Мудрый Юрист

Гражданско-правовая судебная защита чести, достоинства и деловой репутации казаков кубанского казачьего войска в современный период 1

<1> Статья подготовлена в рамках гранта РГНФ "Честь, достоинство и деловая репутация казаков Кубанского казачьего войска как объекты судебной защиты от диффамации" при поддержке проекта администрацией Краснодарского края.

Потапенко С.В., заведующий кафедрой гражданского процесса и международного права ФГБОУ ВО "Кубанский государственный университет", доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, почетный работник судебной системы.

Закон, прежде всего ст. 152 ГК РФ, не дает легитимного определения чести, достоинства и деловой репутации, не выработала однозначных подходов к их пониманию и российская судебная практика, поэтому суды, рассматривая диффамационные споры, пользуются их доктринальными определениями, основанными на нравственных категориях универсального характера, не учитывающими этнокультурных, территориальных и иных особенностей отдельных частей российского гражданского общества, в частности казаков Кубанского казачьего войска.

В статье обосновывается необходимость дифференцированного подхода к определению понятий чести, достоинства и деловой репутации при их гражданско-правовой судебной защите с учетом принадлежности носителей этих нематериальных благ к отдельным структурно сложившимся группам населения и частям гражданского общества.

Ключевые слова: честь; достоинство; деловая репутация; диффамация; судебная защита; Кубанское казачье войско; казак.

CIVIL JUDICIAL PROTECTION OF HONOR, DIGNITY AND BUSINESS REPUTATION OF COSSACKS OF THE KUBAN COSSACK ARMY DURING MODERN PERIOD

S.V. Potapenko

The law, particularly Article 152 of Civil Code does not provide a legitimate definition of honor, dignity and business reputation, the Russian judicial practice has not developed uniquely suited to their understanding approaches, therefore courts, considering defamation disputes use their doctrinal definitions, based on moral categories of universal nature, which do not take into account the ethno-cultural, territorial and other features of the individual parts of Russian civil society, particularly the Cossacks of the Kuban Cossack army.

The article proves the need for a differentiated approach to the definition of concepts of honor, dignity and business reputation by their civil judicial protection, taking into account the accessory of owners of these intangible benefits to the individual structural groups and the prevailing part of civil society.

Key words: honor; dignity; business reputation; defamation; judicial protection; the Kuban Cossack Army; Cossack.

Начиная с 90-х годов прошлого столетия идет процесс возрождения российского казачества и укрепления его роли как составной части гражданского общества <1>.

<1> Стратегия развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года. Утв. Президентом РФ 15.09.2012 N Пр-2789 // СПС "КонсультантПлюс". Документ опубликован не был.

Согласно пп. 5 п. 3 ст. 50 ГК РФ казачьи общества представляют собой организационно-правовую форму некоммерческой организации и считаются таковыми при условии внесения в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации.

В силу п. 1 ст. 123.15 ГК РФ казачьими обществами признаются внесенные в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации объединения граждан, созданные в целях сохранения традиционных образа жизни, хозяйствования и культуры российского казачества, а также в иных целях, предусмотренных Федеральным законом от 5 декабря 2005 года N 154-ФЗ "О государственной службе российского казачества" <1>, добровольно принявшие на себя в порядке, установленном законом, обязательства по несению государственной или иной службы.

<1> Федеральный закон от 05.12.2005 N 154-ФЗ (в ред. от 03.07.2016) "О государственной службе российского казачества" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. N 50. Ст. 5245; 2008. N 49. Ст. 5743; 2011. N 23. Ст. 3241; 2015. N 29. Ст. 4388; Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru - 03.07.2016.

В 2012 году Кубанское казачье войско вошло в государственный реестр казачьих обществ Российской Федерации и получило право на несение всех видов государственной и иной службы российского казачества. По данным на 2016 год, Кубанское казачье войско включает в себя 554 казачьих общества, расположенные на территории Краснодарского края, Республик Адыгея, Карачаево-Черкесия и Абхазия. Среди них 8 казачьих отделов - Баталпашинский, Ейский, Екатеринодарский, Кавказский, Лабинский, Майкопский, Таманский, Сухумский особый и Черноморский казачий округ, 59 районных и 485 городских, станичных и хуторских казачьих обществ. Численность войска ежегодно увеличивается, по данным на 2015 год, она составляла 44 340 казаков, а вместе с членами казачьих семей казачество насчитывает более 150 000 человек <1>.

<1> http://admkrai.krasnodar.ru/upload/iblock/bc7/bc72d6a4ec99556065b21a9aee78d331.doc

В силу п. 3 ст. 123.15 ГК РФ к казачьим обществам, внесенным в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, если иное не установлено Федеральным законом от 5 декабря 2005 года N 154-ФЗ "О государственной службе российского казачества", применяются положения ГК РФ о некоммерческих организациях.

Как некоммерческие организации казачьи общества являются юридическими лицами, субъектами гражданского права. В случае умаления их деловой репутации диффамационным деликтом они становятся субъектами гражданского охранительного правоотношения по судебной защите своей деловой репутации от диффамации.

Классифицировать субъектов правоотношения можно по разным критериям. Г.Ф. Шершеневич писал: "Одно лицо, которому принадлежит право, носит название активного субъекта, иначе - субъекта права; другое лицо, на котором лежит соответствующая обязанность, называется пассивным субъектом" <1>. Применительно к этой классификации субъектов правоотношения в охранительном правоотношении по судебной защите деловой репутации активным субъектом или субъектом права является лицо, пострадавшее от распространения порочащих его сведений, а пассивным субъектом - лицо, распространившее порочащие сведения, на котором лежит обязанность доказать в суде соответствие их действительности или опровергнуть распространенные сведения как не соответствующие действительности. Поэтому казачье общество, защищающее в суде свою деловую репутацию, - активный субъект гражданского права и правоотношения по судебной защите своей деловой репутации от диффамации.

<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 57.

С учетом того, что охранительное правоотношение по судебной защите от диффамации является деликтным обязательством, то его стороны (субъекты) - это потерпевший (кредитор) и причинитель вреда (должник). Потерпевшим является лицо, которому причиняется вред и принадлежит право требовать возмещения причиненного вреда. Причинитель вреда - это лицо, противоправным поведением которого кому-либо причинен вред.

С точки зрения гражданского процессуального закона лица, пострадавшие от распространения не соответствующих действительности сведений, являются истцами, а лица, распространившие эти сведения, - ответчиками.

Поэтому если казачье общество защищает в гражданском судопроизводстве свою деловую репутацию от диффамационного деликта, то оно действует как активный субъект охранительного правоотношения по судебной защите от диффамации, как кредитор по отношению к причинителю вреда и как истец в гражданском процессе.

Что касается способов гражданско-правовой судебной защиты от диффамации (форм гражданско-правовой ответственности и защиты), предусмотренных ст. 152 ГК РФ, то казачье общество не вправе требовать с лица, распространившего порочащие сведения, компенсации морального вреда. В Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016 <1>, отмечается, что "по делам, рассмотренным до 1 октября 2013 г. (даты вступления в силу Федерального закона от 2 июля 2013 г. N 142-ФЗ), требования о компенсации морального вреда заявлялись и юридическими лицами, которым на основании пункта 7 статьи 152 ГК РФ (в ранее действующей редакции) такое право было предоставлено в случае распространения о них сведений, порочащих их деловую репутацию. Ныне действующая статья 152 ГК РФ исключает применение нормы о компенсации морального вреда при распространении сведений, затрагивающих деловую репутацию юридического лица (пункт 11)". Такой подход основан на том, что моральный вред - это по смыслу ст. 151 ГК РФ физические или нравственные страдания, которые может испытывать только личность, физическое лицо, но никак не юридическое лицо.

<1> СПС "КонсультантПлюс".

Для казачьего общества как юридического лица объектом гражданско-правовой судебной защиты от диффамации может быть только деловая репутация, поскольку категории чести и достоинства относятся исключительно к личности конкретного человека - физического лица. Что же представляет собой деловая репутация казачьего общества как объект гражданско-правовой судебной защиты от диффамации?

В п. 1 ст. 150 ГК РФ дается примерный перечень юридически защищаемых нематериальных благ, включая честь, достоинство и деловую репутацию, поскольку это категории морального или нравственного порядка, а моральное пространство гораздо шире правового.

По мнению М.Н. Малеиной, деловая репутация - понятие видовое, она представляет собой набор качеств и оценок, с которыми их носитель ассоциируется в глазах своих контрагентов, клиентов, потребителей, коллег по работе, избирателей и персонифицируется среди других профессионалов в этой области деятельности <1>.

<1> Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развития // Закон. 1995. N 10. С. 104.

А.М. Эрделевский считает, что деловая репутация - это сопровождающееся положительной оценкой общества отражение деловых качеств лица в общественном сознании <1>.

<1> Эрделевский А.М. Диффамация // Законность. 1998. N 12. С. 11.

Как пишет Ю. Иваненко, под деловой репутацией как гражданина, так и юридического лица "следует признать приобретаемую им общественную оценку о качествах, достоинствах и недостатках, относящихся к его работе и профессиональной деятельности" <1>.

<1> Иваненко Ю. Правовая защита деловой репутации юридических лиц // Российская юстиция. 2000. N 10. С. 24.

М.Ю. Тихомиров полагает, что деловая репутация - это приобретаемая в процессе профессиональной или предпринимательской деятельности общественная оценка, общее или широко распространенное мнение о деловых качествах, достоинствах человека или юридического лица <1>.

<1> Юридическая энциклопедия. Издание 6-е, доп. и перераб. / Под ред. М.Ю. Тихомирова. М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2008 - 2013. Система "Гарант".

Авторы приведенных точек зрения на понятие деловой репутации исходят из универсального ее понятия, рассматривая деловую репутацию не только как предпринимательскую, но и как профессиональную характеристику того или иного физического или юридического лица.

Однако высказаны и иные взгляды на понятие деловой репутации. По мнению А.А. Власова, деловая репутация - это положительная оценка деловых качеств лица, занятого в сфере предпринимательства, отраженных в общественном сознании <1>.

<1> Власов А.А. Особенности судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации // Юрист. 2005. N 1. СПС "КонсультантПлюс".

Н.К. Рудый пришел к выводу, что информация, в связи с которой можно предъявлять иски о защите деловой репутации, должна касаться либо профессиональных, либо деловых качеств лица, которые связаны с участием в коммерческом (деловом), гражданском обороте, с продажей товаров, работ или услуг <1>.

<1> Рудый Н.К. Правовая характеристика чести, достоинства и репутации // Юрист. 2008. N 3. СПС "КонсультантПлюс".

О.В. Карайчева также определяет деловую репутацию через ее связь с предпринимательской деятельностью, считая, что под деловой репутацией следует понимать общественную оценку совокупности профессиональных и деловых качеств, а также степени эффективности ведения предпринимательской деятельности коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей, способной оказывать влияние на их статус в качестве участника гражданского оборота и результаты осуществляемой деятельности. Она настаивает на принципиальном обособлении двух видов репутации - профессиональной и деловой и необходимости внесения соответствующих изменений в гражданское законодательство <1>.

<1> Карайчева О.В. Деловая репутация как объект гражданских прав: Автореф. дис. к. ю. н. Краснодар, 2014. С. 8.

Основания для этого действительно есть. Что касается профессиональной репутации, то она является индивидуальной, личностной характеристикой гражданина, наряду с честью и достоинством, а потому имеет неимущественный характер, как честь и достоинство.

Поскольку у юридического лица - некоммерческой организации не может быть профессии, то не может быть и профессиональной репутации, поэтому у некоммерческой организации должна быть деловая репутация, а у коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей - предпринимательская репутация, которая в отдельных случаях относится к их нематериальным активам, приобретая подобным образом стоимостную форму и имущественный характер.

Вместе с тем в настоящее время законодатель не разделяет профессиональную, деловую и предпринимательскую репутацию, поэтому следует исходить из того, что указанная в ст. 152 ГК РФ деловая репутация включает в себя в качестве подвидов профессиональную, деловую и предпринимательскую репутации.

Исходя из этого, мы полагаем, что деловая репутация как объект гражданско-правовой судебной защиты от диффамации - это морально-правовая категория позитивно-объективного характера, определяющая профессиональные качества физического лица, деловые качества некоммерческой организации или предпринимательские качества юридического лица (индивидуального предпринимателя) в общественном сознании.

В Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016, обращено внимание на то, что, если сторонами спора о защите деловой репутации являются юридические лица или индивидуальные предприниматели в сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, такой спор относится к компетенции судов общей юрисдикции.

Такая же правовая позиция закреплена в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" <1>, в соответствии с которым если сторонами спора о защите деловой репутации являются юридические лица или индивидуальные предприниматели в иной сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции.

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4.

Поскольку казачьи общества - это некоммерческие организации, то их иски о защите деловой репутации от диффамации должны рассматриваться судами общей юрисдикции. Однако в силу п. 2 ст. 6.2 Закона о некоммерческих организациях <1> казачьим обществам предоставлено право осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую целям, для достижения которых они созданы. Поэтому в случае распространения о казачьем обществе порочащей его информации, вытекающей из предпринимательской деятельности казачьего общества, такой спор подведомственен арбитражному суду.

<1> Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ (в ред. от 02.06.2016, с изм. от 03.07.2016) "О некоммерческих организациях" // Собрание законодательства РФ. 15.01.1996. N 3. Ст. 145; Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru - 02.06.2016.

Есть определенная специфика и при гражданско-правовой судебной защите от диффамации членов казачьих обществ. В этом случае субъектом охранительного правоотношения по судебной защите от диффамации является не юридическое лицо - казачье общество, а конкретный его член, казак - физическое лицо. Если казак - индивидуальный предприниматель, то его иск о защите деловой репутации в сфере предпринимательской деятельности должен рассматриваться в арбитражном суде. В остальных случаях иски казаков о защите чести, достоинства и деловой репутации подведомственны судам общей юрисдикции.

Для казака особое значение имеют его честь и достоинство. Например, в п. 13 Устава Кубанского войскового казачьего общества отмечено, что первоочередной из основных задач Кубанского казачьего войска является возрождение кубанского казачества, обеспечение его единства, защита гражданских прав и свобод, чести и достоинства казаков. Это свидетельствует о том, что честь и достоинство - это нематериальные блага, имеющие основополагающее значение для казаков Кубанского казачьего войска.

В юридической литературе честь правильно определяют как оценочную категорию, направленную от общества к личности. Поэтому, замечает М.В. Поликарпов, содержание понятия "честь" является социальным, т.е. не зависящим от того, как данное лицо себя оценивает и рассматривает. Понятие чести не связано с конкретной личностью, содержание этого понятия зависит от нравственных принципов, господствующих в обществе, а также от этических принципов и правовых норм, которые выбирает общество. Следовательно, честь надо определять как значимую оценку личности со стороны общества <1>.

<1> Поликарпов М.В. Некоторые пробелы гражданского законодательства, регулирующего охрану чести, достоинства и деловой репутации // Современное право. 2015. N 11. С. 40 - 42. СПС "КонсультантПлюс".

М.Ю. Тихомиров считает, что содержанием понятия "честь" как юридической категории является охраняемое законом нематериальное благо, связанное с принадлежностью гражданина к обществу, нахождением его в определенной социальной среде <1>.

<1> Тихомиров М.Ю. Защита чести, достоинства и деловой репутации: новые правила. М.: Издательство Тихомирова М.Ю., 2014. 48 с. СПС "КонсультантПлюс".

По мнению А.А. Власова, "честь определяет степень признания, уважения личности со стороны общества как результат выполнения ею общепринятых нравственных и правовых норм" <1>. Так же как ранее Г.П. Савичев <2>, Л.О. Красавчикова <3> и М.Н. Малеина <4> под честью понимают определенную социальную оценку лица.

<1> Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. М., 2000. С. 14.
<2> Советское гражданское право: Учебник. Т. 1. М., 1979. С. 196 (автор главы - Г.П. Савичев).
<3> Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой и др. М., 1998. С. 186 (автор главы - Л.О. Красавчикова).
<4> Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развития // Закон. 1995. N 10. С. 104.

Ю.В. Молочков рассматривает "честь как определенное внешнее отношение к человеку", как "грань его положительной репутации" <1>.

<1> Молочков Ю.В. Защита чести и достоинства в гражданском процессе: Автореферат дис. к. ю. н. Екатеринбург, 1993. С. 3.

А.М. Эрделевский также определяет честь как "сопровождающееся положительной оценкой общества отражение качеств лица в общественном сознании" <1>.

<1> Эрделевский А.М. Диффамация // Законность. 1998. N 12. С. 11.

Рассматривая честь как нравственно-психологическое понятие, О.В. Ткаченко правильно отмечает, что существование чести невозможно "без внутреннего осознания личностью несоответствия своего поступка или поведения с общественными требованиями и нормами поведения", а "сохранение чести есть форма проявления моральной ответственности личности за свое поведение в обществе" <1>.

<1> Ткаченко О.В. Социокультурные детерминанты представлений о чести в России XX века (социально-философский анализ). М., 2006. С. 48.

Таким образом, практически все исследователи вопроса о чести пришли к выводу, что честь - это определенная социальная оценка лица обществом или определенной его части.

Мы разделяем уточнение Ю.В. Молочкова и А.М. Эрделевского, что чести присущ признак положительной оценки обществом качеств личности. Это обстоятельство имеет важное значение, поскольку объектом судебной защиты может быть честь только в ее позитивном понимании.

Итак, честь - это морально-правовая категория позитивно-объективного характера, определяющая общественную оценку личности. С этим в принципе никто не спорит. Но в конкретном диффамационном споре это слишком простой подход. Суду следует выделить признаки, определяющие эту самую общественную оценку личности. Например, если истец - казак Кубанского казачьего войска, то определение его чести и достоинства во многом зависит от членства в этой организации. Поэтому честь для казака - это прежде всего его оценка со стороны казачьего общества. Исходя из этого, суды в своих решениях о гражданско-правовой судебной защите чести казаков при определении степени умаления их чести диффамационным деликтом должны учитывать не только то, как диффамационный деликт повлиял на общественную оценку личности истца в широком смысле, но и то, как могла измениться оценка личности истца со стороны казачьего общества.

Что касается достоинства как объекта судебной защиты от диффамации, то, по мнению Т.А. Фаддеевой <1> и Л.О. Красавчиковой, достоинство - это самооценка личностью своих моральных, деловых и иных социальных качеств <2>.

<1> Гражданское право: Учебник. Часть 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1998. С. 317 (автор главы - Т.А. Фаддеева).
<2> Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой и др. М., 1998. С. 186 (автор главы - Л.О. Красавчикова).

Т.А. Хашем обоснованно обращает внимание на то, что достоинство личности (человеческое достоинство) сопряжено, в частности, с самоощущением и самовосприятием личностью себя "как представителя определенной социальной группы или общности, ценности самой этой общности (человеческое достоинство по признаку отношения к национальности, религии и (или) расе)" <1>.

<1> Хашем Т.А. Защита человеческого достоинства в Российской Федерации: конституционно-правовой анализ: Автореф. дис. к. ю. н. М., 2010. http://www.dissercat.com/content/zashchita-chelovecheskogo-dostoinstva-v-rossiiskoi-federatsii-konstitutsionno-pravovoi-anali#ixzz4F2oUNQto.

Получается, что если человек самоидентифицирует себя как представителя определенной социальной группы, например Кубанского казачьего войска, то от этого зависит понимание не только его чести как общественной оценки со стороны казачьего общества, но и достоинства как представителя Кубанского казачьего войска.

Поэтому, на наш взгляд, достоинство как объект гражданско-правовой судебной защиты от диффамации - это морально-правовая категория позитивно-субъективного характера, определяющая оценку собственной личности, в том числе как представителя определенной этнокультурной или социальной группы.

Профессор Рори О'Коннелл в статье "Роль достоинства в равенстве права: Уроки из Канады и Южной Африки" отметил, что достоинство может иметь очень разные значения в различных контекстах. Понятие достоинства порой не играет существенной роли в решениях судов. Однако во всех случаях судьи должны избегать соблазна полагаться на невнятные оценочные суждения и субъективные представления о достоинстве. Когда судьи делают ссылку на достоинство, они должны сформулировать ценности, лежащие в основе их представления о нем <1>. Таким образом, канадских судей призывают непосредственно в судебных решениях по каждому делу формулировать ценности, лежащие в основе их представления о достоинстве. Думается, что это очень правильный подход, его надо распространить и на российское правосудие. Когда диффамацией умалено достоинство казака, российский суд в своем решении должен учитывать морально-нравственные нормы казачьего общества, определяющие поведение казака в обществе как достойное.

<1> O'Connell R. The Role of Dignity in Equality Law: Lessons from Canada and South Africa // International Journal of Constitutional Law. 2008. Vol. 6. Issue 2. P. 267. http://uir.ulster.ac.uk/26537/l/roc_role_of_dignity.pdf.

В заключение приведем пример из судебной практики, касающийся защиты чести, достоинства и деловой репутации казаков Кубанского казачьего войска.

Красноармейский районный суд Краснодарского края рассмотрел спор по иску Полтавского станичного казачьего общества Таманского отдела Кубанского казачьего войска в интересах казака Никитина И.Н. к казаку Перенижко Н.П. о защите чести, достоинства и деловой репутации <1>. Суд посчитал доказанным как распространение ответчиком сведений, порочащих честь и достоинство, деловую репутацию Никитина И.Н., так и несоответствие этих сведений действительности.

<1> Дело N 2-747/13 Красноармейского районного суда Краснодарского края.

Удовлетворив иск частично решением от 3 июля 2013 г., суд признал не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство казака Полтавского станичного казачьего общества Таманского отдела Кубанского казачьего войска Никитина И.Н. сведения, распространенные ответчиком Перенижко Н.П. в газете "Вести Таманского казачьего отдела" N 2 от 10.03.2011 в публикации "Рейдерский захват или дело о мошенничестве?", а также сведения, сообщенные атаманам Таманского отдела Кубанского казачьего войска при подписании обращения в адрес руководителя Следственного комитета Российской Федерации. Суд обязал ответчика Перенижко Н.П. опровергнуть распространенные сведения тем же путем - публикацией в газете "Вести Таманского казачьего отдела" и обращением к атаманам Таманского отдела Кубанского казачьего войска. С ответчика также взыскана компенсация морального вреда в размере 150 000 рублей.

Такие примеры не единичны. Казаки - часть российского гражданского общества, но у них есть свои корпоративные особенности, сформировано обостренное отношение к диффамационным деликтам, умаляющим их честь, достоинство и деловую репутацию. Суды при рассмотрении гражданских дел о защите чести, достоинства и деловой репутации казаков должны это учитывать. Пора переходить к выработке качественно иных дифференцированных подходов к пониманию чести, достоинства и деловой репутации различных групп населения, объединенных в том числе по национальному, культурно-этническому, территориальному принципу.

Библиографический список

  1. Власов А.А. Особенности судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации // Юрист. 2005. N 1.
  2. Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. М., 2000.
  3. Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой и др. М., 1998.
  4. Гражданское право: Учебник. Часть 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1998.
  5. Иваненко Ю. Правовая защита деловой репутации юридических лиц // Российская юстиция. 2000. N 10.
  6. Карайчева О.В. Деловая репутация как объект гражданских прав: Автореф. дис. к. ю. н. Краснодар, 2014.
  7. Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развития // Закон. 1995. N 10.
  8. Молочков Ю.В. Защита чести и достоинства в гражданском процессе: Автореферат дис. к. ю. н. Екатеринбург, 1993.
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4.
  10. Поликарпов М.В. Некоторые пробелы гражданского законодательства, регулирующего охрану чести, достоинства и деловой репутации // Современное право. 2015. N 11.
  11. Рудый Н.К. Правовая характеристика чести, достоинства и репутации // Юрист. 2008. N 3.
  12. Советское гражданское право: Учебник. Т. 1. М., 1979.
  13. Стратегия развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года. Утв. Президентом РФ 15.09.2012 N Пр-2789 // СПС "КонсультантПлюс".
  14. Тихомиров М.Ю. Защита чести, достоинства и деловой репутации: новые правила. М.: Издательство Тихомирова М.Ю., 2014.
  15. Ткаченко О.В. Социокультурные детерминанты представлений о чести в России XX века (социально-философский анализ). М., 2006.
  16. Хашем Т.А. Защита человеческого достоинства в Российской Федерации: конституционно-правовой анализ: Автореф. дис. к. ю. н. М., 2010.
  17. Федеральный закон от 05.12.2005 N 154-ФЗ (в ред. от 03.07.2016) "О государственной службе российского казачества" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. N 50. Ст. 5245; 2008. N 49. Ст. 5743; 2011. N 23. Ст. 3241; 2015. N 29. Ст. 4388; Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru - 03.07.2016.
  18. Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ (в ред. от 02.06.2016, с изм. от 03.07.2016) "О некоммерческих организациях" // Собрание законодательства РФ. 15.01.1996. N 3. Ст. 145; Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru - 02.06.2016.
  19. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995.
  20. Эрделевский А.М. Диффамация // Законность. 1998. N 12.
  21. Юридическая энциклопедия. Издание 6-е, доп. и перераб. / Под ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2008 - 2013.
  22. O'Connell R. The Role of Dignity in Equality Law: Lessons from Canada and South Africa // International Journal of Constitutional Law. 2008. Vol. 6. Issue 2. P. 267. http://uir.ulster.ac.uk/26537/!/roc_role_of_dignity.pdf.