Мудрый Юрист

Свобода договора, или злоупотребление правом. Договор энергоснабжения

Светличный Андрей Викторович, юрисконсульт ОАО "Уральский трубный завод".

Статья посвящена проблемам правоприменения основополагающего принципа гражданского права - принципа свободы договора в отношениях, вытекающих из договора энергоснабжения, а также вопросам реализации принципа добросовестности и принципа запрета злоупотребления на примере конкретного судебного дела. Суд в полном объеме удовлетворял требования энергосбытовой организации к заводу о взыскании задолженности за электрическую энергию, устанавливая количество потребленной заводом электрической энергии в спорный период расчетным способом, предусмотренным договором энергоснабжения, несмотря на возможность определения фактически принятого потребителем количества энергии в соответствии с данными учета. В итоге было нарушено единообразие правоприменительной практики гражданско-правовых норм. Проанализировано Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 марта 2014 года N 16 "О свободе договора и ее пределах" в части применения норм пункта 1 статьи 544 Гражданского кодекса Российской Федерации. Выводы сводятся к тому, что законодательство Российской Федерации об электроэнергетике отличает крайняя зарегулированность и противоречивость норм, а также динамичность в развитии, что дает возможность судам его игнорировать и разрешать споры между субъектами предпринимательской деятельности, руководствуясь общими принципами права. При этом судебная практика демонстрирует недостаточную эффективность нормы ст. 10 ГК РФ на сегодняшний день.

Ключевые слова: принцип свободы договора, злоупотребление правом, договор энергоснабжения, задолженность за электрическую энергию.

Contract freedom, or Right abuse. Energy supply contract

A.V. Svetlichny

Svetlichny Andrey V., Legal Counselor of OJSC "Uralskiy trubny zavod" ("Urals Pipe Works").

The article is devoted to problems of enforcement of the fundamental principle of civil law-the principle of freedom of contracts in the relations arising from the energy supply agreement, as well as the implementation of the principle of good faith and the principle of the prohibition of abuse of rights in the context of a particular court case. The court fully settled claims of the energy sales organization to the plant for the recovery of debts for electric energy by assessing the amount of the consumed electric energy by the plant at the relevant time in the manner provided by the energy supply agreement, despite the possibility of assessing the actual amount of energy received by the consumer in accordance with the data of devices for measuring energy resources. In the end, the uniformity of enforcement practice of civil law was violated. Analyzed the decision of the Plenum of the Supreme Arbitration Court of March 14, 2014 No. 16 "On freedom of contracts and its limits" in terms of application of paragraph 1 of Article 544 of the Civil Code of Russian Federation. The findings narrow down to the fact that the Russian Federation legislation on the electric power industry are over-regulated and contradictory, as well as dynamic in the development, allowing the courts to ignore it and to resolve disputes between business entities, guided by the general principles of law. Legal precedents demonstrate the lack of effectiveness of the rules of Art. 10 of the Civil Code of the Russian Federation as of today.

Key words: the principle of freedom of contracts, abuse of rights, the energy supply agreement, debts for electric energy.

Настоящая статья посвящена проблемам правоприменения основополагающего принципа гражданского права - принципа свободы договора в отношениях, вытекающих из договора энергоснабжения, а также вопросам реализации принципа добросовестности и принципа запрета злоупотребления.

В период 2012 - 2015 годов энергосбытовая компания последовательно осуществляла взыскание задолженности за электрическую энергию с потребителя (завода) за прошедшие периоды в пределах трехлетнего срока исковой давности (дела N А34-2071/2013, А34-6232/2014).

Арбитражный суд Курганской области в полном объеме удовлетворял требования энергосбытовой организации к заводу о взыскании задолженности за электрическую энергию, устанавливая количество потребленной заводом электрической энергии в спорный период расчетным способом, предусмотренным договором энергоснабжения.

Условия договора предусматривали, что при непредставлении потребителем показаний приборов учета о фактически потребленной электрической энергии в течение двух подряд итоговых расчетных периодов энергосбытовая компания производит перерасчет потребления электрической энергии за 2-й расчетный период по максимальной мощности энергопринимающего устройства потребителя из расчета использования ее 24 часа в сутки и с применением нерегулируемой цены, сложившейся за расчетный период.

Завод, возражая против удовлетворения исковых требований в полном объеме, представил контррасчет задолженности за потребленную в спорный период электрическую энергию, в основе которого лежали сведения о фактическом объеме потребленной электрической энергии. На основе данных о фактическом объеме потребленной электрической энергии количество потребленной заводом энергии в шесть раз меньше объема, установленного судом расчетным способом.

Фактический объем потребленной электрической энергии установлен совместными актами завода и сетевой организации, с которой у завода установлена граница балансовой принадлежности электрических сетей и эксплуатационной ответственности.

Указанные акты представлены заводом в материалы дела в качестве доказательств количества фактически потребленной электрической энергии, которые не были опровергнуты ни энергосбытовой компанией, ни сетевой организацией.

Более того, завод до обращения энергосбытовой компании в арбитражный суд уведомил последнего о фактических объемах потребленной электроэнергии за период действия договора.

Применяя расчет задолженности за потребленную электроэнергию, в основе которой лежали сведения о фактическом объеме потребленной электрической энергии, завод руководствовался следующими нормами права:

  1. Пункт 1 статьи 541 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает (далее - ГК РФ), что количество поданной абоненту и использованной им энергии определяется в соответствии с данными учета о ее фактическом потреблении.
  2. Согласно п. 1 ст. 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.
  3. Пункт 1 ст. 547 ГК РФ предусматривает, что в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
  4. Согласно статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Однако Арбитражный суд Курганской области, удовлетворяя исковые требования энергосбытовой организации к заводу о взыскании задолженности за электрическую энергию в количестве, установленном расчетным способом на основании договора энергоснабжения, руководствовался принципом свободы договора (ст. 421 ГК РФ).

Принцип свободы договора позволил не применять суду императивные правила ст. 541 и ст. 544 ГК РФ о порядке определения количества поданной абоненту и использованной им энергии в соответствии с данными учета о ее фактическом потреблении, а следовательно, и правило об оплате энергии за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии. Акты о фактическом объеме потребленной электрической энергии судами не исследованы, и, соответственно, им не дано какой-либо оценки. Уведомление истца о фактических объемах потребленной электроэнергии судами отклонено как направленное в адрес истца с нарушением установленных договором сроков. Факту уведомления, следовательно, также не дано какой-либо оценки.

В результате необходимость применения расчета количества потребленной заводом электроэнергии расчетным способом не обусловлена обстоятельствами, связанными с отсутствием у сторон данных учета энергии. Расчетный способ определения количества потребленной электроэнергии применен судом в качестве меры ответственности за нарушение заводом сроков уведомления энергосбытовой организации о фактических объемах потребленной электроэнергии, несмотря на правила ст. 547 ГК РФ, которая предусматривает ограниченную ответственность при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договору энергоснабжения, а именно в виде обязанности возместить причиненный этим реальный ущерб.

Руководствуясь принципом свободы договора, суд также не усмотрел в действиях энергосбытовой организации злоупотребления правом, выраженного в умышленном взыскании с завода долга за энергию, фактически не переданную в энергопринимающие устройства последнего.

В итоге было нарушено единообразие правоприменительной практики вышеизложенных норм. Так, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в Постановлении Президиума ВАС РФ от 23 марта 2010 г. N 17072/08 по делу N А19-17699/07-31-17, а также в Определении от 25 апреля 2011 г. N ВАС-4346/11 по делу N АЮ-1042/2008 давал разъяснения о неправомерности взыскания расходов, понесенных энергосбытовой организацией в связи с обеспечением подачи энергии, в ином порядке, как это оговорено в пункте 1 статьи 544 Гражданского кодекса, при наличии у истца (энергосбытовой организации) актов снятий показаний приборов учета электроэнергии. ВАС РФ пришел к выводу об обязанности ответчика (потребителя) оплачивать фактически принятое количество электрической энергии и отсутствии у истца основания для определения ее количества в соответствии с условиями договора.

14 марта 2014 года (до обращения энергосбытовой организации в суд с очередным исковым заявлением о взыскании задолженности) Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации было принято Постановление N 16 "О свободе договора и ее пределах", п. 3 которого устанавливает, что если плата за единицу поставляемого ресурса является регулируемой, то пункт 1 статьи 544 ГК РФ может быть истолкован лишь таким образом, что установление соглашением сторон иного количества энергии, которое оплачивает абонент (потребитель, покупатель), допускается только тогда, когда невозможно определить фактически принятое им количество энергии в соответствии с данными учета, а закон или иные правовые акты не содержат порядка определения такого количества в отсутствие данных учета. Это правило направлено на защиту публичных интересов, обеспечиваемых государственным регулированием тарифов.

При рассмотрении очередного дела завод привел контрдоводы против искового заявления энергосбытовой организации, ссылаясь на Постановление Пленума ВАС РФ N 16 "О свободе договора и ее пределах", а также указал на то, что в основе расчета задолженности за потребленную электроэнергию энергосбытовой организацией приняты цены на электрическую энергию, поставляемую потребителям гарантирующим поставщиком, которые являются регулируемыми.

Гарантирующий поставщик в письме, представленном в материалы дела, по вопросу формирования конечной цены для потребителей электрической энергии пояснил, что предельный уровень нерегулируемых цен для ценовых категорий определяется гарантирующим поставщиком исходя из следующих составляющих:

Таким образом, регулируемыми составляющими конечной цены по договору энергоснабжения являются стоимость услуг по передаче, сбытовая надбавка, стоимость услуг инфраструктурных организаций.

Поскольку в основе задолженности за потребленную по договору энергоснабжения электроэнергию лежит регулируемая цена, то завод настаивал на применении к отношениям сторон положения п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ "О свободе договора и ее пределах" и возможности определить фактически принятое заводом количество энергии в соответствии с данными учета.

Однако суды (итоговое Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.12.2015 по делу N А34-6232/2014) в очередной раз не усмотрели нарушения пределов свободы договора. Задолженность с завода взыскана за электрическую энергию в количестве, установленном расчетным способом, несмотря на возможность определения фактически принятого потребителем количества энергии в соответствии с данными учета.

Публичные интересы, обеспечиваемые государственным регулированием тарифов, по мнению судов, не затронуты, поскольку заводом не доказано, что Департаментом государственного регулирования цен и тарифов Курганской области регулируются примененные энергосбытовой организацией цены за поставленную электрическую энергию.

Настоящий спор отражает проблему реализации основополагающих принципов права в предпринимательской деятельности.

Свобода договора в общем виде изложена в ст. 421 ГК РФ. Высокая абстрактность этой нормы является самым распространенным средством для злоупотребления правом, что в первую очередь связано с личными пороками лиц, ею злоупотребляющих. Естественный формализм, абстрактность, некоторая декларативность дают повод для частого использования ст. 421 ГК РФ в схемах по обходу закона <1>.

<1> См.: Проблемы реализации принципов права в предпринимательской деятельности: Монография / Отв. ред. В.А. Вайпан, М.А. Егорова. § 2 гл. 2. М.: Юстицинформ, 2016.

Законодательство Российской Федерации об электроэнергетике отличает крайняя зарегулированность и противоречивость норм, а также динамичность в развитии, что дает возможность судам его игнорировать и разрешать споры между субъектами предпринимательской деятельности, руководствуясь общими принципами права. При этом судебная практика на сегодняшний день демонстрирует недостаточную эффективность нормы ст. 10 ГК РФ.

Литература

  1. Проблемы реализации принципов права в предпринимательской деятельности: Монография / Отв. ред. В.А. Вайпан, М.А. Егорова. М.: Юстицинформ, 2016.