Мудрый Юрист

Публичный договор бытового подряда

Мищенко Е.А., помощник судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

В настоящее время договоры на оказание услуг и выполнение работ широко используются в повседневной жизни. Вопрос о критериях разграничения категорий "работ" и "услуг", как предмета договорных отношений, на протяжении долгого времени остается дискуссионным. Наиболее распространенной является точка зрения о необходимости разделять договоры об оказании услуг от договоров о выполнении работ <*>. Однако немало ученых считают, что подобное деление достаточно условно и на практике провести грань между работами и услугами достаточно сложно <**>. На мой взгляд, следует согласиться с мнениями ученых о возможности выработки и применении единых норм для договоров об оказании услуг и выполнении работ.

<*> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. Отдельные виды обязательств. Л.: Изд. ЛГУ, 1961. С. 211 и сл.; Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве. М., 2001. С. 398; Гражданское право: Учебник / Под ред. проф. А.П. Сергеева и проф. Ю.К. Толстого.
<**> См.: М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., 2002. С. 201 - 203, 227.

Если обратиться к ГК РСФСР 1922 и 1964 гг., то мы увидим, что главы о договоре подряда были предназначены для одновременного регулирования и договоров о выполнении работ и об оказании услуг. Современный ГК Российской Федерации (далее - ГК), впервые выделив в главе 39 в качестве отдельного типа договор возмездного оказания услуг, вместе с тем не дал определения услуг и критерия отграничения их от работ. Более того, глава о возмездном оказании услуг располагается после главы, посвященной договору подряда, и возможность в определенных случаях применять положения о подряде прямо предусмотрена в ст. 783 ГК. Применение единых правил для работ и услуг предусматривается также некоторыми правовыми актами. Например, Закон Российской Федерации от 07.02.92 N 2300-1 "О защите прав потребителей" в главе 3 содержит общие нормы, применимые и к договорам об оказании услуг и о выполнении работ. Поэтому особенности публичных договоров, направленных на выполнение работ и оказание услуг, думается, правомерно рассматривать как единый вид публичных договоров.

Договор бытового подряда из всех договоров подряда наиболее близок по своей природе к обязательствам по оказанию услуг. Поэтому положения о договоре бытового подряда подлежат применению при заключении договора на возмездное оказание услуг, когда организация, осуществляющая предпринимательскую деятельность, оказывает гражданину услугу, предназначенную удовлетворять его бытовые или другие личные потребности.

В соответствии с действующим ГК договор бытового подряда рассматривается как отдельный вид договора подряда. Однако до недавнего времени в ГК РСФСР 1964 г. этот договор назывался бытовым заказом и рассматривался как один из договоров по обслуживанию граждан. В соответствии со ст. 730 современного ГК бытовым подрядом является договор, по которому подрядчик, осуществляющий соответствующую предпринимательскую деятельность, обязуется выполнить по заданию гражданина определенную работу, предназначенную удовлетворять бытовые или другие личные потребности заказчика, а заказчик обязуется принять и оплатить работу.

Договор бытового подряда является публичным договором.

Необходимость особого регулирования бытового подряда вызвана рядом особенностей данного договора, прежде всего его субъектным составом и целью заключения договора.

Подрядчиком по договору может являться только лицо, профессионально осуществляющее соответствующую подрядную деятельность. При этом, в отличие от общей нормы о публичном договоре, называющей в качестве обязанного субъекта коммерческую организацию, специальные нормы, регулирующие бытовой подряд, в качестве подрядчика называют организацию - независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуального предпринимателя, выполняющего работы и оказывающего услуги по возмездному договору. Заказчиком является исключительно гражданин, целью заказа которого является удовлетворение своих личных потребностей. Указанный субъектный состав, характеризующийся неравенством между участниками договора, предопределил распространение на бытовой подряд режима публичного договора.

Учитывая, что целью распространения режима публичного договора на отдельные виды договоров является защита менее защищенной в организационно-правовом отношении стороны, в договоре, на мой взгляд, следовало бы расширить субъектный состав данного договора. Гражданин как лицо, наиболее уязвимое в правовых отношениях, возникающих при заключении договора бытового подряда, безусловно, нуждается в дополнительных гарантиях своих прав, поскольку с другой стороны ему противостоит профессиональный подрядчик, как правило, имеющий больше возможностей обеспечить себя квалифицированной правовой помощью. Вместе с тем юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, заказывающий выполнение определенных работ у организации для нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, также выступают в качестве потребителей, которые хотя и являются профессионалами в своей сфере деятельности, но не обладают всей полнотой информации в сфере подрядных работ. Следовательно, эти лица, так же как и граждане, должны иметь право пользоваться дополнительными правами и гарантиями, предоставляемыми в рамках договора бытового подряда, если целью заказываемых работ является удовлетворение нужд, не связанных с использованием результата работ в предпринимательских целях. Аналогичная точка зрения высказывалась ранее Ю.В. Романцом, который указывал на то, что подобная практика имеет место в других видах публичных договоров, например в договоре купли-продаже <*>.

<*> Ю.В. Романец. Указ. соч. С. 375.

Особенностью бытового подряда является также целевая направленность результата работ, которые должны удовлетворять бытовые или другие личные потребности заказчика. Правила бытового обслуживания населения Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации 15.08.97 N 1025, конкретизируют, что работы должны заказываться и использоваться исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности <*>.

<*> СЗ РФ. N 34. Ст. 3979.

При заключении договора стороны обязаны прежде всего соблюдать требования, закрепленные в ст. 426 ГК. Коммерческая организация (индивидуальный предприниматель), осуществляющая подрядную деятельность, не вправе отказывать в заключении договора при наличии у нее возможности выполнить такую работу. Поскольку по общему правилу работы выполняются из материала подрядчика и его средствами, отсутствие у подрядчика необходимых материалов является основанием для отказа в заключении договора. При этом бремя доказывания отсутствия возможности выполнить соответствующие работы возложено на подрядчика. Разногласия по отдельным условиям публичного договора могут быть переданы потребителем на рассмотрение суда независимо от согласия на это коммерческой организации <*>.

<*> Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8 // Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.

Условия и цена на одинаковые работы должны устанавливаться равными для всех потребителей, за исключением тех, кто пользуется на основании закона и других правовых актов льготами.

Интересы заказчика в этой области защищаются ст. 735 ГК, в соответствии с которой цена работы в договоре бытового подряда определяется соглашением сторон и не может быть выше устанавливаемой или регулируемой соответствующими государственными органами. При этом особенностью бытового подряда является то, что в отличие от многих других договоров цена выполняемых работ является существенным условием, отсутствие которого влечет признание договора незаключенным.

Порядок оплаты работ, установленный ст. 735 ГК, также направлен на создание дополнительных гарантий для потребителей. По общему правилу работа должна оплачиваться заказчиком после принятия им ее результата. Оплата при заключении договора или путем выдачи аванса возможна только с согласия заказчика. Таким образом, подрядчик не имеет права требовать предварительной оплаты за выполняемые работы.

Разногласия сторон по отдельным условиям публичного договора могут быть переданы потребителем на рассмотрение суда независимо от согласия на это коммерческой организации.

Довольно часто договоры бытового характера заключаются путем присоединения к разработанным формулярам. В таком случае, наряду с нормами о публичном договоре, на него будут распространяться нормы о договоре присоединения (ст. 428 ГК).

На практике многие граждане, желая сэкономить деньги, обращаются к лицам, де-факто выполняющим подрядные работы, но де-юре не имеющим статуса юридического лица или индивидуального предпринимателя, а стало быть, права выполнения соответствующих работ. В таком случае договор не будет квалифицироваться как договор подряда в смысле ст. 730 ГК и гражданин не вправе будет претендовать на предусмотренные законодательством гарантии.

Договор бытового подряда регулируется не только нормами ГК, но и другими правовыми актами. Важную роль в регулировании рассматриваемого договора играет Федеральный закон Российской Федерации "О защите прав потребителей", который включает в себя специальную главу касающуюся защиты прав потребителей при выполнении работ. Так, ст. 29 указанного Закона предоставляет потребителю право при обнаружении недостатков выполненной работы по своему выбору потребовать:

безвозмездного устранения недостатков выполненной работы;

соответствующего уменьшения цены выполненной работы;

безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы. При этом потребитель обязан возвратить ранее переданную ему исполнителем вещь;

возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы своими силами или третьими лицами.

В юридической практике возник вопрос: являются ли нормы Закона "О защите прав потребителей" приоритетными над нормами ГК и в каких случаях? Сам Закон не содержит ссылки на приоритет ГК перед Законом. Авторы Комментария к Закону указывают на то, что не все нормы Закона применяются субсидиарно, некоторые из них как специальные имеют приоритет перед ГК. В частности, это имеет место в случае, когда допускается установление иных по сравнению с ним правил законом или иными правовыми актами. В качестве примера приводятся ряд статей ГК о подряде <*>. Не соглашаясь с данной позицией, М.И. Брагинский считает, что не существует никаких других ситуаций для применения отличных от ГК норм Закона, кроме тех, когда соответствующая возможность прямо предусмотрена ГК, в силу п. 2 ст. 3 Кодекса. Кроме того, применение отличной от ГК нормы закона в силу прямого указания в Кодексе не противоречит, а, напротив, подтверждает приоритет этого последнего, с одной стороны, и субсидиарность закона как такового - с другой <**>. На мой взгляд, позиция М.И. Брагинского является правильной и отвечает общим принципам применения законодательства по иерархии.

<*> Комментарий к Закону "О защите прав потребителей". М., 1997. С. 31.
<**> М.И. Брагинский. Договор подряда и подобные ему договоры. М., 1999. С. 95.

Судебная практика, вставая на защиту прав заказчика в бытовом подряде, исходит из возможности применения к спорным правоотношениям не только специальных норм о подряде, но и общих норм о защите прав потребителей.

В качестве примера можно привести следующее судебное дело.

Гражданин Х. Заключил с Казанским медико-инструментальным заводом договор бытового подряда на строительство на долевых началах дома. Во исполнение договора он внес на расчетный счет подрядчика определенную сумму денег, а ему в собственность была предоставлена трехкомнатная квартира в упомянутом доме. Обнаружив, что квартира имеет существенные недостатки, Х. обратился в суд с иском к заводу о замене квартиры, взыскании неустойки, возмещении убытков и компенсации морального вреда.

Приволжский городской суд г. Казани в иске отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан решение отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан кассационное определение отменил и оставил без изменения решение суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации постановление президиума отменила, а определение кассационной инстанции оставила без изменения, указав следующее. Отказывая в иске, городской суд исходил из того, что согласно заключению судебной строительно-технической экспертизы в квартире не выявлено монтажных и конструктивных недостатков, делающих невозможным проживание, а имеющиеся недостатки в отделке жилой площади устранимы и истец не лишен возможности предъявить иск об их устранении.

Как считала кассационная инстанция, отменяя решение, суд не проверил довод истца о том, что его требование заменить квартиру связано не с тем, что в ней невозможно проживать, а с нарушением его прав, предусмотренных ст. 29 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", в соответствии с которой заказчик при обнаружении недостатков в выполненной работе вправе, в частности, потребовать безвозмездного изготовления другой вещи из одного материала такого же качества или повторного выполнения работы.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан определение судебной коллегии отменил, сославшись на то, что в силу п. 3 ст. 730 ГК законы о защите прав потребителей применяются к тем отношениям по договору бытового подряда, которые не урегулированы Гражданским кодексом. Последствия обнаружения недостатков в выполненной работе по упомянутому договору предусмотрены ст. 737 ГК, согласно которой истец не вправе предъявить требование о замене квартиры, и в данном случае Закон "О защите прав потребителей" применению не подлежит.

Между тем в соответствии со ст. 737 ГК в случае обнаружения недостатков во время приемки результата работы или во время его использования заказчик по договору бытового подряда может в течение общих сроков, перечисленных в ст. 725 ГК, а при наличии гарантийных сроков в течение этих сроков по своему выбору осуществить одно из предусмотренных в ст. 723 ГК прав либо потребовать безвозмездного повторного выполнения работы.

Данная статья не содержит запрета потребовать заказчиком в таком случае замены результата работы надлежащего качества на аналогичный надлежащего качества. Нет таких ограничений и в ст. 29 Закона "О защите прав потребителей", установившей права потребителя при обнаружении недостатков выполненной работы. Однако президиум этого не учел.

Кроме того, в силу ст. 739 ГК в случае ненадлежащего выполнения или невыполнения работы по договору бытового подряда заказчик может воспользоваться правами, предоставленными покупателю в соответствии со ст. ст. 503 - 505 ГК.

Согласно ст. 503 ГК покупатель, которому продан товар ненадлежащего качества, если его недостатки не были оговорены продавцом, вправе по своему выбору потребовать, в частности, замены недоброкачественного товара товаром надлежащего качества.

Таким образом, как следует из содержания Закона, в случае обнаружения недостатков в выполненной работе по договору бытового подряда заказчик по своему выбору осуществляет одно из предоставленных ему законом прав, в частности, он может потребовать от подрядчика замены недоброкачественного результата этой работы на аналогичный надлежащего качества.

Вместе с тем Закон не связывает осуществление этого права заказчика с характером обнаруженных им в выполненной подрядчиком работе недостатков и возможностью либо невозможностью их устранения.

При таких обстоятельствах Верховный Суд РФ пришел к заключению, что вывод суда, с которым согласился президиум, о том, что гражданин Х. вправе потребовать не замены переданной ему по договору бытового подряда квартиры ненадлежащего качества, а лишь устранения имеющихся в квартире недостатков, противоречит ст. 503 ГК.

Верховный Суд РФ также указал на необходимость при рассмотрении требований о взыскании неустойки, убытков и морального вреда, вытекающих из договора бытового подряда, руководствоваться Законом "О защите прав потребителей", поскольку данные вопросы не урегулированы Гражданским кодексом <*>.

<*> Извлечение из Определения Верховного Суда РФ от 27.07.99.

Закон "О защите прав потребителей" возлагает на подрядчика повышенную ответственность в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. В соответствии со ст. 13 указанного Закона, если подрядчик не докажет, что допущенные нарушения произошли вследствие непреодолимой силы или вины заказчика, с него подлежит взысканию неустойка, убытки в полной сумме сверх установленной законом или договором неустойки, а также он обязан компенсировать причиненный моральный вред.

Режим публичного договора и применение столь жестких мер ответственности в случае нарушения договора призваны обеспечивать баланс интересов подрядчика, задача которого извлечь максимальную выгоду при минимальных затратах и издержках, и заказчика, который заинтересован в получении в срок качественно выполненной работы.

Гражданский кодекс в качестве одной из разновидностей договора подряда называет договор строительного подряда. Квалифицирующими признаками данного договора являются:

  1. выполнение работ на объекте, неразрывно связанном с землей;
  2. сложность и значимость выполняемых работ, влияющие на прочность и нормальное функционирование здания (сооружения) <*>.
<*> Ю.В. Романец. Указ. соч. С. 378.

Отношения, вытекающие из договора строительного подряда, регулируются специальными нормами об этом договоре, расположенными в параграфе 3 главы 37 ГК Российской Федерации, а также общими правилами о договорах подряда.

Согласно п. 3 ст. 740 ГК в случае, когда по договору строительного подряда выполняются работы для удовлетворения бытовых или других личных потребностей гражданина, подлежат применению правила параграфа 2 главы 37 о правах заказчика по договору бытового подряда.

Смысл распространения норм о правах заказчика в договоре бытового подряда на строительный подряд заключается в создании дополнительных гарантий для потребителей, которые, являясь слабой стороной договора, нуждаются в дополнительной защите. Если обратиться к статьям ГК о бытовом подряде, то можно сделать вывод, что все статьи направлены на создание дополнительных прав для заказчиков в договоре бытового подряда с одной стороны и дополнительных обязанностей для подрядчиков - с другой. Поскольку договор бытового подряда прямо назван как публичный, к договору строительного подряда с участием гражданина также должны применяться положения ст. 426 ГК.

Сторонами в публичном договоре строительного подряда являются подрядчик и заказчик-гражданин. В качестве подрядчика может выступать физическое или юридическое лицо, имеющее лицензию на соответствующие виды работ. На практике часто при строительстве одного объекта имеется несколько подрядчиков, каждый из которых выполняет отдельные виды работ. Такая система называется генеральным подрядом, при которой функции генерального подрядчика возлагаются на организацию общестроительного профиля, а для выполнения специальных работ привлекаются субподрядчики. При этом, согласно общему правилу, установленному ст. 706 ГК, генеральный подрядчик несет перед заказчиком ответственность за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком.

Заказчиком выступает гражданин, заказывающий определенные работы для удовлетворения бытовых или других личных потребностей. Юридическое лицо или индивидуальный предприниматель не являются субъектами публичного договора строительного подряда. Применительно к данному договору такое ограничение законодателя вполне оправдано, поскольку заключение такого договора всегда будет связано с предпринимательской деятельностью и направлено в конечном счете на извлечение прибыли.

Цена и другие условия договора должны устанавливаться одинаковыми для всех граждан на одинаковые виды работ.

Учитывая изложенное, признание публичным договора строительного подряда с участием граждан обеспечило бы равные права с участниками договора бытового подряда, что было бы справедливым. Потребитель по бытовому подряду и потребитель по строительному подряду находятся в равном положении, и нет оснований для неприменения предусмотренных законодательством мер по защите данной категории участников правоотношений.