Мудрый Юрист

Принцип диспозитивности в гражданском судопроизводстве

В. Жуйков, заместитель Председателя Верховного Суда РФ, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

Принцип диспозитивности обеспечивает лицам, участвующим в деле, свободное распоряжение своими материальными и процессуальными правами, связанными с возникновением, движением (переходом из одной стадии в другую) и окончанием процесса по делу.

Принцип диспозитивности находит свое развитие в многочисленных нормах как процессуального, так и материального права.

Причем расширение принципа диспозитивности, наполнение его новым содержанием связано в первую очередь именно с изменениями в материальном (гражданском) праве.

В 1991 году были приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, в соответствии с которыми субъекты гражданских правоотношений получили значительно более широкие, чем ранее, возможности распоряжаться своими правами, а контроль государства, в том числе и одного из его органов - суда, за осуществлением гражданских прав был ослаблен.

Важнейшим для определения нового содержания принципа диспозитивности явилось положение ст. 5 названных Основ: "Граждане и юридические лица ПО СВОЕМУ УСМОТРЕНИЮ распоряжаются принадлежащими им гражданскими правами, в том числе ПРАВОМ НА ИХ ЗАЩИТУ" (выделено мной. - В. Ж.). Аналогичная норма была включена в 1994 году в ст. 9 ГК РФ.

Принципиальные изменения в материальном праве повлекли необходимость соответствующих изменений в праве процессуальном.

Принцип диспозитивности находится в самой тесной связи с принципом состязательности (оба эти принципа гармонично дополняют друг друга) и в некоторой конкуренции с принципом законности.

Новое содержание принципа диспозитивности в гражданском процессе (так же как и принципа состязательности) было определено в результате изменений и дополнений ГПК 1964 года, внесенных в него Федеральным законом, принятым Государственной Думой 27 октября 1995 г. и введенным в действие с 9 января 1996 г.

Положения, определяющие новое содержание принципа диспозитивности, которые оправдали себя на практике, включены в ГПК РФ; в нем также нашло дальнейшее развитие этого принципа и учтены (в подразделе III) особенности его действия в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений.

По общему правилу, ВОЗНИКНОВЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА (ВОЗБУЖДЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ДЕЛА) ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО ПО ЗАЯВЛЕНИЮ ЗАИНТЕРЕСОВАННОГО ЛИЦА, т.е. лица, обратившегося в суд за защитой СВОИХ (выделено мной. - В.Ж.) прав, свобод и законных интересов (ч. 1 ст. 3, ч. 1 ст. 4 ГПК).

Данное правило реализует положения, закрепленные в конституционном праве (ст. 46 Конституции РФ) и в гражданском праве (ст. 5 Основ гражданского законодательства и ст. 9 ГК РФ), согласно которым реализация права на судебную защиту и осуществление гражданских прав зависит от собственного усмотрения гражданина или организации.

Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные ГПК РФ или другими федеральными законами, когда гражданский процесс может быть начат (возбуждено гражданское дело) по заявлению лица, выступающего от своего имени, но в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица либо неопределенного крута лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований (ч. 2 ст. 4, ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 46 ГПК).

Эти исключения имеют целью, во-первых, защиту прав, свобод и законных интересов отдельных лиц, которые по объективным, уважительным причинам не в состоянии самостоятельно защищать свои права. Установление таких исключений в полной мере вытекает из закрепленного в ст. 7 Конституции РФ положения о том, что Российская Федерация является социальным государством.

Следовательно, к лицам, в защиту прав, свобод и законных интересов которых допустимо возбуждение гражданских дел по заявлениям других лиц, могут быть отнесены только граждане, которые, как указано в ч. 1 ст. 45 ГПК, по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не могут сами обратиться в суд.

Этот вывод вытекает также из самой редакции ч. 1 ст. 45 ГПК, из которой следует, что прокурор не имеет права на обращение в суд в защиту прав юридических лиц; сказано лишь о его праве на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, ибо для юридических лиц причин, по которым они были бы не в состоянии сами обратиться в суд, просто не существует.

Во-вторых, указанные исключения имеют целью защиту публичных интересов (Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований в целом), а также защиту прав неопределенного круга лиц (такого круга лиц, который невозможно индивидуализировать), что также представляется вполне оправданным.

В указанных целях, как установил ГПК РФ, в суд вправе обращаться: прокурор - в силу своего статуса в гражданском судопроизводстве, определенного в ч. 1 ст. 45 ГПК; органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждане - в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом (ч. 1 ст. 46 ГПК).

Необходимо отметить, что, допуская в указанных выше случаях возбуждение гражданских дел в защиту прав других лиц, ГПК РФ лишь в незначительной степени ограничивает принцип диспозитивности, поскольку, во-первых, возможность возбуждения гражданских дел в защиту прав других лиц ГПК обусловливает рядом существенных обстоятельств и, во-вторых, предоставляет лицам, в защиту прав которых возбуждено дело, реальные возможности участвовать в его разбирательстве и самостоятельно распоряжаться своими процессуальными и материальными правами.

Так, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждане вправе (в случаях, предусмотренных федеральными законами) обращаться в суд с заявлениями в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц (граждан) только по их просьбе - кроме, разумеется, случаев подачи заявления в защиту законных интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина (ч. 1 ст. 46 ГПК).

Следовательно, в таких случаях орган государственной власти, орган местного самоуправления, организация или гражданин должен указать в своем заявлении федеральный закон, предоставляющий ему право на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, и представить суду документ, подтверждающий соответствующую просьбу заинтересованного лица (его заявления и т.п.).

Прокурор, как вытекает из содержания ч. 1 ст. 45 ГПК, вправе обратиться в суд в защиту прав гражданина независимо от его просьбы, однако он в силу ч. 3 ст. 131 ГПК обязан в своем заявлении обосновать невозможность предъявления иска самим гражданином.

Совершенно очевидно, что утверждение прокурора в своем заявлении о невозможности гражданина самому предъявить иск может быть признано обоснованным и достаточным для принятия этого заявления к производству суда только при условии, что оно подтверждено соответствующими документами, приложенными к заявлению (медицинским заключением о состоянии здоровья заинтересованного лица, исключающем для него возможность обращения в суд, копией свидетельства о его рождении, копией решения суда о признании этого лица недееспособным с отметкой о вступлении решения в законную силу и т.п.).

Далее, ГПК устанавливает, что лицо, в интересах которого начато дело, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца (ч. 2 ст. 38). Следовательно, это лицо обладает всеми процессуальными правами, в том числе и правом изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска (ст. ст. 35, 39, 45, 46 ГПК); отказ этого лица от иска влечет прекращение производства по делу на общих основаниях (ч. 2 ст. 45, ч. 2 ст. 46, абз. 4 ст. 220 ГПК).

Таким образом, принцип диспозитивности обеспечивает в гражданском судопроизводстве положение, в соответствии с которым никто, кроме самого заинтересованного лица (исключая случаи, прямо предусмотренные ГПК и другими федеральными законами, когда при изложенных выше условиях возможно иное), не вправе обращаться в суд за защитой его прав, свобод и законных интересов. В принятии заявлений, поданных в суд в нарушение этого принципиального положения, следует отказывать как не подлежащих рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК).

С правом заинтересованного лица решать по своему усмотрению вопрос о возбуждении гражданского дела тесно связаны некоторые другие его полномочия, основанные на принципе диспозитивности. Так, только истцу принадлежит право определить: ответчика (лицо, к которому он предъявляет свое требование), указав в исковом заявлении наименование этого лица, его место жительства или место нахождения; предмет иска (свое материально-правовое требование к ответчику); основание иска (обстоятельства, на которых он основывает свое требование).

Указание в исковом заявлении на ответчика, предмет и основание иска определяет весь дальнейший ход процесса: подведомственность и подсудность дела; лиц, участвующих в деле; обстоятельства, имеющие значение для дела и подлежащие доказыванию; пределы рассмотрения и разрешения дела.

Так, в зависимости от статуса истца и указанного им ответчика (являются они физическими или юридическими лицами), а также характера его материально-правового требования определяется, по общему правилу, подведомственность дела (суду общей юрисдикции или арбитражному суду).

В зависимости от места жительства или места нахождения указанного истцом ответчика определяется, по общему правилу, территориальная подсудность дела.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, и предмет доказывания определяются на основании указанных истцом предмета и основания иска; суд принимает решение только по заявленному требованию, выйти за его пределы суд вправе только в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 3 ст. 196 ГПК).

ГПК 1964 года, ограничивая принцип диспозитивности, предоставлял суду широкое право выйти за пределы заявленных истцом требований - он мог сделать это "в зависимости от выяснившихся обстоятельств дела... если это необходимо для защиты прав и охраняемых законом интересов государственных предприятий, учреждений, организаций, колхозов, иных кооперативных организаций, их объединений, других общественных организаций или граждан".

В 1995 году в результате внесенных в ГПК изменений, направленных на расширение принципа диспозитивности, возможность судебного усмотрения в решении вопроса о праве выхода суда за пределы заявленных истцом требований была несколько ограничена и установлено, что суд вправе это сделать (кроме случаев, предусмотренных федеральным законом), "если признает это необходимым для защиты прав и охраняемых законом интересов истца" (ст. 195 ГПК РСФСР в ред. Федерального закона от 27 октября 1995 г.). Таким образом, право суда присудить по своему усмотрению истцу больше, чем он просил, все еще сохранялось.

По новому ГПК такого права у суда нет и судебное усмотрение в решении данного вопроса полностью отменено, что свидетельствует о дальнейшем и значительном расширении принципа диспозитивности и ограничении в этой сфере полномочий суда.

В настоящее время суд первой инстанции, выходя за пределы заявленного истцом требования, обязан указать в решении федеральный закон, предоставляющий ему такое право в данном деле.

Например, суд на основании п. 2 ст. 166 ГК вправе по своей инициативе выйти за пределы заявленного требования и применить последствия недействительности ничтожной сделки. Но сделать это в отношении оспоримой сделки он не может.

Принцип диспозитивности определяет содержание норм ГПК, регулирующих состав лиц, участвующих в деле (процессуальное соучастие и замену ненадлежащего ответчика).

Истец по своему усмотрению может предъявить иск как к одному, так и к нескольким ответчикам - ст. 40 ГПК. Такой иск, если на него распространяется общее правило территориальной подсудности, предъявляется в суд по месту жительства или месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца (ч. 1 ст. 31 ГПК). Например, при солидарной обязанности нескольких должников кредитор вправе предъявить иск как ко всем должникам, так и к любому из них по своему усмотрению (ст. 323 ГК).

При предъявлении иска к части должников суд не вправе по своей инициативе, без согласия истца, привлечь остальных должников к участию в деле в качестве соответчиков. Суд обязан разрешить дело по тому иску, который предъявлен, и только в отношении тех ответчиков, которые указаны истцом.

Только в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков "в связи с характером спорного правоотношения" суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе (ч. 3 ст. 40 ГПК). Мотивы, по которым суд признает невозможным рассмотреть данное дело без участия соответчика или соответчиков, должны быть приведены им в соответствующем определении. Данное определение и копии искового заявления необходимо направить лицам, привлеченным судом в качестве соответчиков. Например, в связи с характером спорных правоотношений необходимость привлечения судом соответчиков возникает по делам о признании недействительным ордера на жилое помещение, о признании недействительной сделки (когда в ордер включено, а в сделке участвовало несколько лиц, а иски предъявлены только к некоторым из них).

Истец может предъявить иск и к ненадлежащему ответчику, т.е. лицу, которое не несет перед ним ответственности. Замена ненадлежащего ответчика надлежащим (это влечет выбытие из дела первого и вступление в него второго) возможна только по ходатайству истца или с его согласия. Если истец не согласен на замену ненадлежащего ответчика (например, когда ходатайство об этом заявлено надлежащим ответчиком), суд не вправе привлечь надлежащего ответчика к участию в деле, как это было возможно ранее, а должен рассмотреть дело по предъявленному иску (ч. 2 ст. 41 ГПК), т.е. вынести решение об отказе в иске.

В случаях, когда по ходатайству или с согласия истца суд производит замену ненадлежащего ответчика надлежащим, необходимо иметь в виду следующее. Такое дело может рассматриваться тем же судом, если с учетом нового ответчика его подсудность не изменилась. Если подсудность дела изменяется (например, когда на дело распространяется общее правило территориальной подсудности, а ответчик находится на территории юрисдикции другого суда), то дело должно быть передано в суд, которому оно стало подсудно. В противном случае будет нарушено конституционное право ответчика на рассмотрение его дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ).

Если после замены ненадлежащего ответчика дело становится подведомственным арбитражному суду, то формально производство по нему должно быть прекращено.

Было бы правильным включить в ГПК РФ и АПК РФ нормы, допускающие взаимную передачу принятых к своему производству судами общей юрисдикции и арбитражными судами дел по подведомственности. Представляется, что и отсутствие этих норм не является препятствием в такой передаче, однако для этого необходим согласованный подход обеих судебных систем, например, выраженный в совместном постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ.

Действием принципа диспозитивности обусловлены также нормы ГПК РФ об альтернативной и договорной подсудности: в первом случае выбор одного суда, в который предъявляется иск, из нескольких, которым подсудно данное дело, зависит от усмотрения истца, во втором - от соглашения сторон.

Наиболее существенным образом действие принципа диспозитивности проявляется при регулировании прав лиц, участвующих в деле, и последствий распоряжения ими своими правилами.

К наиболее существенным правам относятся: право истца отказаться от иска; право ответчика признать иск; право сторон заключить мировое соглашение; право сторон признать обстоятельства, имеющие значение для дела (ст. ст. 39, 68 ГПК).

Отказ истца от иска и заключение сторонами мирового соглашения влечет прекращение производства по делу (ст. 220 ГПК), признание ответчиком иска - вынесение решения в пользу истца без выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела, и исследования доказательств (ст. ст. 173, 198 ГПК), признание стороной обстоятельств, имеющих значение для дела, - освобождение другой стороны от обязанности доказывания этих обстоятельств, а суда - от исследования доказательств, подтверждающих указанные обстоятельства (ст. 68 ГПК).

Суд не принимает отказ от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мирового соглашения сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (т.е. лиц, не являющихся сторонами в данном деле).

Суд не принимает признание стороной обстоятельств, имеющих значение для дела, если у него имеются основания полагать, что признание совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств дела или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения (ч. 3 ст. 68 ГПК).

Суд должен разъяснить истцу, ответчику или сторонам последствия отказа от иска, признания иска, заключения мирового соглашения или признания обстоятельств, имеющих значение для дела, и оформить совершение этих действий в установленном порядке - занести в протокол судебного заседания, приобщить к делу письменные заявления и т.д.

В стадии кассационного производства действие принципа диспозитивности проявляется, во-первых, в том, что оно возбуждается не иначе как по инициативе лица, участвующего в деле: по кассационной (частной) жалобе такого лица либо представлению участвовавшего в деле прокурора (ст. ст. 336, 371 ГПК). Без жалобы или представления прокурора кассационное производство (это же относится и к апелляционному производству) невозможно. Во-вторых, действие принципа диспозитивности в стадии кассационного производства проявляется в том, что суд кассационной инстанции, по общему правилу, проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах кассационной жалобы (представления), т.е. лицо, подавшее жалобу или представление, определяет пределы рассмотрения дела судом кассационной инстанции (ч. 1 ст. 347 ГПК).

За пределы жалобы или представления суд кассационной инстанции вправе выйти только "в интересах законности" (ч. 2 ст. 347 ГПК). Что понимать под интересами законности, которые дают основания для ограничения принципа диспозитивности в стадии кассационного производства?

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ по одному из дел, рассмотренному в кассационном порядке, указала по данному вопросу следующее (ссылаясь на действовавший в то время ГПК РСФСР): "Под интересами законности, которые дают суду, рассматривающему дело в кассационном порядке, основания для выхода за пределы кассационной жалобы, следует, в частности, понимать необходимость обеспечить по рассматриваемому делу правильное применение норм материального права и в первую очередь - положений Конституции Российской Федерации, регулирующих возникшие по данному делу правоотношения.

Изложенное вытекает из статьи 2 Гражданского процессуального кодекса РСФСР (в ред. Федерального закона, принятого 7 июля 2000 г.), согласно которой одной из задач гражданского судопроизводства является правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел, а гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка.

Обеспечение правильного применения по рассматриваемому делу положений Конституции Российской Федерации и других норм материального права является публично-правовой обязанностью суда. Выполнение судом этой публично-правовой обязанности не может быть поставлено в зависимость от частной позиции лица, участвующего в деле, изложенной в его кассационной жалобе" (дело Верховного Суда РФ N 53-Г01-19).

Таким образом, правильность применения норм материального права судом первой инстанции суд кассационной инстанции должен проверять независимо от доводов кассационной жалобы.

Новый ГПК в этом вопросе ничего не изменил, следовательно, указанный подход к разрешению данной проблемы сохраняет силу (подробнее о действии принципа диспозитивности в стадии кассационного производства см.: Жуйков В.М. Проблемы гражданского процессуального права. М., 2001. С. 49 - 62).

По новому ГПК действие принципа диспозитивности значительно расширилось в стадии пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора.

Производство в суде надзорной инстанции теперь может быть начато лишь по инициативе лиц, участвующих в деле, или других лиц, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями (ст. 376 ГПК). Именно по надзорной жалобе или представлению прокурора, если прокурор является лицом, участвующим в деле, суд надзорной инстанции теперь принимает решение (ст. 390 ГПК).

По ГПК 1964 года пересмотр судебных постановлений в порядке надзора допускался по протестам указанных в его ст. 320 должностных лиц судов и прокуратуры, которые не были связаны наличием надзорных жалоб вообще, а также их доводами - в частности; решение суд надзорной инстанции принимал по протесту, а не по надзорной жалобе (ст. 329).

Надо отметить, что в последние годы действия ГПК 1964 года, когда в законодательстве наметилась тенденция расширения принципа диспозитивности, в Верховном Суде РФ исходя из нового содержания этого принципа решения о принесении протестов на судебные постановления по гражданским делам принимались в подавляющем большинстве случаев только по жалобам лиц, участвующих в деле, или других лиц, права и законные интересы которых были нарушены судебными постановлениями.

Более того, основываясь на принципе диспозитивности, Пленум Верховного Суда РФ Постановлением от 25 апреля 1995 г. N 6 исключил из Постановления Пленума от 26 июня 1974 г. N 3 "О рассмотрении судами Российской Федерации гражданских дел в порядке надзора" п. 2, в котором ранее разъяснялось, что жалоба в порядке надзора может быть подана как лицами, участвующими в деле, так и другими гражданами и организациями, считающими выводы суда неправильными, что проверка дела в порядке надзора может иметь место также по письмам депутатов, по материалам статей, корреспонденции, заметок в печати, обобщений судебной практики, представлениям судей и т.д.

Тем не менее необходимость в принесении протестов в порядке надзора с целью пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений - при отсутствии надзорных жалоб - в отдельных случаях возникала. Это становилось необходимым, когда выявлялись судебные постановления (в частности, по представлениям судей), по которым судами были допущены существенные нарушения норм материального или процессуального права, влекущие серьезные неблагоприятные последствия:

для разрешения другого дела, для которого это судебное постановление имеет преюдициальное значение;

для неопределенного круга лиц (например, по делам об оспаривании нормативных правовых актов);

для единства судебной практики и законности;

для иных публичных интересов и т.п.

В таких случаях приносились протесты, и незаконные судебные постановления пересматривались, чем, полагаю, разумный баланс между принципами диспозитивности и законности не нарушался.

По новому ГПК это стало невозможным. Представляется, однако, что такое регулирование создает неоправданный перевес в пользу принципа диспозитивности и существенным образом ослабляет действие принципа законности. Практика применения нового ГПК уже выявила случаи, свидетельствующие о том, что указанные новеллы производства в суде надзорной инстанции порождают серьезные проблемы (например, возник вопрос об исполнении решения суда, вынесенного незаконным составом, которое никто не обжаловал).

Некоторые возможности решения указанных проблем создает норма, включенная в ст. 389 ГПК, согласно которой Председатель Верховного Суда РФ или его заместитель имеют право внести в Президиум Верховного Суда РФ мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности.

Как видно из содержания этой нормы, она не связывает указанных в ней лиц наличием или отсутствием по делу надзорных жалоб и предоставляет этим лицам право вносить представления о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в Президиум Верховного Суда РФ - без жалоб и минуя нижестоящие надзорные инстанции.

Однако представляется, что возможности применения ст. 389 ГПК весьма ограничены (к моменту написания настоящей статьи она еще ни разу не применялась). Во всяком случае, Верховному Суду РФ предстоит еще выработать практику ее применения и дать толкование формулировки "обеспечение единства судебной практики и законности".

Немалое значение имеет выбор вида гражданского судопроизводства, в котором должно рассматриваться и разрешаться то или иное дело (в порядке искового производства, производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, особого производства).

ГПК РФ ограничивает истца (заявителя) в праве выбрать по своему усмотрению вид гражданского судопроизводства, в котором следует рассматривать его дело, т.е. сужает в данных отношениях действие принципа диспозитивности.

Такое регулирование представляется вполне оправданным, так как не допускает возможности злоупотребления со стороны лиц, обращающихся в суды, своими правами путем выбора наиболее благоприятного для них (например, с точки зрения подсудности) и ущемляющего права других лиц, участвующих в деле, вида судопроизводства.

Например, если дело в связи с наличием спора подлежит рассмотрению и разрешению в порядке искового производства в суде по месту жительства или нахождения ответчика, то лицо, обратившееся в суд, не вправе подать заявление по месту своего жительства или нахождения в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений (ч. 2 ст. 254 ГПК), или особого производства (ст. 266 ГПК).

В таких случаях судья должен оставить заявление без движения и разъяснить заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований ст. ст. 131 и 132 ГПК, а если при этом нарушаются правила подсудности дела - отказать в принятии заявления. Если наличие спора выяснится после принятия заявления к производству суда, то суд должен вынести определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором следует разъяснить заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства (ч. 3 ст. 247 и ч. 3 ст. 263 ГПК, п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации").

Действие принципа диспозитивности, так же как и принципа состязательности, имеет особенности в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений (см.: Жуйков В.М. Принцип состязательности в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 2003. N 6).

Так, в силу ч. 3 ст. 252 ГПК отказ лица, обратившегося в суд с заявлением об оспаривании нормативного правового акта, от своего требования не влечет за собой прекращения производства по делу; признание требования органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, принявшими оспариваемый нормативный правовой акт, для суда необязательно.

Относительно значения признания требования по таким делам не может быть вариантов: суд, исходя из того, что оспариваемый нормативный правовой акт имеет публичное правовое значение и распространяется на лиц, не участвующих в деле, обязан разрешить вопрос о соответствии этого акта нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, по существу, независимо от позиции органа, его издавшего.



Что же касается отказа заявителя от требования по таким делам, то однозначного подхода к нему быть не может.

С учетом особенностей каждого конкретного дела суд не лишен возможности прекратить по нему производство. Например, нет никакой необходимости продолжать разбирательство дела, если нормативный правовой акт признан утратившим силу, в связи с чем заявитель отказывается от своего требования.