Мудрый Юрист

Реализация презумпции невиновности в административном законодательстве с учетом влияния прецедентной практики европейского суда по правам человека

Левченко Валерия Борисовна, соискатель кафедры административного права и процесса Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Статья посвящена исследованию развития презумпции невиновности как инструмента защиты прав и свобод человека, а также анализу роли данного принципа при производстве по делам об административных правонарушениях с учетом влияния содержания, соотношения и значения положений норм Конституции РФ, общепризнанных принципов и норм международного права и практики их применения.

Ключевые слова: Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Европейский суд по правам человека, презумпция невиновности, защита прав человека, административная ответственность.

Implementing the presumption of innocence in administrative laws in view of case law of the European court of human rights

V.B. Levchenko

Levchenko Valeria B., Degree Seeking Applicant of the Department of Administrative Law and Procedure, Kutafin Moscow Law University (MSAL).

This article dwells upon looking to the presumption of innocence concept as an implement of human rights protection. Furthermore it analyses the presumption of innocence concepts importance for the administrative infringements proceedings considering the impact of the contents, correlation and influence of the provisions of the constitution of the Russian Federation, universally recognized principles and norms of international law and their practical application.

Key words: European Court of Human Rights, European Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms, the presumption of innocence, the protection of individual rights, the administrative liability, the administrative legislation.

Конституция Российской Федерации 1993 г., имея высшую юридическую силу на всей территории страны (ч. 1 ст. 15), не только предоставила право на судебную защиту прав и свобод человека и гражданина, но и гарантировала, что охраняемые в ней ценности могут быть защищены в международных судебных органах, если все предусмотренные внутригосударственные средства правовой защиты исчерпаны.

Часть 4 ст. 15 Конституции РФ закрепляет правило, согласно которому общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры являются составной частью ее правовой системы. Следовательно, как и конституционные нормы, указанные принципы и договоры обладают прямым действием, т.е. их исполнение обязательно на территории Российской Федерации, не требуют издания каких-либо дополнительных актов для вступления их в силу.

Однако справедливо отметить, что существует целый ряд непростых вопросов, решение которых при ближайшем рассмотрении оказывается некорректным и, соответственно, данная конституционная формулировка оказывается в значительной степени декларативной. Соответственно, задача государства как гаранта, обеспечивающего защиту прав и свобод личности, состоит в принятии на себя ряда обязательств, включающих в себя создание и обеспечение системы жестких и эффективных механизмов и средств контроля деятельности судов, полностью независимых и гарантирующих равноправное, справедливое разбирательство.

Безусловно, "презумпция невиновности была и остается прогрессивным правовым принципом, который может быть использован для ограничения произвола полицейской власти, защиты личности от необоснованных обвинений" <1>.

<1> Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: ООО "ТК "Велби", 2003. С. 308.

Являясь межотраслевым принципом <2>, принцип презумпции невиновности вообще присущ всем видам судопроизводства, которые характеризуются преобладанием публичного начала, т.е. уголовному судопроизводству и производству по делам об административных правонарушениях.

<2> Борисов Ю.К., Кудрявцева А.Л. Пособие по вопросам налоговой ответственности // СПС "КонсультантПлюс", 2010.

Распространение действия принципа презумпции невиновности на производство по делам об административных правонарушениях, где права и свободы человека нуждаются в наиболее действенной и надежной защите <3>, представляется вполне оправданным. С одной стороны, это стало возможным, поскольку данный принцип применим в сферах, где государство противостоит лицу, привлекаемому к юридической ответственности. С другой стороны, отнесение презумпции невиновности к числу основных принципов, действующих при производстве по делам об административных правонарушениях, призвано выполнять те же задачи, что и в уголовном судопроизводстве, - обеспечение прав лица, привлекаемого к ответственности, в т.ч. права на справедливое разбирательство дела, на постановление законного, обоснованного и справедливого решения.

<3> Абдрашитов В.М. Презумпция невиновности: генезис и перспективы развития в законодательстве и практике Российской Федерации. Вопросы общей теории права: Дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2001. С. 12.

Как справедливо отметила проф. Кузьмичева Г.А., "административная ответственность имеет публичный характер, так как в любом случае она наступает перед государством в лице уполномоченных органов государственной власти, с которыми правонарушитель не состоит в служебных отношениях" <4>.

<4> Административное право: Учебник / Под ред. Л.Л. Попова, М.С. Студеникиной. М.: Норма, 2008. С. 305.

Именно публичный характер административной ответственности и публичное начало при производстве по делам об административных правонарушениях предопределяют действие презумпции невиновности при производстве по таким делам.

Поэтому положения ст. 49 Конституции РФ, ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, закрепляющие принцип презумпции невиновности как принцип уголовного судопроизводства, справедливы и для производства по делам об административных правонарушениях.

Основным международным договором в обозначенном выше контексте является принятая в рамках Совета Европы Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) 1950 г., которая создала возможность обращения с индивидуальной жалобой в международный судебный орган. В результате защита нарушенных прав и свобод человека и гражданина перестала быть исключительной прерогативой того или иного государства, расширяя тем самым сферу правовой защиты человека и выводя идею правового государства на принципиально новый уровень <5>.

<5> Туманов В.А. Европейский суд по правам человека. Очерк организации и деятельности. М.: Норма, 2001. С. 3.

Данный документ является одним из важнейших документов Совета Европы, первый в истории международный договор, по которому государства приняли на себя обязательства по соблюдению основных гражданских и политических прав и свобод. С момента вступления Конвенции в силу она была дополнена тринадцатью протоколами, которые расширили перечень прав человека и основных свобод, провозглашенных Конвенцией.

Следует отметить, что ч. 2 ст. 6 Конвенции закрепляет презумпцию невиновности: "Каждый человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком".

Закрепление презумпции невиновности в Европейской конвенции о защите прав человека имеет особое значение, поскольку Конвенция не только провозгласила некоторые гражданские и политические права и свободы, но также создала механизм обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя государствами - участниками Конвенции.

Федеральным законом от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ Россией была ратифицирована Европейская конвенция о защите прав и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и ряд протоколов к ней. Ратификация Конвенции открыла возможность обращения российских граждан в Европейский суд по правам человека, наделенный компетенцией решать споры между личностью и государством.

Следует отметить, что решение Европейского суда по правам человека в некоторых случаях может послужить так называемым новым основанием для возобновления дела российскими судами с целью исправления судебной ошибки (п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ, п. 7 ст. 311 АПК РФ).

Все чаще в своих решениях суды РФ проводят идеи Европейской конвенции и Международного пакта о гражданских и политических правах, прямо ссылаясь на статьи и положения конкретных международно-правовых актов, а в последние годы - непосредственно на соответствующие решения Европейского суда по правам человека <6>.

<6> Абдрашитов В.М. Прецеденты Европейского суда по правам человека и проблемы реализации принципа презумпции невиновности // Актуальные вопросы международного права и государствоведения. 2006. С. 58.

В этой связи представляют немалый интерес для анализа и рассмотрения некоторые решения Европейского суда, которые в той или иной степени затронули вопрос презумпции невиновности.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 1.5 КоАП лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном КоАП, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело.

Принципиально важным дополнением к существовавшему до недавнего времени положению о производстве по делу об административном правонарушении является требование о вступлении постановления в законную силу. Только с момента вступления в законную силу постановления судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело, лицо может считаться виновным в совершении административного правонарушения и подвергаться мерам административного наказания. До этого момента любые публичные утверждения о виновности лица будут нарушением этого принципа.

Так, согласно материалам дела "Аллене де Рибемон против Франции" Европейский суд по правам человека признал нарушающим п. 2 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод сообщение высокопоставленным должностным лицом полиции на пресс-конференции о том, что заявитель является подстрекателем убийства. Суд подчеркнул, что презумпция невиновности является одним из элементов судебного разбирательства. Этот принцип нарушается, если суд объявит обвиняемого виновным, в то время как его виновность не была предварительно доказана. Если отсутствуют формальные подтверждения этого, достаточно, чтобы мотивация судьи давала основания полагать, что он предполагал обвиняемого виновным. При этом посягательство на презумпцию невиновности может исходить не только от судьи, но и от других публичных властей <7>. По мнению Европейского суда, презумпция невиновности не может препятствовать властям информировать общественность о ведущих расследованиях, но она требует, чтобы власти делали это сдержанно и деликатно (ч. 2 ст. 6 Конвенции).

<7> Вениаминов А.Г., Грудинин Н.С., Сюркевич И.А. Презумпция невиновности в решениях Европейского суда по правам человека // Naukarastudent.ru, 2015. N 3(15) // [Электронный ресурс].

Представляется, что указанная позиция Европейского суда по правам человека применима и к делам об административных правонарушениях.

Обязанность органов административной юрисдикции и их должностных лиц доказывать виновность лица в совершении административного правонарушения корреспондирует с правилом о том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность (за исключением случаев, предусмотренных примечанием к ст. 1.5 КоАП).

Право лица не доказывать свою невиновность в решениях Европейского суда по правам человека называется привилегией против самоизобличения.

Наиболее ярким проявлением привилегии против самоизобличения является право лица не свидетельствовать против себя самого (право не давать показания, право хранить молчание).

Как отметил Конституционный Суд РФ, "освобождение лица от обязанности давать показания, могущие ухудшить положение его самого <...>, т.е. наделение этого лица свидетельским иммунитетом, является одной из важнейших и необходимых предпосылок реального соблюдения прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем свидетельский иммунитет, по смыслу статьи 51 Конституции Российской Федерации <...> не может рассматриваться в качестве препятствия для реализации лицом, обладающим таким иммунитетом, права использовать известные ему сведения, в том числе в целях обеспечения и защиты прав и законных интересов лиц, которых эти сведения непосредственно касаются" <8>.

<8> Пункт 5 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2004 г. N 13-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы // СЗ РФ. 2004. N 27. Ст. 2804.

В Конвенциях Совета Европы и рекомендациях Парламентской Ассамблеи Совета Европы право лица не свидетельствовать против себя прямо не предусмотрено.

Вместе с тем возможность использования данного права связана с реализацией таких прав, предусмотренных Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, как право на справедливое судебное разбирательство (п. 1 ст. 6) и презумпция невиновности (п. 2 ст. 6).

В решении по делу "Саундерс против Соединенного Королевства" Европейский суд отметил, что хотя "право на молчание и его составная часть - право не давать показаний против самого себя в статье 6 Конвенции специально не упомянуты, но тем не менее они являются общепризнанными международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры, о чем говорит статья 6 документа" <9>.

<9> Постановление Европейского суда по правам человека от 17 декабря 1996 г. по делу "Саундерс (Saunders) против Соединенного Королевства" // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М.: Норма, 2000. С. 313.

Европейский суд связывает возможность реализации права не свидетельствовать против самого себя также и с правом каждого "считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана в соответствии с законом" (п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

В решении по делу "Саундерс против Соединенного Королевства" отмечается, что право на молчание "тесно связано с презумпцией невиновности", поскольку "это право способствует тому, чтобы обвинение не прибегало к доказательствам, добытым вопреки воле обвиняемого с помощью принуждения или давления". Иными словами, право хранить молчание создает юридическое препятствие для отношения обвинительной власти к обвиняемому как к лицу, виновному в совершении преступления (поскольку принуждение обвиняемого к самоизобличению выдает предубеждение обвинительных органов в виновности этого лица).

В решении по делу "Джон Мюррей против Соединенного Королевства" Европейский суд провозгласил, что понятие справедливого судебного разбирательства включает два иммунитета: "право сохранять молчание" и "привилегию не свидетельствовать против себя" <10>. Позиция, состоящая в рассмотрении этих прав как самостоятельных и обособленных, была отражена и в решении по делу "Функе против Франции" <11>.

<10> Постановление Европейского суда по правам человека от 28 октября 1994 г. по делу "Мюррей против Соединенного Королевства" [Murrey v. United Kingdom] // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М.: Норма, 2000. С. 32 - 53.
<11> Постановление Европейского суда по правам человека от 25 февраля 1993 г. по делу "Функе против Франции" [Funke v. France] // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. М.: Норма, 2000. С. 790.

Однако в решении по делу "Саундерс против Соединенного Королевства" Европейским судом была сформулирована новая доктрина, состоящая в том, что "право не давать показаний против себя" - это составная часть "права на молчание", а "право на молчание" - наиболее значимый элемент "права не свидетельствовать против себя". Сущность этой доктрины была четко отражена в особом мнении судей Мартенса и Куриса по этому делу: "...право, защищающее от самообвинения (проще говоря, право не представлять доказательства против самого себя), является более широким, охватывающим право на молчание" <12>.

<12> Постановление Европейского суда по правам человека от 17 декабря 1996 г. по делу "Саундерс (Saunders) против Соединенного Королевства" // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М.: Норма, 2000. С. 326.

Так, по делу "Саундерс против Соединенного Королевства" правительство настаивало на том, что п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод не был нарушен, т.к. "из сказанного заявителем в ходе опросов ничто не носило характера самообвинения... он давал лишь пояснения, свидетельствующие в его пользу... Только показания, свидетельствующие против обвиняемого, подпадают под действие привилегии" <13>. Европейский суд признал этот аргумент несостоятельным и подчеркнул, что "право не свидетельствовать против себя не может быть разумно ограничено лишь признанием в совершении правонарушения или показаниями, прямо носящими инкриминирующий характер". Суд отметил, что "свидетельские показания, полученные с помощью принуждения, которые внешне не выглядят инкриминирующими... оправдательные замечания или просто информация по фактам - могут быть в последующем развернуты в ходе уголовного процесса в поддержку обвинения, например, чтобы противопоставить их другим заявлениям подсудимого или подвергнуть сомнению свидетельские показания... или иным образом подорвать доверие к нему" <14>.

<13> Там же. С. 314 - 315.
<14> Там же. С. 328.

Право не свидетельствовать против себя самого в решениях Европейского суда рассматривается как имеющее наиболее широкое содержание.

В такой интерпретации это право охватывает не только судебную процедуру, но и иные случаи "определения прав и обязанностей".

В решении по делу указанного прецедента Европейский суд посчитал нарушающим право не свидетельствовать против самого себя и, соответственно, п. 1 ст. 6 Конвенции принуждение заявителя к даче изобличающих его свидетельских показаний в рамках административной процедуры, которые только впоследствии были использованы для поддержания его обвинения.

Право не свидетельствовать против себя самого, помимо права на молчание, включает в себя еще и право не совершать какие-либо юридически значимые действия, результаты которых могут быть использованы в целях выдвижения или поддержания обвинения.

Вместе с тем в этом же решении отмечается, что "нельзя ссылаться на общественный интерес в оправдание использования ответов, добытых принудительным путем в ходе внесудебного расследования, для того чтобы изобличить обвиняемого в ходе судебного разбирательства" <15>.

<15> Там же. С. 316.

Как отметил Конституционный Суд РФ, гарантированное ч. 1 ст. 51 Конституции РФ право лица не свидетельствовать против самого себя предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от представления органам, ведущим производство по делу, других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении правонарушения <16>.

<16> Пункт 3 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 апреля 2001 г. N 6-П по делу о проверке конституционности статьи 265 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.А. Шевякова // СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2408.

Пример применения данного положения по конкретному делу см.: Постановление президиума Нижегородского областного суда от 8 декабря 2010 г. по делу N 44у-328/2010 // СПС "КонсультантПлюс".

Кроме того, право не доказывать свою невиновность не исключает обязанности по предоставлению запрашиваемых сведений и имеющихся документов, истребованных административным органом в пределах своих полномочий (ст. 19.7 КоАП РФ) <17>.

<17> См.: Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 15 ноября 2010 г. по делу N А33-9993/2010 // СПС "КонсультантПлюс".

Органы административной юрисдикции и их должностные лица должны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Они не вправе перекладывать свою обязанность на лицо, привлеченное к административной ответственности.

В то же время это не исключает право лица доказывать свою невиновность.

Суды неоднократно в своих решениях отмечали, что в силу положений ст. 1.5 КоАП РФ привлекаемое к ответственности лицо не обязано, но вправе доказывать свою невиновность. В связи с этим, располагая соответствующими процессуальными возможностями, оно может представить суду доказательства в обоснование своей невиновности <18>.

<18> См.: Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12 февраля 2007 г. по делу N А66-6053/2006, от 11 декабря 2007 г. по делу N А56-53075/2005 и др. // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, учитывая вышеизложенное, применение судами Конвенции о защите прав человека и основных свобод должно обязательно осуществляться с учетом прецедентной практики Европейского суда по правам человека <19>.

<19> Обобщения практики см., напр., в изданиях: Сальвиа М. Прецеденты Европейского суда по правам человека. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2004; Путеводитель по прецедентной практике Европейского суда по правам человека за 2002 год. Серия "Судебные прецеденты". М.: Московский клуб юристов, 2004.

Европейский суд по правам человека более чем за полувековую историю своего существования принял немало постановлений по вопросам презумпции невиновности в различных видах судопроизводства.

Презумпция невиновности рассматривается Европейским судом не только как принцип осуществления правосудия, но и как "конкретное и реальное" право лица считаться невиновным до процессуального момента, определенного п. 2 ст. 6 Конвенции <20>.

<20> Постановление Европейского суда по правам человека от 10 февраля 1995 г. N 308/96 по делу "Аллене де Рибемон против Франции" [Allenet de Ribemont v. France]. Пункт 35 // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М.: Норма, 2000. С. 86 - 87.

Поскольку "требование беспристрастности суда является отражением этого... принципа", Европейский суд рассматривает презумпцию невиновности как один из элементов права на справедливое судебное разбирательство <21>. В решении по делу "Девеер против Бельгии" отмечается, что "презумпция невиновности... является наряду с другими правами составными элементами понятия справедливого судебного разбирательства" <22>.

<21> Джекобс Ф., Уайт Р. Европейская конвенция по правам человека. Оксфорд, 2002 (Jacobs and White, the European Convention on Human Rights. Oxford: OxfordUniv. Press, 2002). С. 62.
<22> Постановление Европейского суда по правам человека от 27 февраля 1980 года по делу "Девеер против Бельгии" [Deweer v. Belgium] // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. М.: Норма, 2000. С. 315.

В заключение хотелось бы отметить, что главный смысл рассмотрения вопросов содержания, соотношения и значения норм Конституции РФ и общепризнанных принципов международного права в контексте задач законодательства по делам об административных правонарушениях с учетом практики его применения состоит в том, чтобы "разработать систему приоритетных ценностей и целенаправленно сконцентрироваться на их защите и охране в рамках всего национального законодательства" <23>.

<23> Панченко П.Н. Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и российское уголовное законодательство // Вестник Нижегородской академии МВД России. 2011. N 3(16).

Литература

  1. Административное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. С.А. Старостина. М.: ИНФРА-М, 2010.
  2. Административное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. проф. С.А. Старостина. М.: ИНФРА-М, 2012.
  3. Административное право: Учебник / Под ред. Л.Л. Попова, М.С. Студеникиной. М.: Норма, 2008.
  4. Абдрашитов В.М. Презумпция невиновности: генезис и перспективы развития в законодательстве и практике РФ. Вопросы общей теории права: Дис. ... канд. юрид. наук / В.М. Абдрашитов. Волгоград, 2001.
  5. Абдрашитов В.М. Прецеденты Европейского суда по правам человека и проблемы реализации принципа презумпции невиновности / В.М. Абдрашитов // Актуальные вопросы международного права и государствоведения. 2006.
  6. Борисов Ю.К. Пособие по вопросам налоговой ответственности / Ю.К. Борисов, А.Л. Кудрявцева // СПС "КонсультантПлюс", 2010.
  7. Вениаминов А.Г. Презумпция невиновности в решениях Европейского суда по правам человека / А.Г. Вениаминов, Н.С. Грудинин, И.А. Сюркевич // Naukarastudent.ru, 2015. N 3(15) [Электронный ресурс].
  8. Панченко П.Н. Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и российское уголовное законодательство / П.Н. Панченко // Вестник Нижегородской академии МВД России. 2011. N 3(16).
  9. Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: ООО "ТК "Велби", 2003.
  10. Туманов В.А. Европейский суд по правам человека. Очерк организации и деятельности / В.А. Туманов. М.: Норма, 2001.