Мудрый Юрист

Соглашение супругов как условие подведомственности суду дела о расторжении брака

Шеменева Ольга Николаевна, доцент кафедры гражданского права и процесса Воронежского государственного университета, кандидат юридических наук.

В статье анализируется проблема совершенствования уникального семейно-правового предписания, по смыслу которого для возбуждения судом дела о расторжении брака по инициативе мужа и (или) его дальнейшего рассмотрения обязательным условием является наличие встречного волеизъявления жены.

Ключевые слова: супруги, брак, подведомственность, соглашение, суд.

Agreement of Spouses as a Condition for the Divorce Case to be Subject to Jurisdiction of a Court

O.N. Shemeneva

Shemeneva Olga N., Assistant Professor of the Department of Civil Law and Proceedings of the Voronezh State University, Candidate of Legal Sciences.

In article the problem of improvement of the unique family-legal instruction is analyzed. According to this instruction a counter will of the wife is the indispensable condition to initiate by court of the case of divorce at the initiative of the husband and (or) its further consideration.

Key words: spouses, marriage, jurisdiction, agreement, court.

Статья 17 СК РФ "Ограничение права на предъявление мужем требования о расторжении брака", которой предусматривается, что "муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение года после рождения ребенка", содержит довольно традиционное правовое предписание.

В данной норме дословно воспроизводится положение ст. 31 КоБС РСФСР "Недопустимость предъявления мужем требования о расторжении брака" <1>.

<1> Кодекс о браке и семье РСФСР (утв. ВС РСФСР 30.07.1969) // Ведомости ВС РСФСР. 1969. N 32. Ст. 1397 (утратил силу).

Рассматриваемое ограничение было введено с целью оградить здоровье матери и новорожденного ребенка от негативного воздействия, которое может на них оказать участие супруги-матери в бракоразводном процессе. И хотя в литературе высказываются обоснованные сомнения в необходимости существования данной нормы, продиктованные тем, что заложенная в ней цель и ее практическое достижение - это разные вещи и что главное здесь - реальные взаимоотношения в семье <2>, сохранение данной нормы - это вопрос целесообразности, решение которого находится в сфере усмотрения законодателя.

<2> См., например: Боннер А.Т. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. М.: ВЮЗИ, 1987. С. 48; Гендерная экспертиза российского законодательства / Отв. ред. Л.Н. Завадская. М.: БЕК, 2001. С. 109 (автор главы - О.А. Хазова).

Предметом же нашего интереса является ее формулировка, которая не подвергалась редактированию около 50 лет и нуждается в существенной корректировке, так как существующая редакция анализируемой статьи порождает множество вопросов, на которые с учетом современных правовых реалий могут быть даны самые противоречивые ответы.

Во-первых, из текста ст. 17 СК РФ остается неясной отраслевая принадлежность содержащегося в ней предписания. Является ли оно процессуальным или материально-правовым? Ограничивает ли оно публичное право мужа на обращение в суд или его частное право на расторжение брака определенным периодом времени? Во втором случае это означало бы, что у мужа отсутствует право не на возбуждение гражданского дела по его иску о расторжении брака, а на удовлетворение данного материально-правового требования. Иными словами, по результатам рассмотрения заявления мужа по существу судам следовало бы выносить решения об отказе в удовлетворении заявленных требований о расторжении брака.

Именно такое, а не процессуально-правовое значение рассматриваемой норме предлагает придать Л.А. Грось, которая считает, что положение ст. 17 СК РФ в соответствии с его семейно-правовым характером следует сформулировать следующим образом: "Без согласия жены не может быть расторгнут брак во время ее беременности и в течение года после рождения ребенка" <3>.

<3> См.: Грось Л.А. О значении правильного определения отраслевой принадлежности правовых норм, применяемых в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 5. С. 3.

Предложенная редакция ст. 17 СК РФ действительно существенно превосходит по качеству существующую и устраняет множество вопросов, о которых речь пойдет ниже. И в случае принятия за основу материально-правового подхода она могла бы быть вполне эффективной. Особенно если дополнить ее положениями о том, что "суд вправе в этом случае не составлять мотивированное решение, ограничившись лишь указанием на несогласие супруги на расторжение брака"; а также о том, что "решение суда об отказе в иске о расторжении брака по данному основанию не препятствует повторному обращению в суд с теми же требованиями".

Однако преобладающим и в теории, и на практике является мнение о том, что норма ст. 17 СК РФ - это процессуальная норма. И именно в таком качестве она и представляет наиболее существенный исследовательский интерес, так как в этом случае она являет собой единственный пример постановки вопроса о подведомственности дела суду в зависимость от согласия одной из сторон. Или иными словами - от соглашения сторон, выраженного в их направленных на достижение единого процессуального результата волевых действиях, являющихся юридическими фактами-условиями возбуждения гражданского дела о расторжении брака. А речь в данном случае идет именно о специальном правиле подведомственности <4>, так как по смыслу ст. 17 СК РФ требование мужа о расторжении брака в отсутствие согласия жены, находящейся в состоянии беременности или родившей ребенка менее года назад, является неправовым. Иными словами, не подлежащим судебной защите <5>.

<4> См., например: Шерстюк В.М. Категории отдельного, общего и особенного в гражданском процессуальном праве // Вестник гражданского процесса. 2015. N 3. С. 8 - 27; Кострова Н.М. Теория и практика взаимодействия гражданского процессуального и семейного права. Ростов-на-Дону, 1988. С. 73 - 83.
<5> См.: Борисова В.Ф. Определение надлежащего суда как условие доступности правосудия по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 12. С. 29.

Именно такой "процессуальный" подход к толкованию рассматриваемой нормы следует из названия как ст. 17 СК РФ, так и ст. 31 КоБС РСФСР. Он сформировался в судебной практике еще на основании положений ст. 31 КоБС РСФСР <6> и на сегодняшний день нашел отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15, согласно которому "при отсутствии согласия жены на рассмотрение дела о расторжении брака судья отказывает в принятии искового заявления, а если оно было принято, суд прекращает производство по делу" <7>.

<6> См., например: Обзор судебной практики Московского городского суда "Практика рассмотрения межмуниципальными народными судами г. Москвы гражданских дел по спорам, вытекающим из семейных правоотношений" // Хозяйство и право. 1995. N 9.
<7> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" (п. 1) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 1.

Однако процитированное Постановление на сегодня значительно устарело и содержит досадные терминологические неточности, которые можно объяснить тем, что содержащиеся в нем разъяснения были даны в период действия ГПК РСФСР 1964 г., не знавшего разграничения последствий несоблюдения условий права на обращение в суд на отказ в принятии заявления и возвращение искового заявления. При этом в Постановлении подразумевается именно возвращение искового заявления, а не отказ в его принятии, о чем свидетельствует появившаяся в нем 6 февраля 2007 г. оговорка о том, что определения об отказе в принятии искового заявления мужа или о прекращении производства по делу не являются препятствием к повторному обращению в суд с иском о расторжении брака, если впоследствии отпали обстоятельства, перечисленные в ст. 17 СК РФ <8>. А эти обстоятельства, без сомнения, рано или поздно отпадут, что говорит о том, что и рассматриваемое Постановление Пленума Верховного Суда не лишено внутренних противоречий в рамках интересующего нас вопроса и тоже нуждается в редакционной правке.

<8> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 6 "Об изменении и дополнении некоторых Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам" (п. 7) // БВС РФ. 2007. N 5.

Более того, институты отказа в принятии искового заявления и возвращения искового заявления в ближайшее время претерпят еще некоторые изменения в связи с предстоящей унификацией гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства <9>.

<9> См.: Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 8 декабря 2014 г. N 124 (1)) // СПС "КонсультантПлюс".

Соответственно, в случае, если законодатель посчитает целесообразным сохранить ст. 17 СК РФ как публично-правовую норму, он уже в ближайшее время столкнется с острой необходимостью приведения ее в соответствие с положениями иных, принятых в более поздние периоды нормативных актов, с современной юридической терминологией, тенденциями развития семейного и гражданского процессуального законодательства и т.п., так как уже сегодня правоприменителю крайне сложно определить действительный смысл содержащегося в ней предписания.

Для того чтобы данное правило было понятно настолько же, насколько и другие положения действующего законодательства, предусматривающие те или иные условия реализации права на обращение в суд, оно в совокупности с нормами процессуального законодательства должно давать ясное представление о том, кому адресуется согласие супруги на возбуждение и рассмотрение дела о расторжении брака (мужу или суду); в какой форме оно может быть выражено; на каком этапе выяснятся его наличие или отсутствие и др.

От ответов на эти вопросы зависят и процессуальные последствия несоблюдения рассматриваемого предписания. И они могут быть гораздо более разнообразными и приспособленными к конкретной ситуации, чем те, о которых идет речь в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15, с учетом того, что процессуальное законодательство значительно изменилось с 1968 г., когда было сформулировано анализируемое правило. Ведь, как известно, гражданская процессуальная форма защиты прав универсальна, и она разработана с учетом самых различных интересов сторон спорного материального правоотношения.

Ответ на первый вопрос очевиден, если последовательно придерживаться "процессуальной" концепции ст. 17 СК РФ. Поскольку речь идет о согласии жены на возбуждение дела о расторжении брака и (или) его дальнейшее рассмотрение, супруга может адресовать его только суду (как и любое другое процессуальное действие), так как совершение ответных процессуальных действий находится именно в его компетенции. Муж не может "возбуждать дело"! Это довольно грубая и досадная терминологическая ошибка семейного законодательства, из-за которой, собственно, и возникают проблемы его толкования, практического применения, а также преподавания студентам юридических вузов и факультетов.

В связи с этим более удачной представляется, например, такая редакция ст. 17 СК РФ: "Суд не возбуждает и не рассматривает дело о расторжении брака по заявлению мужа при отсутствии согласия жены, находящейся в состоянии беременности, и в течение года после рождения ребенка".

Данная формулировка позволит суду выбирать наиболее подходящий вариант процессуальных действий в ответ на предъявленное супругом требование о расторжении брака при наличии указанных в ст. 17 СК РФ обстоятельств, которые соответствовали бы конкретной ситуации: стадии, на которой выяснилось их наличие или отсутствие, доказательств, которыми располагает суд на том или ином этапе, и др. Современное процессуальное законодательство, повторимся, дает возможность своевременно и экономично реагировать на самые различные препятствия к возбуждению и рассмотрению гражданского дела. Причем по-разному, в зависимости от того, какими будут ответы на два следующих поставленных выше взаимосвязанных вопроса: о том, на какой стадии гражданского судопроизводства и как (в какой форме) суду становится известно о согласии либо несогласии супруги на возбуждение и дальнейшее рассмотрение и разрешение дела о расторжении брака.

I. На момент предъявления супругом иска о расторжении брака, когда судья решает вопрос о возбуждении дела, он может располагать сведениями о беременности супруги и (или) о наличии детей, не достигших возраста одного года, только из доказательств, приложенных к исковому заявлению. И здесь возможны два варианта.

  1. Из представленных доказательств усматривается наличие обстоятельств, препятствующих возбуждению дела о расторжении брака без согласия супруги, что, в свою очередь, предполагает возможность двух ситуаций:

1.1) супруга не возражает против возбуждения и рассмотрения судом дела о расторжении брака, но муж не представил доказательств этого согласия, которое на данном этапе может быть выражено исключительно в письменной форме. Возможно, если законодатель сочтет необходимым, согласие (подпись на нем) также может быть заверенным у нотариуса или иным способом. Отсутствие данного письменного доказательства согласия супруги согласно ст. 136 ГПК РФ является основанием для оставления заявления без движения и предоставления истцу (мужу) разумного срока для устранения допущенного нарушения. И если согласие жены будет представлено в установленный судом срок, заявление считается поданным в день первоначального представления в суд, и суд возбуждает гражданское дело;

1.2) если же согласие супруги в установленный судом срок не представляется (что опять же может означать одно из двух: она принципиально не согласна на возбуждение дела или муж так и не позаботился о получении ее письменного согласия), суд возвращает исковое заявление и разъясняет, как устранить обстоятельства, препятствующие возбуждению дела.

  1. Если доказательства, подтверждающие беременность жены или наличие детей в возрасте до одного года, к исковому заявлению не приложены, судья обязан вынести определение о возбуждении гражданского дела при отсутствии к этому иных препятствий. Сам он эти обстоятельства знать просто не может.

II. В этом случае о них может стать известно на последующих стадиях: подготовки дела к судебному разбирательству и судебного разбирательства. На этих стадиях ситуация может складываться различным образом.

  1. Супруга, находящаяся в состоянии беременности или имеющая ребенка в возрасте до одного года, узнав о возбужденном деле, возражает против его дальнейшего рассмотрения, о чем ставит в известность суд. И следует оговориться, что суду необходимо разъяснять ей право заявлять такие возражения, например, в определении о подготовке дела к судебному разбирательству. Говоря процессуальным языком - выясняется, что существовало препятствие к возбуждению гражданского дела на момент вынесения соответствующего определения, и суд должен был возвратить исковое заявление. А это является основанием для вынесения определения об оставлении заявления без рассмотрения, которое не препятствует повторному обращению в суд с тождественными требованиями после устранения обстоятельств, послуживших основанием для его вынесения.
  2. Если же супруга согласна на рассмотрение дела о расторжении брака, очевидно, что оно продолжается. Однако на этом этапе возникает вопрос, на который процессуальное законодательство не дает однозначного ответа применительно к данному конкретному случаю: в какой форме должно быть выражено это согласие? Дело в том, что процессуальные действия могут совершаться в самой различной форме в зависимости от того, насколько значительно, по мнению законодателя, это действие влияет на развитие гражданских процессуальных правоотношений и на результат гражданского судопроизводства по конкретному делу: от направления адресованного суду письменного документа, содержащего установленные законом обязательные сведения, до конклюдентных действий (бездействия). Поэтому, если руководствоваться положениями и смыслом исключительно процессуального законодательства, согласие жены на практике может быть выражено:

2.1) прямо - в адресованных суду письменных или устных объяснениях, в которых она недвусмысленно заявляет о своем согласии участвовать в деле;

2.2) косвенно - в случаях, когда ее согласие более или менее очевидно следует из иных ее действий или бездействия. Например, вывод о таком согласии может быть сделан судом в случае, если она просто дает объяснения по существу заявленных требований (письменно или же в устных объяснениях в судебном заседании). Или, будучи надлежащим образом извещенной о времени и месте судебного заседания, не является по вызову суда, что по общему правилу означает, что суд вправе рассмотреть дело в ее отсутствие, и т.п.

Соответственно, решение вопроса о форме выражения согласия на возбуждение и (или) дальнейшее рассмотрение дела о расторжении брака супругой, находящейся в состоянии беременности или имеющей ребенка, не достигшего возраста одного года, как представляется, находится в области семейно-правового регулирования. Оно зависит от того, насколько императивно законодатель подходит к запрету на рассмотрение дела о расторжении брака в рассматриваемый период без согласия жены. И если это его принципиальная позиция, в этом случае в тексте закона нужна специальная оговорка о необходимости получения прямого волеизъявления супруги. В этом случае предложенную формулировку ст. 17 СК РФ: "Суд не возбуждает и не рассматривает дело о расторжении брака по заявлению мужа при отсутствии согласия жены, находящейся в состоянии беременности, и в течение года после рождения ребенка" следует конкретизировать указанием на то, в какой форме должно быть выражено это согласие.

Литература

  1. Боннер А.Т. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. М.: ВЮЗИ, 1987. 78 с.
  2. Борисова В.Ф. Определение надлежащего суда как условие доступности правосудия по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 12. С. 27 - 32.
  3. Грось Л.А. О значении правильного определения отраслевой принадлежности правовых норм, применяемых в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 5. С. 2 - 5.
  4. Кострова Н.М. Теория и практика взаимодействия гражданского процессуального и семейного права. Ростов-на-Дону, 1988. 143 с.
  5. Гендерная экспертиза российского законодательства / Отв. ред. Л.Н. Завадская. М.: БЕК, 2001. 272 с.
  6. Шерстюк В.М. Категории отдельного, общего и особенного в гражданском процессуальном праве // Вестник гражданского процесса. 2015. N 3. С. 8 - 27.