Мудрый Юрист

Эволюция развития механизма правового регулирования договора поставки для государственных нужд в Российской Федерации

Морозов Андрей Александрович - кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права, Северо-Западный филиал Российской академии правосудия.

В данной статье исследуются вопросы, связанные с правовым регулированием договоров поставки для государственных и муниципальных нужд. Детальному анализу подвергается динамика развития законодательства, регламентирующего данную сферу гражданско-правовых обязательств в сфере поставки в сравнении с договором купли-продажи. Приводится характеристика особенностей легального определения, отражающего содержание договора поставки в рамках каждого из выделяемых исторических этапов, основанная на применяемых нормативно-правовых актах и точках зрения ведущих цивилистов.

Ключевые слова: договор поставки для государственных и муниципальных нужд; запродажа; казенные поставки; проект Гражданского уложения; положение о поставках продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления.

Evolution of development of the mechanism of legal regulation of the delivery agreement for the state needs in the Russian Federation

A.A. Morozov

This article investigates the issues related to legal regulation of contracts of supply for state and municipal needs. A detailed analysis is made of the dynamics of development of the legislation regulating this sphere of civil-law obligations in the field of delivery in comparison with the contract of sale. The characteristic features of legal definition reflecting the content of the delivery contract in each of the allocated historical stages, based on the applicable legal acts and the current view of leading jurists.

Key words: the agreement supplies for state and municipal needs; pre-sales; breech delivery; draft Civil code; regulations on the deliveries of industrial-technical purpose and goods of national consumption.

В наше время, в эпоху рыночного реформирования России, договор поставки остается одним из самых востребованных. Законодательно основные положения о поставке закреплены в Гражданском кодексе Российской Федерации (ГК РФ), в § 3 и § 4 гл. 30. Договор поставки, каким мы видим его сейчас, является результатом эволюционирования, происходившего на протяжении всего времени возникновения и существования данной конструкции гражданско-правового договора в российском праве. Наиболее подробное уяснение закономерностей развития и полнота понимания его содержания возможны лишь при рассмотрении изменений договора поставки всесторонне, с момента его зарождения и до наших дней.

Подобный подход позволяет нам разграничить процесс эволюции механизма правового регулирования договора поставки на исторические этапы и рассмотреть их.

Гражданско-правовая конструкция, опосредующая отношения по поставке товаров, исходя из содержания законодательных актов Российской империи начиная с XVIII в. представляет собой традиционный отечественный договор. В законодательстве других стран данная модель не предусматривалась [24, с. 437].

К причинам, послужившим толчком для создания данной договорной конструкции, исследователи обычно относят проводимые Петром Великим реформы, повлекшие за собой стремительное развитие экономики, и, как следствие, увеличение потребностей в материальном обеспечении государственных учреждений, таких как военные, полицейские и противопожарные органы.

К первому этапу относится период развития договора поставки в XVIII - XIX вв. Первоначально в России совокупность юридических отношений, которые в зарубежном законодательстве охватывались одним понятием купли-продажи, подразделялась на три вида: на куплю-продажу в узком значении этого слова, запродажу и поставку. При этом отношения поставки были наиболее близки к купле-продаже: по этим договорам за известную цену передавался какой-либо товар. В свою очередь, запродажа представляла собой всего лишь организационный договор.

Г.Ф. Шершеневич критиковал такой подход законодателя, указывая на нецелесообразность наличия системы трех договоров, служащих одним и тем же юридическим средством достижения экономической цели. По его мнению, с этой системой русское законодательство стояло совершенно одиноко среди других законодательств [28, с. 74].

Цивилистами того времени предлагались следующие признаки отличия поставки и купли-продажи:

  1. к обязательным условиям договора поставки относилась периодичность исполнения принятых поставщиком обязательств. Подобное условие отсутствовало в обязательных условиях договора купли-продажи [13, с. 528];
  2. в договоре поставки присутствовало несовпадение времени между заключением и исполнением обязательства, в то время как договор купли-продажи не предполагал никакого промежутка;
  3. законодатель относил к предметам договора поставки лишь вещи, определяемые по количеству, роду и качеству. Таким образом, предметом договора поставки являлись вещи заменимые. И напротив, в договоре купли-продажи вещь обязана была быть индивидуально-определенной;
  4. к обязательствам продавца по договору поставки относилась доставка вещи за его счет. Договор купли-продажи такого императивного требования не содержал;
  5. продавец (поставщик) в момент заключения договора мог не быть собственником передаваемой вещи, тогда как продавец по договору купли-продажи обязан был обладать правом собственности на вещь - предмет договора купли-продажи.

Однако такие русские юристы, как Д.И. Мейер [18, с. 240], К. Анненков [3, с. 59], не находя отличительные признаки достаточными, считали, что по своей сути договор поставки является не чем иным, как договором купли-продажи.

Законодательное понимание природы поставки симбатно соотносилось с доктринальным толкованием российских цивилистов. Проект Гражданского уложения 1913 г. устанавливал договор поставки как разновидность договора купли-продажи. Вместе с тем законодатель обращал внимание на одинаковость последствий неисполнения обязательств в указанных договорах [10, с. 307].

Л.И. Шевченко, исследовав Свод законов гражданских Российской империи, пришла к выводу о преимущественном использовании договора поставки для опосредования государственных хозяйственных нужд общим [27, с. 192].

Таким образом, необходимо отметить, что договор поставки на начальном этапе развития обладал признаками договора купли-продажи, что свидетельствовало о соотношении поставки и купли-продажи как общее и частное.

Смена политического строя повлекла за собой усиление государственного регулирования процесса товарного обмена и, как следствие, изменение механизма регулирования договора поставки.

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. [26, с. 256] был составлен на основе проекта Гражданского уложения [10, ст. 407]. Но договор поставки больше не относился к самостоятельным договорам. И законодатель, и многие ученые относили его к разновидности договора купли-продажи [6, с. 158]. Также предлагалось вообще исключить договор поставки по причине отсутствия характерных особенностей данной гражданско-правовой конструкции [14, с. 23].

Несмотря на это, в связи с усилением механизма государственного регулирования имущественного рынка и развитием планово-административной системы гражданско-правовая конструкция договора поставки проявила себя как оптимальное средство, опосредовавшее доведение плановых заданий до конкретных организаций, участников производственного оборота. И как следствие, договор поставки становился все более независимым от купли-продажи.

Выделялись два вида договора поставки: 1) договор, заключение которого осуществлялось на основании государственного плана; 2) поставка, осуществляемая по усмотрению сторон. В цивилистической литературе отмечалась необходимость превалирования плана над договорными отношениями по воле сторон [2, с. 2], а сам договор поставки стал явлением, производным от системы планирования [17, с. 16].

В дальнейшем механизм правового регулирования договора поставки становился все более многоуровневым. К нормативно-правовым актам второй половины двадцатого века относились: Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик [23, ст. 733], Гражданский кодекс РСФСР [11, ст. 407] и Положения о поставках продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления [19, ст. 62], [20, ст. 68], [21, ст. 70], [22, ст. 64] и др. Достаточно подробное регулирование отношений по поставке товаров было обусловлено детальной регламентацией штрафных санкций за неисполнение договорных обязательств.

К особенностям договора поставки в условиях плановой экономики относились: 1) отсутствие перехода права собственности при исполнении договора поставки; 2) перераспределение вещей между организациями, государственными органами; 3) перераспределение между субъектами договора штрафных санкций за неисполнение обязательств по договору.

В связи с отсутствием факта перехода права собственности стали считать, что отношения по договору поставки в отличие от договора купли-продажи не относятся к товарным [12, с. 185], [8, с. 32], [1, с. 4], и договор поставки стали трактовать как плановое обязательство, по которому предмет договора передавался в определенные сроки или срок в оперативное управление в соответствии с обязательным для субъектов плановым актом распределения продукции. Покупатель обязывался принять продукцию и оплатить ее по установленным ценам поставщику.

Вместе с тем передача поставщиком не распределенной в плановом порядке продукции покупателю в срок, не совпадающий с моментом заключения соглашения, также определялся как договор поставки (ст. 44 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г., ст. 258 ГК РСФСР 1964 г.).

Как следствие, на протяжении данного этапа развития договора поставки его непременным атрибутом являлось государственное планирование, что повлекло за собой еще большее обособление договора поставки от договора купли-продажи.

Впоследствии плановое регулирование отношений по поставке товаров отошло на второй план, уступив место гражданско-правовому регулированию, обусловленному рыночными отношениями субъектов гражданского права, а штрафная направленность гражданско-правовой ответственности сменилась компенсационной, имеющей восстановительную направленность.

Одним из основных нормативных актов, повлиявших на формирование современного понимания договора поставки, являлись Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (далее - Основы) 1991 г.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 79 Основ поставщик, являющийся предпринимателем, обязывался в обусловленные сроки (срок) передавать в собственность (полное хозяйственное ведение или оперативное управление) покупателю товар, предназначенный для предпринимательской деятельности или иных целей, не связанных с личным (семейным, домашним) потреблением, а покупатель обязывался принимать товар и платить за него определенную цену.

В литературе указывалось на необходимость использования в легальном определении договора поставки вместо слова "товар предназначенный" "приобретаемый товар", поскольку при буквальном толковании из предмета поставки могло быть исключено имущество, охватываемое понятием "товары народного потребления" [4, с. 98].

Теперь указанное упущение исправлено, и новое определение договора поставки, данное в ст. 506 ГК РФ, более корректно обозначает предмет поставки. По договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Другое отличие заключалось в том, что поставщик был назван продавцом, что свидетельствовало об укреплении позиции, согласно которой договор поставки считается разновидностью договора купли-продажи. Это становится очевидным при рассмотрении п. 2 ст. 79 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, в соответствии с которым к договору поставки применялись правила о договоре купли-продажи.

В ныне действующем Гражданском кодексе Российской Федерации договор поставки (§ 3) помещен в гл. 30 (купля-продажа), и к нему применяются общие положения о договоре купли-продажи (§ 1).

Некоторые ученые утверждают, что договор поставки следует выделить в самостоятельный вид, отличный от договора купли-продажи. Так, по мнению О.М. Олейник, единственное, что объединяет поставку и куплю-продажу, - это их правовая цель, т.е. направленность на передачу права собственности или иного производного вещного права на условиях возмездности и безвозвратности [15, с. 101].

Такого подхода придерживается Т.Е. Кукина, определяя договор поставки как "...соглашение между участниками поставочных отношений, в соответствии с которым один из участников (поставщик) обязуется передать в обусловленный срок (сроки) и за определенную цену другому участнику (покупателю) в собственность продукцию или товар (товары), определяемые родовыми признаками, а покупатель обязуется принять и оплатить их" [16, с. 7].

Представляется, что и договор купли-продажи может иметь предметом родовые вещи, товары. Кроме того, цена является характерным атрибутом и поставки, и купли-продажи. Наконец, срок заключения и исполнения договора купли-продажи, как и поставки, может не совпадать, так что из самого определения Т.Е. Кукиной нельзя сделать однозначный вывод о наличии полной самостоятельности договора поставки. Можно предположить, что отсутствие в легальном определении поставки (ст. 506 ГК РФ) основной обязанности покупателя: принять и оплатить товар, не является упущением законодателя, а легко восполняется отсылкой к общему определению договора купли-продажи (п. 1 ст. 454 ГК РФ).

Согласно мнению В.Ф. Яковлевой, договор поставки и договор купли-продажи сходны в том смысле, что оба они юридически опосредуют возмездно-денежную реализацию имущества, которая по своей экономической природе есть не что иное, как купля-продажа [30, с. 244]. Определение договора поставки как разновидности купли-продажи в научной литературе объясняется становлением и развитием рыночных отношений в России и сближением с международными актами [9, с. 7].

Сближение на современном этапе договора купли-продажи и договора поставки обостряют проблему как четкого их отграничения, так и соотношения договора поставки с другими договорами о передаче имущества. Наконец, следует отметить, что некоторые авторы выделяют из договора поставки оптовую куплю-продажу, специфика которой, по их мнению, заключается в продаже товаров изготовителями в организации розничной торговле, что требует особого регулирования [25, с. 97], другие указывают, что договор оптовой купли-продажи определен в ст. 454 ГК РФ [7, с. 18]. Представляется, что ни одни, ни другие не правы. Отношения по договору поставки охватывают в том числе и отношения по передаче товаров в организации розничной торговли, а потому не требуется выделения нового договора, равно как и придания общим положениям договора купли-продажи дополнительного назначения по регулированию отношений оптовой купли-продажи. Данные отношения исчерпывающим образом регулируются § 3 гл. 30 ГК РФ.

Дополнительным аргументом в пользу данного подхода является то обстоятельство, что долгое время договор поставки отечественными учеными рассматривался как договор оптовой купли-продажи.

Становится понятно, что основной причиной, по которой договор поставки был включен в ГК РФ как один из видов договора купли-продажи, является его направленность на урегулирование отношений по реализации различных товаров, которые складываются в основном между профессиональными участниками имущественного оборота, занимающимися производством и оптовой торговлей сырьем, материалами, комплектующими изделиями, оборудованием. Выделение договора поставки в качестве особого вида договора купли-продажи было "...продиктовано необходимостью учета специфики указанных правоотношений, требовавших более жесткого и детального регулирования" [29, с. 74]. На сегодняшний день задача законодателя применительно к регулированию договора поставки свелась лишь к определению специальных правил, учитывающих специфику отношений по поставкам товаров и подлежащих приоритетному (по сравнению с общими положениями о купле-продаже) применению.

В заключение хотелось бы отметить, что роль договора поставки для государственных нужд продолжает оставаться значительной. Содержание новейших нормативно-правовых актов, опосредующих отношения по поставкам товаров для государственных нужд, способствует усилению ответственности поставщиков за нарушение условий договора, а также направлено на усиление контроля за целевым использованием средств государственного бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации.

Список литературы

  1. Амерханов Г.С. Договор поставки. М.: МГУ, 1957. С. 4 - 5.
  2. Амфитеатров Г.Н. Нужен развернутый закон о договорах // Бюл. Госарбитража при СНК СССР. М., 1933. N 19. 2 с.
  3. Анненков К. Система русского гражданского права: В 3-х т. СПб., 1855. Т. 3. 59 с.
  4. Белоусов И. К вопросу о правовом регулировании отношений по договору поставки // Хоз-во и право. N 3. М.: Речь, 1995. 98 с.
  5. Витрянский В.В., Брагинский М.И. Обязательственное право. М., 2001. 307 с.
  6. Варшавский К.М. Подряды и поставки в Союзе ССР. М., 1925. С. 155 - 158.
  7. Вахнин И.Г. Учет целей договора и учет целей деятельности сторон при формировании условий договора поставки // Законодательство. N 1. М., 2000. 18 с.
  8. Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.: АН СССР, 1948. 32 с.
  9. Гаврилова А.М. Договор поставки в условиях рыночной экономики: Автореф. дис. ... к. ю. н. Саратов, 2001.
  10. Герценберг В.Э., Перетерский И.С. Обязательственное право. Гражданское уложение. Проект. Кн. V. СПб., 1914. 307 с.
  11. Гражданский кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) // Ведомости ВС РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407.
  12. Гражданское право: Учеб. / Под ред. Я.Ф. Миколенко, П.Е. Орловского. М.: Юрид. изд-во М-ва юстиции СССР, 1938. 185 с.
  13. Исаченко В.Л., Исаченко В.П. Обязательства по договорам: В 2 т. СПб., 1914. Т. 2. 528 с.
  14. Кельман Е. Юридическая природа поставки // Еженедельник сов. юстиции. 1924. N 3-4. 23 с.
  15. Комментарий Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: БЕК, 1999. 101 с.
  16. Кукина Т.Е. Договор поставки машинно-технической продукции: Автореф. дис. ... к. ю. н. Волгоград, 2001.
  17. Курс советского гражданского права. Отдельные виды обязательств / Под ред. К.А. Граве и И.Б. Новицкого. М., 1954.
  18. Мейер Д.И. Русское гражданское право. СПб., 1907. 239 с.
  19. Об утверждении Положения о поставках продукции производственно-технического назначения и Положения о поставках товаров народного потребления: Постановление Совмина СССР от 10.02.1981 N 161 // СП СССР. 1981. N 9-10. Ст. 62.
  20. Об утверждении Положения о поставках продукции производственно-технического назначения и Положения о поставках товаров народного потребления: Постановление Совета Министров СССР от 22 мая 1959 г. N 34 // СП СССР. 1959. N 11. Ст. 68.
  21. Об утверждении Положения о поставках продукции производственно-технического назначения, Положения о поставках товаров народного потребления и Основных условий регулирования договорных отношений при осуществлении экспортно-импортных операций: Постановление Совета Министров СССР от 25 июля 1988 г. N 888 // СП СССР. 1988. N 24-25. Ст. 70.
  22. Об утверждении Положения о поставках продукции производственно-технического назначения и Положения о поставках товаров народного потребления: Постановление Совета Министров СССР от 9 апреля 1969 г. N 269 // СП СССР. 1969. N 11. Ст. 64.
  23. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденные Постановлением Верховного Совета СССР от 31 мая 1991 г. N 2212-1 // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733.
  24. Победоносцев К. Курс гражданского права. СПб., 1890. 437 с.
  25. Пугинский Б.И. Договор оптовой купли-продажи // Хоз-во и право. 1999. N 6. С. 95 - 99.
  26. Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства РСФСР. 1922. N 71. Ст. 904.
  27. Шевченко Л.И. Регулирование отношений поставки. СПб.: Юрид. центр "Пресс", 2002. 192 с.
  28. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. 237 с.
  29. Шкундина З.И. Обязательство поставки товаров в советском праве. М.: Юриздат, 1948. 74 с.
  30. Яковлева В.Ф. Проблемы гражданского и административного права. Л.: ЛГУ, 1962. 244 с.