Мудрый Юрист

Право ребенка на общение с отдельно проживающим после расторжения брака родителем

Емелина Людмила Анатольевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры правового обеспечения рыночной экономики Международного института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Лебедь Мария Владимировна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Института права и национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

В статье анализируются актуальные вопросы, связанные с реализацией и защитой права ребенка на общение с отдельно проживающим родителем после расторжения брака родителей. Авторами делается вывод, что законодательство Российской Федерации создает достаточно благоприятные условия для воспитания ребенка отдельно проживающим родителем, но ответственность за реализацию права ребенка на общение с родителями лежит прежде всего на самих родителях, и реализация предоставляемых законодателем возможностей зависит от доброй воли каждого из них.

Ключевые слова: воспитание детей, права ребенка, общение с родителями, семья, Семейный кодекс, опека, органы опеки, родительские права, мнение ребенка.

The Right of a Child to Communicate with Parents after their Marriage Termination

L.A. Emelina, M.V. Lebed

Emelina Lyudmila Anatolyevna, Candidate of Laws, Associate Professor of the Market Economy Legal Regulation Department of Public Administration and Management International Institute of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration.

Lebed Maria Vladimirovna, Candidate of Pedagogics, Associate Professor of the Civil Law and Civil Procedure Department of the Law and National Security Institute of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration.

The article analyzes the current issues related to the implementation and protection of the rights of the child to communicate with the noncustodial parent after the divorce of parents. The authors concluded that the legislation of the Russian Federation creates favorable conditions for upbringing by the child's noncustodial parent, but the responsibility for the implementation of the child's right to communicate with parents lies primarily on the parents themselves and the realization of possibilities provided by the legislator depends on the goodwill of each parent.

Key words: upbringing of children, rights of a child, communicating with parents, family, Family Code, custody, custody authorities, parental rights, opinion of a child.

Приоритетной задачей Российской Федерации в сфере воспитания детей является развитие высоконравственной личности, разделяющей традиционные российские духовные ценности, обладающей актуальными знаниями и умениями, способной реализовать свой потенциал в условиях современного общества, готовой к мирному созиданию и защите Родины <1>. Очевидно, что основная задача по физическому, психическому, духовному и нравственному воспитанию ребенка ложится на семью. Поэтому одним из принципов семейного законодательства является приоритет семейного воспитания детей. Этот принцип конкретизируется в ряде статей СК РФ, в частности в ст. 55 "Право ребенка на общение с родителями и другими родственниками". Ребенок в своем развитии опирается на принципы, моральные устои, духовные основы каждого из родителей - и матери, и отца. В случае развода, если из жизни ребенка исчезает один из родителей, одна из опор, - его шансы сохранить цельность и гармоничность характера резко снижаются. И для ребенка не важно, какую опору у него отобрали - маму или папу, с этого момента ему придется с большим трудом балансировать в мире, основополагающая гармония которого нарушена. Можно ли избежать максимально негативных последствий расторжения брака для детей, можно ли каким-либо образом смягчить их страдания?

<1> См.: Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 29 мая 2015 г. N 996-р) // СЗ РФ. 2015. N 23. Ст. 3357.

Законодатель создает такую возможность. В соответствии со ст. ст. 55, 63, 65, 66 СК РФ ребенок имеет неотъемлемое право на общение с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками. Расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка. Родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ребенком, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования.

Из приведенных выше норм мы видим, что законодательство Российской Федерации, строясь на принципах гуманизма, стремится создать максимально благоприятные условия для развития и воспитания ребенка даже после расторжения брака родителей. Однако можно ли с уверенностью сказать, что решение этой проблемы зависит только от законодателя? Увы, нет. Если бы проблема заключалась только в создании совершенного законодательства или судебной системы, она могла бы быть решена в достаточно обозримые сроки. Но в ее решение неизменно включается человеческий фактор - взаимоотношения родителей. В судебных решениях последних лет можно видеть указания истцу и ответчику (отцу и матери) на недопустимость формирования у детей негативного мнения о другом родителе <2>. Ряд судебных решений, определяющих график общения ребенка с родителем, проживающим отдельно, отмечает конфликтные отношения между родителями <3>. В ряде исковых заявлений содержатся требования родителей друг к другу о возмещении морального вреда (!) за чинение препятствий в общении с детьми <4>.

<2> См.: решение Головинского районного суда г. Москвы от 22 июня 2015 г. по делу N 33-37468/2015, Апелляционное определение от 12 октября 2015 г. по делу N 33-37468/2015 // СПС "КонсультантПлюс".
<3> См.: Определение Московского областного суда от 16 февраля 2012 г. по делу N 33-1484/2012 // СПС "КонсультантПлюс".
<4> См.: Определение Верховного Суда РФ от 8 апреля 2014 г. N 45-КГ13-22, Определение Верховного Суда РФ от 23 сентября 2014 г. N 25-КГ14-3 // СПС "КонсультантПлюс".

За этими родительскими войнами исчезает главное - любовь к ребенку, забота о нем, соблюдение его интересов. К сожалению, самые страшные ошибки при решении вопросов общения детей с родителями, проживающими раздельно, совершает не судебная система, а сами родители. Родители совершают эти ошибки, когда, используя ребенка, пытаются причинить боль друг другу; когда, спекулируя интересами ребенка, пытаются получить материальную выгоду для себя; когда, пренебрегая чувствами ребенка, пытаются заглушить свою боль и очерняют друг друга в глазах ребенка, очерствляя или даже убивая детскую душу.

Принцип 6 Декларации прав ребенка <5> гласит, что ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви, моральной и материальной обеспеченности. Несмотря на то что законодатель может регулировать и контролировать с помощью государственного принуждения главным образом материальное обеспечение детей, на первое место он все-таки ставит необходимость сохранения для детей атмосферы любви и понимания.

<5> Декларация прав ребенка. Принята 20 ноября 1959 г. Резолюцией 1386 (XIV) на 841-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН // СПС "КонсультантПлюс".

Для сохранения этой атмосферы любви к ребенку родителям необходимо постараться сохранить неагрессивные отношения между собой и определить оптимальный график общения с ребенком, который позволил бы с учетом возраста ребенка и его индивидуальных особенностей получать пусть дозированное, но необходимое ему общение с отдельно проживающим родителем.

Как показывает судебная практика, даже после расторжения брака родителей в ряде случаев родители не могут самостоятельно прийти к выработке оптимального режима общения с ребенком и вынуждены прибегать к помощи суда.

Из разъяснений, приведенных в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" <6>, следует, что, исходя из необходимости защиты прав и интересов несовершеннолетнего при общении с родителем, проживающим отдельно от ребенка, суду с учетом обстоятельств каждого конкретного дела следует определить порядок такого общения (время, место, продолжительность общения и т.п.).

<6> СПС "КонсультантПлюс".

Изучение судебной практики показало, что, помимо названных обстоятельств, суды также выясняют качество бытовых условий для воспитания ребенка согласно акту обследования жилищно-бытовых условий (наличие спального и игрового мест); режим дня несовершеннолетнего ребенка; удаленность места жительства родителя от места жительства ребенка; длительность периода времени, в течение которого ребенок не общался с родителем.

Для наилучшего обеспечения интересов ребенка суд при рассмотрении споров о графике общения обязательно привлекает орган опеки и попечительства, который готовит письменное заключение по существу спора. Заключение, как правило, содержит данные, характеризующие отношения между родителями и ребенком, личностные качества родителей, данные о привязанности ребенка к каждому из родителей, данные о результатах общения с несовершеннолетним, мнение органа опеки и попечительства о целесообразности конкретного графика общения.

Процесс выявления мнения ребенка является, пожалуй, самым трудным этапом в подготовке заключения, так как он должен проводиться максимально корректно и исключать любые психотравмирующие факторы (например, высказывания представителя органов опеки в адрес ребенка: "Как тебе не стыдно, почему ты не звонишь папе?"). Для исключения подобных ситуаций мы полагаем целесообразным внести в нормативные правовые акты, регулирующие деятельность органов опеки и попечительства, требования о видео- или аудиозаписи опроса ребенка, что могло бы устранить как непрофессиональное поведение представителя органа опеки, так и вольное толкование им действительного отношения ребенка к каждому из родителей.

При затруднении выявления мнения ребенка (в силу его возраста, индивидуальных особенностей, стрессового состояния, вызванного разводом родителей), а также когда установление тех или иных обстоятельств требует специальных знаний, могут привлекаться эксперты для диагностики взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, выявления психологических особенностей каждого из родителей и ребенка, для психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта), определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей. В этих целях судами, в частности, могут назначаться судебно-психологические, судебно-психиатрические, а также комплексные судебные экспертизы (психолого-психиатрические, психолого-педагогические, психолого-валеологические, социально-психологические). Кроме того, в качестве специалистов могут привлекаться педагоги (классные руководители); педагоги-психологи; социальные педагоги; врачи-психологи, психиатры и врачи иных специальностей.

Заключения органов опеки и попечительства, заключения экспертов, мнения специалистов и обстоятельства конкретного дела могут существенно повлиять на удовлетворение исковых требований родителя, проживающего отдельно от ребенка. С учетом вышеперечисленного требования об определении графика общения зачастую удовлетворяются судом частично, и определяется иной порядок общения с ребенком, чем затребован родителем-истцом.

Так, решением Тушинского районного суда г. Москвы от 3 июня 2015 г. частично удовлетворены требования о порядке общения с ребенком на основании заключения органа опеки и попечительства, выводов экспертов и показаний врача.

Допрошенная в качестве свидетеля психолог, наблюдающая малолетнего ребенка, сообщила, что у него имеется патологическая привязанность к матери. Согласно заключению психологической экспертизы с учетом малолетнего возраста ребенка, его склонности к невротическим реакциям симбиотической связи с матерью и болезненных реакций на разлуку с ней краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные (предполагающие смену привычной для ребенка обстановки) свидания ребенка с отцом вне присутствия матери могут отрицательно повлиять и усугубить его эмоциональное состояние, увеличить риск невротических реакций. Согласно заключению центральной психолого-медико-педагогической комиссии города Москвы ребенку рекомендован режим обучения - полный день с коррекционной работой педагога-психолога и учителя-логопеда для детей с тяжелым нарушением речи.

В связи с вышеперечисленным суд счел целесообразным определить порядок общения отца с несовершеннолетним ребенком в присутствии матери ребенка по месту жительства ребенка или с посещением культурно-развлекательных и спортивных мероприятий; сократить количество общений отца с ребенком в будние дни с двух дней до одного; отказать в возможности отцу забирать ребенка на выходные, установив общение каждую первую и третью субботу месяца с 9 до 12 ч, а также в день рождения ребенка каждый год с 10 до 12 ч; отказать в возможности отцу раз в году проводить с ребенком отпуск не менее двух недель подряд <7>.

<7> См.: Апелляционное определение Московского городского суда от 22 июля 2015 г. по делу N 33-26092/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

Утвержденный решением суда график общения предполагает длительное его исполнение, вплоть до совершеннолетия ребенка. Однако следует обратить внимание, что со временем он может быть изменен как по соглашению родителей, так и новым решением суда. Изменение графика возможно, если будет установлено, что факторы, повлиявшие на отказ суда в продолжительном общении отца с ребенком и без присутствия матери ребенка, отпали в силу изменения возраста ребенка, улучшения состояния его здоровья или благодаря сложившимся доверительным отношениям между ребенком и отцом. К такому благоприятному для ребенка результату можно будет прийти только при желании и усилиях всех членов семьи, при исправлении ошибок, допущенных каждым из родителей, так как именно эти ошибки в поведении родителей привели ребенка к мучительному эмоциональному состоянию и тяжелым нарушениям речи.

Согласно п. 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка <8> во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка. Из ст. 57 СК РФ следует, что для обеспечения интересов ребенка является обязательным учет его мнения с 10-летнего возраста, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

<8> Конвенция о правах ребенка. Одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г., вступила в силу для СССР 15 сентября 1990 г. // СПС "КонсультантПлюс".

Так, решением Бутырского районного суда города Москвы от 20 августа 2014 г. по иску отца и других родственников об устранении препятствий к общению с ребенком и установлении порядка общения в удовлетворении исковых требований было отказано как на основании медицинских заключений, так и с учетом мнения ребенка.

Судом установлено, что несовершеннолетний достиг возраста 10 лет, отца и его родственников (бабушку и дедушку) не помнит, с ними не общался и общаться не желает, заботы о нем они не проявляли. В суде ребенок показал, что живет с мамой и сестрой, папа с ними не живет, он его никогда не видел, отец ему не звонил, никаких подарков не передавал. Ребенок не хочет знать его, не хочет видеть, не хочет общаться. Психологом поликлиники по месту жительства ребенка выявлено, что установление порядка общения истцов с ребенком будет носить для него психотравмирующий характер, рекомендованы занятия с психологом, заявлена необходимость избегания стрессовых ситуаций и эмоциональных нагрузок, постоянный контроль со стороны матери. Судом также установлено, что ребенок неоднократно находился на лечении в детском кардиоревматологическом санатории с клиническим диагнозом: врожденный порок сердца, умеренный стеноз 2-створчатого клапана, малые аномалии развития сердца; пролапс митрального клапана без регургитации; поллиноз; атопический дерматит; дискинезия желчевыводящих путей; сколиотическая осанка; частые простудные заболевания.

Суд второй инстанции оставил данное решение без изменений, указав, что при вышеперечисленных обстоятельствах, с учетом мнения ребенка, заключения органа опеки и попечительства, учитывая, что состоянию здоровья несовершеннолетнего в связи с судебными процессами противопоказаны эмоциональные перегрузки и стрессовые ситуации, показаны занятия с психологом под постоянным контролем со стороны матери, длительный прием медицинских препаратов, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований об установлении порядка общения с ребенком, поскольку такое общение причиняет вред его психическому здоровью <9>.

<9> См.: Апелляционное определение Московского городского суда от 10 декабря 2014 г. по делу N 33-46887/14 // СПС "КонсультантПлюс".

Приведенный пример, на наш взгляд, ярко иллюстрирует рекомендации Европейского суда со ссылкой на ст. 8 Конвенции о правах ребенка, которая требует, чтобы местные власти обеспечивали справедливый баланс между интересами ребенка и интересами его родителей и чтобы в процессе поиска такого справедливого баланса особое значение придавалось наилучшим интересам ребенка, которые в зависимости от их характера и серьезности могут превалировать над интересами родителей <10>.

<10> См.: Постановление Европейского суда от 1 августа 2013 г. по делу "Дмитрий Рябов против России" (п. 48 Постановления) // СПС "КонсультантПлюс". Европейский суд отклонил жалобу Рябова Д.О. на нарушение российскими властями ст. 8 и ст. 14 Конвенции ввиду ограничения родительских прав заявителя решением суда.

Кроме того, отметим, что с правом ребенка на общение с родителями корреспондирует обязанность каждого из родителей на воспитание своих детей.

Если исходить из буквального текста п. 1 ст. 66 СК РФ, то родитель, проживающий отдельно, имеет право на общение с ребенком. Такая формулировка представляется нам некорректной. Например, в тексте Обзора практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ, сделан иной акцент, чем в ст. 66 СК РФ: "Проживание ребенка с одним из родителей не лишает другого родителя права и обязанности участвовать в его воспитании. Проживающий отдельно от ребенка родитель вправе общаться с ним и обязан принимать участие в его воспитании" <11>. Именно обязанностью, а не правом, на наш взгляд, следует считать участие родителя в воспитании ребенка, так как правом можно и не пользоваться. В то же время отказ от такой обязанности несет негативные последствия для родителя (ст. 5.35 КоАП РФ), а также наносит тяжкий вред психическому и даже физическому здоровью детей. Это обязаны учитывать оба родителя.

<11> См.: Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г.) // СПС "КонсультантПлюс".

Родитель, проживающий отдельно, обязан проявлять заботу о благополучии своего ребенка, которая должна выражаться, во-первых, в окружении своего ребенка вниманием и любовью и, во-вторых, в достойном поведении в отношении родителя, проживающего вместе с ребенком.

В свою очередь, родитель, проживающий вместе с ребенком, не должен чинить препятствий в общении ребенка с другим родителем. Именно из любви к ребенку он обязан создавать максимально благоприятные условия для общения ребенка со вторым родителем, бережно сохранять привязанность ребенка ко второму родителю, создавать его положительный образ, максимально корректно общаться со вторым родителем. Ведь "нечинение препятствий" в общении ребенка с другим родителем - это не только создание условий для своевременных встреч с другим родителем, но и правильный эмоциональный настрой ребенка на эти встречи, психологическая включенность в общение ребенка с другим родителем. Только при таком подходе обоих родителей получится не искалечить детскую психику, не выбить окончательно из-под ребенка его вторую опору - его второго родителя.

Современное российское законодательство дает родителям все необходимые возможности для совместной реализации их обязанности по воспитанию детей, а также имеет наработанный механизм защиты прав ребенка на общение с родителями. Однако без четкой ориентации родителей на неизменный приоритет интересов ребенка ни законодательная база, ни судебная система не смогут защитить интересы ребенка.

Библиографический список

  1. Беспалов Ю.Ф. Семейно-правовое положение ребенка в Российской Федерации. 2-е изд. М., 2013.
  2. Емелина Л.А. Особенности семейных отношений в современном мире как фактор трансформации семейного законодательства // Юрист ВУЗа. 2009. N 5.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Л.А. Емелиной "Правовые основы защиты прав детей в Российской Федерации" включена в информационный банк согласно публикации - "Социальное и пенсионное право", 2007, N 3.

  1. Емелина Л.А. Правовые основы защиты прав детей в Российской Федерации // Человек и закон. 2008. N 1.
  2. Емелина Л.А. Проблемы института семьи и задачи государственной семейной политики // Нравственные императивы в праве. 2010. N 4.