Мудрый Юрист

Социальная направленность принципа сочетания убеждения и принуждения в финансовом праве

Беликов Евгений Геннадьевич, доцент кафедры финансового, банковского и таможенного права Саратовской государственной юридической академии, кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматривается действие общеправового организационного принципа сочетания убеждения и принуждения в финансовом праве в условиях развития Российской Федерации как социального государства. Социальная значимость финансово-правового принуждения заключается в защите и охране финансовых интересов государства и общества, поскольку нарушение субъектами финансовых правоотношений своих обязанностей существенным образом сказывается на финансовом обеспечении публично-правовыми образованиями реализации социально-экономических программ и проектов. С учетом комплексного характера категории "финансово-правовое принуждение" проводится анализ его видов с точки зрения социальной направленности их взаимодействия с финансово-правовым убеждением. Такое взаимодействие осуществляется по двум направлениям. Во-первых, в финансовом законодательстве использование правовых средств убеждения во многих случаях сопровождается указанием на возможность применения мер принуждения. Во-вторых, в ходе реализации большинства видов финансово-правового принуждения предусматриваются элементы финансово-правового убеждения. Принцип сочетания принуждения и убеждения в финансовом праве способствует укреплению правопорядка в финансовых правоотношениях, поддержанию социальной стабильности, усилению социальной ответственности и безопасности. В то же время в условиях развития России как социального государства автор предлагает в финансовом праве внедрять новые правовые средства механизма убеждения при одновременном совершенствовании видов и форм финансово-правового принуждения.

Ключевые слова: принцип сочетания убеждения и принуждения, финансово-правовое принуждение, финансово-правовое убеждение, социальное государство, финансовое право.

Social Focus of the Principle of Mingled Persuasion and Violence in the Financial Law

E.G. Belikov

Belikov Evgeniy G., Assistant Professor of the Department of Financial, Banking and Customs Law of the Saratov State Law Academy, Candidate of Legal Sciences, Assistant Professor.

There are discussed the implementation of the general organizational legal principle of persuasion and coercion combination in the financial law under conditions of the Russian Federation development as a social state. If the subjects of financial relations violate their obligations, it deteriorates financial support of public entities socio-economic programs and projects. That's why social significance of legal financial coercion is to defend and protect the financial interests of the state and society. Analyze of legal financial compulsion types is carried out in terms of the social orientation of their interaction with legal financial persuasion, and taking into account its complex nature. Firstly, the financial legislation frequently indicate the possibility of the using of legal means of persuasion in combination with coercion. Secondly, the implementation of most types of legal financial coercion involves elements of legal financial persuasion. The principle of combination of coercion and persuasion in financial law contributes to strengthening the legality in financial relationship, maintaining social stability, strengthen social responsibility and security. At the same time, in conditions of development of Russia as a social state it seems necessary to introduce new legal means of persuasion, while improving the types and forms of financial coercion.

Key words: principle of persuasion and coercion combination, legal financial coercion, legal financial persuasion, social state, financial law.

Одним из общих организационных принципов права выступает сочетание убеждения и принуждения. Оно заключается во внутренне согласованном, разумном использовании государством в процессе правового регулирования общественных отношений универсальных методов социального воздействия на их участников с целью охраны юридических норм от нарушения и достижения целей, поставленных перед данными нормами.

Правовое убеждение представляет собой процесс формирования в индивидуальном правосознании воли на реализацию правовых предписаний (в форме их соблюдения и исполнения) с помощью правовых средств: информирования о действующих правовых нормах, стимулирования, угрозы применения мер принуждения и других. Правовое принуждение выражается в оказании ограничительного воздействия на свободу воли лица посредством определения параметров требуемого поведения (границы свободы) в случае несоблюдения правовых предписаний. Несмотря на очевидное различие данных категорий, они могут находиться в определенном взаимодействии. Например, в рамках действия механизма убеждения используется указание на возможность применения меры принуждения, а в рамках действия механизма правового принуждения возможно применение убеждающего воздействия к принуждаемому лицу выполнить те или иные действия в добровольном порядке <1>.

<1> См.: Разгильдиева М.Б. Теория финансово-правового принуждения и сферы его применения: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 2011. С. 507 - 508.

Данный принцип находит свое отражение и в финансовом праве, приобретая специфические черты. При этом учеными акцент делается на исследовании финансово-правового принуждения и его формы - финансово-правовой ответственности <2>. В то же время вопросам убеждения в финансовом праве также уделяется некоторое внимание <3>.

<2> См.: Арсланбекова А.З. Финансово-правовые санкции в системе мер юридической ответственности: Монография. М.: Маркетинг, 2008; Разгильдиева М.Б. Указ. соч.; Саттарова Н.Л. Принуждение в финансовом праве: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2006.
<3> См.: Емельянов А.С. Реализация правоохранительной функции финансового права: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005; Рукавишникова И.В. Метод финансового права: Монография. 3-е изд. М.: НОРМА; ИНФРА-М, 2013.

Среди имеющихся в финансово-правовой науке определений финансово-правового принуждения <4> наиболее удачной с точки зрения краткости и одновременно теоретической емкости представляется дефиниция М.Б. Разгильдиевой. В частности, вышеуказанный автор под финансово-правовым принуждением вполне обоснованно понимает "дополнительное правовое ограничение, обусловленное неисполнением (ненадлежащим исполнением) финансово-правовой обязанности, направленное на охрану субъективного права, реализуемое в порядке, установленном финансово-правовыми нормами" <5>. При этом следует согласиться с М.Б. Разгильдиевой, что термин "финансово-правовое принуждение" носит собирательный, комплексный характер, выступая обобщающим понятием финансово-правовой науки, и не является самостоятельным нормативно установленным правовым институтом. В то же время содержание финансово-правового принуждения включает в себя нормативно обособленные виды данного принуждения в различных сферах финансово-правового регулирования: налогово-правовое принуждение, бюджетно-правовое принуждение, финансово-правовое принуждение в сфере банковской деятельности / финансово-правовое принуждение в сфере обязательного социального страхования <6>. Представляется целесообразным остановиться на краткой характеристике данных видов финансово-правового принуждения с целью выявления социально направленного взаимодействия с государственным убеждением в условиях развития России как социального государства.

<4> См.: Саттарова Н.Л. Указ. соч. С. 10; Емельянов А.С. Указ. соч. С. 14, 15.
<5> Разгильдиева М.Б. Указ. соч. С. 13.
<6> См.: Там же.

Налогово-правовое принуждение регламентируется НК РФ и включает в себя такие меры, как штраф, выступающий мерой налоговой ответственности (ст. 114, гл. 16 и 18), взыскание недоимки по налогу и пени (ст. 75), приостановление операций по банковским счетам (ст. 76), арест имущества (ст. 77) и другие. Основанием привлечения к налоговой ответственности как основного вида налогово-правового принуждения является налоговое правонарушение. В результате совершения налоговых правонарушений, причиняющих наиболее значительный вред финансовым интересам государства и общества (ст. ст. 119, 120, 122, 123 НК РФ), в бюджеты публично-правовых образований не поступают соответствующие налоговые доходы, которые могли быть использованы в том числе и на реализацию социально-экономических проектов и программ. Поэтому в целях обеспечения надлежащего исполнения налогоплательщиками налоговой обязанности государство использует не только меры принуждения, но и метод убеждения.

Примером реализации государством убеждения в налоговой сфере может служить закрепление и практическое осуществление обязанности налоговых органов бесплатно информировать налогоплательщиков, плательщиков сборов и налоговых агентов об их правах и обязанностях, о своих полномочиях, законодательстве о налогах и сборах, действующих налогах и сборах и порядке их исчисления, уплаты и т.д. При этом отдельные попытки ФНС России информировать население об их конституционной обязанности платить налоги, в частности по формуле: "Заплатил налоги и спи спокойно!", с помощью агрессивно-депрессивной рекламы на федеральных телеканалах несколько лет назад вызывают обоснованную критику со стороны общественности, например Российского союза налогоплательщиков <7>. В то же время такое психологическое воздействие, по-видимому, сыграло определенную роль в налоговой пропаганде среди населения.

<7> См.: URL: http://www.adresa-telefony.ru/moskva/rossiyskiy_soyuz_nalogoplatelschikov-7010.htm.

Как уже раньше отмечалось, взаимодействие убеждения и принуждения может осуществляться и в рамках реализации процедур последнего, например взыскания недоимки и пеней по налогам. Так, при выявлении у налогоплательщика недоимки налоговый орган первоначально направляет ему требование об уплате налога (ст. 69 НК РФ), убеждая его таким образом добровольно погасить налоговую задолженность в установленный в требовании срок. При этом налоговый орган предупреждает о возможности применения принудительного взыскания недоимки и пеней в случае неисполнения налогоплательщиком требования. Кроме того, при привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности налоговый орган также направляет требование об уплате штрафа, недоимки по налогу, пеней (п. 10 ст. 101.4 НК РФ), убеждая тем самым налогоплательщика уплатить добровольно данные платежи в установленный срок без применения мер принудительного взыскания.

Примером реализации метода убеждения в налоговой сфере в масштабах всего государства с целью повышения доверия граждан к проводимой налоговой реформе можно считать так называемую налоговую амнистию, осуществлявшуюся в России в период с 1 марта 2007 г. по 1 января 2008 г. на основании Федерального закона от 30 декабря 2006 г. N 269-ФЗ "Об упрощенном порядке декларирования доходов физическими лицами". В соответствии с данным Законом налогоплательщикам - физическим лицам предоставлялась возможность в вышеуказанный период исполнить налоговую обязанность в отношении налогооблагаемых доходов, полученных до 1 января 2006 года, без представления документов об их видах и источниках посредством уплаты декларационного платежа. Граждане, уплатившие такой платеж и таким образом исполнившие налоговую обязанность, освобождались от привлечения к налоговой ответственности за неуплату налогов и непредставление налоговых деклараций за налоговые периоды до 2006 года.

Опыт реализации вышеуказанной налоговой амнистии был учтен Российским государством при проведении по инициативе Президента РФ В.В. Путина уже так называемой амнистии капиталов, осуществляющейся в период с 1 июля 2015 г. в соответствии с Федеральным законом от 8 июня 2015 г. N 140-ФЗ "О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". При этом новая амнистия отличается более широкими целями и порядком ее проведения. В то же время в данном Законе не указывается, как представляется, главная цель амнистии капиталов - мобилизация новых источников налоговых доходов для бюджетной системы страны, которые могут быть направлены и на социальные нужды. Законодатель, убеждая физическое лицо подать декларацию о его имуществе, банковских счетах, вкладах, в том числе находящихся за рубежом, гарантирует ему, например, освобождение от налоговой ответственности за некоторые налоговые правонарушения, а также уголовной ответственности за преступления в сфере взимания налогов и таможенных платежей.

Бюджетно-правовое принуждение регламентируется в настоящее время гл. 29 и 30 БК РФ, подзаконными нормативными правовыми актами и включает в себя бюджетные меры принуждения за совершение бюджетных нарушений, предусмотренных ст. ст. 306.4 - 306.8 БК РФ. Указанные в п. 2 ст. 306.2 БК РФ бюджетные меры принуждения можно подразделить на две группы по двум основаниям: а) в зависимости от сферы интересов принуждаемых субъектов - на имущественные и организационные меры; б) по целевому назначению - на восстановительные и обеспечительные меры. К восстановительным бюджетным мерам принуждения, которые одновременно носят имущественный характер, следует отнести бесспорное взыскание суммы средств, предоставленных в рамках бюджетной системы РФ из одного бюджета другому бюджету, суммы платы за пользование вышеуказанными средствами, а также пеней за несвоевременный возврат средств бюджета. К обеспечительным бюджетным мерам принуждения, имеющим организационный характер, можно отнести приостановление (сокращение) предоставления межбюджетных трансфертов (за исключением субвенций) и передачу уполномоченному по соответствующему бюджету части полномочий главного распорядителя, распорядителя и получателя бюджетных средств.

Анализ вышеуказанных бюджетных мер принуждения свидетельствует о том, что основными субъектами, к которым применяются эти меры, являются финансовые органы публично-правовых образований. Поэтому и правовое убеждение в бюджетной сфере имеет специфический характер: распространяется на должностных лиц финансовых органов, распорядителей и получателей бюджетных средств, главных администраторов доходов бюджета и источников финансирования дефицита бюджета, которые могут нести одновременно административную и уголовную ответственность за нарушение бюджетного законодательства. При этом в рамках применения бюджетных мер принуждения, в отличие от мер налогово-правового принуждения, бюджетное законодательство практически не предусматривает правовые средства убеждения. В то же время орган государственного (муниципального) финансового контроля в случае, например, нецелевого использования бюджетных средств дает обязательное для исполнения в установленный срок предписание о возмещении соответствующему публично-правовому образованию причиненного ущерба.

Финансово-правовое принуждение в сфере банковской деятельности регламентируется Федеральными законами от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (ст. 74), от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (ст. 20), от 23 декабря 2003 г. N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" (ст. 37), а также нормативными актами Банка России. Угроза применения мер финансово-правового принуждения к кредитным организациям является существенным элементом механизма финансово-правового убеждения в сфере банковской деятельности, поскольку характер и последствия применения данных мер могут серьезным образом отразиться на имущественном и организационно-правовом положении банков и других кредитных организаций. При этом чем крупнее банк, тем более весомой становится данная угроза, так как, например, штрафы исчисляются в процентном выражении от минимального размера, а при более серьезных нарушениях - оплаченного размера уставного капитала кредитной организации.

Центральный банк РФ наделяется правом применять разнообразные законодательно установленные принудительные меры за любые нарушения кредитными организациями банковского законодательства и принятых в соответствии с ним его нормативных актов и предписаний, поскольку в законодательстве отсутствуют понятие и четкий перечень правонарушений в банковской сфере. В то же время законодатель предусматривает более значительные меры принуждения (как по размеру - штрафы, так и своим правовым последствиям, например, запрет на осуществление отдельных банковских операций на более длительный срок) за нарушения, имеющие, как представляется, более значимые социальные и правовые последствия, а также в случае неисполнения предписаний Банка России об устранении выявленных в деятельности кредитной организации нарушений в установленный им срок. К нарушениям, имеющим более значимые социальные и правовые последствия, следует отнести совершаемые кредитной организацией нарушения (банковские операции или сделки), создавшие реальную угрозу интересам ее кредиторов (вкладчиков). При этом неисполнение кредитной организацией вышеуказанных предписаний Банка России можно рассматривать как игнорирование ею проявления убеждающего воздействия в сфере банковской деятельности.

К числу мер финансово-правового принуждения за нарушения в сфере банковской деятельности, помимо упомянутых, можно отнести, например, ограничение права на осуществление отдельных банковских операций, отзыв лицензии на осуществление данных операций, пеню за неполную или несвоевременную уплату банком страховых взносов в Фонд обязательного страхования вкладов и другие. В частности, в случае неуплаты банком в полном объеме или в установленный срок страховых взносов в Фонд обязательного страхования вкладов, средства которого направляются в том числе на финансирование выплат страхового возмещения по вкладам населения, Агентство по страхованию вкладов, прежде чем обратиться в суд за принудительным взысканием неуплаченных платежей и пеней, имеет законодательно определенное право требовать от банков произвести их перечисление в добровольном порядке. Данное право также можно считать проявлением метода правового убеждения в рамках реализации финансово-правового принуждения в сфере банковской деятельности.

Финансово-правовое принуждение в сфере обязательного социального страхования регламентируется законодательством в указанной сфере, которое предусматривает взыскание недоимки и пеней по страховым взносам, взимаемым в государственные внебюджетные социальные фонды, штрафов и иных мер штрафного характера, являющихся мерами финансовой ответственности в сфере обязательного социального страхования. Штрафы как основная мера вышеуказанной финансовой ответственности применяются к плательщикам страховых взносов (например, за неуплату или неполную уплату страховых взносов, непредставление своевременно расчетов по данным платежам) и банкам (например, за нарушение сроков исполнения поручения о перечислении страховых взносов и связанных с ними пеней и штрафов) <8>.

<8> См.: статьи 46, 47, 50 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" (с изм. от 28 ноября 2015 г. N 358-ФЗ) // СЗ РФ. 2009. N 30. Ст. 3738; 2015. N 48. Ст. 6724.

С учетом того, что по российскому законодательству финансово-правовое принуждение в сфере обязательного социального страхования очень сходно с налогово-правовым принуждением, в том числе по порядку применения их мер, взаимодействие рассматриваемого вида принуждения с убеждением во многом аналогично в процедурном плане изложенному выше сочетанию данных методов в налоговом праве. В частности, это касается информирования органами государственных внебюджетных социальных фондов плательщиков страховых взносов (об их правах и обязанностях, о своих полномочиях, о порядке исчисления и уплаты страховых взносов и так далее), направления требования об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов <9>.

<9> См.: Там же. Статья 22, п. 3 ч. 3 ст. 29, ч. 14 ст. 39.

Таким образом, принцип сочетания принуждения и убеждения в финансовом праве способствует укреплению правопорядка в финансовых правоотношениях, поддержанию социальной стабильности, усилению социальной ответственности и безопасности. В то же время в условиях развития России как социального государства представляется необходимым в финансовом праве внедрять новые правовые средства механизма убеждения при одновременном совершенствовании видов и форм финансово-правового принуждения.

Литература

  1. Арсланбекова А.З. Финансово-правовые санкции в системе мер юридической ответственности: Монография. М.: Маркетинг, 2008. 396 с.
  2. Емельянов А.С. Реализация правоохранительной функции финансового права: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005. 42 с.
  3. Разгильдиева М.Б. Теория финансово-правового принуждения и сферы его применения: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 2011. 54 с.
  4. Рукавишникова И.В. Метод финансового права: Монография. 3-е изд. М.: НОРМА; ИНФРА-М, 2013. 288 с.
  5. Саттарова Н.Л. Принуждение в финансовом праве: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2006. 43 с.