Мудрый Юрист

Факультативность обязательности в дискуссии о юрисдикции международного суда оон

Симонова Н.С., кандидат юридических наук, профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин Восточно-Сибирского института МВД России.

На основе анализа доктрины и судебной практики в статье рассматривается факультативная клаузула о признании обязательной юрисдикции Международного суда ООН как односторонний акт государства, порождающий международно-правовые обязательства. Акцентируется внимание на возможности формулирования оговорок об объеме юрисдикции.

Ключевые слова: обязательная юрисдикция, клаузула, международное обязательство, Международный суд.

Optional mandatory in discussions about the jurisdiction of the International court of justice

N.S. Simonova

Being based on the doctrine and case-law analysis, an article deals with the problem of the optional clause as a unilateral act on recognition of the ICJ jurisdiction which binds the states with the international commitments. A possibility to make reservations is brought to the attention.

Key words: compulsory jurisdiction, clause, international commitment, International court.

Проблема характера юрисдикции Международного суда ООН является наиболее часто обсуждаемой <1>, и подобная дискуссия не беспредметна. Самый очевидный вопрос в этом контексте - почему при наличии факультативной клаузулы в Статуте Международного суда ООН (ч. 2 ст. 36) юрисдикция последнего все-таки предполагается обязательной? Заявление в соответствии с ч. 2 ст. 36 Статута является односторонним добровольным актом государства <2>. В силу своего заявления, государство принимает международное обязательство передать спор на разрешение Международного суда ООН. Заявление о признании юрисдикции порождает отношения как между государством и Судом, так и между государством, сделавшим заявление, и всеми "иными государствами". По мнению Г. Бриггса, юрисдикция Международного суда ООН, вытекающая из ч. 2 ст. 36 Статута, "является по своей природе публичной офертой (предложение любому заинтересованному субъекту, англ. general offer. - Примечание авт.) всем иным государствам, принимающим тождественные обязательства по Статуту" <3>. В результате все "иные государства" приобретают право возбуждать дело в Международном суде ООН против государства, сделавшего заявление о признании юрисдикции суда.

<1> См.: Lloyd L. A Springboard for the Future: A Historical Examination of Britain's Role in Shaping the Optional Clause of the Permanent Court of International Justice // American Journal of International Law. 1985. Vol. 79. P. 28, 29 - 34; Rosenne S. The Law and Practice of the International Court. Vol. I. Leiden - Boston: Martinus Nijhoff Publishers, 1965. P. 364 - 367; Morrison F.L. Reconsidering United States Acceptance of the Compulsory Jurisdiction of the International Court of Justice // World Affairs. 1985. Vol. 148. N 1. P. 63.
<2> См.: Phosphates in Morocco (Italy v. France) // PCIJ. 1938. Series A/B. N 74. P. 23.
<3> Briggs H.W. Reservations to the Acceptance of Compulsory Jurisdiction of the International Court of Justice // Recueil des Cours. 1958. Vol. 93. P. 229, 245.

При этом такие "иные государства" должны принять те же самые обязательства, так как юрисдикция Международного суда ООН не может осуществляться без согласия спорящих сторон, которое в соответствии с ч. 2 ст. 36 Статута выражается посредством одностороннего заявления <4>. Таким образом, юрисдикция Международного суда ООН базируется на предварительном согласии обеих сторон и касается споров, лимитированных этим согласием. В этом смысле заявление, сделанное в соответствии с ч. 2 ст. 36 Статута, идентично договорному обязательству, в соответствии с которым одна сторона соглашается присоединиться к правам и обязанностям, вытекающим из договора <5>. Данный тезис был подтвержден Международным судом ООН в ряде решений <6>. Так, в деле о военной и полувоенной деятельности в и против Никарагуа Суд указал, что одностороннее заявление "создает ряд двусторонних обязательств в отношении других государств, также признавших обязательную юрисдикцию Суда", а также назвал факультативную клаузулу "сетью обязательств" (англ. network of engagements) <7>. Позднее Международный суд ООН подтвердил, что "заявление о признании обязательной юрисдикции... является односторонним актом суверенного государства", который в то же время "создает консенсусное обязательство и возможность для юрисдикционной связи с другими государствами, которые сделали соответствующие заявления по ч. 2 ст. 36 Статута Суда" <8>.

<4> Waldock C.H.M. Decline of the Optional Clause // British Yearbook of International Law. 1955 - 1956. Vol. 32. P. 244, 247.
<5> Lauterpacht H. The Development of International Law by the International Court. London: Steven & Sons Limited, 1958. P. 345 - 346; Hudson M.O. The Permanent Court of International Justice 1920 - 1942:: A Treatise. N.Y.: The Macmillan Company, 1943. P. 473; Waldock C.H.M. Decline of the Optional Clause. P. 244, 254.
<6> Electricity Company of Sofia and Bulgaria (Belgium v. Bulgaria) // PCIJ. 1939. Series A/B. N 77. P. 87; Case Concerning Right of Passage over Indian Territory (Portugal v. India) // ICJ Reports. 1957. P. 125, 146; Case of Military and Paramilitary Activities in and against Nicaragua (Nicaragua v. United States) // ICJ Reports. 1984. P. 392, 418. Paras 59 - 60.
<7> Case of Military and Paramilitary Activities in and against Nicaragua (Nicaragua v. United States). P. 392, 418.
<8> Fisheries Jurisdiction Case (Spain v. Canada) // ICJ Reports. 1998. Para. 46.

Государство заранее выражает свое согласие быть связанным юрисдикцией Международного суда ООН по всем спорам или по определенной категории споров. В случае, когда спор, подпадающий под такую категорию, передается на рассмотрение Суда, государство обязано подчиниться юрисдикции Суда. Поскольку согласие с юрисдикцией выражается заранее, государства сталкиваются с определенной степенью непредсказуемости и в этом смысле являются уязвимыми, что нашло подтверждение, в частности, в деле о военной и полувоенной деятельности в и против Никарагуа. В 1946 году, когда США сделали заявление о признании юрисдикции Международного суда ООН, было сложно предвидеть ухудшение их отношений с Никарагуа, равно как и ситуацию, которая возникла в 1980-е годы и привела к подаче Никарагуа иска против США. Запоздалая попытка США исключить данный спор из-под юрисдикции Международного суда ООН была последним отвергнута <9>.

<9> См.: Reisman M.W. Termination of the United States Declaration under Article 36(2) of the Statute of the International Court // The United States and the Compulsory Jurisdiction of the International Court of Justice / Ed. by A.C. Arend. Lanham: University Press of America, 1986. P. 71.

Элемент непредсказуемости и уязвимости присущ юридической природе обязательной юрисдикции. Односторонние заявления о признании юрисдикции создают обязательства erga omnes: поскольку согласие выражено, государство "должно принимать в расчет возможность того, что в результате согласно Статуту Суда оно может в любое время оказаться перед необходимостью выполнить обязательство по ч. 2 ст. 36 в отношении другого государства" <10>. По мнению ряда исследователей, в данном случае имеет место эффект "легкой мишени" (англ. sitting duck) <11>. Указанная проблема стала центральным элементом разбирательства по делу о сухопутной и морской границе между Камеруном и Нигерией, в рамках которого Суд пришел к выводу, что государство, сделавшее заявление в соответствии с ч. 2 ст. 36 Статута Суда, становится "легкой мишенью", так как его "постоянно открытое предложение" (англ. standing offer) предназначено для всех других государств, принимающих то же обязательство по передаче спора на рассмотрение Международного суда ООН <12>.

<10> Case Concerning Right of Passage over Indian Territory (Portugal v. India). P. 125, 146.
<11> Briggs H.W. Op. cit. P. 229, 245; D'Amato A. Modifying US Acceptance of the Compulsory Jurisdiction of the World Court // American Journal of International Law. 1985. Vol. 79. P. 385, 389; Merrills J.G. The Optional Clause Today // British Yearbook of International Law. 1979. Vol. 50 P. 87, 101; Morrison F. Potential Revisions to the Acceptance of Compulsory Jurisdiction of the International Court of Justice by the United States of America // The United States and the Compulsory Jurisdiction of the International Court of Justice. P. 29, 57 - 59.
<12> Case Concerning the Land and Maritime Boundary between Cameroon and Nigeria (Cameroon v. Nigeria) // ICJ Reports. 1998. P. 275, 290. Para. 22.

Таким образом, юрисдикция Международного суда ООН, по верному замечанию С.А. Александрова, является обязательной в контексте согласия с юрисдикцией, заранее данного государством в отношении всех споров или их определенной категории, в связи с чем при возникновении такого спора государство становится связанным обязательством передать спор на рассмотрение Международного суда ООН <13>. В этом же смысле государство становится связанным будущим решением Суда и обязуется добросовестно выполнить его, в том числе устранить нарушения международных обязательств, явившихся предметом спора.

<13> Alexandrov S.A. The Compulsory Jurisdiction of the International Court of Justice // Chinese Journal of International Law. 2006. Vol. 5. N 1. P. 35.

Принимая во внимание, что признание обязательной юрисдикции Международного суда ООН является добровольным волеизъявлением, государства могут включать в свои заявления о признании юрисдикции оговорки, т.е. ограничения, изъятия или условия в отношении указанных в заявлении обязательств. При этом такие оговорки не должны противоречить Статуту Суда. Предполагается, что оговорки к заявлениям о признании юрисдикции призваны обеспечивать оговоренную степень защиты государства от нежелательного участия в судебных разбирательствах. Однако следует иметь в виду, что заявления делаются на условиях взаимности. Это означает, что любая оговорка в той же степени ограничивает возможности государства, сделавшего ее, передать Международному суду дело против другого государства: любое государство, против которого подан иск в Международный суд ООН, может сослаться на оговорку, сделанную государством-истцом, против самого государства-истца.

Оговорка может быть сделана для того, чтобы исключить из юрисдикции Суда конкретные категории споров, например споры, касающиеся конкретного договора (или категории договоров), конкретных фактических ситуаций (таких, как вооруженные конфликты), конкретных правовых областей (например, территориального суверенитета или делимитации границ) или национальной юрисдикции государств. Интересными иллюстрациями представляются оговорки к факультативной клаузуле, сделанные, в частности, США, Австралией, Индией.

США, воспользовавшись своим правом, сформулировали оговорку, впоследствии ставшую известной как "оговорка Коннелли", касающуюся исключению из-под юрисдикции Международного суда ООН вопросов, входящих в национальную юрисдикцию. США прибегли к указанной оговорке для предотвращения случаев, когда против них будет подан иск в Международный суд ООН на основе принципа взаимности <14>. Интересна также так называемая "оговорка Ванденберга", к которой США пытались обратиться в деле о военной и полувоенной деятельности в и против Никарагуа, заявляя, что определенные государства Центральной Америки будут "подвержены влиянию судебного решения". Суд отклонил аргументы США, отметив, что до момента вынесения судебного решения невозможно определить, повлияет ли оно на определенные государства или нет.

<14> Morrison F.L. Reconsidering United States Acceptance of the Compulsory Jurisdiction of the International Court of Justice. P. 65.

В 2002 г. Австралия сформулировала оговорку к факультативной клаузуле о признании обязательной юрисдикции Международного суда ООН, исключающую из сферы деятельности Суда все споры, связанные с делимитацией морских пространств. По мнению Дж. Триггса и Д. Биалека, объяснение австралийской оговорке нужно искать в ситуации продолжающейся неопределенности по поводу принадлежности морского дна между Австралией и Восточным Тимором, которая как раз и вынудила Правительство Австралии сделать поправку к устоявшемуся заявлению о признании обязательной юрисдикции Международного суда ООН <15>.

<15> Triggs G., Bialek D. Australia Withdraw Maritime Disputes from the Compulsory Jurisdiction of the International Court of Justice and the International Tribunal for the Law of Sea // The International Journal of Marine and Coastal Law. 2002. Vol. 17. N 3. P. 423.

Оговорки к заявлению о признании обязательной юрисдикции Международного суда ООН, сформулированные Индией в 1999 г., вызывали возражение Пакистана и последующее судебное разбирательство. Пакистан, основываясь на выдвинутой им же "теории оговорок, выходящих за рамки Статута" <16>, считал, что заявленные Индией оговорки противоречат принципам суверенного равенства и добросовестного выполнения международных обязательств, универсальному характеру прав и обязанностей государств, а также ряду положений Устава ООН и Статута Суда. Суд отклонил доводы Пакистана.

<16> Суть теории оговорок, выходящих за рамки Статута, состоит в том, что такая оговорка, сделанная государством-ответчиком (Индия) может быть использована против государства-истца (Пакистан), только если последнее выразило свое согласие с ней. Об этом см.: Рачков И.В. Одно решение Международного суда ООН: колониальное наследие против свободы делать оговорки к заявлению о признании обязательной юрисдикции // Международное публичное и частное право. 2006. N 1. С. 28.

По мнению Н.Н. Гончаровой, целесообразно установить ряд ограничений при формулировании оговорок к заявлениям о признании обязательной юрисдикции Международного суда ООН, а именно: 1) признание на основе специального постановления Суда, что оговорка не имеет юридической силы; 2) признание Судом оговорки, затрагивающей объект и цель самого заявления, что делает ее юридически недействительной; 3) ограничение свободы оговорок и признание за некоторыми из них противоречия принципам международного права; 4) создание независимой комиссии по проверке текстов существующих оговорок с правом вынесения заключений о соответствии принципам международного права и признание обязательной юрисдикции Суда <17>.

<17> Гончарова Н.Н. Международный суд ООН: пути повышения его эффективности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2007. С. 19 - 20.

Думается, предложенные ограничения несколько диссонируют с существующими в международно-правовой практике критериями добросовестности при формулировании оговорок к международным договорам <18>. Так, анализ оговорок к заявлениям о признании юрисдикции возможен в рамках рассмотрения судом правового спора, в частности на стадии заявления предварительных возражений (если спор передан суду не на основании специального соглашения). Полагаем, отдельное судебное разбирательство с вынесением судебного постановления, касающегося исключительно вопроса о недействительности оговорки к заявлению о признании юрисдикции, будет неоправданным, в том числе с точки зрения временных и ресурсных затрат. Кроме того, заявление о признании юрисдикции Международного суда ООН делается с единственной целью - наделить Суд правом рассматривать правовые споры с участием государства, сделавшего заявление, в связи с чем любая оговорка может восприниматься как не соответствующая этой цели. Предоставление Международному суду ООН возможности признавать оговорки рассматриваемого типа недействительными будет означать, по сути, лишение государства его суверенного права на формулирование оговорок, что в конечном счете не только не повысит эффективность деятельности Международного суда ООН, но и предостережет государства от признания его обязательной юрисдикции в каком бы то ни было объеме.

<18> Подробнее об этом см.: Симонова Н.С. Оговорки в механизме обеспечения выполнения международных договорных обязательств: контекст добросовестности // Юридический мир. 2015. N 2. С. 40 - 44.

Ограничение свободы оговорок путем признания некоторых из них противоречащими принципам международного права также не представляется обоснованным. Многолетняя практика формулирования оговорок к заявлениям о признании юрисдикции Международного суда ООН выработала несколько типов оговорок, каждый из которых хорошо известен государствам и не вызывает сомнений в логичности, разумности и правомерности. Более того, необходимо принимать в расчет и то обстоятельство, что любая сформулированная оговорка действует на основании принципа взаимности, т.е. может быть применена в отношении (против) государства, ее сформулировавшего.

И, наконец, предложение о создании специальной комиссии по проверке правомерности оговорок к заявлениям о признании юрисдикции Международного суда ООН не выдерживает критики, в силу того что признание юрисдикции Суда - это добровольный односторонний акт суверенного государства, которое вправе самостоятельно определить объем передаваемых Суду полномочий. Существование специальной комиссии с большой долей вероятности сократит желание государств соглашаться с юрисдикцией Международного суда ООН.

Резюмируя изложенное выше, следует отметить, что клаузула о признании обязательной юрисдикции Международного суда ООН является факультативной, т.е. зависит от одностороннего добровольного волеизъявления конкретного государства. Вместе с тем, будучи заявленной, клаузула порождает международное обязательство государства передать спор на рассмотрение Международного суда ООН (обязательство erga omnes). В этом проявляется обязательный характер юрисдикции Международного суда ООН. Полагаем, возможность формулировать оговорки в рамках факультативной клаузулы должна восприниматься не только как суверенное право государства, но и как способ повысить эффективность деятельности Суда, не прибегая к кардинальным изменениям его Статута относительно закрепления автоматической обязательной юрисдикции. Указанная возможность позволяет Международному суду ООН, сохраняя баланс между государственным суверенитетом и необходимостью обеспечения верховенства права в международных отношениях, осуществлять свою юрисдикцию в определенном объеме, способствуя добросовестному выполнению международных обязательств государством, добровольно наделившим Суд строго определенной юрисдикцией.

Список использованной литературы

  1. Гончарова Н.Н. Международный суд ООН: пути повышения его эффективности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2007. 24 с.
  2. Рачков И.В. Одно решение Международного суда ООН: колониальное наследие против свободы делать оговорки к заявлению о признании обязательной юрисдикции // Международное публичное и частное право. 2006. N 1. С. 26 - 29.
  3. Симонова Н.С. Оговорки в механизме обеспечения выполнения международных договорных обязательств: контекст добросовестности // Юридический мир. 2015. N 2. С. 40 - 44.