Мудрый Юрист

Объекты права интеллектуальной собственности как предмет отношения и предмет преступного посягательства

В теории уголовного права четко вырисовался тезис о недопустимости отождествления понятия "предмет преступного посягательства" с предметом общественного отношения.

Каждый из этих предметов наделен своими, ему присущими признаками и социальной ролью и имеет разное правовое значение. Ряд ученых, однако, отождествляют предмет преступления и предмет общественного отношения <*>.

<*> См.: Кравцов С.Ф. Предмет преступления: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Л., 1976. С. 8.

Так, С.Ф. Кравцов определяет предмет преступления как материальный (вещественный) элемент общественного отношения, прямо указанный или подразумеваемый в уголовном законе, путем противоправного воздействия на который нарушается отношение. Н.И. Коржанский, в частности, сформулировал вывод о том, что "предмет преступления - это конкретный материальный объект, в котором проявляются определенные стороны, свойства общественных отношений (объекта преступления), путем физического или психического воздействия на который причиняется социально опасный вред в сфере этих общественных отношений" <*>.

<*> Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. С. 104.

Таким образом, данные авторы исходят из того, что предмет преступления нужно искать не в самом преступлении, а только в том общественном отношении, которое поставлено под охрану уголовного закона.

Тем не менее необходимо согласиться с мнением Тация В.Я., что мы при этом не вправе придавать предмету преступления свойства самостоятельного признака преступления, так как он, исходя из данной позиции, представляет собой лишь определенную часть, материальную сторону объекта (общественного отношения) <*>.

<*> Таций В.Я. Объекты и предмет преступления. Харьков, 1988. С. 36.

Ведь совершенно очевидно, что какое бы большое значение мы ему ни придавали, он продолжает оставаться частью общественного отношения (объекта преступления), его структурным элементом, а поэтому обладает определенными свойствами и наделяется специфическими правовыми признаками только в структуре конкретного общественного отношения. Именно в структуре конкретного общественного отношения предмет проявляет себя определенным образом и накладывает свой отпечаток на само отношение. Поэтому если один и тот же предмет рассматривать в структуре другого общественного отношения, то он уже будет исследоваться под углом зрения иных его свойств и правовых признаков. Например, огнестрельное оружие может выполнять в различных общественных отношениях функции предмета собственности, незаконного промысла, произведения искусства и т.д. <*>.

<*> Там же. С. 37.

Понимание предмета преступления как элемента общественного отношения (т.е. как его предмета) привело С.Ф. Кравцова и Н.И. Коржанского к тому, что они вынуждены были включить в число таких предметов фактически все те общественные (материализованные) предметы, на которые имеется какое-либо указание в уголовном законе.

К ним были отнесены, например, поддельные деньги или ценные бумаги при фальшивомонетничестве, документы отчетности при совершении приписок и иных искажений отчетности о выполнении планов, Государственный герб и Государственный флаг СССР и др., хотя очевидно, что предметы тех общественных отношений, на которые посягают названные преступления, совершенно иные. Так, предметом охраняемых отношений при фальшивомонетничестве являются действительные, т.е. выпущенные государством, денежные знаки и ценные бумаги.

Необходимо отметить и то, что необоснованное включение Н.И. Коржанским названных предметов в число элементов охраняемого отношения свидетельствует о несовершенстве предложенного решения вопроса о предмете преступления <*>. С одной стороны, указанные предметы не являются, как было уже показано, элементами охраняемого правоотношения, а с другой - их нельзя отнести и к объективной стороне, ибо они не могут рассматриваться как орудие совершенного преступления. Вместе с тем с этими предметами, а точнее, с их признаками действующее уголовное законодательство связывает ряд вопросов уголовно-правовой ответственности, и поэтому они не могут быть вынесены за пределы состава преступления.

<*> Глистин В.К. Там же. С. 45.

В отличие от предмета преступления, предмет общественного отношения имеет место не только в случае, когда он либо прямо указан в законе, либо вытекает из него, но и во всех других случаях, независимо от закрепления законодателем (чисто правового фактора) его в норме права. Поэтому представленные доводы авторов справедливы лишь в тех случаях, когда законодатель наделяет предмет общественного отношения дополнительно еще и признаками предмета преступления, т.е. указывает его в диспозиции особенной части Уголовного кодекса или формулирует диспозицию таким образом, что они (предметы) из нее прямо вытекают <*>. В этом случае предмет отношения и предмет преступления совпадают.

<*> См.: Панов Н.И. Понятие предмета преступления по советскому уголовному праву // Правоведение. 1984. Вып. 45. С. 72.

Далее необходимо указать на необоснованное акцентирование С.Ф. Кравцовым и Н.И. Коржанским внимания на "материальность" и "вещественность" отношения.

Для права не имеют значения физические свойства предмета отношения. Истоки данного утверждения можно найти в теории права.

В общей теории права делались различные попытки определить понятие и круг объектов (предметов) правоотношения. Мы присоединяемся к мнению С.С. Алексеева о том, что объектом правоотношения могут быть явления (предметы) окружающего нас мира, на которые направлены субъективные юридические права и обязанности, а в качестве самих предметов могут быть "разнообразные материальные и нематериальные блага", в частности вещи, результаты действия, продукты духовного творчества, личные неимущественные блага (имя, честь и др.), неприкосновенность личности, здоровье, свобода слова, т.е. такие явления, которые способны удовлетворить потребности субъектов <*>.

<*> Алексеев С.С. Общая теория социалистического права: Вып. 2. Свердловск, 1964. С. 137, 140, 148 - 149.

Таким образом, предметом общественного отношения могут выступать как предметы материального мира (вещи), так и предметы, носящие идеальный характер (духовные, нравственные, творческие ценности и блага).

Вещи в составе определенных отношений как бы материализуют их, поскольку в такой связи материальные и социальные свойства определяют сущность отношений между субъектами. В то же время определенные свойства вещи могут быть основанием для возникновения самостоятельных отношений.

Рассматриваемые нами отношения интеллектуальной собственности являются одним из примеров, когда в качестве предмета отношения и выступают нематериальные блага, а именно: объекты авторского права, смежных прав и права промышленной собственности, будучи выраженными в вещах или отраженными в них (рукопись, фонограмма), они становятся их индивидуальными свойствами. Идея, претворенная в жизнь, в конечном итоге приобретает материальную сущность, однако предметом отношений интеллектуальной собственности не является ее материальное выражение. Предметом становится свойство этой вещи, т.е. сама идея, другой интеллектуальный труд.

С этим связан и особый характер общественной опасности преступлений, направленных на объекты интеллектуальной собственности, в общем смысле на продукты интеллектуального труда. Ведь человеческая идея, мысль, воплощенная на практике, приносят зачастую гораздо больше выгоды их владельцам, нежели вещественные объекты собственности <*>.

<*> Бондин В.В. Общее и особенное в интеллектуальной собственности // Интеллектуальная собственность и формы ее реализации: (Материалы междунар. научной конференции). Н. Новгород, 1998. С. 13.

В обоснование позиции автора, касающейся понятия и соотношения предмета общественного отношения и предмета преступления, необходимо также отметить, и на это вскользь указывалось ранее, что вещи материального мира, указанные в законе или вытекающие из него (предмет преступления), могут и не являться предметом данного отношения.

Так, документы, штампы, печати как предмет преступления, предусмотренного ст. 325 Уголовного кодекса Российской Федерации, Государственный флаг, Государственный герб Российской Федерации как предмет надругательства (ст. 329 УК Российской Федерации) не являются предметами тех отношений, которым причиняется вред при совершении преступлений.

В этих случаях предметы отношений и предметы преступлений не только не совпадают, но и кардинально отличаются друг от друга.

Таким образом, необходимо сделать следующий концептуальный вывод. Поскольку структура любого общественного отношения неизменна, в состав каждого такого отношения, наряду с другими системообразующими его частями, входит предмет общественного отношения. Причем какими бы свойствами он ни обладал и в какой бы форме ни проявлялся, в составе общественного отношения он всегда является его предметом, и его нельзя именовать иначе (например, предметом преступления или предметом посягательства). Точно так же и исследоваться он должен только как структурный элемент охраняемого общественно отношения. В то же время изучение его как элемента общественного отношения позволяет глубже и полнее познать содержание охраняемого уголовным законом объекта преступления, а вслед за этим определить границы действия самого закона, "механизм" причинения преступным посягательством ущерба и решить ряд других вопросов, важных для правильного применения уголовного закона.

Предметом общественного отношения, выступающего объектом преступления, справедливо называется все то, по поводу чего или в связи с чем существует само это отношение <*>. Причем, возникая между указанными сторонами, отношение возможно только по поводу общего, единого для них предмета, который, в свою очередь, взаимно определяет соотносящиеся стороны. Отсюда следует вывод о том, что предметом отношений всегда является все то, что входит в круг человеческих потребностей, а это обстоятельство как раз и обусловливает возникновение и функционирование самих отношений <**>.

<*> См., напр.: Глистин В.К. Проблемы уголовно-правовой охраны общественных отношений. С. 47.
<**> Таций В.Я. Там же. С. 42.

Вышеперечисленные аспекты, характеризующие предмет отношений, свидетельствуют о необходимости отдельного исследования вопроса предмета как самостоятельного признака состава преступления. Значение предмета преступления как самостоятельного признака состава преступления и его роль в механизме причинения вреда в сфере определенных общественных отношений, в выявлении объекта посягательства и квалификации деяния имеют немаловажное самостоятельное теоретическое и практическое значение.

Между тем А.А. Пионтковский отмечал, что "определять предмет как нечто, на что непосредственно воздействует преступник, и оставляя этот предмет в учении об объекте... является неоправданным". Он указывал, что о предмете как элементе состава преступления, в отличие от объекта, можно и должно говорить лишь тогда, когда в отличие от объекта преступления на него (предмет) не происходит посягательства <*>.

<*> Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961. С. 141 - 142.

Такая позиция представляется нам методически необоснованной. В целом же в уголовно-правовой науке в основном четыре концепции предмета преступления.

Сторонники первой из них под предметом посягательства понимают любой предмет общественного отношения, на который воздействует преступник, другие предметом называют только материальные, вещные предметы, третьи допускают возможность отождествления в отдельных случаях предмета и объекта, четвертые считают предметом подвергающиеся преступному воздействию вещи или процессы, служащие условием (предпосылкой) существования общественных отношений.

Наиболее распространенным является взгляд на предмет преступления как на вещь, в связи с которой или по поводу которой совершается преступление <*>. При этом сторонники данной концепции отмечают, что вред преступлением причиняется не предмету, а объекту преступления. Предмет, в отличие от объекта, не терпит вреда от преступления.

<*> См.: Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957. С. 179; Брайнин Я.М. Некоторые вопросы учения о составе преступления в советском уголовном праве // Юридический сборник Киевского гос. ун-та. 1960. N 4. С. 58 - 59.

Так, В.Е. Мельникова определяет предмет преступления как материальную вещь объективно существующего внешнего мира, в связи или по поводу которой совершается преступление <*>.

<*> См.: Уголовное право Российской Федерации: Общая часть / Под общ. ред. Здравомыслова Б.В. М., 1996. С. 122. См. также: Ветров Н.И. Уголовное право. М., 1999. С. 30 - 31.

В.Я. Таций пишет, что предметом преступления следует считать любые вещи материального мира, с определенными свойствами которых уголовный закон связывает наличие в действиях лица признаков конкретного состава преступления <*>.

<*> Таций В.Я. Там же. С. 47.

На наш взгляд, справедливой критики заслуживает тот факт, что ни один из авторов представленной концепции не приводит убедительной аргументации того положения, что предметом преступления являются только материальные вещи.

Тем не менее, как нам представляется, в данном вопросе необходимо отталкиваться от общефилософских понятий.

В философии же предметом называется отдельная часть, единица существующего, все то, что может находиться в отношении или обладать каким-либо свойством. Предметы могут быть материальными или идеальными (понятия, суждения и т.п.). При этом отношения между физическими (юридическими) лицами, как материальные, так и идеологические, могут быть по поводу вещных или любых иных социальных ценностей. Предмет как субъект может быть носителем множества социальных функций, они учитываются законодателем при создании норм.

Как представляется, наиболее правильным является определение предмета преступления, данное В.Б. Харченко <*>.

<*> Харченко В.Б. Там же. С. 38.

Взяв за основу в общем верное определение предмета преступления, выработанное наукой уголовного права, автор определил предмет преступления как "любые блага, ценности (как материальные, так и духовные, социальные, нравственные), с определенными свойствами которых уголовный закон связывает наличие в действиях лица признаков конкретного состава преступления".

Особый подход в исследовании общетеоретических вопросов позволит нам наиболее всеобъемлющим образом охарактеризовать предмет преступления при нарушении авторского права, смежных прав, прав промышленной собственности и иных результатов творческой деятельности.

Прежде всего, необходимо еще раз указать на то, что в отношениях интеллектуальной собственности предмет отношения как непосредственного объекта преступления и предмет преступления совпадают.

Как выше отмечалось, непосредственно предметом преступления являются в первую очередь объекты авторского права.

П. 1 ст. 6 Закона "Об авторском праве и смежных правах" определяет в качестве объекта произведение как результат творческой деятельности <*>.

<*> Подробный анализ произведений в области науки, литературы и искусства как предмета преступления против авторского права будет дан нами далее в исследовании при рассмотрении этого института. Здесь мы лишь очертим круг тех произведений, которые могут выступать в качестве предмета преступлений против интеллектуальной собственности.

При этом назначение, достоинство произведения, способ его выражения не влияют на охраноспособность произведения.

В соответствии со ст. 9 Закона авторское право на произведение науки, литературы и искусства возникает в силу факта его создания.

Это означает, что для возникновения и осуществления авторского права не требуется регистрации произведения или какого-либо другого специального оформления произведения или соблюдения каких-либо формальностей.

Вместе с тем в целях правовой охраны объекта авторского права необходимо, чтобы результат творческой деятельности был воплощен в какой-либо материальной форме. Закон (п. 2 ст. 6) приводит исчерпывающий перечень объективных форм существования произведений: письменная (рукопись, машинопись и т.д.), устная (публичное произнесение и т.д.), аудио- или видеозапись (механическая, магнитная, цифровая, оптическая и т.д.), изображение (рисунок, эскиз, картина, план, чертеж, кино-, теле-, видео- или фотокадр и т.д.), объемно-пространственная (скульптура, модель, макет, сооружение и т.д.) и другие формы.

То или иное произведение может состоять из различных оригинальных частей: так, в кинофильме есть отдельные фрагменты, отдельные кадры; в стихотворении - отдельные строфы, оригинальные строчки и т.п. Все эти части произведения, равно как и оригинальное название произведения, посвящение и т.п., являются объектом авторского права, т.е. предметом отношения и предметом преступления против авторских прав.

Вместе с тем любое произведение состоит из отдельных элементов (например, художественные образы, диалоги, язык, схема построения, сюжет, тема, идея, гипотеза, научные факты). Часть этих элементов относится к форме произведения (например, язык, художественные образы); другие элементы относятся к содержанию произведения (например, сюжет, идея).

Элементы содержания произведения являются объектом авторского права лишь в той форме, как они выражены в произведении, а не сами по себе. Например, если в научной статье описывается открытие, то оно охраняется авторским правом лишь в той форме, как оно изложено в статье <*>.

<*> Халипова Е.В. Конституционно-правовая концепция интеллектуальной собственности. М., 1998. С. 97.

Говоря об объектах авторского права как предмета преступления, необходимо указать на возможность различной "природы" их создания. В соответствии с пунктом 3 статьи 7 Закона произведения могут быть самостоятельными и несамостоятельными, это зависит от того, были ли при создании произведения использованы какие-либо другие произведения (не всегда других авторов). Произведение считается самостоятельным в том случае, если его форма оригинальна, а содержание (полностью или частично) - заимствовано.

При заимствовании формы (т.е. несамостоятельности произведения) требуется указание на этот факт и согласие автора другого произведения. Несамостоятельные произведения подразделяют на два вида: производные (переводы, обработки, аннотации, рефераты, резюме, обзоры и другие переработки произведений науки, литературы и искусства), сборники (энциклопедии, антологии, базы данных) и другие составные произведения, представляющие собой по подбору или расположению материалов результат творческого труда. Законом установлено, что производные произведения и составные произведения охраняются авторским правом независимо от того, являются ли объектами авторского права произведения, на которых они основаны или которые они включают.

Дав неисчерпывающий перечень объектов авторского права, законодательство предусматривает некоторые однозначные изъятия из круга охраняемых объектов. Так, в соответствии с пунктом 4 статьи 6 Закона, авторское право не распространяется на: идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты. Кроме того, в Законе имеется статья 8, в которой дан исчерпывающий список объектов, не охраняемых авторским правом: официальные документы (закон, судебные решения, иные тексты законодательного, административного и судебного характера), также их официальные переводы; государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и иные государственные символы и знаки); произведения народного творчества; сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер.

Официальные документы не охраняются авторским правом с даты вступления в силу, а зачастую и с даты их принятия, что объясняется масштабностью их использования. Произведения народного хозяйства не являются объектом авторского права ввиду отсутствия субъекта права. Сообщения информационного характера в основной своей массе не являются результатом творческой деятельности, т.е. не оригинальны.

И еще некоторые изъятия из перечня объектов охраны авторского права: в Российской Федерации не охраняются произведения автора страны, не участвующей во Всемирной конвенции по авторскому праву и не заключившей с Россией двустороннего соглашения в отношении охраны объектов авторского права при условии опубликования произведения в этой стране. Кроме того, учитывая, что Всемирная (Женевская) конвенция по авторскому праву вступила для СССР в силу 27 мая 1973 года, в Российской Федерации не охраняются опубликованные до этой даты произведения автора, являющегося гражданином страны, участвующей во Всемирной конвенции, или произведения, опубликованные после этой даты, но до присоединения этой страны к Конвенции.

Следует также особо выделить два объекта, являющихся наиболее близкими по своей сущности к объектам авторского права, это технология интегральных микросхем, компьютерных программ и баз данных. Согласно Закону "О правовой охране топологии интегральных микросхем" и Закону "О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных", топологии интегральных микросхем (зафиксированное на материальном носителе пространственно-геометрическое расположение совокупности элементов интегральной микросхемы и связи между ними), программы для компьютеров (объективная форма представления совокупности данных и команд, предназначенных для функционирования компьютеров и других компьютерных устройств с целью определения результата), базы данных (объективная форма представления и организации совокупности расчетов, статей, систематизированных для компьютерного поиска и обработки) могут быть зарегистрированы Российским агентством по правовой охране программ для компьютеров, баз данных и топологии интегральных микросхем.

При рассмотрении всех этих предметов может сложиться впечатление, что большинство из них являются вещами материального мира (книги, брошюры, фотографии и т.п.), и, следовательно, они охватываются концепцией предмета преступления как материальной вещи. Это не так. "В том и состоит особенность этих предметов, что законодатель охраняет не саму материальную вещь, вещь в собственном, экономическом смысле слова. Он охраняет то нематериальное "содержание", которое включает в себя этот предмет, то, что в нем заключено" <*>.

<*> Харченко В.Б. Указ. соч. С. 41.

В действительности, так как интеллектуальная собственность неотделима от материальной формы ее носителя, возникает проблема соотношения права на произведение как нематериальный объект и права на носитель как вещь. Очевидно, однако, что права эти разные и их субъекты могут не совпадать. Например, при функционировании коммуникационных сетей право собственности на сеть как физический объект не дает авторского права на циркулирующую в них информацию (например, видеофильм). То есть очевидная простота тиражирования информации может привести к серьезным нарушениям авторского права и составить тем самым объективную сторону преступления против интеллектуальной собственности.

В этом случае мы можем утверждать, что нарушено право именно интеллектуальной собственности, а предметом выступает не сама вещь материального мира, а то, что воплощено в ней, ее "содержание", то есть критерий, не относящийся к физическим, вещевым.

Таким образом, говоря о предметах преступления, нарушающего авторское право, следует выделять именно их нематериальный характер, их содержание, на что, в частности, указывают и другие авторы <*>.

<*> Харченко В.Б. Указ. соч. С. 42.

Из контекста Закона об авторском праве (ст. ст. 1, 4 и 35) видно, что к объектам смежных прав относятся:

Именно в связи с особенностями и определенными свойствами данных категорий как нематериальных предметов уголовному закону и следует связывать наличие в действиях лица признаков преступления против смежных прав.

Далее необходимо перейти к рассмотрению третьей группы предметов преступлений против интеллектуальной собственности. Ее составляют предметы промышленной собственности, правовое регулирование режима которых осуществляется на основании Патентного закона Российской Федерации <*> от 23 сентября 1992 г. N 3517-1.

<*> См.: Российская газета. 1992. 14 октября.

Закон устанавливает круг объектов, которые могут быть признаны изобретениями, полезными моделями, промышленными образцами.

Так, объектами изобретения могут быть: устройство, способ, вещество, штамм микроорганизма, культуры клеток растений и животных, а также применение заранее известного устройства, способа, вещи, штамма по новому назначению.

Данный перечень объектов изобретения является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Сходные перечни объектов изобретения присутствовали в ранее действовавшем законодательстве (Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г., Закон об изобретениях 1991 г.).

Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение (утверждены Роспатентом 20 сентября 1993 г.) <*> дают характеристику объектам изобретения, упомянутым в Патентном законе. Так, к устройствам относятся конструкции и изделия. Способы - это процессы выполнения действий над материальным объектом с помощью материальных объектов. К веществам относятся: индивидуальные химические соединения, в том числе условно высокомолекулярные соединения и объекты генной инженерии, композиции (составы, смеси); продукты ядерного превращения. К штаммам микроорганизма, культуры клеток растений и животных, относятся как индивидуальные штаммы, культуры клеток растений и животных, так и консорциумы микроорганизмов, культур клеток растений и животных. Применение известных ранее устройств, способа, вещества, штамма по новому назначению - это их использование с иной предназначенностью. К применению по новому назначению приравнивается первое применение известных веществ (природных и искусственно полученных) для удовлетворения общественных потребностей.

<*> См.: Российские вести N 234 от 2 декабря 1993 г. и N 239 от 9 декабря 1993 г.

КонсультантПлюс: примечание.

"Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение", утвержденные председателем Роспатента 20.09.1993 утратили силу в связи с изданием Приказа Роспатента от 17.04.1998 N 82 "Об утверждении правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение и отмене ранее действовавших правил".

Полезная модель (п. 1 ст. 5 Патентного закона) - это конструктивное выполнение средств производства и предметов потребления, а также их составных частей. Иными словами, объектами полезной модели могут быть только устройства.

Согласно п. 1 ст. 6 указанного Закона к промышленным образцам относится художественно-конструкторское решение изделия, определяющее его внешний вид.

Все эти перечисленные объекты интеллектуальной собственности являются одновременно и предметами преступлений против прав промышленной собственности. Как видно из анализа данных предметов, ряд из них имеют материальный характер, а ряд - нематериальный. Однако, на что указывает, в частности, В.Б. Харченко, необходимо особо подчеркнуть, что если при рассмотрении предметов преступлений против авторского права и смежных прав мы указывали, что нас интересует их содержание, а не вещевое выражение, в предметах преступлений против промышленной собственности в качестве такого признака необходимо выделить "форму", то есть то, в чем выражен данный предмет. Вещевое выражение предметов преступлений против промышленной собственности нас интересует постольку, поскольку без данного выражения "форму" этих предметов охранять не представляется возможным <*>.

<*> Харченко В.Б. Там же. С. 45 - 46.

В заключение исследуемого вопроса необходимо еще раз подчеркнуть, что мы придерживаемся той точки зрения, согласно которой предметом преступления в уголовном праве могут выступать как материальные предметы (вещи), так и предметы нематериальные. В преступлениях против интеллектуальной собственности предмет данного отношения (то, по поводу чего существует это отношение) совпадает с предметом преступления, и все указанные посягательства на исключительное авторское право, смежные права, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, являются предметными преступлениями.