Мудрый Юрист

Некоторые особенности конституционного правотворчества

Румянцев Михаил Борисович, старший научный сотрудник отдела научно-технической информации и патентоведения ФГБНУ ВНИХИ Академии наук, кандидат юридических наук.

В статье М.Б. Румянцева предпринята попытка дать обзор основным недостаткам и тенденциям развития правотворческой мысли в сфере конституционного права. Такие проблемы, как превалирование исполнительной власти над другими ее ветвями, отсутствие эффективной связи между наукой правотворчества и деятельностью ее субъектов, слабая разработанность научного аппарата и т.п., известны давно, но желания правящей партии решать их пока не наблюдается. В настоящее время полностью отсутствует правовое регулирование предпроектного этапа правотворчества в конституционно-правовой сфере, в связи с чем в статье сформулированы конкретные предложения.

Ключевые слова: правотворчество, Конституция РФ, поправка, социальное государство, правовое государство, права и свободы человека.

В теории правотворчества мало рассматриваются вопросы, связанные с нормотворческим формированием отраслей права. В том числе это касается конституционного правотворчества. Объясняется данный феномен тем, что: 1) указанная сфера отношений недостаточно урегулирована нормами законодательства; 2) правотворчество осуществляет немногочисленная группа уполномоченных на то субъектов, что порождает иллюзию их профессионализма и возможности обходиться без скрупулезной регламентации нормотворчества; 3) научный аппарат, отражающий специфику правотворчества, пока разработан слабо; 4) отсутствует эффективная связь между наукой о правотворчестве и деятельностью субъектов правотворчества <1>, т.е. наука и практика об одном и том же объекте сосуществуют в автономном режиме, хотя и разрабатывают единый пласт общественных отношений.

<1> Борисов А.С., Меркулов П.А. Некоторые проблемы современного правотворчества в России // Социум и власть. 2015. N 3 (53). С. 67.

Кроме того, в юридической литературе высказано необоснованное мнение, что развитие Конституции РФ идет по эволюционному пути посредством совершенствования (по мере необходимости) отдельных ее положений. С учетом этого юридической наукой должно быть уделено особое внимание тому, "какими способами и средствами следует выявлять объективно возникающие потребности в совершенствовании конституционных норм; при соблюдении каких именно условий, свидетельствующих о достижении общественного консенсуса, могут приниматься такие решения; какой инструментарий должен использоваться в процессе изменения конституционных положений, достаточно ли для этого имеющихся средств либо существует необходимость в разработке и утверждении дополнительных правовых механизмов" <2>.

<2> Дерхо Д.С. К вопросу о сущности и динамике конституционного правотворчества в Российской Федерации // Вестник ЮУрГУ. Сер. "Право". 2014. Т. 14. N 1. С. 81.

Такой подход оценки состояния конституционного правотворчества и выбора направления его развития не придает ему импульса усиления познания сущности нормообразования в данной отрасли права, не стимулирует выработку правотворческих решений по уже выявленным недостаткам действующей Конституции РФ. Решение таких, например, проблем, как корректировка концепции разделения властей, усиление конституционных гарантий самостоятельности правительства, восстановление подлинного правосудия в стране <3> и других, широко обсуждается в науке, но не имеет пока перспектив на их устранение путем воплощения в нормах конституционного законодательства соответствующих поправок. Получается, что недостатки в Конституции РФ есть, и они выявлены давно, однако, по логике указанного автора, необходимость в их устранении пока не возникла. А ведь перечисленные выше дефекты конституционного регулирования не мелкие погрешности, которыми можно пренебречь или исправить в какой-то подходящий момент без особого ущерба для развивающихся общественных отношений. Речь идет о недостатках, которые определяют не только лицо российского законодателя, но и всю правовую и судебную систему страны. Следовательно, тезис об эволюционном пути развития Конституции РФ является ошибочным, поскольку о недостатках известно давно, потребность в их устранении тоже возникла с момента начала ее действия, а вот желания устранения таковых до сих пор нет. Отсюда вывод: Конституция развивается в угоду правящей партии, которая обслуживает интересы господствующего класса, т.е. интересы приближенных к власти олигархов и предпринимателей.

<3> Сапун В.А., Турбова Я.В. Правотворчество и законотворчество: стратегия и тактика формирования права и закона // Юридическая техника. 2015. N 9. С. 687, 688.

Конституционное правотворчество, как и правотворчество в любой другой отрасли права, имеет многоуровневую структуру, а также свою специфику: 1) охватывает всю систему конституционного законодательства, а не только собственно Конституцию РФ; 2) призвано сформировать целостную систему правовых норм и правовых институтов, установленных как Основным законом, так и законодательством, принимаемым в счет его развития; 3) протекает в строго установленных процедурных формах; 4) сопряжено с широким общественным обсуждениям в силу своей особой значимости; 5) закладывает уровень (качество) правотворческой деятельности всех субъектов правотворчества; 6) осуществляется либо Федеральным Собранием РФ и поэтому протекает в форме законотворчества, либо Конституционным Собранием при пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции РФ (ст. 135). В этом случае Конституционное Собрание должно принять одно из двух решений: подтвердить неизменность Конституции РФ либо разработать проект новой Конституции. Если Конституционное Собрание возьмет на себя функции первоначальной учредительной власти <4> и разработает новую Конституцию РФ, она может быть принята двумя третями голосов от общего количества его членов или в результате всенародного голосования, если за нее проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии что в нем приняло участие более половины избирателей (ч. 3 ст. 135).

<4> Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М. 2000. С. 752 - 758.

Таким образом, конституционное правотворчество следует понимать: 1) в широком смысле, когда имеется в виду процесс формирования всей системы конституционного законодательства, т.е. создания законодательных актов во исполнение Конституции РФ; 2) в узком смысле - при пересмотре ее положений и внесении в нее поправок (к главам 3 - 8). Конституционный Суд РФ в Постановлении от 31 октября 1995 г. пришел к выводу, что внесение поправок в Конституцию РФ должно реализовываться в форме специального правового акта о конституционной поправке, имеющего особый статус и отличающегося как от федерального, так и от федерального конституционного закона <5>. Данное Постановление Конституционного Суда РФ обусловило издание Федерального закона от 4 марта 1998 г. "О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации" (с изм. и доп. от 8 марта 2015 г.), которым регулируется порядок принятия поправок к главам 3 - 8 Конституции РФ <6>.

<5> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995 г. // СЗ РФ. 1995. N 45. Ст. 4408.
<6> http://base.garant.ru/178225/

Следует отметить, что указанные выше проблемы Конституции РФ возможно устранить путем внесения соответствующих поправок, поскольку это не связано с необходимостью изменения ее глав 1, 2 и 9. Кроме того, важно понимать, что демократизм, народовластие в стране достигается не только за счет реализации той или иной общепризнанной в мире демократической формы правления (президентской или парламентарной республики). Каждая из указанных форм правления может быть использована для субъективных целей определенной группой лиц, стоящей у власти. И проблема всех современных демократических конституций мира (независимо от закрепленных в них конкретных формах правления) состоит в том, как обеспечить контроль народа <7>, общества за деятельностью всех узаконенных ветвей власти (включая судебную и прокурорскую власть).

<7> Авакьян С.А. Нужна ли конституционная реформа в России? // Конституционное и муниципальное право. 2013. N 3. С. 33 - 37.

Представляется, что в Российской Федерации происходит постепенное усиление общественного контроля за деятельностью представительных органов власти путем учреждения Общественной палаты <8>, одной из задач которой является проведение экспертизы федеральных законов и проектов законов субъектов Федерации, а также проектов нормативных правовых актов органов исполнительной власти Российской Федерации и проектов правовых актов органов местного самоуправления. Усиливается общественный контроль за деятельностью органов власти и с помощью созданного Общероссийского Народного Фронта. Это свидетельствует, что имеющиеся недостатки Конституции РФ в сфере закрепления принципа разделения властей в определенной степени нивелируются, хотя сама по себе на длительную перспективу данная проблема остается. И рано или поздно должна быть решена.

<8> См.: Федеральный закон от 4 апреля 2005 N 32-ФЗ "Об Общественной палате Российской Федерации" // СЗ РФ. 2005. N 15. Ст. 1277.

Основополагающим моментом конституционного правотворчества в узком смысле является научное обоснование целей и задач, которые должны быть достигнуты в результате действия Конституция РФ. Для этого формируется система принципов конституционного правотворчества <9>. В своей совокупности они должны отражать представление о Конституции РФ как о нормативном правовом акте высшей юридической силы, который является своеобразным признаком государственности, юридическим фундаментом государственной и общественной жизни, главным источником национальной системы права <10>. Это достигается за счет того, что в ней закрепляются и гарантируются государством основные права и свободы человека и гражданина, устанавливаются основы конституционного строя, федеративное устройство Российской Федерации, а также структура и взаимодействие между собой представительной, исполнительной и судебной ветвей власти, статус и полномочия Президента и Правительства РФ и т.д.

<9> Дерхо Д.С. Общие подходы к определению и структурированию руководящих начал (принципов) конституционного правотворчества // Апробация. 2015. N 3 (30). С. 92.
<10> Смоленский М.Б., Алексеева М.В. Конституционное право: Учебник для бакалавров. Ростов н/Д, 2013. С. 45.

Однако, как отмечается в юридической литературе, процесс принятия поправок к Конституции РФ урегулирован соответствующим законом, тогда как предшествующий ему этап предпроектной деятельности конституционного правотворчества нормативно не закреплен, теоретически не разработан и не включен в официальную структуру конституционного правотворчества <11>. Предпроектный этап имеет исключительную важность, поскольку именно с ним связано принятие решения о необходимости внесения поправок в Конституцию РФ. На данном этапе правотворческий орган изучает практику применения ее норм, их эффективность, выявляет общественную потребность внесения в них поправок. При этом обобщаются и используются предложения государственных органов, общественных организаций, граждан, а также научных организаций, ученых и специалистов в области государственного управления и правоприменения. Необходимость урегулирования всех этих отношений не вызывает сомнений, что и обусловливает потребность издания Федерального закона "О конституционном мониторинге" <12>. С принятием такого законотворческого акта будет урегулирован весь процесс конституционного правотворчества - с момента выявления потребности внесения поправок в Конституцию РФ до воплощения в конкретных ее нормах необходимых изменений.

<11> Дерхо Д.С. К вопросу о необходимости нормативной регламентации предварительного этапа конституционного правотворчества // Апробация. 2015. N 8 (35). С. 28.
<12> Дерхо Д.С. К вопросу о необходимости нормативной регламентации предварительного этапа конституционного правотворчества. С. 30; Киреев В.В. Теоретические проблемы структурирования и основные стадии процесса конституционно-правовой реформы // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Сер. "Право". 2006. N 13. С. 257.

Вместе с тем следует учитывать, что действующей власти (аппарату чиновников, в том числе так называемым "избранникам народа" по партийным спискам) коррекция Конституции РФ в сторону демократизации, усиления контроля народа за ее деятельностью совершенно не нужна. Поэтому в настоящее время организовать конституционный мониторинг на государственном уровне не удастся. Альтернативой ему может быть организация такого мониторинга какой-либо оппозиционной партией, что, несомненно, повысило бы ее рейтинг в иерархии политических партий страны. Либо другой вариант: сделать конституционный мониторинг частью какой-нибудь обширной совершенно необходимой государственной программы, рассчитанной на длительный срок действия. Например, включить его в состав Концепции правового развития страны на перспективу.

Конституционное правотворчество в широком смысле осуществляется в целях конкретизации конституционных норм, что обусловливает формирование отраслей права, в первую очередь конституционной отрасли, и одновременно юридической науки, изучающей закрепление основных принципов демократии и организации политической власти в стране. Конкретизирующее конституционное правотворчество осуществляется не только в силу предписаний Конституций РФ (см., например, ст. ст. 128 и 129), но и в целях "адаптации универсальных положений Конституции к более частным случаям их соблюдения, исполнения, использования или применения, придания нормам необходимой степени формальной определенности, установления процедуры их осуществления, а также юридической ответственности за неисполнение тех или иных положений" <13>.

<13> Белоусова М.С. Правотворческая функция российского государства // Вестник Челябинского государственного университета. 2010. N 19 (200). С. 11.

В юридической литературе отмечается, что "конкретизация, несомненно, является объективным свойством правового регулирования, без которого оно вряд ли может быть эффективным регулятором общественных отношений, функционировать и развиваться вообще. Природа правовой конкретизации - в неопределенной природе его норм" <14>. Таким образом, конкретизация конституционных норм является необходимым способом раскрытия заложенного в них содержания и придания им способности быть реализованным в ходе правоприменения.

<14> Власенко Н.А. Конкретизация в праве: методологические основы исследования // Журнал российского права. 2014. N 7. С. 63.

Главной особенностью конституционного правотворчества является то, что оно осуществляется практически только в форме законотворчества. Другие виды конституционного нормотворчества Конституция РФ не допускает. Однако это не исключает возможность толкования субъектом конституционного правотворчества конституционных предписаний, что может порождать определенные недостатки законов, издаваемых во исполнение требований Конституций РФ. Эти недостатки могут проистекать из различных причин: 1) ошибочного понимания смысла той или иной нормы Основного закона; 2) не обоснованного научными выводами представления субъекта конституционного правотворчества о перспективах развития общества; 3) реализации лоббированных интересов определенной группы лиц; 4) отсутствия правовой регламентации предпроектной деятельности субъектов правотворчества в урегулировании общественных отношений, на которые прямо указывает Конституция РФ; 5) упрощенного подхода при выборе вектора конституционного правотворчества, когда предпочтение отдается урегулированию сложившейся временной ситуации без учета имеющейся конституционной целесообразности, и т.д.

Наиболее сложным моментом реализации конституционных требований в конкретизирующем законодательстве является закрепление таких ее категорий, как "правовое государство" и "социальное государство". Это обусловлено тем, что сама Конституция РФ не раскрывает содержание данных понятий. Нет единства мнений и в их понимании ни в юридической науке, ни в практике реализации этих категорий. В юридической литературе, например, высказано мнение, что наше Правительство проводит политику демонтажа институтов социального государства, невзирая на статью 7 Конституции РФ, и осуществляет "переход к так называемому субсидиарному государству, сутью которого объявлялась адресная помощь нуждающимся согласно критериям, определенным Правительством РФ" <15>. Учитывая кризисный период российской экономики, нельзя не заметить, что социальные обязательства государство в основном исполняет, хотя и акцентируется внимание на персонификации тех, кому предназначена помощь государства. Думается, это временное явление (имеется в виду снижение социальной активности государства, а не усиление помощи прежде всего тем, кто в этом больше всего нуждается), которое пока не нарушило юридический смысл заложенного Конституцией РФ понятия "социальное государство". Как справедливо отмечает М.В. Баглай, главное содержание понятия "социальное государство" состоит не в социальной политике того или иного правительства, а в "создании необратимой законодательной и административной структуры социальной деятельности государства, в результате чего социальное государство остается таким при всех правительствах" <16>. В процессе развивающего Конституцию РФ правотворчества закрепленная в ней структура социальной деятельности государства не нарушена, хотя Правительство и вынуждено с учетом экономических условий страны маневрировать, избирая рациональные способы решения социальной функции государства.

<15> Кочетков В.В. Идея справедливости и Конституционные проблемы государства // Российский журнал правовых исследований. 2015. N 3 (4). С. 108.
<16> Баглай М.В. Указ. соч. С. 119, 120.

Более сложной видится проблема отражения в законодательстве требований, заключенных в категории "правовое государство". Правовым считается государство, вся деятельность которого основана на праве, а главная его цель - обеспечение прав и свобод человека.

Конкретизация данного понятия включает в себя большое количество признаков, которые с различных позиций характеризуют государство как объект всецелого подчинения праву, функционирующего в процессе реализации его норм во благо человека и всего общества. К числу признаков правового государства (которые в Конституции РФ не раскрываются) в юридической литературе принято относить следующие: 1) приоритет человека и гражданина; 2) верховенство Конституции; 3) независимость суда; 3) приоритет международного права; 4) верховенство парламента в законодательной сфере; 5) невмешательство государства в работу средств массовой информации и т.д. По мнению А.В. Малько, можно выделить две стороны сущности правового государства: наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина и наиболее последовательное связывание с помощью права государственной власти, формирование для государственных структур правового режима ограничения <17>.

<17> Малько А.В. Теория государства и права. М., 1999. С. 115.

Правовое государство - это идеальная модель государства, деятельность которого полностью урегулирована нормами права. Однако в реальной действительности сама Конституция РФ допускает определенный перекос принципа разделения властей, что обусловливает преимущество исполнительной власти перед другими ее ветвями. "Закон, чтобы обладать правовыми качествами, должен быть в полной мере таковым, соответствовать объективным свойствам права, не нарушать, а всемирно закреплять и обеспечивать права и свободы человека, соответствовать общепризнанным нормам и принципам международного права" <18>.

<18> Сапун В.А., Турбова Я.В. Указ. соч. С. 680.

Идею правового государства, заложенную в Конституции РФ, подрывают и недостаточно обоснованные попытки законодателей в процессе правотворчества реализовывать рецепцию права, т.е. использование правового материала иностранных государств <19>. Принудительное навязывание обществу правовых моделей, которые для него не были характерны, формировались в других условиях, при другом правовом общественном менталитете, а также противоречат сложившейся правовой действительности, не вызывает уважения к идеалам правового государства <20>. Имеются и другие недостатки законотворчества, призванного сформировать конституционную отрасль права: отсутствие законодательного урегулирования создания нормативных правовых актов, неузаконенность понятия "правовое государство", непоследовательность законодателя при закреплении в законе приоритетов развития государства и т.д. Из этого следует, что Конституция РФ заложила лишь основы правового государства. На этом фундаменте постепенно и строится государство, называемое правовым.

<19> Рыбаков В.А. Правотворчество в переходный период развития права // Юридическая техника. 2015. N 9. С. 656.
<20> Скоробогатов А.В., Краснов А.В. Правовая реальность России: константы и переменные // Актуальные проблемы экономики и права. 2015. N 2 (34). С. 164.

Формирование конституционного отраслевого законодательства создает правовую базу поддержания законности и правопорядка в обществе и государстве, так как наполняет конкретным юридическим смыслом конституционные нормы, имеющие общий характер. Это значит, что законодательство, принимаемое во исполнение требований Конституции РФ, должно основываться на присущих ей принципах и приоритетах. В них должны отражаться не только буква, но и ее дух, целевая направленность. В этом аспекте особенно тщательно и последовательно следует законодательно закреплять защиту человека, его прав и свобод, провозглашенных Конституцией РФ высшей ценностью, и не допускать возможность пересмотра этой конституционной нормы даже Федеральным Собранием РФ (ст. 135). В то же время Конституция РФ не только провозглашает права человека и гражданина, она создает их правовые гарантии, которые в процессе правотворчества по их законодательной конкретизации также должны последовательно воплощаться в нормах права.

Важно учитывать и тот факт, что конституционное законодательство осуществляет социальное регулирование между классами и различными слоями населения (вне зависимости от их экономических, национальных, религиозных и других отличительных особенностей) и тем самым создает правовую основу их сосуществования путем создания условий реализации их интересов и достижения общественного согласия без революций и потрясений.

Это сложное и, безусловно, приоритетное направление конституционного правотворчества, поскольку оно закрепляет принцип равноправия всех людей, в том числе их прав и свобод, независимо от классовой и социальной принадлежности. И здесь важно обеспечить государству роль надклассового, беспристрастного регулятора общественных интересов, которое только и может осуществлять урегулирование возможных конфликтных ситуаций в стране. Как справедливо пишет Г.В. Мальцев, "при конструировании институтов, предназначенных регулировать конфликты между участниками будущих правовых отношений, определенно чувствуется невысказанная в тексте закона, но вполне уловимая "симпатия законодателя" к одной из сторон. Внешне она выражается в мелких процедурных деталях, создании определенных препятствий для одних и небольших уступках для других" <21>. Такой подход совершенно недопустим. Конкретизация конституционных норм должна быть скрупулезно точной, создающей реальные возможности их реализации безо всяких конфликтов на равноправной основе всех заинтересованных участников.

<21> Мальцев Г.В. Социальные основания права. М., 2007. С. 399.

Однако это не значит, что конкретизация предписаний Основного закона должна исключить возможность саморегуляции общественных отношений. Совсем наоборот. Регулируя основные сферы жизнедеятельности государства и общества, что и должно быть исключительно выверенным и оправданным процессом, Конституция РФ сохраняет широкую возможность развития саморегуляции отношений в области экономической, политической, культурной, социальной и межличностной деятельности. Именно такой подход и должен отличать конституционное правотворчество. Саморегуляция общественных отношений является способом осуществления субъектами складывающихся правоотношений принадлежащих им прав и свобод по своему усмотрению, а также эффективным фактором снижения излишней нагрузки на государственные органы власти и судебную систему в процессе их деятельности. Одновременно это свидетельствует о степени демократизации общества, способности разрешать возникающие конфликты и противоречия путем достижения консенсуса, что обусловливает его консолидацию, сплоченность. Процессы саморегуляции общественных отношений могут быть скорректированы субъектами законотворчества только в случаях, если они "не соответствуют интересам общества и государства" <22>. Это и происходит, когда осуществляется дополнение либо изменение конституционного законодательства.

<22> Соловьев С.Г. Понятие предмета правового регулирования и его взаимосвязь с другими юридическими категориями // Вестник Пермского университета. 2012. Вып. 1 (15). С. 49.

Конкретизация конституционных норм осуществляется путем издания различных нормативных правовых актов: конституционных и обычных федеральных законов, указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, решений Конституционного Суда РФ. В процессе правотворческой деятельности по изданию указанных нормативных правовых актов всегда должен соблюдаться принцип верховенства Конституции РФ. Это значит, что ее предписания должны воплощаться в конкретизирующем акте абсолютно единично без каких-либо изменений, полностью исключая любую оправдывающую мотивацию (например, из желания повышения качества деятельности того или иного государственного органа). В случае необходимости придания конституционным нормам более удачных формулировок и тем более расширения полномочий органов власти либо, наоборот, их ограничения требуется принятие поправки к Конституции РФ.

Таким образом, конституционное правотворчество представляет собой многоуровневую систему формирования конституционного законодательства, фундаментом которого является Конституция РФ. Закрепленные в ней принципы и приоритеты находят свое дальнейшее развитие и необходимые правовые формы в конкретизирующем законодательстве.

Конституционное правотворчество следует рассматривать в двух аспектах: 1) в узком смысле, как деятельность по совершенствованию Основного закона, которая в современных условиях нуждается в регламентации и предпроектной ее стадии, а также в издании закона о Конституционном Собрании, которое имеет исключительное право на пересмотр первой и второй глав Конституции РФ; 2) в широком смысле, как деятельность по конкретизации конституционных предписаний с целью формирования эффективной правовой системы, что придаст конституционным нормам конкретный юридический потенциал их реализуемости.

Библиография

Авакьян С.А. Нужна ли конституционная реформа в России? // Конституционное и муниципальное право. 2013. N 3.

Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2000.

Белоусова М.С. Правотворческая функция российского государства // Вестник Челябинского государственного университета. 2010. N 19 (200).

Борисов А.С., Меркулов П.А. Некоторые проблемы современного правотворчества в России // Социум и власть. 2015. N 3 (53).

Власенко Н.А. Конкретизация в праве: методологические основы исследования // Журнал российского права. 2014. N 7.

Дерхо Д.С. К вопросу о сущности и динамике конституционного правотворчества в Российской Федерации // Вестник ЮУрГУ. Сер. "Право". 2014. Т. 14. N 1.

Дерхо Д.С. К вопросу о необходимости нормативной регламентации предварительного этапа конституционного правотворчества // Апробация. 2015. N 8 (35).

Дерхо Д.С. Общие подходы к определению и структурированию руководящих начал (принципов) конституционного правотворчества // Апробация. 2015. N 3 (30).

Киреев В.В. Теоретические проблемы структурирования и основные стадии процесса конституционно-правовой реформы // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Сер. "Право". 2006. N 13.

Кочетков В.В. Идея справедливости и Конституционные проблемы государства // Российский журнал правовых исследований. 2015. N 3 (4).

Малько А.В. Теория государства и права. М., 1999.

Мальцев Г.В. Социальные основания права. М., 2007.

Рыбаков В.А. Правотворчество в переходный период развития права // Юридическая техника. 2015. N 9.

Сапун В.А., Турбова Я.В. Правотворчество и законотворчество: стратегия и тактика формирования права и закона // Юридическая техника. 2015. N 9.

Скоробогатов А.В., Краснов А.В. Правовая реальность России: константы и переменные // Актуальные проблемы экономики и права. 2015. N 2 (34).

Смоленский М.Б., Алексеева М.В. Конституционное право: Учебник. Ростов н/Д, 2013.

Соловьев С.Г. Понятие предмета правового регулирования и его взаимосвязь с другими юридическими категориями // Вестник Пермского университета. 2012. Вып. 1 (15).