Мудрый Юрист

Наследование по закону нетрудоспособными иждивенцами

Б. Хаскельберг, профессор кафедры гражданского права Томского госуниверситета, доктор юридических наук.

Раздел V ГК РФ "Наследственное право" существенно обогащен многочисленными новациями, легально закрепляющими как предложения ученых о совершенствовании законодательства о наследовании, так и устоявшиеся положения нотариальной и судебной практики. Значительно полнее и более детально урегулированы отношения по переходу прав и обязанностей от умершего лица к его наследникам - как по закону, так и по завещанию. Сказанное в полной мере относится и к правилам о наследовании нетрудоспособными иждивенцами, которые и прежним законодательством признавались законными наследниками.

Признание иждивенцев наследниками по закону можно объяснить их нетрудоспособностью и получением средств к существованию от наследодателя, смерть которого лишает их получаемой от него материальной помощи. Признание их наследниками обоснованно, поскольку предполагается, что материальная помощь продолжалась бы, если бы не наступила смерть оказывавшего ее лица. Важно и то, что нетрудоспособные иждивенцы нередко связаны с наследодателем отношениями родства или свойства, но не относятся к той очереди наследников, которая призывается к наследованию по закону.

Правила о наследовании нетрудоспособными иждивенцами подверглись в ГК существенным изменениям, коснувшимся прежде всего и больше всего условий призвания этих лиц к наследованию по закону и в какой-то степени порядка наследования, которые рассматриваются в настоящей статье.

Давая общую оценку новелл ГК по рассматриваемому вопросу, следует сказать, что законодатель, дополнив существовавшие ранее условия призвания иждивенцев к наследованию новыми условиями, тем самым ограничил круг этих лиц как потенциальных наследников по закону. При этом следует подчеркнуть, что ограничения наследования нетрудоспособными иждивенцами теперь распространяются и на наследование ими в порядке ст. 1149 ГК РФ в качестве необходимых наследников, имеющих право на обязательную долю. Нетрудоспособные иждивенцы, входящие в круг наследников любой из семи очередей, призываются к наследованию в соответствии со ст. 1149 ГК РФ, если не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении. Другие нетрудоспособные иждивенцы наследуют, если не менее года до смерти наследодателя не только находились на его иждивении, но и проживали совместно с ним. Кодекс 1964 года (ст. 535) не предусматривал ни одного из этих двух условий.

Теперь рассмотрим порядок наследования по закону нетрудоспособными иждивенцами, имея в виду, что именно порядок призвания их к наследованию является главной особенностью наследования этой категории граждан.

Нетрудоспособные иждивенцы не относятся к определенной очереди наследников по закону. Они наследуют вместе и наравне с законными наследниками любой очереди из семи предусмотренных очередей, призванной к наследованию, однако они не приобретают статуса наследников этой очереди. Действует лишь определенный порядок призвания их к наследованию, неравнозначный установлению очередности наследования. Не случайно в законе говорится о наследовании иждивенцами наравне с наследниками любой очереди.

Правильное, соответствующее букве и смыслу закона определение статуса иждивенцев как наследников по закону имеет важное практическое значение, что видно из приводимого ниже примера. После смерти А. остались его жена, сын (наследники первой очереди), два брата (наследники второй очереди) и нетрудоспособный иждивенец, имеющий право наследования в соответствии с п. 2 ст. 1148 ГК РФ. Переживший супруг и сын от наследства отказались. Кто в данном случае наследует? Если признать иждивенца наследником первой очереди, то, поскольку жена и сын отказались от наследства, имущество умершего будет наследовать только он, как единственный наследник первой очереди. При такой трактовке положения иждивенца как наследника первой очереди два брата наследодателя - наследники второй очереди - не наследуют. Однако подобное толкование п. п. 1, 2 ст. 1148 ГК представляется ошибочным, не опирающимся на содержание ст. 1141 ГК, в соответствии с которой, если нет наследников опережающей очереди, наследуют наследники последующей очереди. В приведенном примере нетрудоспособный иждивенец наследует вместе и наравне с двумя братьями умершего, призываемыми к наследованию в качестве наследников второй очереди.

Такой порядок наследования нетрудоспособными иждивенцами обеспечивает оптимальное решение двуединой задачи. Во-первых, гарантируется повышенная защита интересов указанных лиц, призвание их к наследованию независимо от наличия близких родственников умершего. Во-вторых, наследуя вместе и наравне с родственниками наследодателя, иждивенцы не отстраняют их от наследования.

Обратимся теперь к рассмотрению условий, при наличии которых нетрудоспособные иждивенцы могут наследовать по закону. Как известно, по ГК РСФСР 1964 года необходимыми и достаточными были два условия: нетрудоспособность и состояние на иждивении умершего не менее одного года до его смерти (ч. 3 ст. 532). Теперь ГК РФ выделяет две группы нетрудоспособных иждивенцев в качестве законных наследников, для каждой из которых, кроме общих условий, устанавливает дополнительное условие призвания к наследованию. В основание разграничения этих групп законодателем положен признак принадлежности нетрудоспособного иждивенца к одной из очередей наследников (ст. ст. 1142 - 1145 ГК). Из самого факта выделения по указанному признаку двух групп иждивенцев-наследников очевидно, что условия призвания к наследованию каждой из них различаются: для одной условия более мягкие, для другой - более жесткие при том, что статус граждан одной и другой группы ничем не отличается - нетрудоспособность и состояние на иждивении умершего, вследствие смерти которого они лишились средств к существованию. Это позволяет а priori усомниться в обоснованности выделения двух групп наследников и установления дополнительного условия призвания к наследованию одной из них, а именно необходимости совместного проживания с наследодателем до его смерти. Этот вопрос будет рассмотрен в дальнейшем, а сейчас обратимся к признакам выделения этих групп.

В первую группу включены граждане, относящиеся к наследникам по закону, указанным в ст. ст. 1143 - 1145 ГК, т.е. к любой из шести очередей законных наследников начиная со второй (п. 1 ст. 1148 ГК). При анализе правила п. 1 ст. 1148 ГК обращает на себя внимание отсутствие указания на ст. 1142 ГК, определяющую наследников по закону первой очереди. Объясняется это тем, что иждивенец-наследник первой очереди наследует на общих основаниях независимо от наличия условий призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев. На таких же основаниях наследуют нетрудоспособные иждивенцы-наследники любой из последующих шести очередей, если к наследованию призываются наследники той очереди, к которой относится и нетрудоспособный иждивенец.

Так, если после смерти А. остались его брат и нетрудоспособный дедушка, то, поскольку оба относятся ко второй очереди наследников по закону, дедушка наследует вместе с братом умершего, но именно как наследник второй очереди (ст. 1143 ГК), а не как нетрудоспособный иждивенец. Это важно особо подчеркнуть, имея в виду практическое значение определения основания призвания нетрудоспособного иждивенца к наследованию. Допустим, что брат отказался от наследства. Возникнет вопрос: должен ли наследовать только нетрудоспособный иждивенец-дедушка в качестве наследника второй очереди или он наследует вместе с наследниками третьей очереди? Правильным представляется признание в этом случае нетрудоспособного иждивенца единственным наследником, даже если имеются наследники третьей очереди.

Из сказанного можно сделать следующий вывод. Как нетрудоспособные иждивенцы граждане наследуют по закону, если не призываются к наследованию по иным основаниям, в частности не относятся к той очереди, которая призывается к наследованию, и не имеют права наследовать по праву представления (ст. 1146 ГК). Другое дело, если нетрудоспособный иждивенец назначен наследником по завещанию. В этом случае он будет наследовать сразу по двум основаниям (подп. 2 п. 2 ст. 1152 ГК).

Нетрудоспособные иждивенцы первой группы наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию. Преимущество, признаваемое за ними законом и объясняемое их статусом, состоит в том, что, не будучи наследниками этой очереди, они наследуют вместе и наравне с входящими в нее наследниками, хотя и относятся к более дальней очереди. Иными словами, эти лица наследуют вне своей очереди, т.е. вне очереди.

Вторая группа представлена нетрудоспособными иждивенцами, которые не являются наследниками, названными в ст. ст. 1142 - 1145 ГК. Призвание их к наследованию возможно при наличии не только общих условий - нетрудоспособности и состояния на иждивении, - но также и дополнительного условия - совместного проживания с умершими не менее года до его смерти (п. 2 ст. 1148 ГК). Условием наследования здесь является не только состояние на иждивении наследодателя не менее года, но и совместное проживание с ним в течение этого же периода. Гипотеза данной нормы предусматривает два условия: иждивение и совместное проживание; требование "не менее одного года до смерти" в равной степени относятся к каждому из них. Если, например, иждивенец, проживавший отдельно, некоторое время в связи с болезнью наследодателя жил у него, осуществляя уход за ним, его нельзя признать наследником по основаниям, указанным в п. 2 ст. 1148 ГК, ввиду отсутствия одного из необходимых условий - совместного проживания с наследодателем в течение не менее одного года до его смерти.

Нетрудоспособные иждивенцы, которые не входят в круг наследников, перечисленных в ст. ст. 1142 - 1145 ГК, проживавшие совместно с наследодателем не менее года до его смерти, наследуют самостоятельно в восьмой очереди, если отсутствуют другие наследники по закону любой из семи очередей (п. 3 ст. 1148 ГК). Как видно, указанные граждане призываются к наследованию при тех же условиях, что и другие иждивенцы второй группы. Однако специфика наследования этими лицами состоит в том, что они наследуют при отсутствии других законных наследников самостоятельно, т.е. не делят наследство с другими наследниками ввиду их отсутствия.

Установление различных условий призвания нетрудоспособных иждивенцев к наследованию в зависимости от того, относятся ли они к наследникам, указанным в ст. ст. 1142 - 1145 ГК, а именно введение дополнительного условия наследования для тех, кто не указан в этих статьях (совместное проживание с умершим не менее года до его смерти), трудно объяснить и признать обоснованным. Практически этим, как уже отмечалось, вводится ограничение круга потенциальных наследников по закону по основанию нетрудоспособности, против которого могут быть выдвинуты следующие возражения.

Гражданский кодекс РФ существенно расширил круг наследников по закону, включив в него не только родственников вплоть до пятой степени родства, но и пасынков и падчериц, отчима и мачеху. Кроме того, наследуют по закону, как и прежде, переживший супруг, усыновители и усыновленные, нетрудоспособные иждивенцы наследодателя. В установлении восьми очередей наследников по закону, а также провозглашении завещательной свободы нашло выражение стремление законодателя свести к минимуму случаи перехода имущества как выморочного в порядке наследования в собственность Российской Федерации.

Нетрудоспособный иждивенец, не входящий в круг наследников, указанных в ст. ст. 1142 - 1145 ГК, и не проживавший совместно с наследодателем до его смерти, не будет наследовать ни как наследник - нетрудоспособный иждивенец, ни как необходимый наследник, имеющий право на обязательную долю (п. 1 ст. 1149 ГК). В связи с этим встает вопрос: насколько справедлив, оправдан и соответствует воле наследодателя, если бы он хотел и мог ее выразить, отказ в праве наследования нетрудоспособному иждивенцу на том основании, что он не входит ни в одну из очередей наследников по закону и не проживал совместно с умершим до его смерти? Не менее законный вопрос - обоснованно ли с нравственных позиций предпочтение, отдаваемое законом при указанных обстоятельствах весьма отдаленному родственнику умершего, например пятой степени родства, который и ведать не ведал о существовании наследодателя, но будет призван к наследованию, и отказ в праве наследования нетрудоспособному, хотя и не проживавшему совместно с умершим, но состоявшему на его иждивении и в связи со смертью "кормильца" лишившемуся средств к существованию?

При обсуждении обоснованности и целесообразности требования о совместном проживании с умершим как необходимом условии наследования (п. п. 2, 3 ст. 1148 ГК) следует иметь в виду и то, что непроживание совместно с наследодателем нередко может объясняться неблагополучными жилищными условиями умершего, не позволявшими предоставить иждивенцу крышу над головой (нельзя забывать, что миллионы людей в России продолжают проживать в стесненных условиях и стоят на очереди как нуждающиеся в улучшении жилищных условий). Поэтому трудно обосновать установление дополнительного требования о совместном проживании иждивенца с наследодателем. В связи с этим представляется желательным исключить это условие из п. 2 ст. 1148 ГК.

Наследование по закону на основании нетрудоспособности и иждивенства обусловлено установлением юридических фактов, с которыми закон связывает право наследования. Если между наследниками и иждивенцами не возникает споров о наследовании последними, проблема доказывания может и не возникать. Но даже при их отсутствии, если будет необходимо получить свидетельство о праве на наследство (ст. 1162 ГК), потребуется представить нотариусу доказательства в подтверждение права наследования, т.е. каждого элемента юридического состава как основания права наследования.

Начнем с нетрудоспособности лица. Единого легального определения круга нетрудоспособных, используемого во всех случаях, когда с фактом нетрудоспособности связываются правовые последствия, нет. В различных законах с оговоркой "для целей" соответствующего закона приводимые перечни нетрудоспособных лиц не совпадают.

Раздел V ГК РФ "Наследственное право" не содержит специального перечня нетрудоспособных лиц, в связи с чем, если законом не установлено иное, следует исходить из общепринятого на практике положения, согласно которому к нетрудоспособным лицам относятся женщины, достигшие 55, и мужчины 60 лет (независимо от назначения им пенсии в соответствующих случаях в более раннем возрасте), инвалиды I, II и III групп, в том числе инвалиды с детства, лица, не достигшие возраста 16 лет (ст. 63 Трудового кодекса РФ), учащиеся до 18 лет, а обучающиеся по очной форме обучения - до окончания обучения, но не дольше чем до достижения ими 23 лет. Имеются все основания относить этих лиц к нетрудоспособным, поскольку при наследовании иждивенцами по закону ситуация - смерть кормильца - аналогична той, которая предусмотрена ст. 1088 ГК, п. п. 1, 2 ст. 9 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Для признания лица нетрудоспособным по возрасту или по инвалидности не имеет значения факт продолжения трудовой деятельности данным лицом, но может возникнуть вопрос о состоянии на иждивении умершего. Однако прежде чем обратиться к нему, следует сказать о том, к какому времени относится определение нетрудоспособности.

Согласно ст. 1148 ГК нетрудоспособность определяется на день открытия наследства. В ГК 1964 года содержалась несколько иная формулировка: к числу наследников по закону относились нетрудоспособные лица, состоящие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти (ст. 532). Это позволяло толковать данную норму таким образом, что лицо признавалось законным наследником, если находилось на иждивении умершего, будучи нетрудоспособным. Иначе говоря, требование "не менее года" относилось в равной мере к состоянию на иждивении и к продолжительности нетрудоспособности. ГК РФ разъединил эти требования во времени. Отсюда следует, что ст. 1148 ГК не исключает такого положения, когда лицо, будучи трудоспособным, находилось на иждивении умершего; решающее значение имеет нетрудоспособность "ко дню открытия наследства". Это не должно вызывать недоумения, принимая во внимание, что если лицо, не являясь нетрудоспособным, находилось на иждивении, то тем более, став нетрудоспособным ко дню открытия наследства, должно иметь право наследования.

В действующем законодательстве понятие иждивения определено в Законе "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". В соответствии с подп. 3 п. 2 ст. 9 названного Закона состоявшими на иждивении наследодателя должны признаваться лица, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию (определение иждивения в ст. 9 дано применительно к условиям назначения трудовой пенсии по случаю потери кормильца и, как представляется, с полным основанием должно быть использовано и при определении права наследования нетрудоспособного иждивенца). При отсутствии соответствующих документов этот факт может быть установлен в судебном порядке (п. 2 ст. 264 ГПК РФ) при помощи, в частности, свидетельских показаний. Состояние на иждивении наследодателя является юридически значимым, если оно имело место в течение не менее года до его смерти. "До его смерти" следует понимать в смысле "непосредственно перед смертью", т.е. состояние на иждивении должно продолжаться непрерывно в течение года до дня смерти наследодателя.

Заслуживает внимания вопрос об исчислении периода "не менее года" в случаях объявления безвестно отсутствующего лица умершим и открытия наследства в день вступления в законную силу решения суда. Этот вопрос приобретает в настоящее время практическое значение в связи с непрекращающимися вооруженными столкновениями в так называемых "горячих точках" и террористическими актами на территории России, когда граждане оказываются безвестно пропавшими, а впоследствии объявляются умершими. Полвека назад В. Серебровский, ссылаясь на Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР от 16 - 17 сентября 1935 г., считал необходимым, чтобы нетрудоспособный находился на иждивении объявленного умершим не менее года до момента получения от него последних известий (Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. М., 1953. С. 71). Такой порядок исчисления годичного срока в указанных случаях представляется правильным. Исходя из ст. 45 ГК, годичный срок следует исчислять со дня начала течения пятилетнего или соответственно шестимесячного срока, по истечении которых наследодатель может быть объявлен в судебном порядке умершим.

В ст. 1148 ГК имеется в виду фактическое нахождение на иждивении наследодателя, а не право на получение средств на содержание. В связи с этим возникает, по крайней мере, два вопроса: 1) наследует ли нетрудоспособный, который по закону имел право на содержание, но фактически его не получал и не обращался с соответствующим требованием; 2) можно ли признать наследником нетрудоспособного, если имеется вступившее в законную силу решение суда о взыскании с наследодателя алиментов или соглашение об уплате алиментов (ст. ст. 99 - 105 Семейного кодекса РФ), которые не исполнялись. Буквальное толкование фразы ст. 1148 ГК "находились на его иждивении" не позволяет положительно ответить ни на один из них.

Однако признать такое положение справедливым едва ли возможно. Нельзя забывать, что иждивение - необходимое условие наследования наряду с нетрудоспособностью во всех случаях, указанных в ст. 1148 ГК. Признание неисполнения наследодателем при жизни своих обязанностей по предоставлению средств на содержание нетрудоспособного лица основанием отказа в праве наследования означало бы тем самым, что неисполнение обязанностей как бы получает одобрение законодателя. Думается, что неправильно и несправедливо было бы ссылаться в обоснование отказа на то, что при жизни наследодателя нетрудоспособный, не получая материальной помощи от него, сам находил средства к существованию.

Такое "обоснование" в особенности неуместно, если неисполнение наследодателем обязанности по содержанию обрекало нетрудоспособного на жалкое существование. Но дело не только в этом. Отсутствие в законе требования нуждаемости в средствах наряду с нетрудоспособностью и состоянием на иждивении наследодателя основано на разумном предположении, что нетрудоспособность и состояние на иждивении сами по себе, как правило, свидетельствуют о нуждаемости. Однако получение небольшой пенсии или случайных незначительных доходов не основание для отрицания факта иждивения, если помощь наследодателя была постоянным и основным источником средств к существованию. Нет также оснований исключать нетрудоспособного из числа наследников в связи с получением, например, крупного выигрыша по лотерее после открытия наследства. Вместе с тем нельзя рассматривать в качестве предоставления иждивения как одного из условий наследования нетрудоспособным систематическое получение платежей от наследодателя в порядке возмещения причиненного им вреда.

Мнение, что содержание кого-либо во исполнение обязанности по договору - договору ренты (глава 33 ГК) или брачному договору (глава 8 СК) - даже при условии, что лицо является нетрудоспособным, не может служить основанием наследования после другой стороны, нуждается в уточнении. Следует согласиться с этим мнением в части, относящейся к содержанию на основании рентного договора. Однако получение супругом содержания в соответствии с брачным договором едва ли справедливо во всех случаях не признавать состоянием на иждивении в целях наследования по ст. 1148 ГК.

Согласно ч. 3 ст. 42 СК супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию. Трудно найти возражения против признания одного из супругов состоящим на иждивении другого, если средства на содержание хотя и предоставляются во исполнение брачного договора, но при наличии условий, предусмотренных в ст. ст. 89, 90 СК. Само по себе включение в брачный договор обязанности по предоставлению содержания при наличии этих условий, как представляется, не должно влиять на определение природы отношений по содержанию. Это есть отношения иждивенства, и поэтому при наличии других условий, указанных в ст. 1148 ГК, нетрудоспособное лицо - наследник по закону.

Для призвания к наследованию по закону лица, которое не относится ни к одной из семи очередей наследников по закону, необходимо установление не только фактов нетрудоспособности и состояния на иждивении умершего, но и факта совместного проживания с ним не менее одного года до открытия наследства. При этом закон не требует также совместного ведения общего хозяйства, предполагающего наличие общего бюджета, взаимную заботу, хотя находясь на иждивении наследодателя и проживая совместно с ним, можно презюмировать и совместное ведение общего домашнего хозяйства. Однако законом подобное требование не установлено.

Совместное проживание в течение не менее одного года не подпадает под понятие временного проживания, ограниченного максимальным шестимесячным сроком (ст. 680 ГК), а соединенное с совместным ведением общего домашнего хозяйства является достаточным основанием для признания нетрудоспособного иждивенца членом семьи наследодателя, хотя последнее для наследования нетрудоспособным не имеет юридического значения. Совместное проживание не менее одного года ближе к понятию постоянного проживания, о котором говорится в п. 2 ст. 672 ГК, однако условия признания лица постоянно проживающим с наследодателем также не должны учитываться при установлении факта совместного проживания с наследодателем. Достаточно установления фактического проживания с последним в одной квартире, в одном доме или ином жилом помещении. Что касается прописки или регистрации, то необходимо руководствоваться следующим совершенно четким и определенным разъяснением Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" (Постановление N 8 от 31 октября 1995 г.): "...следует иметь в виду, что отсутствие прописки либо регистрации, заменившей институт прописки, само по себе не может служить основанием для ограничения прав и свобод человека, включая и право на жилище... Необходимо учитывать, что данные, свидетельствующие о наличии или отсутствии прописки (регистрации), являются лишь одним из доказательств того, состоялось ли между нанимателем (собственником) жилого помещения, членами его семьи соглашение о вселении лица в занимаемое жилое помещение и на каких условиях" (п. 13) (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 1). Проживание нетрудоспособного иждивенца совместно с наследодателем не менее года имеет значение для наследования независимо от приобретения им права пользования жилым помещением в соответствии с действующим законодательством. Отсутствие такого права не препятствие для признания лица законным наследником на основании его статуса нетрудоспособного иждивенца, совместно проживавшего с наследодателем не менее одного года до открытия наследства.