<*> В тексте настоящей стат...">
Мудрый Юрист

Особенности порядка заключения договоров с участием военных организаций *

А.Г. Тищенко, майор юстиции, офицер юридической службы Вооруженных Сил Российской Федерации.

<*> В тексте настоящей статьи под военными организациями понимаются воинские части, соединения, органы военного управления военных округов, флотов (флотилий), воздушных армий, учебные заведения Министерства обороны Российской Федерации, военные медицинские учреждения, военные заводы, главные и центральные управления Министерства обороны Российской Федерации и Министерство обороны Российской Федерации.

Значение договора в финансово-хозяйственной деятельности военных организаций хорошо известно <*>. Большинство положений действующего гражданского законодательства нашей страны имеют диспозитивный характер, что предоставляет право сторонам практически любого договора решать в нем те или иные вопросы исключительно по своему усмотрению, не придерживаясь строго тех рекомендательных форм и конструкций, которые установлены в законе. Поэтому можно утверждать, что гарантией успешного достижения преследуемых военной организацией как хозяйствующим субъектом целей и задач, а также эффективной защиты ее прав и законных интересов является юридически грамотно составленный договор. Напротив, некорректный и непродуманный договор почти неизбежно влечет за собой возникновение проблем как минимум гражданско-правового характера (например, споры по порядку исполнения договора, взыскание неустоек и штрафов за нарушение условий договора и т.д.). В зависимости от последствий заключения и исполнения незаконного договора не замедлят состояться соответствующие решения вышестоящих командиров и начальников, а если дело обстоит совсем плохо - органов дознания, военной прокуратуры.

<*> При подготовке настоящей статьи были использованы материалы книги А.В. Брызгалина, В.Р. Берника, А.Н. Головкина "Свод хозяйственных договоров и документооборота предприятий с юридическим, арбитражным и налоговым комментарием" (Т. 1 / Под ред. А.В. Брызгалина. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Аналитика-Пресс, 2001. 656 с.).

В силу своего особого статуса, о котором так много спорили и продолжают спорить юристы (а в большинстве случаев эта особенность заключается в его неопределенности), военную организацию можно охарактеризовать как специальный субъект гражданских правоотношений, связанных с осуществлением предпринимательской и (или) иной экономической деятельности. Как известно, в качестве субъектов гражданских правоотношений выступают либо отдельные индивиды (физические лица), либо определенные коллективы людей (юридические лица). В отличие от физических лиц юридические лица являются коллективными субъектами гражданских правоотношений. За юридическим лицом как субъектом гражданских правоотношений всегда стоит определенным образом организованный коллектив людей, в интересах которого, как правило, и осуществляет свою предпринимательскую или иную экономическую деятельность юридическое лицо.

Является военная организация юридическим лицом или нет - российскому законодателю пока это неизвестно. Тем не менее военная организация продолжает оставаться участником гражданских правоотношений, связанных с осуществлением предпринимательской и (или) иной экономической деятельности, именно как юридическое лицо. В связи с этим уместно будет сказать несколько слов о статусе военной организации как стороны в договоре. Если военная организация не только обладает признаками юридического лица, но и зарегистрирована уполномоченным на то государственным органом как юридическое лицо с соответствующей организационно-правовой формой, то руководитель (командир или начальник) этой военной организации вправе совершать сделки, отвечать по обязательствам, участвовать в арбитражном процессе от имени возглавляемой им организации. Если же военная организации не имеет государственной регистрации в качестве юридического лица, то ее руководитель (командир или начальник) должен действовать по доверенности министра обороны Российской Федерации, начальника главного или центрального управления Министерства обороны Российской Федерации либо командира (начальника) иной вышестоящей военной организации, официально наделенной полномочиями юридического лица. В этом случае необходимо уделять особое внимание как оформлению доверенности, так и ее содержанию, руководствуясь при этом ст. ст. 185 - 189 Гражданского кодекса Российской Федерации. Поскольку полномочия на заключение договоров вытекают именно из доверенности, а не из положения военной организации, не зарегистрированной в качестве юридического лица, постольку сделка, совершенная от имени другого лица с превышением полномочий, не влечет никаких правовых последствий для лица, от имени которого она совершена. С учетом возможного разрешения в судебном порядке споров, связанных с исполнением обязательств по договору, при оформлении доверенности необходимо принимать во внимание и положения ст. ст. 61 и 62 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, особенно ст. 62. Во второй части этой статьи сказано, что в доверенности, выданной представляемым лицом, должно быть специально оговорено право представителя на подписание искового заявления и отзыва на исковое заявление, заявления об обеспечении иска, передачу дела в третейский суд, полный или частичный отказ от исковых требований и признание иска, изменение основания или предмета иска, заключение мирового соглашения и соглашения по фактическим обстоятельствам, передачу своих полномочий представителя другому лицу (передоверие), а также право на подписание заявления о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, обжалование судебного акта арбитражного суда, получение присужденных денежных средств или иного имущества. Другими словами, в арбитражном суде не будет "работать" доверенность, в которой не содержится указание на перечисленные выше специально оговоренные права представителя, если представитель попытается их реализовать.

Переходя к особенностям порядка заключения договоров с участием военных организаций, замечу, что положения гражданского законодательства Российской Федерации, содержащие понятия сделки, договора, а также определяющие порядок заключения и оформления текста договора как такового, распространяются на военную организацию без каких-либо ограничений и начиная с декабря 1994 г. <*>, в той или иной степени, известны читателю. Поэтому в контексте темы настоящей статьи обратимся к сути вопроса.

<*> 8 декабря 1994 г. в "Российской газете" был опубликован текст части первой Гражданского кодекса Российской Федерации.

По своей значимости среди договоров, заключаемых военной организацией, безусловно, особое и главное положение занимают государственные контракты, заключаемые по результатам размещения государственного оборонного заказа, в том числе на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. В сравнении с договорами, заключаемыми военными организациями, критериями приоритета государственных контрактов являются высокий уровень их целей и задач, а также значительные суммы денежных средств, выделяемых из федерального бюджета для исполнения обязательств военной организации по государственному контракту. Учитывая это обстоятельство, основное внимание при рассмотрении особенностей заключения договоров военной организацией уделим государственным контрактам.

Итак, особым видом договора является государственный контракт. В общем случае государственный контракт, заключаемый по результатам размещения государственного оборонного заказа, можно охарактеризовать как соглашение между сторонами, имеющее целью установить законные отношения по удовлетворению потребностей Российской Федерации в поддержании ее обороноспособности и безопасности.

Гражданский кодекс Российской Федерации регламентирует правоотношения, связанные с тремя видами государственных контрактов: государственного контракта на поставку товаров для государственных нужд (ст. ст. 525 - 534), государственного контракта на выполнение подрядных работ для государственных нужд (ст. ст. 763 - 768) и государственного контракта на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ для государственных нужд (ст. 778). Интересный факт: заключение всех трех видов государственных контрактов осуществляется в порядке, установленном ст. ст. 527 - 528 Гражданского Кодекса Российской Федерации, т.е. в таком же порядке, как и при заключении государственного контракта на поставку товаров для государственных нужд. Основанием для этого утверждения служат соответствующие ссылки в ст. ст. 765 и 778 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В настоящее время довольно трудно найти командира (начальника), который испытает чувство удивления, граничащее с непониманием, получив информацию о том, что при заключении договоров военной организацией, в том числе государственных контрактов, необходимо руководствоваться положениями Гражданского кодекса Российской Федерации. Тем не менее это утверждение вовсе не означает, что правовая культура командира (начальника) в большей степени сформирована гражданским законодательством. Как раз наоборот, по понятным причинам командиры (начальники) в первую очередь руководствуются ведомственными правовыми актами Министерства обороны Российской Федерации. В этой связи нельзя не упомянуть о Директиве министра обороны Российской Федерации "О совершенствовании системы военно-технического обеспечения Вооруженных Сил Российской Федерации" 2001 г. N Д-034. В этой Директиве применяются термины ("генеральный заказчик" и "заказчик"), не соответствующие Гражданскому кодексу Российской Федерации. При разработке и подготовке этого документа (видимо, прошедшего юридическую экспертизу) были учтены все возможные нюансы, которые могли бы возникнуть при его реализации внутри Министерства обороны Российской Федерации, между соответствующими военными организациями. Но как быть с регламентацией правоотношений между военными организациями и их контрагентами по заключенным государственным контрактам, которым (контрагентам) в большинстве своем, мягко говоря, все равно, что написано в Директиве. К сожалению, судя по всему, разработчики Директивы руководствовались принципом "если так делали раньше, значит, это правильно". По терминологии, установленной Гражданским кодексом Российской Федерации, стороны государственного контракта именуются не иначе как "государственный заказчик" и "поставщик" или "подрядчик" соответственно. "Благодаря" воплощенному в Директиве принципу возникали многовариантные мнения по поводу того, кто выступает на стороне государственного заказчика - "генеральный заказчик" или "заказчик", либо как точно именовать в государственном контракте военную организацию - государственного заказчика ("государственный заказчик", "генеральный заказчик" или "заказчик"). По этой причине практическое применение Директивы было затруднено необходимостью уяснения должностными лицами заинтересованных органов военного управления ее действительного смысла.

В общем случае государственный контракт должен содержать следующие разделы:

  1. определение сторон;
  2. предмет договора;
  3. цена и общая сумма контракта;
  4. сроки выполнения работ, поставки товаров;
  5. условия платежей;
  6. упаковка и маркировка товаров;
  7. гарантии государственного заказчика;
  8. штрафные санкции и возмещение убытков;
  9. обстоятельства непреодолимой силы;
  10. арбитраж.

Государственный контракт может включать и другие разделы: технические условия; лицензионные условия; условия испытаний, приемки, командирования; требования к технической документации, упаковке и т.д. Все зависит от контрагента военной организации по государственному контракту и целей, ради которых заключается государственный контракт.

При подготовке государственного контракта необходимо стремиться к тому, чтобы проект государственного контракта был разработан военной организацией (ст. 528 Гражданского кодекса Российской Федерации - проект государственного контракта разрабатывается государственным заказчиком и направляется контрагенту, если иное не предусмотрено соглашением между ними). Если проект государственного контракта будет составлен контрагентом военной организации, можно не сомневаться в том, что этот проект будет составлен "под себя". Интерес военной организации в этом случае будет просто, так скажем, учтен. Иначе говоря, "чужой государственный контракт" военная организация будет подгонять под свои интересы, но инициатива будет упущена. Такую большую фору даже очень надежному и порядочному партнеру давать все-таки не следует, даже если трудности и лишения военной службы как бы не оставили времени для разработки проекта государственного контракта. О важности этого момента говорит тот факт, что контрагенты военной организации используют различные способы заключения государственного контракта на основании разработанного ими проекта даже тогда, когда они не получили согласия на самостоятельную подготовку проекта государственного контракта. В том числе и психологического характера. Например, если орган управления юридического лица - контрагента военной организации находится на значительном расстоянии от места нахождения военной организации, то для того, чтобы забрать проект государственного контракта, руководитель контрагента может прислать лицо, не уполномоченное представлять его интересы, но имеющее при себе подписанный руководителем контрагента собственный проект государственного контракта с учетом "всех необходимых" для государственного заказчика условий.

Хозяйствующий субъект всегда стремится при заключении той или иной сделки извлечь из нее максимальную прибыль. Применительно к военной организации это выражение можно перефразировать следующим образом: военная организация при заключении той или иной сделки обязана обеспечить максимально эффективное выполнение полученного заказа. Однако недостаточно грамотное заключение государственного контракта может свести на нет все предпринятые усилия. В то же время заключение государственного контракта с учетом всех необходимых условий, как правило, является гарантом успешного выполнения заказа военной организацией.

В самом общем виде можно выделить следующие критерии оценки государственного контракта:

во-первых, это государственный контракт, который заключен в интересах военной организации. Под интересами военной организации в данном случае понимаются такие условия государственного контракта, которые обеспечивают полное и своевременное выполнение контрагентом военной организации своих обязательств. Важную роль при этом играет четкое представление механизма практической реализации обязательств сторон по государственному контракту (какой предмет государственного контракта, способ доставки, каковы условия хранения, сроки поставки и порядок оплаты и т.д.). Для этого необходимо проводить предварительную работу (согласование) по уяснению возможного порядка исполнения разрабатываемого государственного контракта на практике. Как было отмечено выше, в зависимости от качества подготовки проекта государственного контракта интересы военной организации в нем будут учтены в большей или меньшей степени. В любом случае интересы военной организации будут учтены на минимальном уровне тогда, когда государственный контракт будет подготовлен контрагентом военной организации;

во-вторых, он не нарушает действующего законодательства Российской Федерации. Без комментариев;

в-третьих, права военной организации надежно защищены, а обязанности ее контрагента по договору строго обеспечены ответственностью. В идеальном случае должно работать правило: в тексте государственного контракта установлена ответственность контрагента военной организации за каждое неисполнение своих обязательств по государственному контракту;

в-четвертых, в нем не содержится никаких "подводных камней" или "юридических мин". Наличие в договоре последних создает серьезную угрозу всей сделке и может свести на нет любой прекрасный и хорошо проработанный с экономической точки зрения проект. При подготовке государственного контракта нельзя допускать двусмысленности, размытости, нечеткости фраз и недомолвок в формулировках государственного контракта. В государственном контракте имеет значение каждая буква, каждая запятая. Необходимо помнить, что контрагент военной организации в случае возникновения спора будет любую нечеткую или неясную формулировку пытаться интерпретировать в свою пользу, более того, при согласовании проекта государственного контракта он может включить в текст договора труднопонимаемые положения (например, на профессиональном языке), и интересы военной организации могут быть ущемлены с самой неожиданной стороны.

При наличии двусмысленности и недомолвок в формулировках государственного контракта вопрос толкования того или иного его положения при возникновении спора будет решаться судом. Спор может быть решен не в пользу военной организации, так как в соответствии со ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора;

в-пятых, после подготовки проекта государственного контракта необходимо взглянуть на него с точки зрения контрагента военной организации. Если обнаружится невыполнение хотя бы одного из условий, значит, проект государственного контракта не совершенен и нуждается в соответствующей доработке. Понятно, что в условиях "боевой обстановки" и действия Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации осуществить это мероприятие "руки не доходят" (на самом деле, с точки зрения автора, это простое нежелание). Тем не менее потраченные усилия окупятся сторицей в будущем. Выполнение всех необходимых условий государственного контракта сведет к минимуму риски военной организации, а также объем и сложность претензионно-исковой работы, связанной с исполнением обязательств сторон по государственному контракту.

Заключению государственного контракта, как правило, предшествуют предварительные переговоры по нему. Если такие переговоры были зафиксированы в переписке, в предварительном соглашении, протоколе о намерениях либо иным способом, в тексте государственного контракта целесообразно отметить, что указанные выше документы утрачивают свою силу с момента его подписания.

В преамбуле государственного контракта необходимо точно указать должность, фамилию, имя, отчество лица, подписывающего государственный контракт, а также наименование документа, из которого следуют его полномочия на подписание государственного контракта. При заключении государственного контракта необходимо четко представлять, есть ли у лица, подписывающего государственный контракт, право ставить свою подпись на государственном контракте. Уяснение этого вопроса позволит в дальнейшем исключить возможность объявления недобросовестными контрагентами о том, что лицо, которое подписало государственный контракт, полномочий на его подписание не имело, что, в свою очередь, позволит им (недобросовестным контрагентам) не исполнять свои обязательства по государственному контракту и избежать ответственности.

Для военной организации предпочтительным условием государственного контракта является исполнение своих обязательств после исполнения обязательств контрагента. Например, оплата поставляемой продукции должна осуществляться после передачи поставщиком этой продукции государственному заказчику либо определенному им грузополучателю.

В целях экономического стимулирования контрагента военной организации, выполняющего оборонный заказ, Федеральным законом "О государственном оборонном заказе" от 27 декабря 1995 г. предусмотрено авансирование работ по выполнению государственного оборонного заказа в размере не менее 40% их стоимости за счет средств федерального бюджета на финансирование оборонного заказа. Естественным образом контрагенты военной организации всеми правдами и неправдами стремятся получить аванс. Поэтому при заключении государственного контракта необходимо помнить, что право на выдачу аванса принадлежит исключительно государственному заказчику и это условие не является обязательным для государственного заказчика. Именно в такой трактовке и следует включать условие о выдаче аванса в текст государственного контракта, после которого целесообразно сделать оговорку о том, что отсутствие авансирования не является основанием невыполнения контрагентом своих обязательств по государственному контракту. Кроме того, указанным Федеральным законом выплата аванса предусмотрена только для выполнения работ, а это означает, что авансирование применимо лишь для таких видов контрактов, как государственный контракт на выполнение подрядных работ для государственных нужд и государственный контракт на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ для государственных нужд. Зачастую государственные контракты содержат элементы нескольких договоров и в этом смысле являются так называемыми смешанными государственными контрактами. Например, государственный контракт на изготовление и поставку продукции. В этом случае при принятии соответствующего решения государственным заказчиком аванс может быть предусмотрен только для проведения работ по изготовлению продукции, но никак не в целом для исполнения контрагентом своих обязательств по государственному контракту. Нелишним будет упоминание в тексте государственного контракта и о том, что в случае осуществления предусмотренного в нем права государственного заказчика на одностороннее расторжение государственного контракта все авансовые платежи должны быть возвращены контрагентом в течение определенного времени.

О заключении государственного контракта свидетельствует его подписание. Если стороны государственного контракта подписывают его в разное время, то он считается заключенным с момента подписания последней стороной. Каждая из сторон, подписывающая государственный контракт, должна ставить дату подписи. Это позволит в дальнейшем исключить разногласия сторон по поводу определения даты заключения государственного контракта.

По общему правилу подписание государственного контракта включает в себя собственноручную подпись полномочного представителя контрагента, а также оттиск печати этого юридического лица.

Государственный контракт должен быть подписан лицами, совершающими сделку, или иными должным образом уполномоченными лицами. В частности, от имени юридического лица государственный контракт подписывается его руководителем, действующим без доверенности. Иные лица могут подписывать государственный контракт от имени юридического лица только при наличии доверенности, выдаваемой за подписью руководителя, заверенной в обязательном порядке печатью юридического лица. Отсутствие в государственном контракте указания о том, что лицо, не являющееся руководителем, действует на основании доверенности, не влечет за собой недействительность государственного контракта. Тем не менее при подписании государственного контракта целесообразно сделать ссылку на номер и дату выдачи доверенности.

Как правило, подписи уполномоченных на подписание договора лиц скрепляются печатями организаций, от имени которых они действуют. Иногда контрагенты военной организации, выступающей, например, от имени Министерства обороны Российской Федерации, переоценивают значение печати, выдвигая требование о том, чтобы подпись уполномоченного лица данной военной организации была скреплена печатью Министерства обороны Российской Федерации. В этом случае необходимо помнить о том, что действующее законодательство не предусматривает наличия в договоре оттисков печатей как обязательное требование к его оформлению. В п. 1 ст. 160 Гражданского кодекса Российской Федерации прямо сказано, что скрепление договоров печатями может быть предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Следовательно, при отсутствии такого указания в законе или в договоре скрепление договора печатями не является обязательным. В связи с этим отсутствие оттиска печати Министерства обороны Российской Федерации на государственном контракте, подписанном уполномоченным представителем военной организации, действующим от имени Министерства обороны Российской Федерации, не может и не должно рассматриваться контрагентом военной организации как основание для признания государственного контракта незаключенным или недействительным.

Государственный контракт характеризуется также тем, что для его применения разрабатываются различные типовые формы (например, в Министерстве обороны Российской Федерации утверждены типовые формы государственных контрактов на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ). Использование типовых форм значительно упрощает процесс составления конкретного государственного контракта. Однако при этом следует учитывать, что универсального государственного контракта, способного на 100% обезопасить интересы военной организации, не существует и не может быть создано по объективным причинам. Государственный контракт, как и договор в целом, это акт индивидуальный, поэтому даже оптимальная типовая форма государственного контракта никогда не сможет заменить специалиста.

Теперь что касается проблем, связанных с применением законодательства Российской Федерации, регламентирующего порядок заключения государственных контрактов. Тема эта не новая, да и к тому же ее рассмотрение не является целью настоящей статьи. Тем не менее в действующем законодательстве Российской Федерации существует ряд "интересных" положений, на которых хотелось бы остановиться.

Например, понятие "государственный контракт". Речь пойдет только о федеральных законах, потому что в нормативных правовых актах меньшей юридической силы существует множество вариантов определения понятия государственного контракта. Создается впечатление, что законодатель при подготовке проектов федеральных законов, так или иначе связанных с удовлетворением государственных нужд, считал (а возможно, и считает) своим долгом чуть ли не в каждом из этих законов дать определение государственному контракту применительно к их целям и задачам. Так, понятие "государственный контракт" дано как минимум в Гражданском кодексе Российской Федерации, Бюджетном кодексе Российской Федерации, Федеральном законе "О конкурсах на размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд" от 6 мая 1999 г. N 97-ФЗ, Федеральном законе "О государственном оборонном заказе" от 27 декабря 1995 г. N 213-ФЗ, Федеральном законе "О поставках продукции для федеральных государственных нужд" от 13 декабря 1994 г. N 60-ФЗ. Гражданский кодекс Российской Федерации - вне критики, именно он и должен содержать определение государственного контракта. Но с какой целью даются определения в других федеральных законах, непонятно. С точки зрения здравого смысла эти определения примерно одинаковы, но с юридической - возникают вопросы, которые каждый из правоприменяющих субъектов решает по-своему. Особое положение в этом перечне занимает Бюджетный кодекс Российской Федерации, а точнее, его ст. 72. Поскольку военная организация целиком и полностью финансируется из федерального бюджета, постольку на нее целиком и полностью распространяется Бюджетный кодекс, в том числе его ст. 72, а значит, ее необходимо выполнять. Но как? Любителям истории предоставляется уникальная возможность испытать чувства поляков в момент осознания того, куда их завел Сусанин. Для этого всего лишь необходимо ознакомиться с крайне неудачной и непродуманной редакцией ст. 72 Бюджетного кодекса Российской Федерации, которую к тому же необходимо применять в сочетании с другими статьями Бюджетного кодекса Российской Федерации, и не только его. Учитывая, что ее содержание сродни полигону для юридических изысков и гипотез, приведу лишь один пример. В п. 5 ст. 72 (в части, касающейся государственных контрактов) говорится, что отношения, связанные с государственными контрактами, регулируются федеральными законами. Сильно сказано, не правда ли? Оказывается, все отношения (гражданско-правовые, административно-правовые, уголовно-правовые, трудовые и т.д.), связанные с государственными контрактами, регулируются федеральными законами. Понимая, что в действительности эти отношения не регулируются, да и не могут регулироваться только федеральными законами, задаешься вопросом: с какой целью это было сделано? На ум приходят только два варианта - либо это особенности национального законотворчества, либо это "подарок" для государственных контролирующих и надзирающих органов, которые в настоящее время всегда смогут уличить такие же государственные органы и учреждения, но без функций контроля и надзора, в нарушении бюджетного законодательства Российской Федерации.

В заключение хотелось бы сказать несколько слов о роли юристов при заключении договоров военной организацией. У предпринимателей, достигших успехов в бизнесе, есть золотая заповедь, в соответствии с которой они не подписывают договор до тех пор, пока с ним не ознакомился и его не завизировал юрист. В настоящее время у большинства командиров и начальников военных организаций это правило также не вызывает сомнения. Любой договор - это всегда юридический документ, и грош ему цена, если его составляли некомпетентные лица. Поэтому при проведении юридической экспертизы проекта государственного контракта необходимо помнить об этом кредите доверия и о той ответственности, которая возлагается на юриста сразу же после того, как он завизировал проект государственного контракта.