Мудрый Юрист

О состоянии работы правоохранительных органов по противодействию преступлениям в сфере лесопользования

Максименко В.А., начальник Главного управления по надзору за следствием Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Россия является крупнейшей лесной державой. Лесные ресурсы оказывают существенное влияние на экономику более 40 субъектов Российской Федерации, в которых продукция лесной промышленности составляет от 10 до 50% общего объема промышленной продукции.

Между тем вследствие противоправной деятельности в сфере лесопользования из года в год государству причиняется значительный вред. Вопросы противодействия преступности в лесной отрасли находятся на контроле у Президента Российской Федерации, неоднократно обсуждались на заседаниях Президиума Государственного Совета, Совета безопасности Российской Федерации и на других площадках.

Исходя из поставленных задач Генеральной прокуратурой Российской Федерации на постоянной основе анализируется состояние законности в данной сфере. В ее составе действует соответствующая межведомственная рабочая группа.

В целях активизации работы Генеральным прокурором Российской Федерации издано указание от 9 июня 2014 г. N 307/36 "Об усилении прокурорского надзора за исполнением законов при предупреждении, выявлении, раскрытии и расследовании преступлений в сфере лесопользования", а также в 2015 году прокурорам субъектов Российской Федерации направлены соответствующие методические рекомендации и информационные письма.

Генеральной прокуратурой Российской Федерации подготовлен и внесен в парламент страны законопроект "О внесении изменений в статьи 191.1 и 260 Уголовного кодекса", устанавливающий уголовную ответственность за незаконную рубку ценных пород древесины на особо охраняемых природных территориях, в настоящее время совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами ведется работа над проектом межведомственного нормативного документа, определяющего порядок взаимодействия при выявлении, пресечении, расследовании и раскрытии преступлений в сфере лесопользования.

О проделанной работе и результатах анализа по рассматриваемому вопросу в 2015 году проинформированы Президент Российской Федерации, а также министры внутренних дел и природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

Согласно статистическим сведениям в целом в стране объем незаконно заготовленной древесины в 2015 году сократился на 6% и составил около 1 млн. куб. м. Размер причиненного государственному лесному фонду вреда уменьшился на 20%. Однако говорить об улучшении ситуации в лесной отрасли не приходится. Размер не возмещенного лесным ресурсам ущерба от противоправных деяний остается значительным и составляет 8 млрд. руб.

В 2015 году в России зарегистрировано 14192 преступления, предусмотренные ст. 260 УК РФ (незаконная рубка лесных насаждений, -4,3%), выявлено 6763 лица, их совершивших, что на 6% меньше, чем в 2014 году.

Динамика снижения выявляемости этих преступлений прослеживается во всех федеральных округах, за исключением Сибирского, где наблюдается их 3-процентный рост.

По результатам расследования 4388 преступлений уголовные дела направлены в суд. Если в 2014 году расследование более 35% преступлений заканчивалось направлением в суд, то в прошлом году их удельный вес снизился до 30%. Таким образом, только каждое третье уголовное дело доходит до суда. При этом не следует забывать и о высокой латентности таких преступлений. Приведенные данные свидетельствуют в том числе о серьезных проблемах следствия по этой категории уголовных дел.

Довольно распространенными нарушениями в данной области являются рубки леса при отсутствии необходимой документации, за пределами отведенных участков, под видом санитарных работ. Нередко неправомерные рубки скрываются лесными инспекторами. Имеются случаи использования недобросовестными лесозаготовителями криминальных схем при пособничестве или попустительстве должностных лиц региональных органов власти.

Так, СУ МВД по Чувашской Республике расследовано и направлено в суд уголовное дело, возбужденное по итогам прокурорской проверки, по обвинению министра природных ресурсов и экологии республики в совершении незаконной рубки лесных насаждений и превышении должностных полномочий.

В Красноярском крае по результатам совместной оперативно-розыскной деятельности подразделений органов внутренних дел и федеральной службы безопасности в 2015 году возбуждены и расследуются уголовные дела о злоупотреблениях полномочиями в отношении министра природных ресурсов и экологии края и других работников этого министерства.

Наиболее существенный ущерб лесному фонду наносится организованной преступной деятельностью так называемых черных лесорубов. Многочисленные незаконные рубки древесины выявлялись в Забайкальском, Красноярском, Приморском, Хабаровском краях, Архангельской, Вологодской, Иркутской областях.

Имеются примеры успешного расследования органами внутренних дел преступлений этой категории в Забайкальском, Приморском и Хабаровском краях, Челябинской области и других регионах.

Так, по результатам расследования СУ УМВД России по Хабаровскому краю направлено в суд уголовное дело в отношении организаторов и участников преступного сообщества, обвиняемых в незаконной рубке лесных насаждений.

Граждане Оганесян и Гамидов, имеющие опыт в сфере заготовки и реализации древесины, организовали преступное сообщество для совершения незаконных рубок лесных насаждений, в которое вовлекли знакомых и родственников. Для придания видимости законного лесозаготовительного процесса они создали фирму, от имени которой заключили договор аренды лесного участка в Вяземском районе Хабаровского края на 25 лет, якобы для проведения санитарно-оздоровительных рубок. В дальнейшем участники преступного сообщества формировали из числа местных жителей бригады, которые снабжали техникой, продуктами питания и вывозили в лесной массив для непосредственной рубки лесных насаждений.

Таким образом, под видом санитарных рубок обвиняемые незаконно вырубили около 6 тыс. куб. м деревьев, чем причинили находящемуся в федеральной собственности лесному фонду ущерб на сумму свыше 108 млн. руб.

Правоохранительными органами Забайкальского края пресечена деятельность преступного сообщества и 7 организованных преступных групп, действовавших в Хилокском, Карымском, Читинском районах края. Уголовные дела в отношении 22 членов 4 организованных групп, совершивших 45 преступлений, причинивших ущерб на сумму свыше 25 млн. руб., направлены в суды.

Что касается преступлений, предусмотренных ст. 261 УК РФ (уничтожение или повреждение лесных насаждений), то их количество сократилось на 23% и составило 1063. О низкой эффективности противодействия им говорит то обстоятельство, что по результатам расследования только 32 уголовных дела ушли в суд. При этом более 92% этих преступлений остались нераскрытыми.

Ситуация с лесными пожарами продолжает вызывать беспокойство.

Как показали результаты прокурорских проверок, в республиках Бурятия, Тыва, Хакасия, Забайкальском, Приморском, Хабаровском краях, Амурской и Иркутской областях и ряде других регионов при подготовке к пожароопасному периоду органами власти и местного самоуправления допускались системные просчеты, препятствующие организации эффективной борьбы с пожарами.

В Республике Хакасия в апреле 2015 года многочисленные неконтролируемые и несанкционированные возгорания палов сухой травы и разжигание костров при попустительстве органов местного самоуправления и служб пожарного надзора привели к переходу огня со степных районов республики на жилые дома. В результате уничтожено 2496 построек, погиб 31 человек, а всего пострадали 4776. По данному факту ГСУ Следственного комитета Российской Федерации расследуются уголовные дела по ст. 293 УК РФ (халатность), одно уголовное дело - в отношении главы Ефремкинского сельского совета Вразовской направлено в суд.

Наряду с такими основными причинами возникших природных пожаров, как неосторожное обращение населения с огнем и неконтролируемое выжигание сухой травы, в ряде случаев очагами возгораний являлись несанкционированные свалки, в том числе образовавшиеся на территории населенных пунктов. Имелись факты перехода лесных пожаров на земли иных категорий и, наоборот, распространения степных пожаров на участки лесного фонда.

Помимо названных причин и условий, способствующих совершению преступлений, выявляются и факты ненадлежащего исполнения специалистами должностных правил и инструкций.

К примеру, по причине несвоевременного, нерационального расчета и распределения руководителями групп работников и техники на территории Магдагачинского района Амурской области в апреле 2015 года допущено увеличение площади пожара с 15 га до 1 тыс. га, а в Мазановском районе - до 20 тыс. га.

Проведенный анализ практики расследования уголовных дел о преступлениях в сфере лесопользования показал ряд типичных для большинства регионов Российской Федерации нарушений уголовно-процессуального законодательства.

Основной их массив установлен на начальном этапе судопроизводства - при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях. Прокурорами признается незаконным значительное число (каждое третье) постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

Как правило, отмена таких решений обусловлена неустановлением всех значимых обстоятельств, в том числе отсутствием сведений о размере причиненного ущерба, разрешительных документов на рубку леса, объяснений должностных лиц лесхозов, заключений о причинах возгораний.

По-прежнему прокурорами выявляются случаи укрытия сообщений о преступлениях в указанной сфере (республики Коми, Саха (Якутия), Сахалинская, Омская области, Еврейская автономная область).

Крайне важным для результативного расследования является своевременное выявление факта совершения незаконной рубки. Однако нередко это происходит спустя несколько месяцев после совершения преступления, что приводит, как правило, к утрате следов преступной деятельности, восполнение которых в дальнейшем может быть невозможно.

В случаях с лесными пожарами также существуют проблемы, но другого характера. Часто они связаны с нахождением очага возгорания в труднодоступном месте, отсутствием специальной техники для проезда к месту пожара, а также необходимых навыков у представителей следственно-оперативных групп, прибывающих на место происшествия.

Как и в случаях с незаконными рубками, существенной является незамедлительность направления в орган предварительного расследования акта о пожаре.

Говоря о недостатках, следует отметить, что пока еще не включены все резервы правоохранительных органов на выполнение поставленных задач по декриминализации отрасли.

Расследование преступлений в сфере лесопользования нередко проводится поверхностно, не принимаются меры к установлению всех обстоятельств совершенного преступления, а это, в свою очередь, приводит к вынесению решений о приостановлении следствия. Надзорная практика показывает, что прокурорами признаются незаконными и отменяются 39% от общего количества таких решений органов дознания и 35% - органов следствия.

Не всегда руководителями региональных следственных подразделений обеспечивается надлежащий контроль за ходом расследования.

Прокурором Шекснинского района Вологодской области отменено постановление о приостановлении предварительного следствия по уголовному делу, возбужденному по факту незаконной рубки лесных насаждений в Северном участковом лесничестве. Несмотря на имеющиеся в материалах дела сведения о причастности к совершенному преступлению сотрудников ООО "Вудэкс", следователь не принял мер к проверке этой версии и необоснованно приостановил следствие. По результатам дополнительного расследования к уголовной ответственности привлечен генеральный директор ООО "Вудэкс" Моисеев, который приговором Шекснинского районного суда был признан виновным в совершении преступления.

С целью нелегальной заготовки лесных насаждений "черными лесорубами" в лес ввозится значительное число тяжелой лесозаготовительной техники. Незаконно вырубленный круглый лес вывозится по дорогам общего пользования. Вывезти незаметно такой объем древесины невозможно, однако места незаконных рубок в промышленных масштабах выявляются в основном после того, как техника выведена, незаконно вырубленная древесина вывезена и реализована.

Зачастую такие преступления выявляются лишь по результатам космического мониторинга по истечении длительного времени с момента совершения преступления. К примеру, прокуратурой Иркутской области в ходе изучения приостановленных уголовных дел установлено, что около 79% таких дел возбуждено по материалам лесничеств, переданных в органы внутренних дел спустя продолжительное время с момента совершения преступления. Из них 25% выявлены в ходе космического мониторинга, которым устанавливаются преступления, совершенные более 1,5 - 2 лет назад.

В результате имевшиеся на месте преступления следы безвозвратно утрачиваются, перспективы раскрыть преступления практически отсутствуют.

Несмотря на это, не всегда проверяются на причастность к совершению преступлений лесозаготовители, осуществляющие разработку лесосек вблизи участков незаконных порубок, не во всех необходимых случаях принимаются меры к получению детализации телефонных переговоров с привязкой к базовым станциям. Не по всем делам следственным и оперативным путем отрабатываются места возможного сбыта нелегально заготовленной древесины, не допрашиваются лица, ведущие разработку лесосек, граничащих с местом незаконной рубки. Не допрашиваются жители близлежащих населенных пунктов с целью установления свидетелей и очевидцев преступления.

Осмотр мест происшествия в ряде случаев проводится поверхностно: не фиксируется наличие съездов с главной автодороги, расчищенных подъездных путей, признаков отвода участка; не указывается высота пней, способ спиливания, давность спилов, сырорастущими или сухостойными были спиленные деревья, обнаруженная на месте рубки древесина не осматривается.

Одной из причин низкой раскрываемости преступлений, связанных с уничтожением или повреждением лесных насаждений (ст. 261 УК РФ), явилось некачественное и несвоевременное проведение осмотров места происшествия на стадии доследственных проверок, в результате чего не устанавливались очаги возгораний, не изымались предметы, имеющие значение для уголовного дела (емкости со следами горючих жидкостей, различные инструменты, предметы быта и иные предметы).

В ходе предварительного расследования, как правило, дознавателями МЧС России не принимались меры по поиску свидетелей, обладающих информацией о пожаре, не устанавливались и не допрашивались в качестве свидетелей жители населенных пунктов, расположенных вблизи мест возникновения пожаров, а также лица, участвовавшие в их тушении, занимающиеся заготовкой древесины в этих районах, имеющие грузовой транспорт, сельскохозяйственную технику. Также не устанавливались и не проверялись на причастность к совершению преступлений и другие лица, находившиеся в лесных массивах непосредственно перед возникновением пожаров.

Кроме того, не всегда использовался потенциал экспертных исследований, зачастую не привлекались специалисты пожарно-технических лабораторий МЧС России.

Прокурорами Краснодарского и Приморского краев, Курганской области, Ханты-Мансийского автономного округа - Югры указывается на ненадлежащее взаимодействие следователей и дознавателей с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Как правило, такое сотрудничество присутствует только на стадии возбуждения уголовного дела, а в последующем сводится к формальной подготовке ответа об отрицательном результате оперативно-розыскных мероприятий.

На сегодняшний день также существуют проблемы нормативного и организационного характера, наличие которых не позволяет в полной мере эффективно расследовать преступления в сфере лесопользования.

Одна из них связана с изъятием, хранением, транспортировкой и дальнейшей реализацией обнаруженной древесины. Если порядок изъятия и реализации вещественных доказательств определен на законодательном уровне, то вопросы транспортировки вещественных доказательств к месту хранения до принятия решения об их реализации не решены. В связи с этим следователь вместо того, чтобы заниматься расследованием, решает не относящиеся к его непосредственной деятельности проблемы, связанные с поиском транспортных средств, мест хранения и перемещением туда древесины. В настоящее время МВД России готовит проект нормативного правового акта, определяющего порядок вывоза, транспортировки и хранения древесины, изъятой с мест незаконной рубки лесных насаждений.

Таким образом, правоохранительным органам необходимо совершенствовать работу по декриминализации лесной отрасли и устранять имеющиеся недостатки. Особое внимание следует уделить проблемам определения и возмещаемости вреда, причиненного противоправными действиями. Также надлежит рекомендовать органам власти регионов принять меры по усилению контроля со стороны лесничеств за поднадзорными территориями, в частности за деятельностью лесопользователей.