Мудрый Юрист

К некоторым вопросам обеспечения интересов ребенка при применении технологии суррогатного материнства

Алборов Сулико Викторович, аспирант кафедры гражданско-правовых дисциплин Московской академии экономики и права.

Статья посвящена проблеме незащищенности ребенка в отношениях суррогатного материнства. Анализируются положения действующего законодательства, регулирующие отношения суррогатного материнства, а также некоторые научные труды в данной области. Делается вывод, что действующее законодательство не способно надлежащим образом обеспечить права и законные интересы ребенка в отношениях суррогатного материнства.

Ключевые слова: суррогатное материнство, генетические родители, суррогатная мать.

Revisiting Some Issues of Securing the Child's Interests while Applying the Surrogate Maternity Technology

S.V. Alborov

Alborov Suliko V., Postgraduate Student of the Department of Civil Legal Disciplines of the Moscow Academy of Economics and Law.

The article is devoted to the issue of a child's insecurity in surrogacy. The provisions of the current legislation regulating the relationship of surrogacy are being analyzed as well as some scientific works in this field. It is concluded that the current legislation is incapable of ensuring of a child's legal interests in surrogacy.

Key words: surrogacy, genetic parents, surrogate mother.

Статья 7 Конституции Российской Федерации (далее - Конституция РФ) провозглашает Российскую Федерацию социальным государством с указанием на то, что в России обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства. В ст. 38 Конституции РФ подчеркивается, что "материнство и детство, семья находятся под защитой государства".

Во исполнение указанных положений Конституции РФ законодатель в ст. 1 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК РФ) устанавливает основные начала семейного законодательства, в соответствии с которыми "семья, материнство, отцовство и детство в Российской Федерации находятся под защитой государства", "регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии с принципами... приоритета семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии и развитии". Кроме того, согласно ч. 1 ст. 4 Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" (далее - ФЗ "О гарантиях прав ребенка") одной из целей государственной политики в интересах детей является защита детей от факторов, негативно влияющих на их физическое, интеллектуальное, психическое, духовное и нравственное развитие.

Основываясь на вышеназванных нормах, можно сделать вывод, что защита интересов ребенка является одной из основных задач государства. Однако не стоит забывать, что эта же задача возложена на родителей (ст. ст. 63 - 64 СК РФ).

Реализуя поставленную задачу по защите ребенка, государство должно обеспечить все необходимые условия для ее выполнения родителями (проведение необходимой социальной политики, создание и поддержание нормального функционирования различных органов и учреждений и т.д.). В то же время родители ребенка, его семья должны использовать предоставленные государством возможности в отношении конкретного ребенка. Можно сказать, что государство создает благоприятную среду для защиты ребенка, а непосредственную защиту обеспечивают его родители.

Бывают ситуации, когда для надлежащей защиты ребенка государству приходится вмешиваться в его взаимоотношения с родителями. В таком случае государство, помимо прочего, может прибегнуть к крайним мерам, использовав механизм лишения или ограничения родителей в родительских правах. Государство контролирует, насколько обстановка, в которой воспитывается и развивается ребенок, соответствует его потребностям и обеспечивает защиту его жизни и здоровья. И в случае, если родители не способны надлежащим образом соблюсти законные интересы ребенка и обеспечить его безопасное воспитание и развитие, государство принимает меры по отстранению таких родителей от ребенка. То есть традиционно рассматриваемая как одна из мер ответственности, применяемая к родителям при ненадлежащем осуществлении ими своих обязанностей по воспитанию ребенка <1>, в то же время является и мерой, проявляемой государством в качестве заботы о ребенке.

<1> Ординарцев И.И. Ограничение родительских прав: самостоятельная мера ответственности родителей или "условное" лишение родительских прав // Вестник ТвГУ. Серия: Право. 2013. N 20. С. 57.

Анализируя отношения суррогатного материнства, обусловленные действующим законодательством Российской Федерации, мы приходим к выводу, что законодатель, разрешая суррогатное материнство, фактически отказывается от регулирования таких отношений. Об этом свидетельствует отсутствие норм, которые призваны урегулировать названные отношения.

Такое поведение законодателя приводит к нарушениям баланса прав и законных интересов сторон отношения суррогатного материнства и, что важнее, к полному игнорированию интересов будущего ребенка. На практике нередки ситуации, когда в отношениях суррогатного материнства более сильная сторона (как правило, это генетические родители) подчиняет себе волю слабой стороны (суррогатной матери), тем самым нарушая баланс прав сторон. Причем такое доминирование сильной стороны часто связано с желанием удовлетворить свои потребности, игнорируя права, желания и потребности других участников суррогатного материнства. В такой ситуации не приходится говорить о защите интересов будущего ребенка.

Когда речь идет о защите ребенка как о задаче государства и его родителей, то под ребенком необходимо понимать не только физически родившегося ребенка, но и ребенка, находящегося в утробе матери.

На первый взгляд такая постановка вопроса тесно переплетается с другим не менее дискуссионным вопросом: с какого момента начинается жизнь, с какого момента необходимо защищать жизнь? Существует множество различных мнений, когда возникает право на жизнь, следовательно, с какого момента возникает необходимость считаться с такой жизнью.

Наиболее остро и дискуссионно этот вопрос поставлен в уголовно-правовом аспекте <2>, где разработано множество подходов к вопросу начала жизни. Л.Н. Линик считает, что жизнь начинается с момента зачатия <3>. И.Я. Фойницкий полагает, что жизнь начинается с началом дыхательного процесса ребенка <4>. Начало родов считает началом жизни А.А. Пионтковский <5> и др.

<2> Тасаков С.В. Нравственные критерии определения начала жизни человека как объекта уголовно-правовой охраны // Актуальные проблемы экономики и права. 2008. N 4. С. 206.
<3> Линик Л.Н. Конституционное право на жизнь: введение в теорию. Чебоксары, 2005. С. 23.
<4> Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. СПб., 1901. С. 18.
<5> Курс советского уголовного права / Под ред. А.А. Пионтковского. М.: Наука, 1971. Т. 5. С. 22.

Все представленные суждения о моменте начала жизни призваны определить момент времени, когда начинается уголовно-правовая охрана жизни. Нас же интересует не столько сам факт начала жизни ребенка, сколько как таковая возможность появления ребенка в будущем. А следовательно, появление в будущем обязанности соблюсти законные права и интересы ребенка.

Конечно, защита еще не рожденного ребенка носит достаточно условный характер, так как защищается не столько он сам, сколько его законные интересы и благополучие в будущем.

Наука, представляя собой своеобразную абстракцию, оперирующую необходимыми инструментами и гранями <6>, позволяет нам те допущения, которых нет в настоящей действительности, но которые возможны в ближайшем будущем. И именно в рамках таких допущений мы должны обеспечить защиту интересов и благополучие ребенка, рождаемого посредством суррогатного материнства.

<6> Головистикова А.Н. Философское содержание категории "жизнь" и ее реализация в праве // Государство и право. 2005. N 6. С. 30.

Уже не раз отмечалось, что наименее защищенным участником отношений суррогатного материнства является ребенок, рождаемый посредством суррогатного материнства <7>.

<7> См.: Журавлева С.П. Правовое регулирование договора о суррогатном материнстве в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 32 - 33; Пестрикова А.А. Проблемы договора о суррогатном материнстве // Гражданское право. 2006. N 2. С. 14 - 17.

При естественном зачатии и рождении ребенка не возникает вопроса о том, кто является его родителями, и о том, на кого возлагается обязанность по воспитанию и защите ребенка. Забота государства о еще не родившемся ребенке в значительной степени выражается заботой о матери ребенка, которая его вынашивает. Нужно понимать, что забота государства носит опосредованный характер и проявляется через создание особых условий для беременной женщины (специального трудового режима, социальных условий, создание специализированных учреждений и т.п.).

Создавая все необходимые условия для нормального протекания беременности, государство способствует нормальному развитию ребенка в утробе матери, а значит, защищает его интересы.

После рождения ребенка предполагается, что ребенок находится у своих родителей, в наилучших для него условиях, где родители (семья) заботятся о защите его интересов.

В отношениях суррогатного материнства вопрос о защите интересов и благополучия ребенка носит осложненный характер. В отличие от естественного зачатия и рождения ребенка суррогатное материнство представляет собой соучастие, в котором личность женщины, вынашивающей ребенка (суррогатной матери), не совпадает с личностью женщины, инициировавшей суррогатную беременность (генетическая мать).

Специфика отношений суррогатного материнства диктует необходимость выработки специального подхода к вопросу защиты ребенка, рождаемого с применением суррогатного материнства, который сможет обеспечить право ребенка жить и воспитываться в семье.

Такая ситуация складывается, поскольку действующее законодательство не позволят заранее предопределить, в какой семье в будущем будет воспитываться ребенок: в семье суррогатной матери (если суррогатная мать не даст своего согласия для записи генетических родителей ребенка как его законных родителей) или в семье генетических родителей (если суррогатная мать даст свое согласие). Соответственно, в какой-то момент времени интересы суррогатной матери и генетических родителей по поводу того, у кого должен остаться ребенок, могут столкнуться.

В любом случае забота государства о беременной женщине, имеющая свой целью нормальное развитие ребенка в ее утробе, полностью реализуется и в отношениях суррогатного материнства. Но представляется, что с момента рождения ребенка суррогатной матерью его интересы практически не защищены, так как все регулирование отношений суррогатного материнства исходит из приоритета интересов суррогатной матери, а не ребенка.

В связи с этим в научной литературе уже обосновывалась необходимость введения отдельного закона, регулирующего отношения суррогатного материнства.

Так, например, И.А. Дикова считает необходимым принятие закона "о вспомогательных репродуктивных технологиях". В таком законе, по ее мнению, должно быть закреплено, что условие о качестве услуги является существенным условием для договора оказания медицинских услуг по применению вспомогательных репродуктивных технологий. Также автором предлагаются некоторые требования, которые будут предъявляться к качеству таких услуг. Кроме того, И.А. Дикова считает необходимым ограничить суррогатную мать в праве на односторонний отказ от исполнения договора суррогатного материнства (право на аборт) <8>.

<8> Дикова И.А. Регулирование отношений, возникающих при применении вспомогательных репродуктивных технологий в семейном и гражданском праве России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 8 - 10.

С.П. Журавлева, анализируя отношения суррогатного материнства, обосновывает необходимость введения закона о суррогатном материнстве, в котором должен содержаться раздел о правовом регулировании договора о суррогатном материнстве, совокупности прав и обязанностей суррогатной матери, генетических родителей. С.П. Журавлева предлагает концепцию договора о суррогатном материнстве, нотариальная регистрация которого возможна по соглашению сторон, но не является обязательным условием. Кроме того, Журавлева предлагает закрепить в законе положения о том, что государственная регистрация рождения ребенка генетическими родителями возможна после представления в органы ЗАГСа письменного договора о суррогатном материнстве, содержащего условие о записи генетических родителей родителями такого ребенка <9>.

<9> Журавлева С.П. Правовое регулирование договора о суррогатном материнстве в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 10 - 12.

Без всяких сомнений, давно назрела необходимость законодательного урегулирования отношений суррогатного материнства. В каком виде будет осуществлено регулирование, не так важно: это может быть введение отдельного раздела в Семейный кодекс или же подготовка отдельного закона. В любом случае специализированные нормы позволят во многом устранить неурегулированность отношений суррогатного материнства <10> и, что более важно, надлежащим образом обеспечить интересы ребенка.

<10> Коршунова Е.А. Правовые основы суррогатного материнства: анализ правоприменения // Science Time. 2015. N 5 (17). С. 204 - 205.

В основе суррогатного материнства лежат договорные отношения сторон. В случае, когда стороны заключают обычный для гражданского оборота договор (купли-продажи, займа, аренды и т.д.), нарушение условий такого договора или нарушение императивных требований закона, предъявленных к подобной сделке, в основном носит экономический характер, следовательно - выполнимый. Ответственность за такие нарушения может носить различные формы: уплата штрафных санкций, возмещение убытков, реституция и т.п. В любом случае закон будет способствовать восстановлению баланса сторон совершенной сделки.

Однако нарушение условий договора суррогатного материнства будет затрагивать не только права сторон договора (суррогатной матери и генетических родителей), но и законные интересы ребенка. Соответственно, с определенного момента времени возмещением убытков или выплатой штрафных санкций будет невозможно восстановить баланс сторон, так как отношения будут осложнены беременностью или уже родившимся ребенком.

Поэтому, по нашему мнению, в случае суррогатного материнства меры по защите интересов ребенка должны применяться на стадии заключения договора. Например, обязательным условием заключения договора суррогатного материнства может быть согласие компетентного органа. Представляется, что компетентный орган должен будет контролировать, соблюдены ли в договоре суррогатного материнства интересы будущего ребенка, не противоречат ли условия договора действующему закону, отвечают ли генетические родители и суррогатная мать тем критериям, которые предъявляет к ним закон, и т.п.

При этом следует законодательно запретить медицинским организациям проводить оплодотворение суррогатной матери без одобрения компетентного органа на суррогатное материнство.

Подобный опыт регламентации суррогатного материнства успешно реализуется в мировой практике. Так, например, в Израиле одним из обязательных условий для заключения договора суррогатного материнства является получение одобрения правительственного комитета, состоящего из социальных работников, врачей и религиозных деятелей <11>.

<11> Стеблева Е.В. Проблемы реализации прав участников отношений суррогатного материнства: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 40.

Представляется, что такая функция в Российской Федерации может быть возложена на органы опеки и попечительства.

Таким образом, введение компетентного органа в отношения суррогатного материнства с возложением на него функций по контролю заключаемых договоров позволит уменьшить риски нарушения прав и законных интересов сторон такого договора и обеспечить соблюдение интересов ребенка, который еще не рожден, но на рождение которого он направлен.

Очевидно, что введение компетентного органа в отношения суррогатного материнства не позволит полностью избежать злоупотребления правами одной или другой стороной договора, но в значительной степени позволит минимизировать такие риски. С учетом того что договор суррогатного материнства в конечном счете влияет на законные права и интересы рождаемого ребенка, любая минимизация рисков таких отношений является оправданной.

Литература

  1. Головистикова А.Н. Философское содержание категории "жизнь" и ее реализация в праве // Государство и право. 2005. N 6. С. 30 - 39.
  2. Дикова И.А. Регулирование отношений, возникающих при применении вспомогательных репродуктивных технологий в семейном и гражданском праве России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011.
  3. Журавлева С.П. Правовое регулирование договора о суррогатном материнстве в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011.
  4. Коршунова Е.А. Правовые основы суррогатного материнства: анализ правоприменения // Science Time. 2015. N 5 (17). С. 204 - 208
  5. Курс советского уголовного права / Под ред. А.А. Пионтковского. М.: Наука, 1971. Т. 5.
  6. Линик Л.Н. Конституционное право на жизнь: введение в теорию. Чебоксары, 2005.
  7. Ординарцев И.И. Ограничение родительских прав: самостоятельная мера ответственности родителей или "условное" лишение родительских прав // Вестник ТвГУ. Серия: Право. 2013. N. 20. С. 55 - 59.
  8. Пестрикова А.А. Проблемы договора о суррогатном материнстве // Гражданское право. 2006. N 2. С. 14 - 17.
  9. Стеблева Е.В. Проблемы реализации прав участников отношений суррогатного материнства: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012.
  10. Тасаков С.В. Нравственные критерии определения начала жизни человека как объекта уголовно-правовой охраны // Актуальные проблемы экономики и права. 2008. N 4. С. 206 - 210.
  11. Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. СПб., 1901.