Мудрый Юрист

Последствия неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле

В. Завражнов, заместитель Председателя Омского областного суда.

Л. Терехова, доцент Омского государственного университета, кандидат юридических наук.

Тенденцией развития гражданского процессуального законодательства является усиление закрепленных в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ состязательных начал, в силу которых каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. В соответствии с принципом состязательности лица, участвующие в деле, не только указывают суду на юридические факты, имеющие значение для дела, представляют доказательства, их подтверждающие, но и участвуют в их исследовании в судебном заседании. Следовательно, эти лица должны быть надлежащим образом извещены о времени и месте его проведения.

Вопросам извещения заинтересованных лиц о предстоящем судебном заседании гражданское процессуальное законодательство уделяет достаточное внимание. Так, в соответствии со ст. 153 ГПК РФ судья, завершая предварительную подготовку дела вынесением определения о назначении дела к судебному разбирательству, извещает стороны и других лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела. Извещение осуществляется способом, обеспечивающим его фиксирование (уведомление о вручении и др.), и делается с таким расчетом, чтобы указанные лица имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд (ч. ч. 1 и 3 ст. 113 ГПК РФ).

Несомненным достоинством нового ГПК РФ является упрощение процедуры извещений и вызовов. Глава 10 прежнего ГПК РСФСР предусматривала усложненный порядок вручения повесток (ст. ст. 109, 110) и явно устарела по содержанию - например, предусматривала удостоверение отказа принять повестку в исполнительном комитете поселкового или сельского совета народных депутатов. Ныне действующие нормы об извещениях и вызовах уже зарекомендовали себя положительно, судам стало легче работать.

Необходимо отметить, что с момента возбуждения дела на заинтересованных лицах лежит обязанность сообщать суду о перемене своего адреса. В противном случае их ожидает своеобразная санкция, получившая в теории гражданского процессуального права наименование "правовой фикции" (Зайцев И. Правовые фикции в гражданском процессе // Российская юстиция. 1997. N 1). Суть ее состоит в том, что повестка или иное судебное извещение посылаются по последнему известному суду месту жительства или месту нахождения адресата и считаются доставленными, хотя бы адресат по этому адресу более не проживал или не находился (ст. 118 ГПК РФ).

В юридической литературе высказано мнение, что такой способ не может считаться надлежащим извещением при разрешении вопроса о возможности рассмотрения дела в порядке заочного производства. Для того чтобы делать более точные выводы об отношении ответчика к возникшему процессу, необходима уверенность, что об этом процессе он знает, то есть располагать вторым экземпляром судебной повестки с его подписью (Уткина И. Заочное решение в гражданском процессе: вопросы и ответы // Российская юстиция. 1997. N 10).

Вопросы надлежащего извещения участвующих в деле лиц строго контролируются судами первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. В случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, разбирательство дела откладывается и извещение повторяется. Если мировой или районный судья при отсутствии сведений об извещении рассмотрит гражданское дело, то это сделает вынесенное решение незаконным. В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ суд кассационной инстанции, независимо от доводов жалобы или представления, отменяет решение суда первой инстанции, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания. Эти же правила на основании ч. 1 ст. 330 ГПК РФ (нормы с отсылочным содержанием) применяет и суд апелляционной инстанции. Существенные нарушения норм процессуального права являются в соответствии со ст. 387 ГПК РФ основанием для отмены постановлений нижестоящих судов и в суде надзорной инстанции. К этим существенным нарушениям, несомненно, относятся процессуальные нарушения, перечисленные в ч. 2 ст. 364 ГПК РФ, т.е. и рассмотрение дела в отсутствие заинтересованных лиц, не извещенных о времени и месте судебного заседания.

Учитывая названные серьезные последствия, следует признать, что нормы об извещениях и вызовах должны быть максимально четкими. В главе 10 ГПК РФ предусмотрены разнообразные способы извещений и вызовов, но достоверным доказательством их получения может быть лишь подпись вызываемого на корешке судебной повестки или в ином документе, возвращенном в суд. Не гарантируют надлежащего извещения такие способы, как: 1) телефонограмма (ч. 1 ст. 113); 2) вручение повестки, адресованной организации, "соответствующему должностному лицу" (ч. 1 ст. 116); 3) доставка повестки лицом, участвующим в деле (ч. 2 ст. 115); 4) вручение повестки взрослому члену семьи (ч. 2 ст. 116). Во всех названных случаях извещение (вызов) получает не то лицо, которое должно явиться в суд. И хотя законодатель говорит об обязанности лица, принявшего повестку, передать ее адресату, эта обязанность декларативна, поскольку санкций за ее несоблюдение не установлено. Использование в данном случае механизма ответственности, предусмотренного в ч. ч. 2 и 3 ст. 13 ГПК, проблематично. Более действенным было бы установление в главе 10 ГПК РФ штрафных санкций.

Если по каким-либо причинам лица, участвующие в деле, не могут присутствовать на заседании суда, они обязаны известить об этом суд и представить доказательства уважительности этих причин (ч. 1 ст. 167 ГПК РФ). Признание судом причин неявки уважительными - основание для отложения разбирательства дела.

Совсем иные последствия наступают в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными. В этом случае суд имеет право рассмотреть дело в их отсутствие. Применение законодателем в ч. 3 ст. 167 ГПК РФ данного правила для всех лиц, участвующих в деле, дает, естественно, возможность распространить его и на истца. По ранее действовавшему законодательству (ст. 157 ГПК РСФСР) возможности рассмотреть дело в случае неявки истца не было, даже если он не сообщил суду о причинах своей неявки или суд признал их неуважительными. Из смысла ст. 157 ГПК РСФСР вытекала необходимость отложения разбирательства по делу в этом случае. Если же истец, не просивший о разбирательстве дела в его отсутствие, не являлся по вторичному вызову, а ответчик не требовал разбирательства дела по существу, то заявление истца оставлялось без рассмотрения (п. 6 ст. 221 ГПК РСФСР). Это выглядело логично, поскольку суд убеждался в утрате истцом интереса к возбужденному им делу.

Новый ГПК РФ (абз. 8 ст. 222) также предусмотрел возможность оставления заявления без рассмотрения в случае неявки истца по вторичному вызову, но это положение плохо сочетается с ч. 3 ст. 167 ГПК РФ, где допускается уже при первичной неявке истца возможность рассмотреть дело в его отсутствие. Представляется, что законодателю необходимо было бы указать, какая по своему характеру неявка истца влечет отложение разбирательства дела, а какая дает возможность его рассмотреть. На наш взгляд, анализируемое положение не сочетается и с диспозитивными началами как гражданского, так и гражданско-процессуального права, из которых следует, что граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (ст. 9 ГК РФ) и неявка истца в суд может быть проявлением его сомнений в необходимости судебной защиты.

Вопросы неявки истца взаимодействуют не только с институтом оставления заявления без рассмотрения, но и с институтом заочного производства. С неявившимся в судебное заседание истцом суд не согласовывает возможность рассмотрения дела в порядке заочного производства. Это вытекает из смысла ч. 3 ст. 233 ГПК РФ. Истцу, не присутствующему в судебном заседании и просившему рассмотреть дело в его отсутствие, копия заочного решения суда высылается не позднее чем в течение трех дней со дня его принятия с уведомлением о вручении (ч. 2 ст. 236 ГПК РФ). Другим отсутствовавшим истцам, надо полагать, копия этого решения высылается по общим правилам (ст. 214 ГПК РФ).

Последствия неявки в судебное заседание ответчика особо оговорены в ч. 4 ст. 167 ГПК РФ: "...суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, если он не сообщил суду об уважительных причинах неявки и не просил рассмотреть дело в его отсутствие". Грамматическое толкование данной нормы позволяет сделать вывод, что какие-то сведения о причинах неявки в суд поступили, но суд не считает их уважительными. Хотел этого законодатель или не хотел, но для рассмотрения дела в отсутствие ответчика он не предусмотрел такого основания, как его неявка и отсутствие каких-либо сведений о причинах этой неявки.

Необходимо отметить, что общее правило, установленное в ч. 4 ст. 167 ГПК РФ, воспроизводится и в его ч. 1 ст. 233. Редакционно ст. 233 не отличается четкостью. Из совокупности положений ч. 3 ст. 233 и ч. 2 ст. 236 ГПК РФ вытекает, что истец в заочном производстве может и не присутствовать. Но нет четкости в другом вопросе: нужно ли знать мнение истца о заочном рассмотрении дела в том случае, если он не явился в судебное заседание, в частности используя свое право, предусмотренное ч. 3 ст. 167 ГПК? Если мнение истца выяснять необязательно, то стирается разница между рассмотрением дела в обычном и заочном производстве. Если учет мнения истца необходим, нужно определить порядок получения такого согласия. Если же истец в судебном заседании присутствует, обязательным условием перехода к заочному производству является его согласие (ч. 3 ст. 233 ГПК). Позиция истца в данном случае очень важна, поскольку, соглашаясь на заочное рассмотрение, он, возможно, самого себя ущемит в правах. Прежде всего - он не сможет изменять предмет или основание иска, увеличивать размер исковых требований. В соответствии с ч. 4 ст. 233 ГПК РФ суд не вправе рассматривать дело в порядке заочного производства в данном судебном заседании, если истец изменил предмет или основание иска, увеличил размер исковых требований. Здесь уместно заметить, что в судебной практике возник вопрос о процессуальном оформлении действий, предусмотренных в ч. 4 ст. 233 ГПК РФ. В отличие от ч. 1 ст. 233 ГПК РФ, где прямо установлено, что о рассмотрении дела в порядке заочного производства суд выносит определение, ч. 4 ст. 233 ГПК РФ не содержит указания на вид судебного постановления в том случае, когда от заочного производства суд должен вновь вернуться к обычному. На практике суды стали в этих случаях выносить протокольные определения, что, на наш взгляд, полностью соответствует смыслу ст. 224 ГПК РФ. Однако ст. 233 ГПК РФ выглядела бы законченной и целостной по своей структуре, если бы указание на вынесение определения содержалось в ее ч. 4 непосредственно.

Второй момент, который может повлиять на позицию истца относительно заочного производства, - это специфический порядок обжалования заочного решения, состоящий из двух возможностей, одна из которых используется только ответчиком (ст. 237 ГПК). Возможность отмены заочного решения вынесшим его судом - безусловная процессуальная экономия. Такой порядок имеет преимущества перед обжалованием решения в вышестоящую инстанцию как по времени, так и по процедуре. Учитывая, что подобные возможности существуют для судебного приказа (ст. 129 ГПК), а в новом ГПК еще и для кассационного определения (ч. 2 ст. 370 ГПК), такой порядок следует признать перспективным.

В то же время отмена судьей заочного решения не исключает, что новое решение будет обжаловано в кассационном (апелляционном) порядке. В этом случае для истца наступают невыгодные последствия. Срок рассмотрения дела с учетом обращения к заочному производству сложится из четырех этапов: 1) рассмотрение дела судом первой инстанции с вынесением заочного решения; 2) отмена заочного решения; 3) новое рассмотрение дела этим же судом первой инстанции с вынесением решения; 4) обжалование решения и рассмотрение дела в суде второй инстанции. Если бы истец не согласился на рассмотрение дела в заочном производстве, количество этапов сократилось бы наполовину. Поэтому процессуальной экономии при обращении к заочному производству не всегда удается достичь. Было бы правильным, если бы судьи разъясняли истцу последствия его согласия на заочное рассмотрение дела.

В связи с обжалованием заочного решения на практике возникла еще одна проблема: встречаются ситуации, когда поданное ответчиком заявление об отмене заочного решения суда не соответствует требованиям закона по содержанию (ст. 238 ГПК) или к нему не приложены необходимые документы. В ст. 238 ГПК РФ ничего не говорится о том, как должен действовать судья, получивший подобное заявление. Здесь можно предложить использовать по аналогии институт оставления жалоб без движения, предусмотренный в ст. ст. 323, 324, 341 и 342 ГПК РФ.

Заслуживают внимания в связи с определенными процессуальными последствиями вопросы неявки в судебное заседание прокурора, который по ст. 34 ГПК РФ также отнесен к числу лиц, участвующих в деле. Предусмотрено две формы его участия, одна из них - прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных ГПК РФ и другими федеральными законами (ч. 3 ст. 45 ГПК). Здесь же отмечено, что неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела. В Комментарии к ГПК РФ, подготовленном в правовом управлении аппарата Государственной Думы (автор комментария Н. Середина) со ссылкой на ст. 167 ГПК, отмечается, что таким правом суд может воспользоваться, если прокурор не представил сведений о причинах неявки или суд признал их неуважительными.

Думается, что общее правило, предусмотренное для лиц, участвующих в деле (ч. 3 ст. 167 ГПК РФ), неприменимо, если по поводу неявки прокурора в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ дано специальное правило. Оно напоминает правила, изложенные для дел публично-правового характера, которые рассматриваются с участием представителя государственного органа, но его неявка, при условии надлежащего извещения, не является препятствием для рассмотрения дела (см., например, ч. 2 ст. 257 ГПК РФ). На суд здесь не возлагается обязанность выяснения причин неявки.

Вопросы неявки прокурора приобретают практическое значение для решения вопроса о его праве принести апелляционное, кассационное либо надзорное представление. В соответствии со ст. ст. 320 и 336 ГПК РФ право принести апелляционное или кассационное представление имеет прокурор, участвующий в деле. В суд надзорной инстанции могут обратиться Генеральный прокурор РФ или его заместители, а также прокурор субъекта Федерации при условии, если в рассмотрении дела принимал участие прокурор. В развитие норм ГПК Верховным Судом РФ принято Постановление N 2 от 20 января 2003 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие ГПК РФ" (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 3). В п. 19 данного Постановления отмечено, что правом на подачу в суд второй и надзорной инстанций представлений обладает прокурор, являющийся лицом, участвующим в деле, с точки зрения положений ст. ст. 34, 35 и 45 ГПК РФ, независимо от того, явился ли он в заседание суда первой инстанции. В. Жуйков, комментируя изменения процессуального положения прокурора, также отмечает, что участвующим в рассмотрении дела прокурор должен признаваться не только в случаях своего физического участия в разбирательстве дела в суде первой инстанции (Жуйков В.М. ГПК РФ: порядок введения в действие // Российская юстиция. 2003. N 2. С. 6). Данное разъяснение следует продолжить ответом на вопрос: связывается ли признание прокурора лицом, участвующим в деле, с извещением его о рассмотрении дела, по которому он в силу закона обязан принять участие? Возможны ситуации, когда и прокурор не отследил обязательную для себя категорию дел, и суд не известил его об этом. Поскольку случаи участия прокурора в гражданском процессе определены непосредственно законом, то следует в этих случаях считать прокурора априори лицом, участвующим в деле, независимо от того, сделал ли это суд. Поэтому по делам, где участие прокурора обязательно в силу закона, он имеет право подачи представления в суд второй инстанции.

Таким образом, ситуация с прокурором коренным образом отличается от ситуации, когда по ошибке суда к участию в деле не привлечено третье лицо. По новому ГПК, лица, не привлеченные к участию в процессе, получили право на обращение с жалобой лишь в суд надзорной инстанции, если их права и интересы нарушены судебными постановлениями (ч. 1 ст. 376 ГПК). Апелляционное или кассационное обжалование для них невозможно.

Вопросы правовых последствий неявки в судебное заседание заинтересованных лиц всегда отличались сложностью в связи с тем, что взаимодействуют со многими процессуальными институтами. Полагаем, что этим вопросам можно было бы посвятить специальное постановление Пленума Верховного Суда РФ.