Мудрый Юрист

Экстремизм и экстремистская деятельность как политико-правовые категории

Родина Мария Евгеньевна, доцент кафедры предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса Ростовского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции, кандидат юридических наук.

Статья посвящена методологическому анализу понятий "экстремизм" и "экстремистская деятельность". Особое внимание уделено классификации экстремизма в свете обыденных стереотипов, сложившихся в общественном сознании.

Ключевые слова: экстремизм, экстремистская деятельность.

Extremism and extremist activity as political legal categories

M.Ye. Rodina

Rodina Mariya Ye., Assistant Professor of the Department of Entrepreneurial Law, Civil and Arbitration Proceedings of the Rostov Institute (Branch) of the Russian Law Academy of the Ministry of Justice of the Russian Federation Candidate of Legal Sciences.

The article is devoted to the methodological analysis of concepts "extremism" and "extremist activity". Special attention is paid to the classification of extremism in the light of the common stereotypes in the public consciousness.

Key words: extremism, extremist activity.

Методологический анализ тождественных понятий "экстремизм" и "экстремистская деятельность" как в политическом, так и в религиозном, этническом их аспектах может быть начат с теоретического исследования обыденных стереотипов, сложившихся в общественном сознании на протяжении обозримого исторического периода политического становления новой отечественной государственности. Немаловажным фактором, обусловившим установление обыденных стереотипов понимания экстремистской деятельности и косвенным образом повлиявшим на развитие теоретических разработок в этом направлении, явилась активная деятельность средств массовой информации СССР в 70 - 80-е годы XX века, касающаяся обсуждения явлений экстремизма в западных странах, что зачастую не учитывается в современной литературе, посвященной этой проблематике.

Понятия "фашизм" и "неофашизм" в публикациях, телевизионных передачах и репортажах всегда употреблялись в одном контексте с категориями "экстремизм" и "экстремистская деятельность", которые пользовались большой популярностью у зарубежных средств массовой информации и переместились как новые "модные" слова в социалистическую прессу. Термин "экстремизм", позаимствованный из западноевропейского права, они применяли отчасти для более точной характеристики данного явления, а отчасти для того, чтобы уменьшить в общественном сознании остроту проблемы, прибегая к приему "незаметного отождествления", но в действительности подменяя понятие "неофашизм" категорией "экстремизм".

Таким образом, в результате активной деятельности средств массовой информации без какой бы то ни было теоретической основы на постсоветском пространстве сложился мощный массовый стереотип общественного сознания, в котором понятие "экстремизм" ("экстремистская деятельность") находилось в одном ряду с терминами "фашизм", "неофашизм", "путчизм".

Новое звучание в российской истории последнего времени проблема экстремизма приобрела в середине 90-х годов XX века, когда фашистские проявления стали обнаруживаться во внутренней жизни страны. Президентом РФ был инициирован ряд мероприятий государства, направленных на эффективное регулирование правовых и социальных отношений в данной сфере общественных отношений.

Начало данным мероприятиям было положено принятием Указа Президента РФ от 23 марта 1995 г. N 310 (в ред. от 3 ноября 2004 г.) "О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в РФ" [1], согласно которому работа всех уполномоченных государственных органов на время его подписания и введения в действие в 1995 году была признана в этой сфере крайне неудовлетворительной и нескоординированной.

Институционально-правовое измерение экстремизма нельзя отнести к числу достаточно разработанных в отечественной юридической литературе проблем. Это обусловлено в том числе тем, что за годы, прошедшие со дня принятия упомянутого выше документа, современные авторы пока еще не пришли к единому мнению относительно форм экстремистской деятельности, критериев их различения [2].

Полемика правоведов и политологов по поводу толкования понятий "экстремизм" и "экстремистская деятельность" завершилась с выходом в свет в 2002 году Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (в ред. от 8 марта 2015 г.) [3], в ст. 1 которого давалось четкое и однозначное перечислительное определение понятия "экстремизм". В правовом плане они с этого времени стали не только рядоположенными, но и были нормативно отождествлены, их использовали уже как синонимы.

Согласно определению, содержащемуся в Законе, понятие "экстремистская деятельность" ("экстремизм") исчерпывает себя четырьмя типами соответствующей противоправной деятельности, с различных сторон характеризующими полный цикл осуществления экстремистской деятельности как антиобщественной, направленной на подрыв существующего строя и социальной стабильности.

Экстремизм (экстремистская деятельность) - это деятельность общественных и религиозных объединений, иных организаций, средств массовой информации, физических лиц (таким образом, Законом перечисляются все возможные субъекты экстремистской деятельности): во-первых, по планированию, организации, подготовке и совершению экстремистских действий; во-вторых, по пропаганде и публичному демонстрированию нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения; в-третьих, это деятельность, связанная с публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности или совершению соответствующе направленных действий: в-четвертых, деятельность по финансированию экстремистской деятельности либо иное содействие ее осуществлению или совершению экстремистских действий, в том числе путем предоставления для ведения такого рода деятельности финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной, факсимильной и других видов связи, информационных услуг, прочих материально-технических средств. Как видим, типы, или виды экстремистской деятельности в тексте Федерального закона носят перечислительный и конкретно указательный характер. Свою специфику в Федеральном законе потерял религиозный экстремизм, смешавшись с экстремизмом вообще [4]. Конкретно, в виде соответствующего перечисления раскрываются в Законе и социально-правовые квалифицирующие признаки экстремистской деятельности.

Сформулированное законодателем перечислительное определение экстремизма (экстремистской деятельности) неслучайно и крайне целесообразно, поскольку в существующих нормативно-правовых документах за явные проявления экстремизма в деятельности тех или иных лиц предусмотрены серьезные уголовные и административные санкции, но применение которых невозможно при бесконечных дискуссиях о существе данных понятий.

Экстремизм является одной из наиболее сложных социально-политических проблем современного российского общества, что связано в первую очередь с многообразием экстремистских проявлений, неоднородным составом организаций экстремистской направленности, которые оказывают дестабилизирующее влияние на социально-политическую обстановку в стране, угрожают национальной безопасности Российской Федерации [5].

Так, специалисты отмечают, что сложившаяся в Ростовской области ситуация оценивается как стабильная, а экстремистские организации в области не имеют поддержки у населения, ряд объективных моментов указывает на выраженную полярность идеологических и политических взглядов населения, которая при наличии нерешенных проблем экономического, политического, межэтнического характера способна обострить социальную напряженность [6].

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года [7] указывает в качестве одного из направлений решения поставленных задач совершенствование мер по выявлению и предупреждению актов терроризма, экстремизма, других преступных посягательств на права и свободы человека и гражданина, общественную безопасность и конституционный строй РФ [8].

Таким образом, необходима выработка дефиниций понятия экстремизма, позволяющих устанавливать и квалифицировать данное явление на этапе его возникновения и, соответственно, определять ряд профилактических мер по его своевременному предупреждению и устранению.

При этом будет неправильным говорить об отсутствии в действующем законодательстве достаточно краткого и общего определения экстремизма. Так, Федеральным законом от 10 января 2003 г. N 3-ФЗ была ратифицирована Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, подписанная от имени Российской Федерации в городе Шанхае 15 июня 2001 года [9]. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 1 этого документа экстремизм есть какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, а также деяния, преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством сторон, подписавших Конвенцию [10].

Поскольку в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права выступают составной частью ее правовой системы, данное определение находит свое достойное место в отечественном законодательстве [11]. Вместе с тем наряду с другими определениями международного права оно носит весьма общий характер, удовлетворяющий всех возможных участников указанного соглашения, является не сущностным, а описательным и направлено на квалификацию только очевидно противоправной части экстремистской деятельности. Поэтому, на наш взгляд, такую трактовку нельзя считать достаточной для применения в превентивных целях и выявления экстремистских тенденций на этапе их возникновения.

Для выражения сущности экстремизма сформулируем собственное определение: это - последовательно проводимый крайней степени максимализм в области воззрений на важные проблемы общественной жизни, приводящий или могущий привести к нарушению законности и общественной стабильности.

Следует отметить, что экстремизм, несмотря на существующие общественные, обыденные стереотипы, не является ни тождественным, ни близко родственным понятию фашизма. Общепринятое и достаточно типичное описательное толкование фашизма содержится в проекте Федерального закона "О запрещении пропаганды фашизма в РФ" [12], где под фашизмом понимаются идеология и практика, утверждающие превосходство и исключительность определенной нации или расы и направленные на разжигание национальной нетерпимости, обоснование дискриминации в отношении представителей иных народов, отрицание демократии, установление культа вождя, применение насилия и террора для подавления политических противников и любых форм инакомыслия, оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем.

На наш взгляд, назрела необходимость введения одного из таких определений фашизма, которое охватывало бы его сущность и специфику, отделяло от других политических феноменов и придавало точную квалификацию данному явлению, по крайней мере, в экспертных оценках. В связи с этим приведем свой вариант такого определения.

Фашизм есть устойчивая, выраженная в прямой политической деятельности форма политико-религиозного поклонения (здесь уместным также будет использование религиозного термина "идолопоклонство") собственному народу, носящая оккультный характер. С нашей точки зрения, такая трактовка фашизма наиболее точно передает глубинную сущность, вскрывает причины временного его успеха и неминуемого поражения.

Что касается отождествления понятий "экстремизм" и "экстремистская деятельность" на основании закрепленного в российском законодательстве концепта, то оно является корректным только при квалификации наказуемой части, поскольку экстремизм подразумевает достаточно большой слой и ненаказуемой ("бытовой") в законодательном нормативном смысле деятельности, которая слишком велика и многообразна для того, чтобы ее можно было в теоретико-правовом аспекте редуцировать к наказуемым формам экстремизма.

В связи с этим необходимо провести разделение экстремизма на отдельные фазы по мере его возрастания как специфического общественного феномена. По нашему мнению, такими фазами, или этапами, являются следующие формы:

  1. выраженные в виде разрозненных, спорадических интеллектуальных обоснований и незначительных действий по их распространению предпосылки зарождения экстремизма;
  2. формирование теоретически оформленной экстремистской идеи или определенного числа таких идей;
  3. построение системы родственных экстремистских взглядов;
  4. возникновение ряда спорадических экстремистских деяний;
  5. появление и развитие прямо осуществляемой экстремистской деятельности в том виде, в каком она нормативно описана в действующем законодательстве, классифицирующейся, в свою очередь, на непрофессиональную и профессиональную.

В целях экспликации понятия "экстремизм" следует дать содержательные определения различных этапов его становления как целостного явления.

Идейные предпосылки зарождения экстремизма - это возникновение и существование в обществе крайней степени максималистских взглядов, выраженных в виде отдельных непубличных высказываний и оценок по политическим, этническим, религиозным и другим важным вопросам и проблемам общественной жизни.

Экстремистская идея есть выраженная в крайней степени максимализма, последовательно отстаиваемая система исходных высказываний, доказательств, выводов и конечных оценок в области острых проблем общественной жизни, формирующая целостное восприятие политических, этнических, религиозных и других насущных вопросов общественной жизни и ведущая или могущая привести к совершению действий экстремистской направленности.

Экстремистская теория (экстремистская теоретическая система идей) - представленный стройной системой ряд идей, который последовательно с крайней степенью максимализма формирует целостную систему взглядов (мировоззрение) на политические, этнические, религиозные и другие насущные вопросы общественной жизни и ведет или может привести к совершению экстремистских действий.

Деяние экстремистской направленности есть произведение отдельного, не имеющего систематического характера, наказуемого нормами законодательства действия, касающегося практической реализации экстремистских идей и устремлений и могущего своими последствиями приводить к нарушению законности и стабильности существования общества и общественной жизни.

Деятельность экстремистской направленности представляет собой совершение деяний экстремистской направленности, носящих систематический характер.

Экстремистская деятельность - это разовая или на постоянной основе осуществляемая общественно опасная деструкция, квалифицируемая действующим законодательством как противоправная, состоящая из последовательного ряда деяний, направленных на нарушение законности и стабильности существования общества и общественной жизни из радикальных побуждений.

Получив исходные дефиниции, связанные с уточнением понятия "экстремизм", необходимо провести их сравнение с соответствующими определениями, содержащимися в научной литературе, для выявления различий в существующих подходах к обсуждаемой проблеме.

В основу большинства трактовок положена этимология слова "экстремизм", которое происходит от латинского extremus - крайний, радикальный. Согласно Толковому словарю русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой [13] экстремизм есть приверженность в политике и идеологии крайним взглядам и действиям.

Термин "экстремизм", который, как правило, означает приверженность к крайним взглядам и радикальным методам достижения своих целей, стал использоваться в общественных науках примерно с середины XIX века для характеристики политических течений антимонархической направленности.

По этому поводу Н.Е. Макаров и Ц.С. Дондоков отмечают следующее: "Как научное понятие термин "экстремизм" одним из первых использовал в начале XX века французский юрист М. Лерой, который основным отличием таких политических течений назвал требование от своих приверженцев абсолютной веры в исповедуемые политические идеалы [14].

По нашему мнению, приведенная выше классификация является вполне обоснованной, но если речь идет не о научных, а о стереотипизированных обыденных представлениях, распространенных среди политиков, чиновников, рядовых граждан, оценках средств массовой информации.

Литература

  1. Указ Президента РФ от 23 марта 1995 г. N 310 "О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в РФ" (ред. от 3 ноября 2004 г.) // СЗ РФ. 1995. N 13. Ст. 1127.
  2. Воронцов С.А. Антиэкстремистская деятельность органов государственной власти и местного самоуправления России в институционально-правовом контексте: Дис. ... докт. юрид. наук: 23.00.02. Ростов н/Д, 2009. 345 с.
  3. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" // СЗ РФ. 2002. N 30. С. 3031.
  4. Андреева О.А. Региональная правовая политика преодоления экстремизма в молодежной среде: реалии и прогнозы // Государственная власть и местное самоуправление. 2014. N 9. С. 28 - 31.
  5. Лапин А.А., Сараев Н.В. Региональные особенности противодействия угрозам экстремистских проявлений, связанным с возникновением межэтнических конфликтов // Российский следователь. 2013. N 2. С. 38.
  6. Сергеева Ю.В. Административно-правовой институт противодействия экстремизму // Административное право и процесс. 2015. N 6. С. 70 - 72.
  7. Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года" (ред. от 1 июля 2014 г.) // СЗ РФ. 2009. N 20. Ст. 2444.
  8. Авдеев В.А., Авдеева О.А. Механизм противодействия преступлениям террористического характера и экстремистской направленности в Российской Федерации // Юридический мир. 2014. N 12. С. 59 - 63.
  9. Федеральный закон от 10 января 2003 г. N 3-ФЗ "О ратификации Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом" // СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 155.
  10. Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (заключена в г. Шанхае 15 июня 2001 г.) // СЗ РФ. 2003. N 41. Ст. 3947.
  11. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ, от 30 декабря 2008 г. N 7-ФКЗ, от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ, от 21 июля 2014 г. N 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. N 31. Ст. 4398.
  12. Проект N 96700070-2 Федерального закона "О запрещении пропаганды фашизма в РФ" // СПС "КонсультантПлюс".
  13. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 896.
  14. Макаров Н.Е., Дондоков Ц.С. Понятие и идеология экстремизма в современных условиях // Закон и армия. 2005. N 11. С. 23 - 28.