Мудрый Юрист

Охрана и защита прав ис по двухсторонним соглашениям государств - членов ЕАЭС в научно-технической сфере

Шугуров М.В., профессор Саратовской государственной юридической академии, доктор философских наук (г. Саратов).

Статья профессора Саратовской государственной юридической академии, д.ф.н. М.В. Шугурова посвящена анализу двухсторонней договорной базы государств - членов ЕАЭС в сфере научно-технического сотрудничества, касающейся защиты и охраны прав ИС. Автор приходит к выводу о взаимодополняемости права ЕАЭС в сфере интеллектуальной собственности и международно-правовых обязательств по двухсторонним соглашениям, что рассматривается в качестве важнейшего фактора обеспечения модернизации экономики государств-членов на инновационной основе.

Ключевые слова: промышленная собственность, распределение прав ИС, политика в сфере ИС, право Союза, общее инновационное пространство.

The abstract by M. Shugurov, professor at the Saratov State Law Academy analyses the bilateral agreements of Eurasian Economic Union members in the area of scientific and technical cooperation related to protection of IP rights. He comes to the conclusion that the Eurasian Economic Union member states laws and their international obligations under related bilateral agreements are interchangeable, and this can be viewed as the main key for the innovation-based modernization of member states.

Key words: IP, distribution of IP rights, IP policy, laws of the Union, common innovation space.

Важнейшим аспектом интеграционных процессов в рамках ЕАЭС (далее - Союз) выступает интенсификация сотрудничества в сфере модернизации экономик государств-членов на основе генерирования и коммерциализации инноваций. Достижение целей ЕАЭС, таких как инновационная модернизация экономики и наращивание конкурентных преимуществ, непосредственным образом зависит не только от успехов в экономической интеграции, а также интеграции в сфере науки, технологий и инноваций, позволяющей аккумулировать человеческие и финансовые ресурсы [1. С. 324], но и от эффективной политики государств-членов в частности и ЕАЭС в целом в сфере ИС. По мнению автора, есть все основания констатировать, что формирование общего инновационного пространства ЕАЭС как институциональной среды модернизации экономики сопряжено с формированием и развитием продуманных и взаимосвязанных направлений общей правовой политики в сфере ИС, интегрированной с политикой в сфере инновационных исследований и разработок. Во многом это определяется тем, что ключевым аспектом инновационной системы является эффективная и современная система защиты прав ИС [2. С. 45]. Одновременно данные направления правовой политики вполне обоснованно можно рассматривать как аспекты формирующейся общей промышленной политики ЕАЭС, нацеленной на обеспечение модернизации экономики.

Формирование общего инновационного пространства как ключевое направление в сфере научно-технологического и инновационного сотрудничества в рамках ЕАЭС предполагает создание Евразийской инновационной системы, представляющей собой интегральное единство национальных инновационных систем. Несмотря на то что в политико-правовых документах ЕАЭС данные понятия отсутствуют, тем не менее инициативы, предпринятые в конце 2015 г. - первой трети 2016 г., свидетельствуют о начале формирования инфраструктурных звеньев региональной инновационной системы, представленной Евразийскими технологическими платформами, Инжиниринговым центром, Евразийской сетью трансфера технологий и т.д. Хотя Евразийская инновационная система является преимущественно проектом, нежели реальностью [3. С. 41], вопросы защиты и охраны прав ИС представляли и представляют собой предмет особого внимания государств, входящих в ЕАЭС, в том числе в рамках активизации сотрудничества в научно-технологической сфере [4. С. 16]. Это определяется тем, что важнейшим условием эффективного функционирования общего инновационного пространства является надлежащий уровень охраны и защиты прав ИС.

Общее инновационное пространство создается в результате целой системы усилий на уровне межгосударственного, межведомственного сотрудничества, а также взаимодействия между организациями и предприятиями государств - членов ЕАЭС. В этой связи становится весьма актуальной правовая база, которая не только бы эффективно регулировала международное научно-техническое сотрудничество (далее - МНТС) на всех уровнях, но и со всей полнотой охватывала бы вопросы охраны, защиты и распределения прав ИС. Важнейшим аспектом политики ЕАЭС в сфере инновационной модернизации экономики выступает развитие права интеллектуальной собственности Союза, которое призвано регулировать вопросы защиты, охраны и распределения прав ИС в процессе МНТС в рамках интеграционного объединения, а также аналогичного сотрудничества с третьими государствами.

Содержание понятия "право ЕАЭС в сфере ИС" имеет как узкое (специальное), так и широкое значение. В последнем случае данная правовая база представлена, по мнению автора, не только актами и договорами ЕАЭС как регионального интеграционного объединения, т.е. "правом Союза" [5], но и различного рода двухсторонними соглашениями, которые заключены между государствами-членами, не говоря уже о тех международных обязательствах, которые вытекают из многосторонних универсальных международных соглашений, а также соглашений с третьими государствами. В широком смысле по аналогии с широко понимаемым правом ЕС право интеллектуальной собственности ЕАЭС включает в себя также национальное право в сфере ИС. В конечном счете на формирование общего инновационного пространства ЕАЭС непосредственное влияние оказывает не только право Союза, но и право интеллектуальной собственности ЕАЭС в его широком смысле слова, которое, несомненно, подлежит обязательной гармонизации.

Следует учитывать, что общее инновационное пространство ЕАЭС формируется в процессе динамично развивающегося МНТС, как между государствами-членами, так и между ними и третьими странами. В настоящее время между государствами - членами ЕАЭС действует ряд международных, преимущественно межправительственных, двухсторонних соглашений, регулирующих разнообразные вопросы подобного сотрудничества. Важно подчеркнуть, что вопросы охраны и защиты прав ИС традиционно включались и продолжают включаться в объект регулирования специальных международных соглашений в сфере МНТС. То, что вопросы защиты прав ИС являются неотъемлемым элементом договорных обязательств государств не только в сфере многосторонних, но и двухсторонних, как экономических, так и научно-технологических отношений, представленных отношениями не только государств-участников, но и отношениями физических и юридических лиц, находящихся под их юрисдикцией, - это широко распространенная мировая практика.

По этой причине, на наш взгляд, данного рода соглашения следует рассматривать в качестве одной из подсистем правовой основы формирования общего инновационного пространства и, соответственно, регулирования защиты и охраны прав ИС. Как результат, активное формирование интеграционного, т.е. многостороннего, права интеллектуальной собственности ЕАЭС не означает умаления места и роли положений двухсторонних межправительственных соглашений. Значимость данных соглашений, корреспондирующих также со специальными двухсторонними соглашениями об охране и защите прав ИС, заключается в создании правовых условий для научно-технологического и инновационного сотрудничества, которое развивается между государствами - членами ЕАЭС.

Исходя из сказанного, необходимо подчеркнуть, что развитие и интенсификация кооперации между государствами в сфере науки, технологий и инноваций, включающая осуществление специального направления сотрудничества в сфере охраны и защиты прав на объекты ИС, предполагает двухстороннюю международно-правовую договорную основу как одно из оснований возникновения дополнительных возможностей инновационной модернизации экономики. Анализ этой основы позволяет дополнить общую картину значения вопросов охраны и защиты прав ИС в контексте евразийской экономической интеграции, т.к. зачастую данная картина создается в доктрине путем анализа главным образом многостороннего сотрудничества [6; 7; 8. С. 70; 9].

Как следует из п. 1 ст. 89 Договора о ЕАЭС <1>, обеспечение государствами - членами ЕАЭС охраны и защиты прав на объекты ИС осуществляется в соответствии с нормами международного права, международными договорами и актами, составляющими право Союза, и законодательством государств-членов. Хотелось бы отметить, что указанные нормы международного права содержатся не только в международных договорах универсального характера и многосторонних соглашениях на региональном уровне, но и в двухсторонних международных соглашениях, хотя на это прямо не указано ни в самом Договоре о ЕАЭС, ни в Приложении N 26 к нему. Естественно, что акты и договоры ЕАЭС, направленные на создание единой системы охраны прав ИС в рамках Союза [10. С. 64], создают международно-правовые обязательства, которые должны гармонировать не только друг с другом, но и с обязательствами по международным универсальным соглашениям в данной сфере. Одновременно следует говорить об обязательном характере аналогичных положений двухсторонних соглашений, которые должны реализовываться с учетом факта членства подписавших их государств в ЕАЭС как международной организации региональной экономической интеграции.

<1> Договор о ЕАЭС (в ред. от 01.10.2015) // http://docs.cntd.ru/document/.

Базовые договоры о МНТС были заключены государствами, которые являются ныне государствами - членами ЕАЭС, еще в конце XX в. Показательно, что в ряде двухсторонних соглашений государств - членов ЕАЭС в анализируемой сфере сотрудничества (в соглашении между Беларусью и Казахстаном, соглашении между Россией и Казахстаном и в соглашении между Россией и Киргизией) в качестве важного руководства принимается Соглашение о создании общего научно-технологического пространства государств - участников СНГ от 3 ноября 1995 года, а также Соглашение о научно-техническом сотрудничестве в рамках государств - участников СНГ от 13 марта 1992 г. (в Соглашении между Россией и Беларусью). Указанный нюанс определяется тем, что государства ЕАЭС являются участниками более широкого интеграционного объединения - СНГ, в рамках которого осуществляется более широкое по числу участников МНТС, реализуются совместные программы и проекты, функционирует Международный инновационный центр нанотехнологий. В рамках СНГ разработана правовая база МНТС, которая учитывается в рамках ЕАЭС, поскольку государства - члены Союза являются участниками соглашений, заключенных в рамках СНГ. Несмотря на то что общее инновационное пространство ЕАЭС претендует на высокую степень интегрированности и структурированности, оно является открытым для сопряжения с третьими странами, входящими в СНГ, но не входящими в ЕАЭС, а также с третьими странами дальнего зарубежья.

Если непосредственно переходить к анализу двухсторонних соглашений государств ЕАЭС в сфере МНТС, то в ряде из них содержатся положения, закрепляющие обязательства сторон по сотрудничеству в сфере охраны и защиты прав ИС. Так, в Соглашении между Россией и Арменией о научно-техническом сотрудничестве <2> подробным образом охарактеризованы субъекты сотрудничества, а также направления и формы их взаимодействия. Статья 7 этого документа специально посвящена обеспечению защиты прав ИС при осуществлении научно-технического сотрудничества и содержит обязательства, сформулированные в самом общем виде, что вызвано многообразием субъектов и форм научно-технического сотрудничества. Данной статьей предусматривается, что вопросы использования результатов совместных научных исследований, включая вопросы, связанные с патентованием, авторскими правами, защитой промышленных, образцов будут согласовываться на основе заключения специальных соглашений, предусмотренных ст. 3 Соглашения между Россией и Арменией о научно-техническом сотрудничестве.

<2> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения о научно-техническом сотрудничестве (Москва, 11 января 1993 г.) // http://zakonbase.ru/content/base/29901/.

Развитие кооперации между государствами ЕАЭС в сфере науки, технологий и инноваций предполагает специальное направление сотрудничества в сфере охраны и защиты прав на объекты ИС не только на многосторонней, но и двухсторонней основе, что содействует возникновению дополнительных возможностей инновационной модернизации экономики.

Если обратиться к Соглашению между Россией и Киргизией <3>, то оно содержит ст. 11, которая полностью аналогична ст. 7 упомянутого Соглашения между Россией и Арменией. Однако формулировка положения ст. 9, затрагивающая вопросы ИС, Соглашения между Беларусью и Арменией <4> о научно-техническом сотрудничестве отличается от формулировок уже проанализированных соглашений. В данной статье закрепляется обязательство сторон по обеспечению защиты прав интеллектуальной собственности, которая может быть создана в результате сотрудничества в рамках настоящего Соглашения с учетом национального законодательства государств сторон. Предусматривается, что вопросы защиты и использования прав на ИС регулируются договорами между лицами и организациями, указанными ст. 3 настоящего Соглашения, в соответствии с требованиями национального законодательства государств сторон. К субъектам, договоры между которыми должны предусматривать вопросы защиты и использования прав ИС, как и в иных международных соглашениях, относятся: министерства, органы управления, национальные академии наук, научно-исследовательские учреждения и организации, высшие учебные заведения, отдельные ученые и специалисты в пределах компетенции и на основе прямых соглашений и контрактов между ними. Можно видеть, что вторая часть данного положения аналогична формулировкам, имеющим место в уже рассмотренных соглашениях. В сущности, подобного рода положения закрепляют всего лишь обязательства по сотрудничеству, ничего не привнося собственно в право ИС.

<3> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Киргизской Республики о научно-техническом сотрудничестве (Бишкек, 10 октября 1997 г.) // Действующие международные соглашения о научно-техническом сотрудничестве. М., 2009. С. 22 - 24.
<4> Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Армения о научно-техническом сотрудничестве (31 октября 2000 г.). С изменениями на 1 июня 2007 г. // http://pravo.kulichki.net/.

Соглашение между Россией и Беларусью о научно-техническом сотрудничестве <5>, а также аналогичное Соглашение между Россией и Казахстаном <6> и Соглашение между Беларусью и Казахстаном <7> не включают положения об обязательствах по защите прав ИС. Вместе с тем проблематика защиты прав ИС затрагивается в целом ряде соглашений, посвященных конкретным тематическим направлениям научно-технологического сотрудничества, например в Соглашении между Россией и Беларусью, касающемся развития экономического, промышленного и научно-технического сотрудничества в области информатизации и вычислительной техники <8>. В ст. 5 стороны приняли обязательство обеспечивать надлежащую эффективную защиту и справедливое распределение прав ИС на результаты совместных работ, проводимых в рамках сотрудничества в соответствии как с национальным законодательством, так и с международными соглашениями в сфере прав ИС. Вполне очевидно, что речь идет о таких охраняемых результатах интеллектуальной деятельности, как информационные технологии и программное обеспечение.

<5> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о научно-техническом сотрудничестве (Москва, 27 февраля 1996 г.). Действующие международные соглашения о научно-техническом сотрудничестве. М., 2009. С. 24 - 17.
<6> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о научно-техническом сотрудничестве (Москва, 25 ноября 1996 г., по состоянию на 28 июня 1999 г.) // http://base.spinform.ru/.
<7> Соглашение Правительства Республики Беларусь и Правительства Республики Казахстан от 3 июня 1999 г. о научно-техническом сотрудничестве // http://pravo.levonevsky.org/bazaby/.
<8> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о сотрудничестве в области информатизации и вычислительной техники (Москва, 27 февраля 1996 г.) // Бюллетень международных договоров. 1996. N 8. С. 42.

В ст. 11 Соглашения России и Беларуси о сотрудничестве в сфере мирного атома <9>, которое является основой сотрудничества России и Беларуси в сфере ядерной энергетики, речь идет уже не о защите прав ИС, а об обеспечении эффективной охраны прав на ИС, передаваемой или создаваемой в соответствии с настоящим Соглашением. Предусматривается, что вопросы охраны и распределения прав на ИС, передаваемую или создаваемую уполномоченными организациями в ходе осуществления сотрудничества в данной сфере, будут регулироваться на договорной основе. Из текста Соглашения следует, что объектами прав ИС выступают совместные или индивидуальные разработки или технологии, которые понимаются в значении, используемом МАГАТЭ (INFCIRC/254/rev.8/Part1). В связи с тем что ст. 8 данного Соглашения предусматривает экспорт ядерных материалов, оборудования, а также ядерных технологий, включая технологии двойного назначения (из России в Беларусь), а также реэкспорт (из Беларуси в третьи страны), в рамках данного Соглашения не только специально оговаривается проблематика охраны прав ИС на данные технологии или же технологии, которые будут созданы на основе передаваемых технологий, но и акцентируется обязательство по Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 г.

<9> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях (Минск, 28 мая 2009 г.) // Бюллетень международных договоров. 2010. N 3. С. 47.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что вопросы, связанные с охраной промышленной собственности и защитой прав на объекты промышленной собственности, не получили столь детального освещения, как это обычно имеет место в соглашениях о научно-техническом сотрудничестве с третьими странами, особенно с развитыми в научно-технологическом плане. Однако данный недостаток был восполнен в такой важной группе двухсторонних соглашений, к которым относятся соглашения о сотрудничестве в сфере исследования и использования космического пространства в мирных целях.

Известно, что космическая отрасль в рамках ЕАЭС отличается высокой конкурентоспособностью на мировой арене, поэтому совершенно целесообразно, что подобного рода сотрудничество, представляющее собой сочетание научно-технической, промышленной и экономической деятельности, урегулировано самым детальным образом. Это характерно и для регулирования вопросов защиты и охраны прав ИС в рамках такого сотрудничества. В настоящее время между государствами ЕАЭС действуют соглашения, заключенные Россией и Беларусью <10>, а также Россией и Казахстаном <11>. Важным событием стало подписание 7 апреля 2016 г. аналогичного Соглашения между Россией и Арменией <12>.

<10> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях (Минск, 15 марта 2011 г.) // Бюллетень международных договоров. 2015. N 2. С. 41 - 69.
<11> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях (Астана, 22 мая 2008 г.) // Бюллетень международных договоров. 2013. N 8. С. 113 - 142.
<12> Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях (Ереван, 7 апреля 2016 г.) // http://archive.mid.ru/bdomp/.

Особенностью двухсторонних соглашений о сотрудничестве в космической сфере является то, что в них самым детальным образом предусматривается такой аспект совместной деятельности, как охрана ИС, который следует рассматривать как одно из направлений сотрудничества. Данный факт характерен также для подобного рода соглашений России с третьими странами. Как правило, охране прав ИС посвящаются компактные положения отдельной статьи, которые далее разворачиваются в рамках специального приложения, являющегося неотъемлемой частью самих соглашений.

Акты и договоры ЕАЭС, направленные на создание единой системы охраны прав ИС в рамках Союза, создают международно-правовые обязательства, которые должны гармонировать не только друг с другом, но и с положениями двухсторонних соглашений государств-членов, призванные реализовываться с учетом факта членства подписавших их государств в ЕАЭС как международной организации региональной экономической интеграции.

Поскольку все три указанных соглашения, включая специальные приложения, посвященные интеллектуальной собственности и деловой конфиденциальной информации, содержат идентичные положения, то в качестве примера для анализа можно взять Соглашение между Россией и Беларусью о сотрудничестве в космической сфере. В п. 1 ст. 8 данного Соглашения закреплены обязательства сторон по обеспечению адекватной и эффективной охраны ИС, создаваемой или предоставляемой в рамках данного Соглашения. В качестве правовой основы данной охраны выступают законодательство государств сторон, международные обязательства, а также положения самого Соглашения. Более того, предусматривается возможность заключения отдельных соглашений, в которых будут детализированы положения касательно ИС. И еще одна немаловажная деталь. В п. 2 ст. 8 указанного документа содержится формулировка относительно ИС, используемой в рамках осуществления совместной деятельности и (или) являющейся ее результатом.

В сущности, речь идет о двух видах ИС, предусмотренных в преамбуле Соглашения, - предшествующей и совместно созданной. Первая представляет собой ИС, в отношении которой участники совместной деятельности в космической сфере получили или обозначили права до начала ее осуществления. К данному роду ИС отнесены результаты осуществления самостоятельной деятельности или самостоятельного исследования участников сотрудничества. Вторая разновидность - это ИС, созданная в результате осуществления совместной деятельности. Аналогичная классификация проведена в преамбуле и ст. 8 "Интеллектуальная собственность" Соглашения между Россией и Арменией, полностью идентичной ст. 8 Соглашения между Россией и Беларусью с той только разницей, что в первом усилено значение Приложения. Предусматривается, что в случае отсутствия в отдельных соглашениях сторон или участников совместной деятельности положений об охране прав ИС обеспечение охраны и распределение прав ИС осуществляются в соответствии со специальным приложением.

Дополнительным аргументом в пользу придания особой значимости вопросам охраны прав ИС является то, что стороны в соответствии с Соглашением между Россией и Беларусью в процессе осуществления совместной деятельности предусматривают составление планов оценки и использования результатов интеллектуальной деятельности. Подобного рода совместно разработанные и реализуемые планы совместной работы и совместных исследований включают пункты о соответствующих правах и обязанностях, в том числе в отношении ИС. В последнем случае они предусматривают порядок распределения и использования прав на совместно созданную ИС, в том числе для научных и исследовательских целей, ее распространения, включая договоренности о совместных публикациях, вклады сторон и (или) участников совместной деятельности, включая предшествующую ИС, переданную в рамках осуществления совместной деятельности. В данные планы также включается перечень используемых результатов интеллектуальной деятельности, порядок их использования на территории государств сторон и в случае необходимости на территории третьих государств и, что очень важно, порядок лицензирования и передачи результатов научных исследований.

Порядок составления и реализации планов оценки и использования результатов интеллектуальной деятельности детализируется в п. 2 Приложения 2 "Интеллектуальная собственность и деловая конфиденциальная информация" (далее - Приложение) и предполагает целый ряд действий, например обязательное информирование одной стороной другой стороны о получении результата интеллектуальной деятельности, подлежащего охране в качестве объекта ИС. При составлении данных планов учитывается также вклад сторон в виде предшествующей переданной ИС. Важнейшей частью данных планов являются определение видов и объемов использования ИС, условия и порядок осуществления прав на ИС, в том числе, если возникает необходимость, на территории третьих государств. Примечательно, что к Приложению отсылают соглашения по достаточно частным вопросам в сфере космического сотрудничества, например ст. 10 Соглашения Беларуси и России в сфере использования спутниковой системы ГЛОНАСС <13>.

<13> Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Российской Федерации о сотрудничестве в области использования и развития в области глобальной навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС (Москва, 13 декабря 2013 г.) // http://pravo.by/.

Обращает на себя особое внимание, что Приложение предусматривает специальные планы по охране технологий (п. о) ст. 1, подп. в) п. 2 ст. 10). Формой таких планов являются письменные инструкции или другие положения, которые обязательны к исполнению. В них подробно излагается система конкретных мер, направленных на соблюдение требований физической и правовой защиты охраняемых изделий и технологий на постоянной основе, включая особые условия и ограничения на случай чрезвычайных ситуаций, а также описание операций в отношении всех объектов, помещений, транспортных средств или иных отдельных зон, где находятся охраняемые изделия и технологии, включая указание процедур безопасности и допуска в подобного рода места. Раздел 2 Приложения 1 "Меры по охране технологий" к Соглашению определяет важное обязательство сторон обеспечивать через свои компетентные и уполномоченные органы осуществление любой совместной деятельности в отношении охраняемых изделий и технологий в соответствии с процедурами, предусмотренными планами охраны технологий. Так, обязательства сторон по охране технологий тесным образом связаны с вопросами охраны прав в процессе осуществления экспортного контроля при передаче ИС (ст. 11), представляющего собой в соответствии с п. н) ст. 1 комплекс требований и условий в отношении охраняемых изделий и технологий, включая экспортные лицензии, иные разрешения, требования ведения учета и отчетности по доступу к охраняемым изделиям и технологиям. В качестве правовой основы обеспечения охраны технологий ст. 10 Соглашения между Россией и Беларусью о сотрудничестве в космической сфере определяет условия соглашений, заключаемых между сторонами, а также соглашений, заключаемых между участниками совместной деятельности при содействии компетентных и уполномоченных органов сторон, о мерах по охране технологий. Предусматривается, что в соответствующих соглашениях должны быть детализированы условия обеспечения предотвращения актов несанкционированного доступа к экспортируемым охраняемым изделиям и технологиям, а также любой несанкционированной последующей их передачи импортирующей стороной и (или) участниками совместной деятельности от импортирующей стороны. Во внимание также приняты меры по предотвращению экспорта охраняемых изделий и технологий не по назначению и (или) их нецелевого использования экспортером или импортером (конечным пользователем). В развитие положений Соглашения между Россией и Беларусью о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях раздел 3 Приложения 1 всецело посвящен вопросу предоставления и действия экспортных лицензий.

Приложение к данному Соглашению предусматривает следующие направления сотрудничества: информирование друг друга о всех результатах интеллектуальной деятельности, которые подлежат правовой охране в качестве объектов ИС; взаимодействие в целях осуществления формальных процедур по обеспечению такой охраны, включая регистрацию. Однако главным его предметом, как это следует из п. 2 раздела 1 "Сфера применения", является регулирование распределения прав на совместно созданную интеллектуальную собственность, что не рассматривается как затрагивающее права на предшествующую ИС. Действие его положений не распространяется на случаи, когда стороны и (или) участники сотрудничества договорились о специальных положениях, включенных в рамки отдельных соглашений в соответствии с п. 2 ст. 8 Соглашения, предусматривающего возможность заключения отдельных соглашений, определяющих условия и порядок распределения и совместного использования ИС. Как таковое право на совместное использование совместно же созданной ИС закреплено в абзаце 3 п. 2 раздела 2 "Распределение и использование прав". При этом данное совместное использование возможно, если иное не предусмотрено планами оценки и использования.

Особой значимостью обладают положения п. 1 раздела 2 "Распределение и использование прав", содержащие базовые принципы (надлежащая охрана результатов интеллектуальной деятельности, эффективное использование ИС, должный учет вкладов сторон и участников прав распределении прав на совместно созданную ИС, передача и использование предшествующей ИС только после предоставления ей правовой охраны на территории, где она используется, и т.д.).

Если говорить о соглашениях, которые стороны или участники совместной деятельности могут заключать между собой по вопросам распределения и осуществления прав ИС, то п. 4 раздела 2 предусматривает достаточно широкую свободу выбора касательно того, должны ли совместно созданные результаты интеллектуальной деятельности быть запатентованы, зарегистрированы или же сохранены в тайне. Данные специальные соглашения должны также включать положения, гарантирующие неразглашение данных результатов до принятия соответствующего решения относительно регистрации подлежащих охране прав ИС.

Достаточно интересно, что в случае недостижения согласия в разумные сроки относительно совместного распределения и использования прав на совместно полученные результаты, а также несоставления плана оценки и использования совместно полученных результатов интеллектуальной деятельности предусматривается возможность приобретения участниками совместной деятельности прав и их осуществления не на территории государств сторон, т.е. России и Беларуси, а на территории одного государства. Сходным является случай, когда совместно созданному результату интеллектуальной деятельности не может быть предоставлена охрана в соответствии с законодательством одной из сторон. Для того чтобы избежать подобного сценария, другая сторона и участники совместной деятельности вправе обеспечить такую охрану согласно законодательству государства этой стороны в том случае, если, во-первых, оно предусматривает возможность ее предоставления, а во-вторых, если стороны и участники совместной деятельности согласовали условия такого предоставления с учетом их вклада в создание данного совместно созданного результата интеллектуальной деятельности.

Ввиду того что сотрудничество в космической сфере имеет весомый экспортный потенциал, стороны и участники такого сотрудничества заинтересованы в обеспечении охраны объектов ИС на территории третьих государств. Вследствие этого предусматривается активная работа по проведению соответствующих консультаций (п. 6 раздела 2 Приложения), а также заблаговременно заключаемые соглашения с третьими лицами, включая физические и юридические лица третьих государств в случае предоставления результатов совместной деятельности в их распоряжение (п. 10).

Участниками совместной деятельности являются в соответствии с п. б) ст. 1 и п. п. 1 - 3 ст. 6 Соглашения между Россией и Беларусью о сотрудничестве в космической сфере компетентные органы <14>, уполномоченные органы <15> и назначенные организации. Если говорить о последних, то именно им стороны или их компетентные органы поручают осуществление тех или иных специализированных видов деятельности в форме конкретных программ и проектов сотрудничества во исполнение данного Соглашения. К назначенным организациям относятся государственные, частные и иные организации, которые зарегистрированы в установленном законом порядке и осуществляют свою деятельность в соответствии с национальным законодательством сторон. Очевидно, что совместно полученные охраняемые результаты интеллектуальной деятельности - это итог труда физических лиц - ученых, исследователей и разработчиков, работающих в данных организациях. С учетом данного обстоятельства, п. 7 раздела 2 Приложения к Соглашению между Россией и Беларусью о сотрудничестве в космической сфере при установлении порядка распределения прав ИС на служебные разработки и, соответственно, возможных вознаграждений и выплат за отправную точку берет правила внутреннего регулирования каждой принимающей организации, которые одинаковым образом распространяются как на ее собственных исследователей, так и на исследователей другой стороны.

<14> От России это Федеральное космическое агентство ("Роскосмос"), от Беларуси - Национальная академия наук Беларуси (НАН Беларуси).
<15> В целях реализации положений ст. 10 "Защита имущества и меры по охране технологий" стороны назначают уполномоченные органы: от России - Министерство обороны Российской Федерации и Федеральная служба по техническому и экспортному контролю. От Беларуси - НАН Беларуси.

При этом надо иметь в виду следующие обстоятельства. Во-первых, ученые, исследователи и другие специалисты, если они определены в качестве изобретателей, обладают правом на получение с учетом внесенного ими вклада доли любого платежа, причитающегося принимающей организации за лицензирование интеллектуальной собственности. Одновременно результатом их совместной деятельности также могут являться научные публикации, на которые распространятся нормы авторского права в соответствии с национальным законодательством сторон. Поэтому последний нюанс достаточно детально освещен в п. п. 8, 9 Приложения к вышеназванному Соглашению. Одновременно нельзя не отметить, что несмотря на то, что, как это заявлено в преамбуле документа, понятие ИС дается в соответствии со ст. 2 Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности, от 14 июля 1967 г., представляется возможным утверждать о его использовании в том смысле, в котором оно используется в российском законодательстве. В двухсторонних межправительственных соглашениях государств ЕАЭС о сотрудничестве в космической сфере понятие интеллектуальной собственности, в сущности, идентично понятию "охраняемые результаты интеллектуальной деятельности", которое используется достаточно часто. В Соглашении между Россией и Беларусью к ним отнесены охраняемые изделия и технологии, внушительный перечень которых содержится в п. м) ст. 1. При этом нужно отметить, они рассматриваются в качестве товара, что подчеркивает их коммерческую значимость.

В заключение можно сделать вывод о том, что внимание, которое государства ЕАЭС уделяют вопросам охраны и защиты прав ИС на двухстороннем уровне, является важнейшей предпосылкой динамичного развития интегративного, т.е. многостороннего права ЕАЭС в данной сфере, в свою очередь, не отменяющего, а дополняющего двухсторонние усилия государств-членов. Поэтому имеются все необходимые предпосылки для усиления общего инновационного пространства надежной системой охраны и защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности, что можно рассматривать в качестве серьезного стимула для инновационной деятельности в многостороннем формате.

Литература

  1. Ожигина В.В. Международное научно-техническое и инновационное сотрудничество в интеграционных объединениях // Институциональная трансформация экономики: российский вектор новой индустриализации: Материалы IV Международной научной конференции в 2 частях / Отв. ред. Е.А. Капогузов и Г.М. Самошилова. Омск: Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского, 2015. Ч. 1.
  2. Научно-техническое сотрудничество как фактор Евразийской экономической интеграции. Ежегодный доклад Интеграционного клуба при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. М.: Издание Совета Федерации РФ, 2015.
  3. Волков Я.В. К вопросу о формировании Евразийской инновационной системы // Управление экономическими системами. Электронный научный журнал. 2015. N 6.
  4. Интеллектуальная собственность в рамках Евразийской интеграции / Под ред. С.Б. Алиева. М.: Евразийская экономическая комиссия, 2015.
  5. Кашкин С.Ю., Четвериков А.О. Право Евразийского экономического союза. М.: Проспект, 2016.
  6. Леанович Е.Б. Регламентация вопросов ИС в рамках Евразийской экономической интеграции // Международное публичное, международное частное и европейское право: Труды факультета международных отношений. Минск, 2012. Выпуск 3.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья М.В. Тюнина "Интеллектуальная собственность в Евразийском экономическом союзе" включена в информационный банк.

  1. Тюнин М. Интеллектуальная собственность в Евразийском экономическом союзе // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2014. N 11.
  2. Шугурова И. Формирование единой системы правовой охраны товарных знаков Евразийского экономического союза // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2014. N 9.
  3. Алиев С., Измайлова Е. Правовые основы регулирования ИС в Евразийском экономическом союзе // Евразийская экономическая интеграция. 2015. N 3.
  4. Лелетина А.В. Соотношение обязательств Российской Федерации в сфере охраны интеллектуальной собственности, принятых в рамках ВТО и ЕАЭС // Евразийский юридический журнал. 2015. N 8.