Мудрый Юрист

Квалификация и признаки единого продолжаемого преступления в зависимости от вида преступления

Зенкин А.Н., кандидат юридических наук, начальник отдела управления по надзору за следствием, дознанием и ОРД прокуратуры Тульской области.

В статье рассматриваются признаки единого продолжаемого преступления, обязательная совокупность которых выступает основанием для отграничения от множественных с учетом судебной практики по отдельным видам преступлений.

Ключевые слова: единое продолжаемое преступление, признаки, квалификация, тождественные действия, множественные преступления.

Qualifications and characteristics a single on-going crime depending on the crime

A.N. Zenkin

The article examines characteristics of a single continuing offence, a mandatory collection which is the basis for separation of multiple according to judicial practice, for certain types of crimes.

Key words: single continuing offence, signs, qualification, identical actions, multiple crimes.

Несмотря на установление признаков единого продолжаемого преступления еще в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям", до настоящего времени в правоприменительной практике отсутствует единообразный подход в его отграничении от множественных преступлений.

Так, приговором мирового судьи судебного участка N 8 г. Вологды Ж. признана виновной в фиктивной постановке на учет 10 иностранных граждан в период с 24 января по 21 апреля 2014 г. и осуждена по ст. 322.3 УК РФ за совершение одного продолжаемого преступления.

При аналогичных обстоятельствах приговором мирового судьи судебного участка N 17 г. Обнинска подсудимая Т. осуждена отдельно по каждому из 64 эпизодов фиктивной регистрации иностранных граждан, совершенных в течение мая 2014 г. Апелляционная и кассационная инстанции оставили приговоры без изменений <1>.

<1> Информационное письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 24.09.2015 N 30-15-2015 "О практике применения ст. 322.3 УК РФ".

Постановлением Президиума Тульского областного суда от 28 апреля 2015 г. изменен приговор мирового судьи Привокзального судебного участка г. Тулы в отношении Н., осужденной по ч. 1 ст. 157 УК РФ, за злостное уклонение от уплаты по решению суда средств на содержание своих несовершеннолетних детей А. с 18.02.2008 по 27.04.2008, с 16.09.2008 по 04.04.2010, с 24.08.2010 по 26.08.2014 и Л. с 28.01.2013 по 26.08.2014. Действия Н. переквалифицированы на единое продолжаемое преступление, так как складывались из ряда тождественных деяний, объединенных единым умыслом, единством объекта посягательства и преступных последствий <2>.

<2> Надзорное производство прокуратуры Тульской области N 17-1-0018-2015.

Основываясь на приведенном примере, возможно допустить квалификацию бездействия руководителя ряда организаций, который уклоняется от уплаты налогов путем непредставления налоговых деклараций по каждому из юридических лиц, как совершение одного преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ.

Вместе с тем п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 г. N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления", предписывает во всех случаях квалифицировать действия лица, которое осуществляет юридическое или фактическое руководство несколькими организациями и при этом в каждой из них уклоняется от уплаты налогов и (или) сборов, по совокупности нескольких преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 199 УК РФ.

Приведенные примеры являются не единичными.

В подп. "д" п. 33 совместного Приказа Генпрокуратуры России N 39, МВД России N 1070, МЧС России N 1021, Минюста России N 253, ФСБ России N 780, Минэкономразвития России N 353, ФСКН России N 399 от 29 декабря 2005 г. "О едином учете преступлений" (далее - Совместный приказ) в качестве обязательной совокупности признаков единого продолжаемого преступления названы следующие:

<3> Российская газета. 25.01.2006. N 13.

Вместе с тем анализ разъяснений Верховного Суда Российской Федерации позволяет сделать вывод о прямой зависимости набора признаков продолжаемого преступления от вида преступления.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2013 г. N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" как единое продолжаемое преступление рассматривает систематическое получение взяток от одного и того же взяткодателя за общее покровительство или попустительство по службе, если указанные действия объединены единым умыслом, а также в случае, когда взятка или незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе получены или переданы от нескольких лиц, но за совершение одного действия (акта бездействия) в общих интересах этих лиц (п. 21).

В данном случае о тождественности действий здесь речь не идет, в связи с чем мы с уверенностью можем говорить о возможности квалификации как единого продолжаемого преступления получение взяток на протяжении определенного времени разными способами (в виде денег, ценных бумаг, оказания услуг имущественного характера), если они осуществлялись на систематической основе с единым умыслом за общее покровительство или попустительство по службе.

Напротив, Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" называет продолжаемым хищение, состоящее из ряда тождественных преступных действий, совершаемых путем изъятия чужого имущества из одного и того же источника, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление (п. 16). Как хищение в крупном или особо крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или в особо крупном размере (п. 25).

Слово "тождество" в словаре С.И. Ожегова определяется как полное сходство, совпадение <4>, в словаре Т.Ф. Ефремовой рассматривается как абсолютное совпадение с кем-либо, чем-либо как в своей сущности, так и во внешних признаках и проявлениях <5>.

<4> http://www.ozhegovwords.com/word/32657
<5> http://slovar.cc/rus/efremova-slovo/1182489

С учетом тождественности действий решениями судов апелляционной инстанции изменен приговор Ленинского районного суда г. Кирова в отношении Р., осужденной за совершение 84 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ, и приговор мирового судьи судебного участка N 66 Октябрьского судебного района г. Кирова в отношении Д., осужденной за совершение 13 преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 160 УК РФ. В обоих случаях действия осужденных переквалифицированы на единые продолжаемые преступления, поскольку совершались ими в одном месте, одним способом и в отношении имущества, принадлежащего одному потерпевшему <6>.

<6> Информационное письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 04.08.2014 N 11-16-2014/Ип5001-14 "О дополнительных мерах по усилению надзора за соблюдением законности в деятельности субъектов учета".

Зачастую способы совершения хищений могут быть тождественными, однако необходимо учитывать, что единство объекта посягательства по делам рассматриваемой категории конкретизируется указанием на один и тот же источник изъятия чужого имущества.

Так, ввиду отсутствия названного признака следственной частью по расследованию организованной преступной деятельности СУ УМВД России по Тульской области как 17 самостоятельных преступлений квалифицированы действия Е. и Е., которые в ночь с 4 на 5 мая 2015 г. путем взлома замков совершили хищения различных предметов из 17 гаражей гаражного кооператива г. Кимовска. Приговором Кимовского городского суда Тульской области от 22 апреля 2016 г. Е. и Е. признаны виновными в совершении 17 эпизодов преступлений, предусмотренных ст. 158 УК РФ <7>.

<7> Надзорное производство прокуратуры Тульской области N 17-1-0234-2015.

Примером совершения хищения в одном месте путем изъятия чужого имущества из одного и того же источника, с единым умыслом и единой целью, но разными способами является уголовное дело в отношении О., К., Ур. и Ус.

В ходе предварительного следствия установлено, что в период с января 2009 г. по апрель 2013 г. менеджер по персоналу ООО "НИАП-Катализатор" О., бухгалтер К. и главный бухгалтер Ур. ежемесячно вносили в ведомости заведомо ложные сведения о размере подлежащей им к выплате заработной платы, совершив хищение денежных средств общества в сумме 1438128 руб. В тот же период с июля 2009 г. по май 2011 г. менеджер по персоналу О., бухгалтер К. и менеджер по бухгалтерскому учету Ус., путем фиктивного трудоустройства ряда лиц и последующего получения от их имени заработной платы совершили хищение денежных средств ООО "НИАП-Катализатор" в сумме 851790 руб. С августа 2011 г. по май 2012 г. аналогичным образом О., К. и Ус. совершили хищение 1363620 руб. В период с ноября 2011 г. по октябрь 2012 г. О. и К. совершили хищение денежных средств в сумме 827197 руб. путем фиктивного оформления документов о работе по совместительству в этом же обществе. С августа 2012 г. по ноябрь 2012 г. О. и К. совершили хищение денежных средств ООО "НИАП-Катализатор" в сумме 411860 руб. путем фиктивного оформления на работу своих родственников О. и К.

Приговором Новомосковского городского суда Тульской области от 29 мая 2015 г. О. и К. признаны виновными в совершении 5 эпизодов преступлений, Ус. 2, Ур. 1, предусмотренных ст. 159 УК РФ. Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Тульского областного суда от 2 сентября 2015 года приговор Новомосковского городского суда Тульской области оставлен без изменения <8>.

<8> Надзорное производство прокуратуры Тульской области N 21-1-0638-2013.

Приведенное уголовное дело наглядно демонстрирует, что, несмотря на единый источник хищения, действия обвиняемых О. и К. подлежат квалификации как пять самостоятельных преступлений, поскольку указанные способы хищений нельзя признать тождественными, кроме второго и третьего эпизодов.

И здесь мы переходим к следующему признаку, который отдельно не выделяется в Совместном приказе, - временному периоду между преступными деяниями.

Уголовно-правовая теория и следственно-судебная практика единодушны в том, что однородные акты поведения, образующие объективную сторону продолжаемого хищения, должны совершаться через непродолжительные промежутки времени. В этой связи второй и третий эпизоды вышеназванного примера не объединены в единый, поскольку между их совершением прошло три месяца и возобновление преступной деятельности обоснованно расценено как вновь возникший умысел.

О важности временного периода для правильной квалификации действий обвиняемого говорится в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2014 г. N 16 "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности", согласно которому содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление, если несколько половых актов либо насильственных действий сексуального характера не прерывались либо прерывались на непродолжительное время и обстоятельства совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера свидетельствовали о едином умысле виновного лица на совершение указанных тождественных действий.

Именно исходя из названного признака Генеральной прокуратурой Российской Федерации рекомендовано квалифицировать действия виновного по одной ст. 322.3 УК РФ при фиктивной постановке на учет в жилом помещении нескольких иностранных граждан в случае, когда виновный совершает эти действия в течение непродолжительного промежутка времени (фактически одновременно), в одном месте и с единым умыслом в отношении группы иностранных граждан. В иных случаях действия виновного следует квалифицировать как самостоятельные преступления, предусмотренные ст. 322.3 УК РФ. Неоднократность таких незаконных действий свидетельствует о совершении преступной деятельности в течение длительного времени, но не образует единого продолжаемого преступления <9>.

<9> Информационное письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 24.09.2015 N 30-15-2015 "О практике применения ст. 322.3 УК РФ".

Вместе с тем по отдельным видам преступлений временной период не влияет на наличие (отсутствие) признаков продолжаемого преступления.

Так, согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 7 июля 2015 г. N 32 "О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем" в тех случаях, когда лицом совершены две и более финансовые операции или сделки с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными в результате совершения одного или нескольких основных преступлений, и обстоятельства их совершения свидетельствуют о едином умысле виновного на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление.

В этой связи действия лица по обналичиванию денежных средств путем предоставления в банковские учреждения бланков чеков денежных чековых книжек от лица фиктивных руководителей организаций должны квалифицироваться как единое продолжаемое преступление, совершенное в несколько приемов с единым умыслом <10>.

<10> Информационное письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 22.07.2013 N 11-14-2013/Ип1779-13 "О состоянии законности в сфере правовой статистики в 2012 г. и первом полугодии 2013 г.".

Таким образом, проведенный анализ позволяет выделить среди признаков единого продолжаемого преступления непродолжительность времени между деяниями, юридическую тождественность действий (бездействия), единство цели, умысла, объекта посягательства и возможных преступных последствий, обязательная совокупность которых неразрывно связана с конкретным видом преступления.