Мудрый Юрист

О некоторых положениях коллекторского закона

Шарон Алексей Александрович, частнопрактикующий юрист, эксперт по исполнительному производству Федеральной палаты адвокатов.

В настоящей статье рассматриваются отдельные вопросы, связанные со вступлением в законную силу основных положений Закона N 230-ФЗ с 1 января 2017 г. Автор отмечает наличие очевидного дисбаланса интересов кредиторов (профессиональных взыскателей) и должников. Защищая интересы должников, нельзя пренебрегать установленными на основании юрисдикционных актов интересами кредиторов.

Ключевые слова: баланс интересов, коллекторская деятельность, Закон о коллекторской деятельности, защита должника.

On Some Provisions of Collecting Law

A.A. Sharon

Sharon Aleksey Aleksandrovich, Privately Practicing Lawyer, Expert on Enforcement Procedure of the Federal Bar Association.

The article is concerned with several issues related to general provisions of Law N 230-FZ entering in force since January 1, 2017. The author points out the obvious misbalance between creditors' (professional collectors) interests and debtors' interests. It is unacceptable to neglect creditors' interests based on legislative acts even while protecting debtors' interests.

Key words: balance of interests, collecting activity, Law on collecting activity, debtor protection.

С 1 января 2017 г. вступает в силу Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 230-ФЗ "О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" <1> (далее - Закон N 230-ФЗ).

<1> СЗ РФ. 2016. N 27 (ч. I). Ст. 4163.

Полагаем, что деятельность кредиторов и коллекторов, которые взыскивают массовые однотипные долги (банки, микрофинансовые организации, коллекторские агентства и т.п.), существенно изменится.

Для российского правопорядка это абсолютно новый Закон, ничего подобного ранее не было в истории России.

Аналогичные законы в других странах действуют уже много лет, и следует отметить, что российский вариант - не самый жесткий по отношению к кредиторам и коллекторам.

Так, например, в США согласно Закону Fair Debt Collection Practices Act запрещены частые звонки должнику, а также любые звонки в ночное время.

И если в американском законе много оценочных критериев - "часто", "многократно и непрерывно", "искажение и лукавство" и т.п., то российский Закон в большей части устанавливает точные ограничения для кредиторов и коллекторов.

В целом создалось впечатление, что при написании Закона N 230-ФЗ за основу был взят упомянутый выше американский Закон.

Итак, кредитору или коллектору запрещено (ст. 7 Закона N 230-ФЗ):

  1. звонить должнику чаще 8-ми раз в месяц;
  2. направлять должнику более 16 СМС в месяц;
  3. лично приходить к должнику для общения по вопросу долга - более 4-х раз в месяц.

Только направление писем должнику не имеет никаких законодательных ограничений по количеству и частоте.

В то же время есть и оценочные ограничения, такие, как, например, запрет коллектору или кредитору действовать недобросовестно (ст. 6 Закона N 230-ФЗ).

По всей видимости, закрепление обязанности действовать добросовестно будет своего рода универсальной "прививкой" от возможных попыток кредитора или коллектора злоупотребить своими правами или обойти закон.

При взаимодействии должника и кредитора по вопросам долга возникает обширный спектр общественных отношений.

В связи с этим крайне затруднительно предусмотреть все возможные жизненные ситуации, которые подлежат защите законом. Более того, подробный перечень запретов сузит возможности компетентных органов пресекать нежелательное поведение и опасные формы воздействия коллектора и кредитора на должника. Такой конкретный перечень запретов всегда будет устаревать сразу после его закрепления в законе.

С другой стороны, полное отсутствие конкретных запретов создаст правовую неопределенность и возможность для злоупотреблений уже органов, контролирующих деятельность коллектора и кредитора.

В связи с этим в ст. 6 Закона N 230-ФЗ, помимо общеправового принципа добросовестности, сформулированы и конкретные запреты, о которых упомянуто выше.

Коллекторам и кредиторам запрещено применение к должнику и иным лицам физической силы либо угрозы ее применения, угрозы убийством или причинением вреда здоровью.

Коллекторам и кредиторам запрещено уничтожать или повреждать имущество либо угрожать уничтожить или повредить имущество должника.

Коллекторам и кредиторам запрещено применять методы, опасные для жизни и здоровья людей.

Опасность применяемого метода для взыскания долга является оценочной категорией. И данный запрет пересекается с запретом применять угрозу применения физического насилия или угрозу причинения нетяжкого вреда здоровью.

При оценке опасности метода следует исходить из того, может ли он с достоверной долей вероятности причинить вред жизни и здоровью людей. Опасным методом могут быть использование ядовитых и сильнодействующих веществ, средств самообороны (перцовые баллончики, электрошокеры и т.п.) или обычных бытовых вещей "не по назначению" (например, бейсбольная бита, большие ножницы).

Коллекторам и кредиторам запрещено оказывать психологическое давление на должника и иных лиц, использовать выражения и совершать иные действия, унижающие честь и достоинство должника и иных лиц.

Под понятие "психологическое давление" может попасть большое количество действий, и здесь главное - провести грань между настойчивым требованием к должнику исполнить свое обязательство и психологическим давлением, которое причиняет вред психическому здоровью должника.

Так, недопустимо совершение действий с целью вызвать испуг у должника, например, даже в шутку или каким-либо иным косвенным способом (например, предложение должнику купить кирпич за высокую цену в темной подворотне).

Для того чтобы оценить, оказывалось ли на должника психологическое давление, могут потребоваться специальные познания в области медицины и психологии. Для разрешения данных вопросов в правоприменительной деятельности назначаются и проводятся психологическая, психолого-лингвистическая, психиатрическая, фоноскопическая, видеофоноскопическая экспертизы.

Запрещено коллекторам и кредиторам распространять сведения о должнике и его долге, а также его любые иные персональные данные.

Частью 1 ст. 23 Конституции РФ установлена неприкосновенность частной жизни - каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

В развитие упомянутого конституционного положения в ст. 152.2 Гражданского кодекса РФ конкретизированы меры по охране частной жизни гражданина.

Не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни. Гражданин вправе обратиться в суд с требованием об удалении соответствующей информации, а также о пресечении или запрещении дальнейшего ее распространения.

Статьей 137 Уголовного кодекса РФ предусмотрена уголовная ответственность за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Любые действия кредитора или коллектора по распространению информации о долге без согласия должника подпадают по указанные правовые запреты. Такими действиями могут быть, например, распространение информации о долге в социальных сетях родным, друзьям и знакомым должника.

Также запрещено размещение информационных объявлений о долге должника на жилом помещении или иных зданиях и сооружениях.

Запрещено сообщать такие сведения и по месту работы должника.

Запрещено непосредственное взаимодействие с должником (звонки, СМС и личные встречи) в ночное время с 22 до 8 утра в рабочие дни. В выходные и праздничные дни промежуток для ночного времени увеличивается с 20 часов до 9 утра.

Небезынтересно отметить, что судебные приставы не вправе совершать исполнительные действия и применять меры принудительного исполнения в нерабочие дни, а также в рабочие дни с 22 часов до 6 часов только в случаях, не терпящих отлагательства <2> (например, создающие угрозу жизни и здоровью граждан).

<2> Часть 3 ст. 35 ФЗ "Об исполнительном производстве".

Путем установления таких ограничений реализуется конституционное право граждан на отдых, установленное ч. 5 ст. 37 Конституции РФ.

Возможно, в будущем подвергнется проверке в Конституционном Суде РФ положение комментируемого Закона о том, что непосредственное взаимодействие с должником возможно в выходные и праздничные дни без каких-либо ограничений (ночное время не в счет).

По поводу ограничений в общении следует отметить, что Закон N 230-ФЗ не содержит понятия, что следует считать состоявшимися телефонными переговорами. Телефонные переговоры - это любой контакт, который состоялся с должником, либо телефонные переговоры - это разговор, при котором состоялось обсуждение долговой проблемы, выработаны пути решения данной проблемы.

Предполагаем, что первоначально практика пойдет по пути, что любой контакт (телефонное соединение состоялось, продолжительность разговора более 5 - 10 сек) будет считаться телефонными переговорами.

Кредитор и коллектор должны отправлять сообщения таким образом, чтобы должник получал их в дневное время.

В связи с этим возникает вопрос, кто несет ответственность в случае неполадок связи. Так, например, кредитор направил СМС в 9 часов утра, а из-за неполадок и (или) особенностей связи должник получил его в 12 часов ночи.

Полагаем, что в данном случае необходимо оценить следующие обстоятельства: какие конкретные меры предпринял кредитор или коллектор для того, чтобы сообщение должнику было доставлено в разрешенное Законом время, изучил ли кредитор договор и правила представления услуг связи, в какое время направил сообщение, учел ли кредитор часовой пояс, в котором проживает должник, в какое время оно должно было быть доставлено согласно условиям и правилам средств связи и т.п.

Таким образом, бремя доказывания своей невиновности возлагается на кредитора и коллектора, иное означало бы возможность обхода закона путем использования особенностей предоставления услуг связи.

Кредитор или коллектор вправе осуществлять звонки только с номеров телефонов, которые зарегистрированы за кредитором и коллектором, что подтверждается заключенным и действующим договором связи.

Таким образом, кредитору нельзя звонить должнику, например со своего личного телефона.

В настоящее время существуют технические средства, которые искажают отображаемый номер звонящего на телефоне принимающего звонок. Закон N 230-ФЗ запрещает применение таких технических средств - звонок может исходить только с телефонного номера, принадлежащего кредитору или должнику.

Из ст. 8 Закона N 230-ФЗ следует, что должник не вправе полностью отказаться только от одного вида взаимодействия с кредитором или коллектором - почтовые отправления по месту жительства или по месту пребывания должника (п. 3 ч. 1 ст. 4 Закона N 230-ФЗ).

От других видов взаимодействия - личных встреч и направления сообщений с помощью средств связи (п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 4 Закона N 230-ФЗ) должник вправе отказаться при наличии определенных условий.

Кроме того, должник вправе указать кредитору или коллектору на то, что взаимодействие будет производиться только через представителя должника, которым может быть только адвокат.

Во-первых, отказ от взаимодействия должен быть осуществлен должником в специально установленной письменной форме и специальным способом - либо заказное письмо с уведомлением (или вручение), либо через нотариуса.

В случае несоблюдения должником хотя бы одного из данных требований отказ должника от взаимодействия считается непроизведенным и кредитор и (или) коллектор вправе продолжать взаимодействие с должником в порядке и способами, установленными данным Законом.

Например, если направить отказ простым письмом или совершить его в устной форме, то он будет считаться непроизведенным.

Во-вторых, должник вправе отказаться от взаимодействия с кредитором не ранее чем через четыре месяца после возникновения просрочки обязательства.

Приведем пример. Должник по условиям договора займа обязан возвратить долг до 1 января 2017 г. Долг к указанному сроку не возвращен.

Вне зависимости от того, какие действия совершил кредитор по взысканию долга (или он в этот период полностью бездействовал), должник вправе отказаться от взаимодействия с коллектором или кредитором после 1 мая 2017 г.

У кредитора и коллектора останется только возможность направлять должнику почтовые отправления по месту жительства должника.

В случае если просроченная задолженность взыскана в порядке гражданского судопроизводства, у кредитора и (или) коллектора появляются два дополнительных месяца с даты вступления в законную силу решения суда, в течение которых должник не вправе отказаться от взаимодействия в порядке ч. 1 комментируемой статьи Закона.

По истечении данного срока, вне зависимости от того, какие действия по взысканию долга предпринимал кредитор, должник вправе отказаться от взаимодействия с кредитором.

Приведем пример. Решение суда о взыскании долга вступило в законную силу 1 января 2017 г. Должник вправе отказаться от взаимодействия после 1 марта 2017 г.

В случае если на досудебной стадии взыскания должник не пользовался своим правом на отказ от взаимодействия, то он вправе отказаться от взаимодействия по истечении одного месяца после вступления с законную силу решения суда о взыскании долга.

Отдельно необходимо остановиться на санкциях за нарушение требований Закона N 230-ФЗ (ст. 16).

За нарушение требований Закона N 230-ФЗ предусмотрена административная ответственность по ст. 14.57 КоАП РФ, в соответствии с которой предусмотрены крупные штрафы (на должностных лиц - от 10 до 20 тыс. руб.; на юридических лиц - от 20 до 100 тыс. руб.), а также дисквалификация руководителя юридического лица и административное приостановление деятельности юридического лица.

Выводы. Закон N 230-ФЗ вводит существенные ограничения как по количеству, так и по качеству взаимодействия между должником и кредитором или коллектором. За нарушение установленных запретов введены жесткие санкции вплоть до дисквалификации руководителя и приостановления деятельности юридического лица. Закон имеет явный дисбаланс интересов должника и кредитора, так как не содержит никаких преференций для кредиторов или коллекторов.

Библиографический список

  1. Шарон А.А. Верховный Суд РФ разъяснил особенности применения законодательства об исполнительном производстве // Юридическая работа в кредитной организации. 2016. N 1.
  2. Шарон А.А. Должники и приставы под контролем. Обзор разъяснений ВС РФ, касающийся применения законодательства об исполнительном производстве // Новая адвокатская газета. 2015. N 24(209).
  3. Шарон А.А. Кто должен оплачивать курсовую разницу при взыскании долга в валюте в рамках исполнительного производства? // Вестник экономического правосудия РФ. 2016. N 4.
  4. Шарон А.А. Некоторые аспекты обращения взыскания на заложенное имущество в свете последних изменений о залоге // Вестник исполнительного производства. 2015. N 1.
  5. Шарон А.А. Розыск денежных средств должников-граждан: кейс от судебного пристава-исполнителя // Юридическая работа в кредитной организации. 2016. N 2.