Мудрый Юрист

Применение института давности на земельные участки: спорные вопросы

Умеренко Ю.А., кандидат юридических наук, преподаватель кафедры гражданского и административного судопроизводства Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина, зам. руководителя Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Московской области, Россия, г. Москва.

Рассматриваются вопросы, связанные с применением (распространением) института приобретательной давности на земельные участки, в том числе проводится анализ судебной практики.

Ключевые слова: земельный участок, приобретательная давность, государственная собственность на землю, право собственности.

Application of Institute of Acquisitive Prescription on the Land Plots: Controversial Issues

Yu.A. Umerenko

Umerenko Yury A., Cand. in Law, Lecturer of Dept. of Civil and Administrative Procedure at Kutafin Moscow State Law University, Deputy Head of Territorial Administration of Federal Agency for State Property Management in Moscow Region, Russia, Moscov.

Issues related to the application (distribution) of the institute of acquisitive prescription for the land plots are considered, inter alia the analysis of court practice is performed.

Key words: land plot, acquisitive prescription, state ownership to land, right of ownership.

Федеральный закон от 23.06.2014 N 171-ФЗ "О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" внес существенные новеллы в земельное законодательство Российской Федерации в части управления и распоряжения земельными участками, вовлечения земельных участков в хозяйственный оборот и целый ряд иных изменений, включая новые понятия и институты, которые должны существенным образом изменить ранее сложившуюся систему земельных отношений в Российской Федерации.

Однако данный Закон не восполнил ряд пробелов земельного законодательства Российской Федерации, среди которых можно выделить следующие: отсутствие понятий "фактический землепользователь" и "фактическое землепользование", определение правового режима земельного участка исходя из назначения расположенного на земельном участке объекта недвижимого имущества, обязанностей собственников объектов недвижимого имущества оформить права на земельные участки, занятые такими объектами, изменения размера платы за земельные участки, эффективной защиты при оспаривании кадастровой стоимости, ответственности органов местного самоуправления за неправомерное распоряжение земельными участками, относящимися к собственности иных публично-правовых образований, сведения о которых не внесены в государственный кадастр недвижимости и права на которые не зарегистрированы в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Одной из таких значимых проблем также является отсутствие однозначного правового решения вопроса о возможности применения института приобретательной давности на земельные участки в качестве основания возникновения права собственности.

О наличии этой проблемы свидетельствует анализ Основ государственной политики использования земельного фонда Российской Федерации на 2012 - 2020 годы (утв. распоряжением Правительства РФ от 03.03.2012 N 297-р), согласно которым одним из направлений государственной политики в указанной сфере является совершенствование порядка применения приобретательной давности в качестве основания для возникновения права собственности, что объективно свидетельствует о недостаточном правовом регулировании данной темы и порождает ряд спорных вопросов в теоретическом и практическом плане, в связи с чем необходимо отметить следующее.

Гражданский кодекс РФ закрепляет в качестве одного из оснований приобретения права собственности приобретательную давность.

Согласно п. 1 ст. 234 ГК РФ лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет либо иным имуществом в течение 5 лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

С точки зрения правового содержания данная норма не вызывает никаких трудностей, при этом можно предположить, что указанное положение в равной степени распространяется на все виды имущества, поскольку в ней прямо не предусмотрено иное, однако практическое применение нормы в отношении земельных участков вызывает проблемы.

Сложность решения данного вопроса обусловлена наличием презумпции государственной собственности на землю, закрепленной в п. 2 ст. 214 ГК РФ, согласно которой земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью.

Кроме того, в соответствии с п. 1 ст. 16 Земельного кодекса РФ государственной собственностью являются земли, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц или муниципальных образований.

Одновременно ситуация осложняется наличием административной ответственности за самовольное занятие земельных участков (ст. 7.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях).

Таким образом, можно объективно констатировать наличие презумпции государственной собственности на землю, что, учитывая особую роль земли как пространственного базиса существования человека, является вполне обоснованным и не нуждается в дополнительном анализе, поскольку данный вопрос достаточно рассмотрен в юридической литературе [2; 4, с. 20 - 27].

В юридической литературе проблеме применения института приобретательной давности на земельные участки в течение продолжительного периода времени уделяется большое внимание [1; 3, с. 21 - 24; 5], однако единого теоретического и практического подхода к решению данного вопроса до настоящего момента не выработано.

Анализ п. 1 ст. 234 ГК РФ применительно к недвижимому имуществу позволяет сделать вывод, что указанное основание приобретения права собственности применимо при наличии следующих условий: добросовестности, открытости, непрерывности владения имуществом как своим собственным в течение 15 лет.

Данная норма не раскрывает правового содержания указанных условий, однако данный недостаток компенсирован судебной практикой. Так, в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22) указано: при разрешении споров, связанных с возникновением права собственности в силу приобретательной давности, судам необходимо учитывать, что:

Кроме того, согласно абз. 3 п. 16 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22 в силу п. 4 ст. 234 ГК РФ течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 ГК РФ, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. В этой связи течение срока приобретательной давности в отношении государственного имущества может начаться не ранее 1 июля 1990 г. При разрешении споров в отношении земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, следует учитывать, что они приобретаются в собственность в порядке, установленном земельным законодательством.

Согласно разъяснениям, приведенным в п. 19 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22, возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из статей 11 и 12 ГК РФ, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности.

Ответчиком по иску о признании права собственности в силу приобретательной давности является прежний собственник имущества.

В случаях, когда прежний собственник недвижимого имущества не был и не должен был быть известен давностному владельцу, он вправе обратиться в суд с заявлением об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом как своим собственным в течение срока приобретательной давности.

В этой связи применительно к приобретению права собственности на недвижимое имущество в порядке приобретательной давности можно сделать следующие выводы.

Во-первых, все указанные условия как юридические факты, с которыми закон связывает наступление определенных правовых последствий в виде приобретения права собственности, должны быть выполнены одновременно, при этом отсутствие хотя бы одного из указанных условий не будет порождать конечных правовых последствий в виде приобретения права собственности.

О правомерности данной позиции свидетельствует Определение ВАС РФ от 19.11.2010 N ВАС-15109/10 по делу N А68-11892/09, в котором отражено, что суды указали на отсутствие доказательств, свидетельствующих в совокупности о добросовестности, открытости, непрерывности владения, владении имуществом как своим собственным, истечении срока приобретательной давности со стороны ответчика в отношении спорного земельного участка.

При таких обстоятельствах, руководствуясь положениями статей 8, 12, 234 ГК РФ, суды отказали в удовлетворении иска.

Аналогичный вывод сформулирован и в Постановлении ФАС Московского округа от 15.04.2015 по делу N А41-17573/14, в котором указано: лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, должно доказать наличие одновременно следующих обстоятельств: фактического владения недвижимым имуществом в течение 15 лет; владения имуществом как своим собственным; добросовестности, открытости и непрерывности владения.

Во-вторых, должны отсутствовать какие-либо обязательственные правоотношения, на основании которых осуществляется владение имуществом.

В-третьих, фактически срок, по истечении которого возможно приобретение права собственности на недвижимое имущество по данному основанию, должен составлять не менее 18 лет (15 лет непрерывного владения и 3 года срока исковой давности).

В-четвертых, право собственности по основанию приобретательной давности может быть признано исключительно в судебном порядке.

В-пятых, право собственности в силу приобретательной давности не может быть признано за лицом, владеющим спорным недвижимым имуществом, если этому лицу был известен собственник имущества.

Однако Постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22 уходит от конкретного ответа на вопрос о возможности приобретения права собственности на земельные участки по основанию приобретательной давности, указывая лишь, что они приобретаются в собственность в порядке, установленном земельным законодательством.

Отсутствие в Постановлении Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22 однозначного ответа на данный вопрос можно расценивать по-разному: с одной стороны, как отсутствие реальной юридической возможности приобретения права собственности на земельный участок по данному основанию и невозможность распространения института приобретательной давности на земельные участки, а с другой стороны, как отсутствие прямого отрицательного ответа о наличии подобной юридической возможности.

В пользу возможности различного толкования указанной правовой позиции и спорности данного вопроса свидетельствует анализ судебной практики.

Так, ФАС Уральского округа в Постановлении от 03.04.2014 по делу N А47-284/2013 категорично указал: учитывая, что права на земельные участки могут быть приобретены только по основаниям, предусмотренным земельным законодательством, которое в настоящее время не предусматривает возможности приобретения права собственности на земельный участок в порядке ст. 234 ГК РФ, суды пришли к верному выводу об отсутствии оснований для признания за истцом права собственности на земельный участок в силу приобретательной давности.

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 04.09.2013 по делу N А56-43563/2012 также указал: порядок предоставления земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в собственность юридических лиц установлен ЗК РФ, а также положениями Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации", что исключает возможность применения к рассматриваемым правоотношениям положений ст. 234 ГК РФ.

Ленинградский областной суд в Определении от 05.09.2012 N 33-3927/2012 указал: учитывая, что у спорного имущества имеется собственник, который от прав на него не отказывался, о чем истице было известно, пользование участком осуществлялось как объектом государственной собственности, а также принимая во внимание то, что право собственности на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, приобретается в порядке, установленном земельным законодательством, возможность признания права собственности на участок по основаниям ст. 234 ГК РФ исключается.

Аналогичные выводы также сделаны в Постановлении ФАС Московского округа от 15.02.2011 по делу N А41-15088/10.

Анализ указанных судебных актов, на первый взгляд, позволяет сделать однозначный вывод в пользу невозможности применения института приобретательной давности на земельные участки, однако существует противоположная судебная практика, причем одного и того же суда кассационной инстанции.

Так, ФАС Московского округа Постановлением от 29.07.2013 по делу N А41-1824/13 отменил решение Арбитражного суда Московской области от 19.02.2013 и Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2013 и удовлетворил заявленные требования о признании права собственности на земельный участок по основанию приобретательной давности, указав при этом в мотивировочной части, что суд, принимая во внимание тот факт, что истец более 15 лет подряд, начиная с 1993 года - почти 20 лет ко дню обращения с иском, - добросовестно, открыто и непрерывно пользуется спорным земельным участком, на котором расположен принадлежащий ему животноводческий комплекс, считает законным и обоснованным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять на основании ГК РФ новое решение о полном удовлетворении заявленного иска в силу его обоснованности, а также в целях сохранения стабильности гражданского оборота и соблюдения правовой определенности в спорных правоотношениях.

Следует отметить, что ВАС РФ Определением от 27.11.2013 N ВАС-15391/13 отказал в передаче указанного дела для пересмотра в порядке надзора, тем самым подтвердив правильность правовой позиции суда кассационной инстанции.

В этой связи можно констатировать отсутствие в системе арбитражных судов единого подхода к решению рассматриваемого вопроса, о чем свидетельствует проведенный анализ, однако для поиска более четкого ответа на рассматриваемый вопрос необходимо проанализировать следующие судебные акты.

ФАС Московского округа в Постановлении от 08.08.2012 по делу N А41-31266/11 указал, что руководствуясь положениями действующего законодательства, а также принимая во внимание разъяснения, данные в пунктах 15, 16 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что, поскольку доказательств передачи спорного земельного участка в частную собственность суду не представлено, спорный земельный участок до настоящего времени относится к государственной собственности, в связи с чем оснований для признания за ГСК-18 права собственности на спорный земельный участок не имеется.

В свою очередь, ВАС РФ в Определении от 26.10.2012 N ВАС-13430/12 по указанному делу дополнительно указал, что согласно действующему законодательству переход права собственности в силу приобретательной давности на земельные участки из государственной или муниципальной собственности в частную не предусмотрен, довод заявителя о неправильном толковании судами ст. 234 ГК РФ и Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22 несостоятелен.

Из анализа указанных судебных актов можно сделать вывод о невозможности признания права собственности по основанию приобретательной давности на земельный участок, который находится в государственной либо муниципальной собственности, и о возможности признания права собственности на земельный участок по указанному основанию, в случае если соответствующий земельный участок ранее был отчужден из государственной либо муниципальной собственности и суду представлены доказательства, подтверждающие данный факт.

Необходимо отметить, что ВАС РФ в Определении от 12.09.2013 N ВАС-12096/13 по делу N А75-3809/2012 указал, что суды, оценив представленные доказательства, а также с учетом обстоятельств, установленных арбитражным судом при рассмотрении дел N А75-2712/2005 и N А75-3721/2009, пришли к выводу о недоказанности добросовестности владения спорным земельным участком кооперативом, который знал о нахождении данного участка в государственной собственности, что исключает возможность признания за ним права собственности на имущество в силу приобретательной давности.

В этой связи следует вывод: если лицо, обращающееся в суд с требованием о признании права собственности на земельный участок по основанию приобретательной давности, не докажет, что ранее спорный земельный участок был отчужден из государственной собственности, то указанное лицо не может считаться добросовестным владельцем и в удовлетворении заявленных требований судом будет отказано, при этом указанное лицо не лишено права обратиться в уполномоченный орган с заявлением о предоставлении земельного участка в соответствии с земельным законодательством Российской Федерации.

В пользу правомерности данной позиции также свидетельствует анализ ряда иных судебных актов.

Так, ВАС РФ в Определении от 23.11.2012 N ВАС-14951/12 по делу N А41-2321/12 указал: суды пришли к выводу, что спорный земельный участок находится в государственной или муниципальной собственности, следовательно, он может быть приобретен в собственность в порядке, установленном земельным законодательством.

Применительно к предмету доказывания по спорам о признании права собственности на земельный участок по основанию приобретательной давности показательно Постановление ФАС Московского округа от 17.08.2015 по делу N А41-55734/14, в котором суд указал, что в рассматриваемом случае право постоянного (бессрочного) пользования на спорный земельный участок, предоставленный ГП СНПП "Агротехнология", не переоформлялось; данный земельный участок не находится в собственности граждан или юридических лиц, а также не является бесхозяйным имуществом, что исключает возможность применения к рассматриваемым правоотношениям положений ст. 234 ГК РФ.

Следовательно, для приобретения права собственности на земельный участок в силу приобретательной давности заинтересованное лицо должно доказать наличие либо отсутствие определенных обстоятельств, связанных с юридической судьбой спорного земельного участка.

Среди судебных актов судов общей юрисдикции, представляющих практический интерес и подтверждающих правомерность указанных выводов, следует отметить Апелляционное определение Верховного суда Республики Бурятия от 16.11.2015 по делу N 33-4364/2015, в котором суд указал: в п. 16 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22 дано разъяснение о том, что при разрешении споров в отношении земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, следует учитывать, что они приобретаются в собственность в порядке, установленном земельным законодательством.

Сведений о том, что спорный земельный участок находится в частной собственности, не имеется, поэтому он считается находящимся в муниципальной собственности и право на него не может быть приобретено на основании ст. 234 ГК РФ.

Кроме того, следует отметить Апелляционное определение Московского городского суда от 12.08.2015 по делу N 33-28649/15, в котором суд указал, что в силу п. 2 ст. 214 ГК РФ, а также п. 1 ст. 16 ЗК РФ земля, не находящаяся в собственности граждан, юридических лиц или муниципальных образований, является государственной собственностью.

Поскольку спорный земельный участок не находится в частной собственности, суд пришел к правильному выводу о том, что он относится к государственной собственности и собственность на него до настоящего времени не разграничена. Департамент городского имущества города Москвы от права собственности на данный земельный участок не отказывался, следовательно, участок не является бесхозяйным.

Суд указал, что владеть спорным земельным участком добросовестно исходя из смысла ст. 234 ГК РФ невозможно, так как земельный участок не может являться бесхозяйным имуществом и его самовольное занятие является правонарушением. Следовательно, на самовольно занятый земельный участок не может распространяться приобретательная давность, учитывая, что из фактического состава, влекущего возникновение права собственности в силу приобретательной давности, исключается добросовестность владения. Указанные выше положения исключают возможность приобретения в собственность земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности в силу приобретательной давности.

Вместе с тем последний вывод с учетом понятия добросовестности, раскрытого в п. 16 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22, является спорным, поскольку, занимая земельный участок, лицо может не знать о наличии у земельного участка собственника, в том числе в лице государства.

Необходимо признать, что применительно к иным видам недвижимого имущества отсутствует административная ответственность за их самовольное занятие, в связи с чем изложенная выше позиция суда с формальной точки зрения выглядит логичной.

Однако представляется, что не следует исключать добросовестность владения лишь по формальному основанию, связанному с тем, что самовольное занятие земельного участка образует состав административного правонарушения, в том числе с учетом презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений, установленной в п. 5 ст. 10 ГК РФ, которая в данном случае практически опровергается лишь потенциальной юридической возможностью привлечения к административной ответственности, что является неверным применительно к земельным участкам, которые ранее были отчуждены из собственности публично-правовых образований.

Одновременно в данном акте суд указал, что невозможно приобретение права собственности на несформированный земельный участок в силу приобретательной давности вследствие длительного открытого владения и пользования некоторой территорией с фактическим самостоятельным установлением на местности границ данной территории в качестве земельного участка, если данный участок не был образован в качестве объекта права в установленном порядке, так как он признается государственной собственностью и не является бесхозяйным имуществом.

Аналогичная правовая позиция относительно необходимости формирования земельного участка содержится и в ряде иных судебных актов судов общей юрисдикции (например, Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 21.08.2015 по делу N 33-4586/2015; Апелляционное определение Омского областного суда от 19.08.2015 по делу N 33-5807/2015).

Указанное позволяет сделать вывод: земельный участок, право собственности на который признается по основанию приобретательной давности, должен соответствовать требованиям ст. 6 ЗК РФ, т.е. как объект права собственности являться недвижимой вещью, представляющей собой часть земной поверхности с характеристиками, позволяющими определить ее в качестве индивидуально определенной вещи.

Практический интерес также представляет Постановление ФАС Московского округа от 24.10.2013 по делу N А40-163479/12, в котором суд указал, что в п. 15 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 10/22 разъяснено, что при разрешении споров, связанных с возникновением права собственности в силу приобретательной давности, судам необходимо учитывать, что давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности.

Такая ситуация имеет место, когда по договору, направленному на передачу вещи в собственность, имущество получено от неуполномоченного отчуждателя, поскольку ранее незаконно выбыло из владения его действительного собственника, т.е. по недействительному договору, о чем приобретатель не знал и не должен был знать.

Арбитражный суд в данном случае не исключает элемент добросовестности лишь по формальному основанию, что занятие земельного участка осуществляется по сути при отсутствии правовых оснований, что свидетельствует о различном подходе судов к решению указанной проблемы.

Рассматривая вопрос о возможности приобретения права собственности на земельный участок по основанию приобретательной давности, во всех случаях необходимо учитывать ограничения оборотоспособности земельных участков, предусмотренные ст. 27 ЗК РФ и иными нормативными правовыми актами, которые сами по себе являются юридическими препятствиями к возникновению права собственности на земельные участки.

Подводя итог проведенному анализу, можно сделать следующие выводы.

Во-первых, вопрос о возможности применения института приобретательной давности на земельные участки не имеет однозначного практического решения. Решение данного вопроса имеет огромное значение, поскольку анализ судебной практики свидетельствует о том, что подобные споры являются весьма распространенными.

Ситуация осложняется презумпцией государственной собственности на землю, наличие которой в ряде случаев позволяет сделать, на первый взгляд, очевидные выводы о нераспространении института приобретательной давности на земельные участки, при этом указанный вопрос, как следует из проведенного анализа судебной практики, решается судами по-разному, в ряде случаев однозначно отрицательно.

В связи с чем рассматриваемую проблему можно условно разделить на два случая.

Первый случай - это приобретение права собственности на земельный участок, который находится в государственной собственности, и в данном случае ответ о возможности приобретения права собственности по основанию приобретательной давности будет однозначно отрицательным, при этом оформление земельных правоотношений в данном случае должно осуществляться исключительно в порядке, установленном земельным законодательством Российской Федерации.

Второй случай - когда спорный земельный участок ранее был отчужден из государственной либо муниципальной собственности и имеются доказательства, которые позволят исключить в отношении такого земельного участка действие презумпции государственной собственности на землю, при этом возможно предположить, что в данном случае ответ на указанный вопрос будет положительным.

Однако в ряде случаев судебная практика исходит из того, что на самовольно занятый земельный участок не может распространяться институт приобретательной давности, учитывая, что из фактического состава, влекущего возникновение права собственности в силу приобретательной давности, исключается добросовестность владения, что является препятствием к приобретению права собственности на земельный участок по указанному основанию. Подобный подход - одна из причин различной правоприменительной практики.

Во-вторых, признание права собственности на земельный участок по указанному основанию возможно при наличии целого ряда условий, в числе основных из которых одновременное наличие признаков добросовестности, открытости, непрерывности владения имуществом как своим собственным; истечение 18-летнего срока с момента начала владения и до обращения в суд с указанными требованиями; наличие доказательств, что земельный участок ранее был отчужден из государственной собственности; спорный земельный участок должен соответствовать требованиям ст. 6 ЗК РФ; спорный земельный участок не должен быть изъят либо ограничен в обороте с учетом требований ст. 27 ЗК РФ и иных нормативных правовых актов.

В-третьих, наличие указанных условий определяет предмет доказывания по спорам, связанным с признанием права собственности на земельный участок по основанию приобретательной давности, центральное место в котором, помимо наличия указанных условий, занимает установление факта отчуждения земельного участка из государственной либо муниципальной собственности, что на практике с учетом требований ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ и ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ представляет сложность, в первую очередь связанную с поиском и получением доказательств, касающихся отчуждения спорного земельного участка из государственной или муниципальной собственности и его идентификации как объекта гражданских прав.

Иными словами, если подобные доказательства удастся найти, то необходимо установить четкую правовую связь (местоположение, включая координаты) спорного земельного участка и земельного участка, который ранее был отчужден из государственной либо муниципальной собственности.

В заключение необходимо отметить, что дальнейшее обсуждение и разработка проблем применения и распространения института приобретательной давности как основания возникновения права собственности на земельные участки приобретает особую актуальность, поскольку позволит решить данную проблему в практическом плане, в том числе избежать различной судебной практики с целью недопущения нарушения прав и законных интересов заинтересованных лиц, а также публичных интересов и разрешить спорные вопросы.

Одновременно представляется необходимым внести изменения в законодательство Российской Федерации в указанной части либо разрешить данный вопрос в постановлении Пленума ВС РФ, в том числе определить возможные подходы к решению данной проблемы с учетом имеющейся судебной практики.

Список литературы

  1. Анисимов А.П. Проблема приобретения права собственности на земельный участок в силу приобретательной давности в свете нового земельного законодательства // Юрист. 2002. N 12.
  2. Булаевский Б.А. Презумпции как средства правовой охраны интересов участников гражданских правоотношений: Моногр. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 2013; СПС "КонсультантПлюс".
  3. Савин Р.А. Понятие и сущность приобретательной давности на земельный участок как объект недвижимости // Гражданское право. 2009. N 4. С. 21 - 24.
  4. Синицын С.А. Презумпция государственной собственности на объекты недвижимости и последствия ее применения в судебной практике // Адвокат. 2014. N 12. С. 20 - 27.
  5. Эйриян Г.Н. Применение приобретательной давности к земельным участкам // Адвокат. 2003. N 7.

References

  1. Anisimov A.P. Problema priobretenija prava sobstvennosti na zemel'nyj uchastok v silu priobretatel'noj davnosti v svete novogo zemel'nogo zakonodatel'stva // Jurist. 2002. N 12.
  2. Bulaevskij B.A. Prezumpcii kak sredstva pravovoj ohrany interesov uchastnikov grazhdanskih pravootnoshenij: Monogr. M.: Institut zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedenija pri Pravitel'stve RF, 2013; SPS "Konsul'tantPljus".
  3. Savin R.A. Ponjatie i sushhnost' priobretatel'noj davnosti na zemel'nyj uchastok kak ob"ekt nedvizhimosti // Grazhdanskoe pravo. 2009. N 4. S. 21 - 24.
  4. Sinicyn S.A. Prezumpcija gosudarstvennoj sobstvennosti na ob"ekty nedvizhimosti i posledstvija ee primenenija v sudebnoj praktike // Advokat. 2014. N 12. S. 20 - 27.
  5. Jejrijan G.N. Primenenie priobretatel'noj davnosti k zemel'nym uchastkam // Advokat. 2003. N 7.