют, являются ли права участника целиком обязательственными <1> или некоторые из них - корпоративные <2>. Было высказано также мнение, что все права участника являются корпоративными <3>. Соглашаясь с корпоративной природой некоторых (или всех) прав участника, юристы ведут споры по поводу того, являются ли они имущественными <4> или неимущественными <5>. Некоторые авторы даже относят их к личным неимущественным <6>.

<1> См.: Козлова Н.В. Организационные формы предпринимательства: достоинства и недостатки // Законодательство. 1997. N 2. С. 27; Жаринов С.Е. Договор о создании акционерного общества // Законодательство. 1999. N 7. С. 46, 50.
<2> См.: Суханов Е.А. Указ. соч. С. 5.
<3> См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в гражданском праве // Законодательство. 2002. N 6.
<4> См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 9.
<5> См.: Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М.: Спарк, 1997. С. 72, 119; Эрделевский А. О защите личных неимущественных прав акционеров // Хозяйство и право. 1997. N 6. С. 70.
<6> См., например: Рахмилович В.А. О достижениях и просчетах нового Гражданского кодекса РФ // Государство и право. 1996. N 4. С. 122.

Прежде всего надо выяснить, являются ли корпоративные отношения гражданско-правовыми. В советский период, когда практически единственной корпорацией был кооператив, корпоративные отношения вообще не признавались отдельной разновидностью правоотношений. Они рассматривались либо в рамках колхозных правоотношений (выделение колхозного права в самостоятельную отрасль вряд ли теперь обоснованно), либо в рамках правоотношений, складывавшихся внутри общественных организаций <*>. С ростом кооперативов в нашей стране, с появлением в имущественном обороте других корпораций возрос интерес и к изучению юридической природы корпоративных отношений.

<*> См.: Ломакин Д.В. Указ. соч. С. 15.

Корпоративные отношения являются, во-первых, правоотношениями, так как регулируются нормами права (например, § 2 гл. 4 ГК РФ). Во-вторых, это - гражданские правоотношения. Помимо того, что они регулируются нормами гражданского законодательства, большинство цивилистов признает их отдельной разновидностью гражданских правоотношений. Эти отношения возникают между субъектами гражданского права (юридическими лицами - корпорациями и их участниками), имущественно обособленными, независимыми и самостоятельными, несмотря на некоторую деформацию принципа свободы воли, строятся на основе принципов гражданского права (ст. 1 ГК РФ).

Корпоративные (членские) отношения часто характеризуются как организационные. По общему правилу организационные отношения входят в предмет регулирования административного права. Гражданско-правовыми являются те организационные отношения <*>, которые отвечают следующим признакам.

<*> См.: Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Т.И. Илларионовой. М.: Норма, 1998. С. 42; Красавчиков О.А. Структура предмета гражданско-правового регулирования социалистических общественных отношений // Теоретические проблемы гражданского права. Вып. 13. Свердловск, 1970. С. 21.
  1. Устанавливаются между субъектами гражданского права, юридически равными и имущественно самостоятельными (обособленными).
  2. Методом регулирования является не метод "власти - подчинения", а юридическое равенство сторон.
  3. Для принудительного осуществления принадлежащих им прав участники отношений обращаются в суд (поскольку субъекты юридически равны и ни один из них не наделен государственно-властными полномочиями в отношении другого) <*>.
<*> См.: Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. С. 35; Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Дисс. ... канд. юрид. наук. М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 1999. С. 35.

Корпоративные отношения отвечают этим признакам, а потому могут и должны быть отнесены к организационным отношениям, которые регулируются нормами гражданского права.

Признавая корпоративные отношения гражданско-правовыми, ученые спорят о том, к какой же группе гражданско-правовых отношений они относятся. Можно выделить три точки зрения.

  1. С.Н. Братусь, Е.Н. Гендзехадзе считают, что это личные неимущественные отношения <*>.
<*> См.: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М.: Юридическая литература, 1963. С. 74; Гендзехадзе Е.Н. Указ. соч. С. 57.
  1. Д.В. Ломакин, В.А. Рахмилович, А.М. Эрделевский утверждают, что корпоративные отношения являются не личными, но неимущественными <*>.
<*> См.: Ломакин Д.В. Указ. соч. С. 72, 119; Рахмилович В.А. См.: Гражданское право России: Курс лекций. Ч. 1 / Под ред. О.Н. Садикова. С. 57 (иногда В.А. Рахмилович называет эти отношения личными неимущественными); Эрделевский А. Указ. соч. С. 70, 72.
  1. Существует точка зрения, что эти отношения являются имущественными <*>.
<*> См., например: Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. С. 29 - 30.

Рассмотрим эти мнения подробнее.

С.Н. Братусь считал, что права членства в кооперативных и общественных организациях относятся к личным неимущественным, потому что являются неотчуждаемыми, их нельзя отделить от члена такой организации, которому они принадлежат, пока он является членом этой корпорации. Соответственно, можно говорить о личной неимущественной природе членских отношений <1>. Е.Н. Гендзехадзе утверждала, что членское правоотношение, существующее в рамках жилищно-строительного кооператива (ЖСК), связанное с управлением его собственностью, является личным неимущественным <2>. Но ведь личные неимущественные права по своей природе таковы, что не могут отчуждаться от личности, а членские права утрачиваются их обладателем при выходе из кооперативной организации, о чем писал С.Н. Братусь <3>. Е.Н. Гендзехадзе также говорила о допустимости правопреемства в организационных правах и обязанностях <4>. Следовательно, нельзя говорить, что членские права неразрывно связаны с личностью их обладателя.

<1> См.: Братусь С.Н. Указ. соч.
<2> См.: Гендзехадзе Е.Н. Указ. соч. С. 57 - 58.
<3> См.: Братусь С.Н. Указ. соч. С. 74.
<4> См.: Гендзехадзе Е.Н. Указ. соч. С. 82 - 83.

Личные неимущественные отношения, которые регулируются и (или только) защищаются гражданским правом, можно разделить на две группы: связанные с имущественными и не связанные с ними <*>. И те и другие сами по себе экономической ценности не имеют, их нельзя отделить от личности. К личным отношениям, связанным с имущественными, относят обычно отношения, складывающиеся в области охраны и использования результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации. Исключительные права, существующие в рамках этих правоотношений, по своей природе являются абсолютными, то есть их носителю (управомоченному субъекту) противостоит неопределенный круг обязанных лиц <**>. Членские же правоотношения никак нельзя отождествлять с вышеназванными, потому что:

<*> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М.: Юридическая литература, 1967. С. 11 - 12.
<**> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 254.

во-первых, объектом членских отношений являются, на наш взгляд, действия обязанных лиц (обязанным субъектом, как правило, является корпорация, а управомоченными - ее участники);

во-вторых, управомоченному субъекту противостоит вполне определенный круг обязанных лиц <*>, а значит, эти отношения носят не абсолютный, а относительный характер, что, кстати, отличает их и от вещных правоотношений.

<*> Е.Н. Гендзехадзе, например, называет членские отношения внутренними, то есть речь идет о закрытом (ограниченном) круге субъектов. См.: Гендзехадзе Е.Н. Указ. соч. С. 58.

Перейдем к личным неимущественным отношениям, которые не состоят в связи с имущественными. Это отношения, складывающиеся по поводу различных нематериальных благ, которые невозможно отделить от личности человека (жизнь, здоровье, честь, достоинство и т.д.). Очевидно, что корпоративные отношения нельзя отнести к этой категории, поскольку права членов корпорации отчуждаемы и не связаны с личностью участника.

Некоторые ученые, соглашаясь с тем, что корпоративные отношения не являются личными неимущественными, относят их тем не менее к неимущественным отношениям. Правда, при этом они не дают четкого определения последним <*>.

<*> См., например: Эрделевский А. Указ. соч. С. 70.

Один из доводов сторонников этой точки зрения состоит в том, что объект членского правоотношения есть не имущественное благо, а нечто другое <*>. Но это весьма спорно. Например, О.С. Иоффе писал, что, несмотря на связь имущественных отношений с вещами, объектом правового воздействия являются действия людей <**>. Возникает вопрос: могут ли правоотношения, объектом которых являются действия, быть признаны имущественными? Имущественная природа многих обязательственных отношений (поручения, расчетные отношения и т.д.), объектом которых являются действия, не вызывает сомнений. Действия, являющиеся объектом членского правоотношения, состоят, к примеру, в получении (предоставлении) информации о состоянии имущества юридического лица. Право участника корпорации на получение такой информации непосредственно связано с его правом (имущественным, без сомнения) на получение дивиденда <***>. Почему же действия, направленные на удовлетворение имущественных интересов участника, должны носить неимущественный характер?

<*> См., например: Ломакин Д.В. Указ. соч. С. 119.
<**> См.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Л.: Ленинград. гос. ун-т, 1949. С. 88.
<***> См.: Тарасов И.Т. Указ. соч. С. 102.

Кроме того, обязанностью участников корпорации (субъектов корпоративного отношения) является внесение в ее имущество некоего имущественного вклада (см., например, абз. 2 п. 2 ст. 67, п. 2 ст. 73, п. 1 ст. 85, п. 1 ст. 87, п. 1 ст. 95, п. 1 ст. 96 ГК РФ, ст. 2 ФЗ "Об акционерных обществах"). Независимо от того, признаем мы объектом правоотношения сам вклад или действия участников по его внесению, вряд ли кто-то будет оспаривать имущественный характер данного объекта членского правоотношения.

Первоначально (имеется в виду момент создания корпорации) права участия возникают на основании внесения имущественного вклада, хотя впоследствии возможна их передача по договору дарения или при наследовании, то есть безвозмездное приобретение прав участия.

Понятие юридического лица очень спорно. Существуют различные теории его сущности, которые можно условно разделить на две группы: теории фикции и "реалистические теории юридического лица". На наш взгляд, юридическое лицо есть не что иное, как фикция, искусственное образование, обособленное имущество. Вряд ли действия в отношении (обособленного) имущества могут носить неимущественный характер. Юридическое лицо создается его учредителями для участия в имущественном обороте, а если речь идет о коммерческой организации, то еще и для получения прибыли (п. 1 ст. 50 ГК РФ). Следовательно, права участников, которыми они наделяются в отношении имущества корпорации, необходимы им для удовлетворения их имущественных интересов. Например, акционеры США, обладающие определенным набором прав в отношении созданной ими корпорации, в американском праве и юридической литературе иногда прямо называются "лицами, которым принадлежат имущественные права в корпорации (proprietary interests)" <*>. В.Б. Ельяшевич писал, что еще в римском праве правомочия члена союза в отношении его имущества были в некотором роде схожи с правами собственника, но в союзной организации они ограничивались и видоизменялись "сообразно цели союза" <**>. Тем не менее это позволяет нам говорить об имущественной природе этих правоотношений, потому что они складывались в отношении имущества, являвшегося средством для реализации общей цели и подчиненного ее достижению <***>.

<*> Сыродоева О.Н. Тенденции развития акционерного права США: Дисс. ... канд. юрид. наук. М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 1995. С. 73.
<**> Ельяшевич В. Б. Указ. соч. С. 397.
<***> См.: Там же.

Можно возразить: участники некоммерческих корпоративных организаций вступают в них, не преследуя целей извлечения прибыли. Конечно, созданное ими юридическое лицо участвует в имущественном обороте лишь постольку, поскольку это необходимо для достижения целей, ради которых эта организация создана (абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК РФ). Но если члены организации создали юридическое лицо, то это значит, что для удовлетворения их неимущественных интересов им все же требуется некоторое имущество и участие в имущественном обороте. Для осуществления управления и контроля в отношении имущества юридического лица участники должны обладать некоторыми правами, которые они получают в рамках членского (корпоративного) правоотношения. И опять мы приходим к тому, что в отношении имущества вряд ли могут быть неимущественные права. Следовательно, и само членское правоотношение носит имущественный характер даже в рамках некоммерческих организаций.

Кроме того, если участники такой организации объединили свои усилия, например, ради удовлетворения духовных интересов, то между ними возникают не только гражданские правоотношения, но и иные отношения, которые, возможно, нормами права вообще не регулируются. Они, скорее всего, и носят неимущественный характер. Например, отношения, складывающиеся между членами религиозной организации и регулируемые нормами религии, где те же самые лица имеют уже другой статус.

Вряд ли в управлении корпорацией можно участвовать просто ради управления. Если кто-то хочет реализовать свой управленческий талант, то он может заключить трудовой или гражданско-правовой договор и работать управляющим.

В хозяйственном товариществе, к примеру, полный товарищ имеет корпоративное право на участие в управлении внутри товарищества (во внутренних отношениях), а для реализации своих предпринимательских способностей - право вести дела товарищества, представляя его вовне (во внешних отношениях). Но даже в товариществе участвуют не ради самого управления, а ради получения прибыли <*>.

<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 336, 373.

Попытаемся более четко сформулировать доводы в подтверждение того, что корпоративные правоотношения являются имущественными.

Во-первых, объект членского правоотношения носит имущественный характер. Его составляют действия, с которыми связана реализация корпоративных прав участника в отношении имущества корпорации (права на управление и на получение информации <*>), действия по оказанию влияния на ее деятельность, на судьбу имущества. Также можно отнести к этому объекту и действия участников корпорации, связанные с исполнением ими своих обязанностей в отношении (имущества) последней и состоящие во внесении имущественного взноса (см. абз. 2 п. 2 ст. 67 ГК РФ). Иными словами, объект составляют действия участников и корпорации в отношении ее имущества. П.В. Степанов определяет объект корпоративных отношений как внутреннюю деятельность организации <**>. С этим определением отчасти можно согласиться, если назвать объектом не любую, а именно организационную деятельность в отношении имущества корпорации.

<*> В доктрине также выделяется еще и право контроля, пересекающееся по объему и содержанию с правом на управление и правом на информацию.
<**> См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. С. 79.

Активные положительные действия обязанных субъектов являются также объектом и обязательственных правоотношений, с имущественным характером большинства которых соглашаются практически все юристы. И корпоративные, и обязательственные отношения являются по своей природе относительными <*>. Но это не позволяет нам говорить об их тождественности.

<*> Управомоченному субъекту противостоит вполне определенный круг обязанных лиц (см.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. С. 265).

В обязательстве право требования обычно погашается после того, как должник исполнит свою обязанность. В корпоративных же отношениях типична противоположная ситуация: за исключением, пожалуй, исполнения участником своей обязанности по внесению вклада, исполнение других обязанностей как участником, так и корпорацией не говорит об их прекращении в будущем <*>. То есть если корпорация предоставила участнику информацию о ее деятельности однажды, то она обязана (при соблюдении определенных условий) предоставлять ее в течение всего времени существования корпоративных отношений. Это указывает и на еще одну особенность: срок действия корпоративных отношений редко можно точно определить, в отличие от обязательственных отношений. Эти отношения существуют до тех пор, пока существуют сама корпорация и хотя бы один ее участник.

<*> См.: Степанов П.В. Указ. соч. С. 38.

Таким образом, достижение участниками целей (цели) их вступления в корпорацию, то есть реализация их обязательственных прав, невозможно без наделения их корпоративными правами, существующими в рамках корпоративного отношения.

Высказывается мнение, что объектом корпоративных отношений являются также "вещи - имущество, вносимое в качестве вклада в уставный капитал организации, денежные средства, получаемые в качестве доли прибыли, подлежащей распределению среди участников, иные имущественные выгоды, предоставляемые участникам корпоративной организации, а также ликвидационная квота", то есть результаты "внутренней деятельности корпоративной организации" <*>. С этим нельзя согласиться, потому что:

<*> Там же. С. 80.

а) вклад, уже внесенный в уставный капитал, является объектом права собственности корпорации.

А право корпорации требовать его внесения является объектом корпоративных отношений;

б) имущество, получаемое в качестве дивидендов или ликвидационной квоты, является объектом вещных либо обязательственных (например, денежные средства на банковском счете) прав участника корпорации. Права же участника на получение дивиденда либо ликвидационной квоты являются, по нашему мнению, обязательственными правами участника, возникающими у него в связи с участием в корпорации.

Мы считаем, что вещи все же являются объектом вещных правоотношений, которые носят абсолютный характер и оформляют принадлежность материальных благ конкретным лицам, то есть статику, а не динамику имущественных отношений. Природа объекта определяет и особенности его правового режима. Только в вещных правоотношениях возможно предоставление вещи "господству известного лица" <*>. "Вместе с тем всем другим лицам возбраняются всякие действия, способные нарушить это господство, вследствие чего вещные права направляются против всех, являются в этом смысле абсолютными правами" <**>. Такое господство невозможно установить над объектами корпоративных правоотношений.

<*> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998.
<**> Там же.

Во-вторых, корпоративные отношения отличает (в том числе и при разграничении их с обязательственными) специфичность субъектного состава, которая выражается в том, что одним из субъектов всегда является корпорация, а другим - ее участники, формирующие волю самой корпорации.

В-третьих, цель участия субъектов гражданского права в корпоративных отношениях состоит в удовлетворении их имущественных интересов.

В-четвертых, членское правоотношение возникает в результате внесения участником имущественного вклада (взноса) в капитал юридического лица. Причем в пользу имущественного характера корпоративных отношений говорит тот факт, что вкладом в имущество хозяйственного общества (товарищества) могут быть вещи, имущественные права, а также иные права, имеющие денежную оценку. Вкладом не могут быть объекты интеллектуальной собственности или "ноу-хау", но им может быть признано право пользования таким объектом <*>. Уставный же капитал акционерного общества делится на определенное число акций (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ "Об акционерных обществах"). Складочный капитал товарищества делится на условные доли участников пропорционально их вкладам в имущество товарищества. С помощью долей, являющихся денежной оценкой вкладов участников, определяется и "относительный размер требований" <**> их к товариществу, обществу при реализации как корпоративных, так и обязательственных прав участника.

<*> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // БВС РФ. 1996. N 9; Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.
<**> Суханов Е.А. Указ. соч. С. 4.

В-пятых, права субъектов (участников) корпоративного отношения являются имущественными по своей природе. Д.И. Мейер выделял следующие черты, характерные для имущественных прав <*>.

<*> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 1. М.: Статут, 1997. С. 223 - 224.
  1. Содержание права может составлять всякое действие, как положительное, так и отрицательное.
  2. Совершение действия, составляющего содержание права, позволяет это право осуществить.
  3. Такое право может свободно отчуждаться (корпоративные права могут быть предметом залога) <*>.
<*> Здесь очень показательной является норма ст. 22 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" (см.: Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) / Под ред. В.В. Залесского. М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ; Инфра-М, 1998. С. 81).
  1. Такое право может быть осуществлено и в принудительном порядке.

Корпоративные права отвечают всем этим признакам. И именно их имущественная природа позволяет объяснить ("оправдать"), к примеру, ограничение права на управление акционера-залогодателя при залоге акций <*>.

<*> См.: Шабунова И.Н. Юридическая природа и содержание прав участника акционерного общества на управление и информацию // Хозяйство и право. 2003. N 4. С. 103.

В-шестых, можно сравнить имущественные права с неимущественными по способу их защиты. При нарушении имущественных прав, составляющих содержание имущественных гражданских правоотношений, на правонарушителя, как правило, возлагается обязанность по возмещению имущественных убытков, которые причинены управомоченному субъекту. Это связано с тем, что имущественные права можно оценить в денежном (стоимостном) выражении, так же как и причиненные убытки. Нарушение же личных неимущественных прав не связано обычно с причинением управомоченному каких-либо убытков. В "создание" этих прав с экономической точки зрения практически ничего не вложено, хотя их нарушение причиняет управомоченному субъекту известный вред. Восстановить эти права часто не представляется возможным, так же как и эквивалентно компенсировать причиненный вред. Поэтому денежная компенсация причиненного вреда призвана в какой-то мере "смягчить" его (к сожалению, это то немногое, что гражданское право может сделать в данном случае), она не превращает личные неимущественные отношения в имущественные. Убытки же, причиненные нарушением корпоративных прав, по нашему мнению, можно оценить в эквивалентном денежном выражении, связав их, например, с упущенной выгодой (абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ) или реальным ущербом.

Показателен такой пример. ЗАО "Русский хром" обратилось в суд с иском о признании недействительной регистрации проспекта эмиссии акций ОАО "Мосвтормет". Истец ссылался на то, что зарегистрированный документ содержал в себе недостоверную информацию. В результате этой регистрации ЗАО потеряло четыре процента акций.

Федеральный арбитражный суд Московского округа рассматривал дело в кассационной инстанции. Из Постановления по данному делу следует, что указанная регистрация, о недействительности которой ставит вопрос истец, была произведена на основании решения совета директоров ОАО "Мосвтормет" <*>. Решение же об утверждении проспекта эмиссии акций совет директоров общества принял после утверждения решения о выпуске ценных бумаг, принятого общим собранием акционеров. Хотя решением общего собрания акционеров не были определены предельный размер и номинальная стоимость объявленных акций, способ увеличения уставного капитала, а решение о внесении изменений в Устав общества не принималось.

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 4 апреля 2001 г. N КА-А40/1389-01. Суд правомерно удовлетворил исковые требования с иском о признании недействительной регистрации проспекта эмиссии, так как из материалов дела следует, что права и интересы истца нарушены // Справочная правовая система КонсультантПлюс:Арбитраж.

Совет директоров общества принял решение о выпуске и размещении акций при отсутствии у него полномочий на его принятие. При этом были нарушены нормы ст. ст. 96 и 100 ГК РФ и ст. ст. 27, 28 и 48 ФЗ "Об акционерных обществах". На дату принятия советом директоров решения ЗАО "Русский хром" являлось акционером ОАО "Мосвтормет". После размещения акций, в котором ЗАО "Русский хром" не принимало участия, оно потеряло четыре процента акций ОАО "Мосвтормет". Думается, в данном случае было нарушено не только корпоративное право акционера на участие в управлении, но и указанному акционеру были причинены убытки в виде упущенной выгоды (абз. 1 п. 2 ст. 15 ГК РФ). К причинению этих убытков непосредственно привели не только регистрация проспекта эмиссии акций, но и нарушение права акционера на управление.

Общественные отношения, которые регулируются гражданским правом, складываются между юридически равными, имущественно обособленными и самостоятельными субъектами (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Для корпоративных отношений характерно то, что участники могут влиять на формирование воли юридического лица, созданного ими, то есть воли своего контрагента. Это нетипично для гражданско-правовых отношений в целом, но в этом состоит специфика отношений членства. Ведь корпорация, являясь, по сути, юридической фикцией, не обладает ни разумом, ни волей. Следовательно, кто-то должен эту волю сформировать внутри корпорации, чтобы вовне (в отношениях с третьими лицами) она выступала уже как самостоятельный субъект. Но она становится и самостоятельным субъектом по отношению к своим участникам, потому что обладает обособленным имуществом, принадлежащим на праве собственности только ей.

Исходя из сказанного, можно сделать вывод: корпоративные отношения, возникающие между юридическим лицом, построенным на началах членства (корпорацией), и его участниками, являются имущественными отношениями между юридически равными, имущественно обособленными и самостоятельными субъектами гражданского оборота. Эти отношения регулируются нормами гражданского права и учредительных документов корпораций (абз. 6 п. 1, абз. 4 п. 2 ст. 67 ГК РФ), существуют только между корпорацией и ее участниками (почему нередко характеризуются как внутренние) на протяжении всего периода членства участника в корпорации. Иными словами, корпоративные отношения входят в предмет гражданского права в качестве его самостоятельной составной части (наряду с вещными, обязательственными и исключительными правами).

Доказав, что корпоративные права являются правами гражданскими, мы можем утверждать, что на них распространяются все общие положения гражданского права, в частности, касающиеся возникновения, осуществления и защиты гражданских прав (гл. 2 ГК РФ), недействительности сделок (§ 2 гл. 9), представительства (гл. 10 ГК РФ).