Мудрый Юрист

Переход риска случайной гибели или повреждения товара по договору международной купли-продажи: теоретический аспект

Антипов Н.П., профессор, заведующий кафедрой международного частного права Саратовской государственной академии права.

Кастрюлин Д.Ф.

Российская правовая наука, если не считать основательной разработки проблемы С.Н. Хиной (1949 г.), обладает лишь двумя солидными работами, касающимися перехода риска случайной гибели товара по договору международной купли-продажи (хотя и опубликованными в виде статей): С.А. Комарова, Н.И. Татищевой. Более внимательно подходят к данной проблеме иностранные правоведы, однако основная особенность работ зарубежных авторов по проблеме перехода риска - это строго выдержанный юридический характер: обилие юридического материала, различных конструкций, ссылок на законодательство и... полное почти отсутствие теоретического объяснения излагаемых вопросов. Цель, преследуемая нами в настоящей статье, - дать теоретический анализ положений, лежащих в основе правил по переходу риска в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (далее - Венская конвенция 1980 г. или Конвенция) и Инкотермс 2000 (Правила толкования международных торговых терминов, далее - Инкотермс или Инкотермс 2000).

Рядом зарубежных авторов была предпринята заслуживающая внимания попытка объяснить концепцию перехода риска в Венской конвенции 1980 г., базируясь на во многом спорной теории lex mercatoria.

Не вдаваясь в подробности теории lex mercatoria, которая, судя по всему, стала своего рода камнем преткновения для объяснения природы новой международной концепции перехода риска утраты, лишь констатируем факт, что дальше выдвижения предположений о корнях Конвенции в пресловутой теории дело не доходит. Ссылка на lex mercatoria, по нашему мнению, - самый удобный способ ничего не объяснять. Не объяснять, что, откуда и почему произошло.

Поскольку в Конвенции имеется целый свод правил для перехода риска, что объясняется невозможностью охватить различные типы договоров, включающих перевозку, одним общим правилом, постольку Конвенция предложила не один основной критерий для перехода риска, а скорее типологию, покрывающую различные ситуации.

Первым элементом типологии, предложенной Конвенцией, мы считаем классификацию договоров купли-продажи.

Кроме явно неудачных классификаций существует ряд в целом совпадающих по своему содержанию, однако имеющих порой существенные расхождения в отдельных, иногда принципиальных деталях.

Однако представляется, что ближе всего к истине классификация М.Г. Розенберга, который подразделил предписания Конвенции, исходя из нескольких ситуаций:

  1. договор предусматривает перевозку товара, но продавец не обязан передать его в определенном месте;
  2. договор предусматривает передачу товара продавцом в определенном месте;
  3. предметом договора является товар, находящийся в пути;
  4. договор не предусматривает перевозку товара и его предмет не находится в пути.

Справедливо предположить, что такого рода классификация, за исключением договоров купли-продажи в пути, была свойственна не только основной массе договоров купли-продажи, применяемых в Англии и США, но она также положена в основу Инкотермс 2000, который по праву считается документом, сформированным англосаксонскими правовыми традициями <*>.

<*> См.: Oberman N.G. Transfer of risk from seller to buyer in international commercial contracts: A comparative analysis of risk allocation under the CISG, UCC and Incoterms. Universite Montreal: Laval thesis (LL.M Thesis), June 1997. N. 453.
  1. Договоры купли-продажи, предусматривающие передачу товара без перемещения его продавцом. Продавец не обязан что-то делать относительно перевозки или отсылки товара.
  2. Договоры купли-продажи с отправкой или отгрузкой товара, экспедиционные договоры (shipment contracts), согласно которым продавец должен отослать товар в определенное место.
  3. Договоры купли-продажи с доставкой товара до места назначения (destination or arrival contracts). Согласно этим договорам продавец не только должен отправить товар покупателю или его клиенту, но он также отвечает и за прибытие товара в место назначения.

Центральной темой, касающейся перехода риска в международной купле-продаже, является договор купли-продажи, предусматривающий перевозку. Таким образом, главный критерий распределения риска должен быть адаптирован к ситуации с перевозкой.

Одной из основных трудностей толкования, возникающей из п. 1 ст. 67 Венской конвенции 1980 г., является неопределенность выражения "договор купли-продажи, предусматривающий перевозку товара". Эти слова не могут просто означать, что вследствие купли-продажи товар будет перемещаться из одного места в другое, поскольку, в сущности, это свойственно каждой международной купле-продаже. В противном случае не было бы сферы применения для статьи 69, поскольку данная норма имеет дело со случаями, не урегулированными статьями 67 и 68. В таком случае возникает вопрос о сфере действия статьи 67.

Во-первых, если договор купли-продажи предусматривает перевозку товара, главное правило состоит в том, что обязательство продавца поставить товар состоит из сдачи товара первому перевозчику или сдачи товара перевозчику в определенном месте для передачи покупателю.

Во-вторых, если есть слово "перевозка", то возникает вопрос об исключении ситуаций, в которых задействован транспорт одной из сторон. Несмотря на это, вопрос о том, только ли независимый перевозчик может быть рассмотрен в качестве перевозчика по смыслу ст. 67, не был обсужден в Вене.

Договор купли-продажи крайне редко предусматривает перевозку, осуществляемую покупателем. Следовательно, похоже на то, что п. 1 статьи 67 неприменим во всех случаях, когда покупатель использует свои собственные транспортные средства. С другой стороны, вопрос о применении п. 1 статьи 67, когда продавец перевозит товар своими собственными транспортными средствами, может быть чрезвычайно важен.

Представляется, что если продавец транспортирует товар с помощью своего собственного персонала, даже несмотря на то, что не был обязан этого делать, то он сохраняет риск утраты <*>.

<*> См.: Schlechtriem P. Uniform Sales Law: The UN-Convention on Contracts for the International Sale of Goods. Vienna, 1986. P. 88.

Таким образом, под договором международной купли-продажи товара, предусматривающим перевозку, понимается договор об отчуждении товара без обязательства доставки и/или непосредственной передачи его приобретателю в определенном месте, однако с обязательством его сдачи первому независимому перевозчику для последующей передачи приобретателю либо сдачи независимому перевозчику в определенном месте также для последующей передачи приобретателю.

Также нами предлагается следующая классификация договоров международной купли-продажи товаров.

I. Договоры купли-продажи товара, предусматривающие перевозку товара (известные нам договоры "отгрузки"):

а) договоры купли-продажи товара, предусматривающие перевозку, в которых отчуждатель не обязан передать товар в определенном месте, однако обязан его сдать первому независимому перевозчику для передачи приобретателю (первое предложение п. 1 ст. 67 Конвенции, FCA, CIP, CPT Инкотермс 2000);

б) договоры купли-продажи товара, предусматривающие перевозку, в которых отчуждатель обязан сдать товар независимому перевозчику в определенном месте для последующей передачи приобретателю (второе предложение п. 1 ст. 67 Конвенции, CIF, CFR, FAS, FOB Инкотермс 2000).

II. Договоры купли-продажи товара, находящегося в пути (ст. 68 Конвенции; несмотря на то что в Инкотермс 2000 нет специального термина для такого рода договоров, зачастую используются термины CIF и CFR Инкотермс 2000).

III. Договоры купли-продажи товара, не относящиеся ни к договорам купли-продажи, предусматривающим перевозку, ни к договорам купли-продажи товаров, находящихся в пути (известные нам договора "доставки" и "выборки"):

а) договоры купли-продажи с перемещением товара, в которых отчуждатель обязан предоставить товар в распоряжение приобретателя в определенном месте, но не в месте, где находится его (отчуждателя) коммерческое предприятие (договора "доставки", п. 2 ст. 69 Конвенции, DES, DEQ, DAF, DDU, DDP Инкотермс 2000);

б) договоры купли-продажи без перемещения товара, в которых отчуждатель обязан предоставить товар в распоряжение приобретателя в месте, где находится его (отчуждателя) коммерческое предприятие (договора "выборки", п. 1 ст. 69 Конвенции, EXW Инкотермс 2000).

В отношении правил по переходу риска имеются два основных приема юридической техники. Один из них - попытаться увязать переход риска с передачей (поставкой) и установить, что риск переходит по передаче (поставке) (с определенными исключениями). Другой - установить раздельные правила по передаче (поставке) и по переходу риска. И Конвенция, и Инкотермс задействовали последний способ. Правила Конвенции по переходу риска (статьи 66 - 70) не содержат каких бы то ни было ссылок на передачу (поставку). Инкотермс содержит раздельные условия в форме того, что они устанавливают, с какого момента покупатель должен нести все риски. Однако даже если задействован последний прием, имеется явное соотношение между передачей (поставкой) и переходом риска, которое может быть выявлено в особенности при сопоставлении статей 31 и 67 Конвенции.

Переход риска и поставка населяются строго связанными друг с другом, но между ними существует тесная связь. Когда Венская конвенция 1980 г. применяется для устранения недостатков в соглашениях, существуют примеры, когда место поставки и место перехода риска совпадают, даже когда не существует формального отношения между ними. Это следует в особенности из отношения между статьями 31 и 67, 69.

Исходя из общего принципа Конвенции, все термины Инкотермс увязывают переход риска с передачей товара и не связывают его с иными обстоятельствами, например с переходом титула (права собственности) на товар или с моментом заключения договора.

В контрактах купли-продажи на базе CIF, CFR, СРТ, CIP, FAS, FOB физическая передача товара продавцом непосредственно покупателю обычно исключается. Передача товара идет не под наблюдением покупателя. Товар передается через посредство перевозчика. Такой способ передачи стал обычным договорным условием сдачи товара покупателю и нашел свое закрепление в национальных законодательствах и в международных конвенциях.

Согласно п. 1 ст. 67 Венской конвенции 1980 г. риск переходит, "когда товар сдан... перевозчику". Один из главных вопросов, возникающих из данного условия, относится к значению выражения "сдача", которое вытекает из самой Конвенции. На всем протяжении Конвенции выражение "сдача" используется для определения физического действия по передаче владения. Статья 67 отражает доминирующий подход национального права и коммерческой практики <*>. При применении этого положения имеется в виду сдача товара в физическом смысле, т.е. передача владения товаром от продавца к перевозчику. Где требуется, в Инкотермс 2000 применяется выражение "предоставлять в распоряжение покупателя" в определенном месте. Данное выражение имеет то же самое значение, что и выражение "сдача товара", используемое в Конвенции.

<*> См.: Honnold J.O. Uniform Law for International Sales Under the 1980 United Nations Convention. Deventer, 1982. PP. 376, 372.

В наши дни главную цель торговых условий видят в установлении моментов, позволяющих говорить о сдаче товара покупателю в юридическом смысле. Не требуется, чтобы юридическое владение обязательно совпадало с физическим владением. Если это так, то сданный товар - это товар, юридически перешедший покупателю. По контракту продавец обязан передать товар, а покупатель - принять товар через морского перевозчика. Следовательно, суть сдачи в том, что в ней интегрируются правовые результаты поведения должника в роли продавца и отправителя товара. Юридический факт приема товара перевозчиком становится компонентом сдачи. Привлекает к себе внимание общая правовая характеристика фактов - "сдачи", "принятия", "предоставления товара в распоряжение". Базой им служит гражданско-правовая категория "передача".

Под передачей, прежде всего, понимается фактическая передача товара во владение покупателя. Не всегда, однако, такая фактическая передача необходима для выполнения обязательства продавца передать товар. Поэтому передача в более широком смысле - это совершение таких действий, которые делают для покупателя возможным осуществление полного контроля над товаром. Например, сдача товара перевозчику рассматривается prima facie как передача товара покупателю.

Выражение "передача вещи" в купле-продаже употребляется в смысле передачи владения в отношениях продавца и покупателя. Такая передача выполняется одним из следующих способов:

  1. физическим вручением покупателю отчужденной вещи в натуре;
  2. презюмируемой передачей:

a) когда товар передан первому перевозчику;

b) когда товар окажется в обусловленном договором месте;

c) когда товар будет предоставлен в распоряжение покупателя.

Первый способ в основном предназначен для внутренней торговли, второй - для внешней. Покупателю передается юридический контроль над товаром без физического владения самим товаром, который находится у третьего независимого лица - титульного владельца (перевозчика, владельца склада). Стало быть, передача продавцом товара обусловленному третьему лицу есть доказательство prima facie передачи товара покупателю.

В настоящей статье мы не будем касаться таких абстрактных видов передачи, как traditio symbolica (символическая передача, например, ключей от склада), traditio bravi manu (передача короткой рукой), а также так называемой юридической, или "конструктивной", передачи при помощи товарораспорядительного документа (складского свидетельства либо коносамента), поскольку данные виды передачи не используются ни Венской конвенцией 1980 г., ни Инкотермс 2000 для определения момента перехода риска утраты.

Остановимся на таком способе абстрактной передачи вещи, как traditio longa manu (передача длинной рукой). Для абстрактной передачи требуется, чтобы отчуждатель утратил владение вещью (соrроrе) и эксплицитно дозволил приобретателю завладеть ею. Вместо введения приобретателя во владение отчуждатель покидает вещь с целью уступить ее конкретному лицу.

Действительно, согласно Конвенции и Инкотермс 2000 продавец оставляет надлежащим образом идентифицированный товар в оговоренном месте и, если необходимо, извещает покупателя (п. 1 ст. 69 Конвенции, EXW Инкотермс 2000 и п. 2 ст. 69 Конвенции, DES, DEQ, DAF, DDU, DDP Инкотермс 2000). В данном случае передача из рук в руки (простая передача) отсутствует. Ее заменяет traditio longa manu - растянутая во времени простая передача. С этой разновидностью традиции имеет нечто общее передача с помощью перевозчика (п. "а" ст. 31 Конвенции) <*>. Риск случайной гибели или повреждения переходит к покупателю уже в момент сдачи вещи перевозчику (вещь отчуждена без обязательства доставки) (ст. 67 Конвенции, CIF, FAS, FOB, CPT, CIP, CFR, FCA Инкотермс 2000).

<*> См.: Слыщенков В.А. Передача (traditio) как способ приобретения права собственности // Ежегодник сравнительного правоведения. 2001. М., 2002. С. 163.

Таким образом, во внешнеторговом обороте, как и во внутреннем гражданском обороте, в отношении перехода риска проводится принцип традиции, но не любого из его видов, а именно traditio longa manu.

Продавец обычно на стадии передачи товара идентифицирует этот товар как товар, являющийся предметом данного договора (путем так называемой индивидуализации). И переход риска не может произойти до тех пор, пока товар "не индивидуализирован должным образом как товар, являющийся предметом данного договора" <*>.

<*> См.: Комментарий к Инкотермс 2000. Толкование и практическое применение. Публикация МТП N 620 / Пер. с англ. М., 2001. С. 85, 90, 175.

В общем смысле этого слова индивидуализация может быть сделана в любое время и любым способом - посредством документа в форме счета за товар, маркировкой товара как предмета контракта, выполнением проверочных операций (определение количества, обмер, взвешивание), совершение которых необходимо для передачи товара, и т.д. Актами индивидуализации признаются также размещение обозначенного в договоре товара в отдельных помещениях, затаривание, маркировка и другие действия по приведению товара в состояние, пригодное для передачи как идентифицированного. В теории есть два понятия, ставшие своего рода цивилистическими аксиомами: индивидуализация есть выделение вещи из общей массы вещей того же рода; индивидуализация чаще всего происходит в момент передачи от отчуждателя к приобретателю. В частности, сама передача товара транспортной организации рассматривается одновременно как акт индивидуализации.

Вышесказанное свидетельствует о стремлении приблизить индивидуализацию товара к моменту сдачи его перевозчику. По существу исходят из главной идеи - идеи приема товара перевозчиком как основного и ведущего способа индивидуализации. Доказательства погрузки могут быть различными. Наибольшее предпочтение отдается коносаменту <*>.

<*> См.: Кокин А.С. Товарораспорядительные бумаги в торговом обороте. М., 2000. С. 147.

Пункт 2 статьи 67 и пункт 3 статьи 69 включают идентификацию товара в список дополнительных условий для перехода риска. Они содержат, например, важный случай идентификации по контракту на основе отгрузочных документов, которые свидетельствуют, что покупатель получит товар. В случае комбинированной погрузки нескольких товаров, товар может быть идентифицирован выделяющей маркировкой на нем (такой, как адрес покупателя) или посредством пересылки извещения об отправке покупателю, извещения, которое было бы действительно после отправки (ст. 27). Что более важно, идентификация может следовать из отправки покупателю отгрузочных документов, так как их содержание в состоянии идентифицировать определенную партию отгрузки по индивидуальному договору.

В соответствии с пунктом 2 статьи 7 Венской конвенции 1980 г. вопросы, которые прямо в ней не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами в доктрине и практике. В Конвенции, действительно, отсутствует перечень общих принципов, на которых она основана. Тем не менее в доктрине и практике уже выработаны и апробированы некоторые из них.

Первым принципом является свобода договора, и он отражает общее правило статей 6 и 67 Венской конвенции 1980 г. Если продавец обязан сдать товар перевозчику в определенном месте, риск не переходит к покупателю, пока товар не передан под контроль перевозчика в данном месте <*>.

<*> См.: Flambouras D. Transfer of Risk in the Contract of Sale involving Carriage of Goods: A comparative Study in English, Greek law and the United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods. Worcester College: Oxford thesis, October. 1999. N. 276.

В деле N VB 96074 (дата решения: 10 декабря 1996 г., Арбитражный суд при ТПП Будапешта, Венгрия) в соответствии с договором "покупатель выбирает икру по адресу продавца и транспортирует товар своими средствами в Венгрию" (пункт 2 договора). Цена была основана на условии пункта 3 договора, а именно: "FOB Кладово" ("FOB место коммерческой деятельности продавца", т.е. покупатель нес риск после того, как товар был погружен на автомобиль в месте коммерческой деятельности продавца), что было подтверждено транспортными накладными, представленными истцом. Риск, по мнению суда, перешел в соответствии с контрактом в Кладово <*>.

<*> См.: Hungary 10 December 1996 Budapest Arbitration proceeding Vb 96074 in Case law on UNCITRAL texts (CLOUT) abstract no. 163 // http://cisgw3.law.pace.edu/cases/961210hl.html по состоянию на 28 ноября 2002 года.

Венская конвенция 1980 г., равно как и Инкотермс 2000, в отношении перехода риска базируется на теории "контроля" <*>. Сущность данной теории можно определить следующим образом.

<*> Ziegel J.S., Samson C. Report to the Uniform Law Conference of Canada on Convention on Contracts for the International Sale of Goods. Toronto, 1981. Art. 67.

По общему правилу в договорах экспортной продажи товаров риск переходит, в основном, когда товар выходит из-под контроля продавца. По условиям, "с завода" риск обычно переходит, когда товар передан покупателю или его агенту; в договорах на условиях FAS он переходит, когда товар размещен вдоль борта судна, а в договорах FOB и CIF - обычно когда товар пересек поручни судна <*>.

<*> См.: Шмиттгофф К.М. Экспорт: право и практика международной торговли / Пер. с англ. М., 1993. С. 75 - 76.

Передача вещи в распоряжение покупателя непосредственно или путем сдачи ее транспортной организации, нанятой покупателем, представляет покупателю реальную возможность осуществлять власть над вещью, контроль над товаром, в то время как продавец теряет такую возможность.

С другой стороны, безусловно, предпочтительнее, чтобы риск лежал на продавце до тех пор, пока товар перевозится его транспортными средствами, за что он должен нести полную ответственность <*>.

<*> См.: Комаров А. Переход риска случайной гибели или повреждения товара // Внешняя торговля. 1992. N 4 - 5. С. 42.

Теоретическое обоснование данного правила состоит в том, что продавец, который должен осуществить физическую передачу на своем собственном предприятии, продолжает тем временем контролировать товар и, возможно, рассчитывает застраховать свой интерес в нем. Покупатель, с другой стороны, не имеет контроля над товаром, и весьма маловероятно, что он обеспечит страхование товара, который еще не находится в его владении <*>.

<*> См.: Uniform Commercial Code. Official Text with Comments. The American Law Institute. National Conference of Commissioners on Uniform State Laws, 1963. P. 145.

С другой стороны, как свидетельствует коммерческая практика, считается, что в случае, если стороны не договорились об ином, риски, которым может подвергнуться товар в процессе перевозки к покупателю, ложатся на последнего <*>. Целесообразность этого подхода, ориентированного на "нерасщепление транзитных рисков", заключается в следующем.

<*> См.: Комаров А. Указ. соч. С. 42.

Этот принцип устанавливает, что в случае перегрузки между перевозчиками риск переходит по поставке первому перевозчику, а следовательно, неприменим к договорам на условиях CIF, в соответствии с которыми всемирно признано, что покупатель не несет риск внутренней, сухопутной перевозки.

Риск обычно переходит в начале оговоренной перевозки, в то самое время как повреждение или утрата обычно обнаруживаются, когда товар поступает к покупателю и продавец, как правило, находится далеко от места расположения поврежденного товара. Покупатель же находится ближе к товару, он имеет возможность установить размер ущерба, причиненного товарам, своевременно предъявить связанные с этим претензии к перевозчику или страховщику <*>.

<*> См.: Nicholas В. The Vienna Convention on International Sales Law // The Law Quarterly Review, England. 1989. Vol. l05 (Apr.). P. 238.

Следующая установка, которую преследовали проектировщики Конвенции, - устранить возможность расщепления транзитных рисков при продаже товаров в пути, с одной стороны, и в то же самое время не оставить покупателя ответственным за ущерб, нанесенный товарам до того, как они были куплены, - с другой.

Воплощением данной установки стало второе предложение статьи 68, которое регулирует сложный случай перехода риска на товар, находящийся в процессе длительной перевозки, как правило, морем. Сложность возникает из факта, что грузополучатель товара может меняться в процессе перевозки, возможно, даже неоднократно, и, как правило, весьма затруднительно определить точный момент времени, в который товар погиб или поврежден. После долгих дискуссий разработчики Венской конвенции 1980 г. вывели правило, позаимствованное из Единообразного закона о договорах международной купли-продажи 1964 г. (ст. 99), которое в случае морской транспортировки возлагало риск на покупателя со времени, когда товары были сданы перевозчику. Последний покупатель, таким образом, получал обратное действие риска: он нес его от момента времени, предшествующего заключению договора.

В Конвенции, таким образом, установлено правило о том, что применительно к переходу риска договор купли-продажи товаров, находящихся в пути, действует с обратной силой и относит этот переход к моменту, предшествующему не только переходу права собственности, но даже и заключению самого контракта.

Это отклонение от текста "контроля" объяснялось в Комментарии Секретариата практическим основанием, что в нормальных условиях трудно определить точный момент времени, когда товары в пути подверглись несчастному случаю; другими словами, проще, если риск утраты считается перешедшим во время, когда состояние товара было известно, и что для покупателя гораздо удобнее предъявить претензию (а затем и иск) за такого рода убытки или повреждения против перевозчика и страховой компании, чем для продавца, к тому же для этого необходимы товарораспорядительные документы, которые находятся теперь у покупателя и отсутствуют у его предшественников.

В ходе исследования нами предпринималась попытка выработки приемлемого названия новой международной концепции перехода риска утраты, однако в самых авторитетных источниках по заявленной теме удалось обнаружить лишь ссылки на определение перехода риска в связи "не столько с другими правовыми выражениями, для определения которых уже имеется фактическое или подразумеваемое решение, сколько, так сказать, со стадиями поставки (отправки)" <1>, либо "скорее через описание предпосылок для перехода риска" <2>, или что риск утраты разрешается в Конвенции ЮНСИТРАЛ "по образцу коммерческих ситуаций при исполнении договора" <3>. И уж совсем не понятно отнесение таких действий, как "сдача товара перевозчику" и "принятие покупателем физического владения товаром", к "физическим событиям (physical events)" <4> или даже к "конкретным коммерческим событиям" <5>.

<1> Enderlein F., Maskow D. International Sales Law, United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods. Convention on the Limitation Period in the International Sale of Goods. New York, 1992. P. 256.
<2> Schlechtriem P. Op. cit. P. 86.
<3> Honnold J. The Draft Convention on Contracts for the International Sale of Goods: An Overview // American Journal of Comparative Law. 1979. Vol. 27. N 2&3 (Spring/Summer). PP. 230 - 231.
<4> Honnold J.O. Uniform Law for... P. 65.
<5> Del Duca L.F., Del Duca P.F. Practice Under the Convention on International Sale of Goods (CISG): A Primer for Attorneys and International Traders (Part II) // Uniform Commercial Code Law Journal. 1996. Vol. 29(2). P. 129.

Здесь сразу возникает вопрос, имеющий больше доктринальное, чем практическое значение, и заключается он в следующем: обоснованно ли относить такие действия, с которыми связывается переход риска, к событиям, пусть даже физическим?

Не вызывает сомнения, что "сдача первому перевозчику", "принятие покупателем", "предоставление в распоряжение" и "идентификация" являются юридическими фактами. Принимая в качестве признака разграничения волевой признак, все юридические факты, в зависимости от наличия в них проявления воли, распадаются на две основных группы: юридические события и юридические действия. События - явления природы, возникновение и развитие которых не зависит от воли и сознания человека. А "гражданско-правовой юридический акт представляет собой правомерное юридическое действие, совершенное дееспособным лицом и направленное на установление, изменение или прекращение гражданско-правовых отношений (сделка)". То, что "сдача перевозчику", "принятие покупателем" и "предоставление в распоряжение" - это разновидности передачи, сделки, осуществляемой в форме передачи владения вещью <*>, было подтверждено предыдущими умозаключениями. В связи с этим считаем нецелесообразным относить такие гражданско-правовые юридические акты, как "сдача", "принятие", "предоставление в распоряжение" и "идентификация", с которыми и Венская конвенция 1980 г., и Инкотермс 2000 связывают момент перехода риска, к физическим событиям.

<*> См.: Слыщенков В.А. Указ. соч. С. 159.