Мудрый Юрист

Система средств судебной защиты субъективных прав и законных интересов должника - юридического лица в конкурсном процессе

Галкин Сергей Сергеевич, адвокат МКА "Межрегион", соискатель кафедры предпринимательского и корпоративного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Характеристика средств судебной защиты прав и законных интересов должника в конкурсном процессе представляется актуальной в первую очередь по той причине, что не обеспеченные защитой право и законный интерес являются декларативными образованиями. Кроме того, ненадлежащая защищенность прав и законных интересов должника в силу особенностей конкурсных отношений негативно сказывается на кредиторах, получающих в конкурсном процессе удовлетворение за счет конкурсной массы, на учредителях (участниках) должника, его работниках и т.д.

Понятие прав и законных интересов должника как участника конкурсных отношений

В п. 1 ст. 34 Закона о банкротстве должник определяется как лицо, участвующее в деле о банкротстве. Из п. 2 указанной статьи также следует, что должник является носителем комплекса материальных и процессуальных прав без их конкретизации в этой норме.

Для характеристики законодательной модели построения прав должника необходимо отметить, что по смыслу положений Закона о банкротстве на протяжении всего конкурсного процесса должник продолжает формально-юридически оставаться субъектом права и участником ранее возникших правоотношений при условии, что они не прекращаются в установленном порядке в ходе конкурсного процесса (в частности, должник остается собственником имущества, лицом, несущим юридическую ответственность, а также имеющим соответствующие права и обязанности, входящие в состав его правосубъектности). Тем не менее сказанное не означает, что специфика конкурсных отношений как комплексных отношений, возникающих в связи с неплатежеспособностью (несостоятельностью) хозяйствующего субъекта, а также цель конкурсного процесса по обеспечению справедливого баланса интересов всех его участников не оказывают своего совокупного влияния на модель построения субъективных прав и обязанностей должника. Наиболее ярко это проявляется в установленной Законом о банкротстве системе ограничений право- и дееспособности должника, а также в закреплении за должником (органами управления должника) дополнительных обязанностей. С учетом того что конкурсный процесс имеет существенную процессуальную составляющую, должник как его участник обладает также таким объемом процессуальных прав, перечисленных в ст. 41 АПК РФ, каким обладает ответчик в исковом производстве.

Таким образом, можно заключить, что законодательная модель построения субъективных прав должника состоит в том, что должник как субъект комплексных конкурсных отношений имеет те права, которые изначально составляют содержание его правосубъектности с учетом ограничений и дополнений, установленных специальными нормами Закона о банкротстве.

Законные интересы представляют собой интересы к благам, которые не воплощены в конкретных правовых предписаниях, но не противоречат закону и вытекают из общего смысла законодательства, буквы и духа закона <1>. Существование законных интересов как категории объясняется рядом причин, среди которых можно назвать то, что не все интересы могут быть опосредованы юридическими нормами и найти проявление в субъективных правах в силу многообразия, широты и динамики общественных отношений.

<1> Михайлов С.В. Категория интереса в российском гражданском праве. М., 2002. С. 41 - 43; Субочев В.В. Законные интересы. М., 2008. С. 86.

С формально-юридических позиций обладателем самостоятельного законного интереса выступает юридическое лицо (в частности, п. 2 ст. 1, ст. 49 ГК РФ). В связи с тем что юридическое лицо натурально не может иметь социальных потребностей, его законный интерес определяется нами в первую очередь как правовая фикция. Наиболее распространенный в отечественной теории подход к определению законного интереса юридического лица состоит в том, что его интерес представляет собой результат объединения интересов его участников (акционеров), не сводимый к простой их совокупности. Интерес юридического лица преобладает над интересами отдельных его участников. Характер интереса юридического лица обусловлен целями его деятельности, установленными в законе и в уставе, а также объективной юридически значимой общей потребностью участников (акционеров). К числу общей потребности участников функционирующего бизнеса, облеченного в корпоративную форму - юридическое лицо, можно отнести создание условий, при которых компания будет успешно функционировать, что само по себе будет создавать условия для возможности получения участниками дивидендов или иного положительного результата на постоянной основе <2>.

<2> Дедов Д.И. Юридический метод: Научное эссе // СПС "КонсультантПлюс"; Жукова Ю.Д. Содержание обязанности руководителя действовать в интересах общества: проблемы квалификации поведения как противоправного // СПС "КонсультантПлюс"; Каминка А.И. Очерки торгового права. М., 2007. С. 380.

На основании полученных результатов можно заключить, что в качестве основного законного интереса должника как субъекта конкурсных отношений необходимо понимать стремление (потребность) должника восстановить свою платежеспособность и рассчитаться по кредиторским требованиям, тем самым прекратив конкурсную процедуру и порождаемые ею ограничения. Либо, при невозможности восстановления платежеспособности, стремление (потребность) правомерно и добросовестно прекратить убыточную деятельность и свое юридическое существование, рассчитавшись с кредиторами и по возможности выплатив участникам (акционерам) ликвидационные квоты из оставшегося после расчета с кредиторами имущества. Данное определение законного интереса должника во многом основывается на сущности должника как субъекта конкурсных отношений, а также на ранее обозначенных целях банкротства юридических лиц и общем стандарте добросовестного поведения должника и его участников (акционеров) в конкурсном процессе. Завершая определение законных интересов должника, отметим, что остальные законные интересы должника представляют собой ситуативные категории <3>, которые каждый раз подлежат установлению в конкретной практической ситуации с учетом регулирующих ее норм, смысла правового регулирования участия должника в конкурсных отношениях, сформулированного ранее основного законного интереса должника, а также ситуативных общих потребностей его участников (акционеров).

<3> Аналогичная позиция применительно к сфере корпоративных отношений у Д.И. Степанова. См.: Степанов Д.И. Интересы юридического лица и его участников // Вестник экономического правосудия. 2015. N 1. С. 29.

Определение законного интереса должника имеет не только теоретическую (познавательную), но практическую необходимость. Практическая необходимость обусловлена тем, что такой интерес в силу п. 1 ст. 4 АПК РФ выступает самостоятельным объектом правовой охраны и судебной защиты. При этом по смыслу ст. ст. 4, 223 АПК РФ, ст. ст. 8, 12 ГК РФ, п. 1 ст. 1 Закона о банкротстве законные интересы защищаются теми же средствами и способами, что и субъективные права, ибо в конечном счете субъективные права и законные интересы основаны на безусловном соответствии общим началам и смыслу законодательства (к примеру, п. 1 ст. 8 ГК РФ об этом прямо свидетельствует) <4>.

<4> Такую же позицию высказывают А.А. Даньков, С.В. Михайлов, В.А. Белов и Ю.А. Тарасенко. См.: Даньков А.А. Обеспечение баланса публичных и частных интересов в сфере правосудия: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. С. 11; Михайлов С.В. Указ. соч. С. 46 - 47; Корпоративное право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2009. С. 639 - 640 (авторы очерка - В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко).

Средства судебной защиты субъективных прав и законных интересов должника в конкурсном процессе

В конкурсном процессе права и законные интересы должника как участника конкурсных отношений подлежат защите с помощью системы специальных правовых средств <5>. Системный характер данных средств обусловливается их единством по целевой направленности (охрана и восстановление нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов должника), судебному порядку реализации, общему соответствию логике течения конкурсного процесса.

<5> В теории права средство защиты традиционно понимается как некоторое орудие, предназначенное для достижения требуемого правового результата. С учетом специфики процессуальных отношений правовые средства защиты рассматриваются так же, как действия по возбуждению процесса и переводу его из стадии в стадию, по проверке законности и обоснованности судебных актов. См. подробнее: Рожкова М.А. Средства и способы защиты сторон коммерческого спора. М., 2006. С. 64; Гукасян Р.Е. Реализация конституционного права на судебную защиту // Процессуальные средства реализации права на судебную и арбитражную защиту. Калинин, 1981. С. 10. Принимая во внимание особенности процесса отраслеобразования в праве, специфику конкурсных отношений, неоднородность категории средства правовой защиты, полагаем, что средства защиты вполне могут быть дифференцированы и по отраслевой принадлежности. В этом аспекте уместно говорить о конкурсно-правовых средствах защиты, которые являются частью механизма правового регулирования конкурсных отношений и применяются в деле о банкротстве как инструмент правового регулирования этих отношений.

Первичным средством защиты должника выступает заявление должника о признании его несостоятельным (банкротом) (ст. ст. 8, 9, 213.4 Закона о банкротстве). Использование этого средства защиты должником направлено на возбуждение производства по делу о банкротстве, последующее введение конкурсной процедуры и предоставление должнику конкурсного иммунитета (невозможность кредиторов реализовать требования к должнику в ином, неконкурсном, порядке), а также возникновению у него иных благоприятных правовых последствий (к примеру, прекращение начисления неустоек и иных финансовых санкций, процентов за исключением мораторных процентов, в размере ставки рефинансирования).

Дальнейшие средства защиты дифференцируются нами в зависимости от характера нарушения прав и законных интересов должника по ходу конкурсного процесса.

В случае если права и законные интересы должника нарушаются движением дела о банкротстве и порождаемыми ограничениями его право- и дееспособности, в качестве средств защиты будут выступать:

<6> Вестник ВАС РФ. 2012. N 8.<7> О прекращении производства по делу о банкротстве как средстве защиты должника см. подробнее: Галкин С.С. Прекращение производства по делу о банкротстве как правовое средство защиты должника и кредиторов // Предпринимательское право. 2015. N 1. С. 53 - 59.

В случае если права и законные интересы должника нарушаются заявленными к нему кредиторскими требованиями, правовым средством защиты будут являться возражения на требования кредиторов, в том числе по мотиву истечения срока исковой давности (п. 2 ст. 71, п. 3 ст. 100 Закона о банкротстве). Это средство защиты может дополняться оспариванием правовых оснований этих требований (при оспоримости сделки) в общем процессуальном порядке.

Если права и законные интересы должника нарушаются арбитражным управляющим, в таком случае средством защиты выступает:

<8> Вестник ВАС РФ. 2012. N 8.

Следует иметь в виду, что в силу правовой позиции, изложенной в п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ N 150, арбитражный суд может совместно рассмотреть жалобу лица, участвующего в деле о банкротстве, на действия конкурсного управляющего и ходатайство этого лица о его отстранении. Иными словами, для заявления ходатайства об отстранении арбитражного управляющего в деле о банкротстве нет необходимости отдельного представления ранее вступивших в законную силу судебных актов об удовлетворении жалоб на его действия / бездействие в рамках этого же дела о банкротстве.

При нарушении прав и законных интересов должника решениями кредиторов надлежащим средством защиты будет являться жалоба на решения собрания кредиторов, комитета кредиторов (глава 9.1 ГК РФ, ст. ст. 15, 17 Закона о банкротстве) <9>. Помимо этого, в случаях, предусмотренных законом, самостоятельным предметом оспаривания могут быть и иные юридически значимые документы и действия, которые явились следствием принятых на собрании кредиторов решений, к примеру, план внешнего управления (п. 6 ст. 107 Закона о банкротстве), торги по продаже имущества должника (ст. ст. 110, 139 Закона о банкротстве, ст. 449 ГК РФ) и т.д.

<9> Приведенный способ защиты может быть применен, к примеру, в ситуации заведомо недобросовестного принятия на собрании кредиторов решения об обращении в суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства при наличии очевидной возможности восстановления платежеспособности должника и урегулирования долга. В таком случае должнику при оспаривании принятого собранием кредиторов решения необходимо будет доказать, что принятие данного решения было осуществлено, по сути, при злоупотреблении конкурсным контролем со стороны кредиторов. При принятии такого решения кредиторы, получив от должника информацию об очевидной реальности восстановления платежеспособности и урегулирования долга, отклоняются от стандарта поведения добросовестных хозяйствующих субъектов, которые заинтересованы в максимально полном возврате долга. Принимая описанное решение, кредиторы заведомо не рассчитывают на получение легального положительного результата, а стремятся достичь иной противоправной цели (ликвидация с рынка конкурента, перераспределение активов должника и т.д.). Использование конкурсного контроля не в соответствии с его предназначением, а для достижения противоправной цели свидетельствует о нарушениях п. п. 3 и 4 ст. 1, ст. 10 ГК РФ, что дает суду основание для признания решения собрания кредиторов недействительным применительно к п. 1 ст. 181.4 ГК РФ и п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве. Отсутствие решения собрания кредиторов по вопросу конкурсной процедуры либо заставит кредиторов принять правомерное решение путем созыва и проведения другого собрания, либо предоставит суду возможность самостоятельно ввести оздоровительную процедуру в соответствии с п. 2 ст. 75 Закона о банкротстве. В качестве подтверждения приведенной правовой логики см.: Определения Верховного Суда РФ от 28 декабря 2015 г. N 308-ЭС15-1607 по делу N А63-4164/2014, от 29 апреля 2016 г. N 304-ЭС15-20061 по делу N А46-12910/2013.

Применительно к вопросу о реализации правовых средств защиты должника возникает следующий закономерный вопрос: каким образом должно осуществляться использование средств защиты при прекращении полномочий органов управления должника в связи с введением процедур внешнего управления или конкурсного производства? Представляется, что данный вопрос должен решаться следующим образом. В силу п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" <10> право бывшего руководителя должника на совершение процессуальных действий от имени должника строго ограничено обжалованием судебных актов о введении внешнего управления или конкурсного производства <11>. По этой причине по общему правилу использовать средства защиты прав и законных интересов должника должен в таком случае арбитражный управляющий как законный представитель должника.

<10> Специальное приложение к Вестнику ВАС РФ. 2005. N 12.
<11> Позиция Е.С. Пироговой о наделении бывшего руководителя должника правом на подписание всех процессуальных документов от имени должника противоречит положениям Закона о банкротстве и судебной практике (см. подробнее: Пирогова Е.С., Курбатов Е.С. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). М., 2015. С. 253 - 254; Пирогова Е.С. Защита прав юридического лица - должника в рамках дел о несостоятельности (банкротстве) // Предпринимательское право. 2011. N 4. С. 17 - 20) в сравнении с позициями, изложенными в Постановлениях Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11 сентября 2013 г. N 15АП-11916/2013 по делу N А32-9138/2011, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 октября 2014 г. N 17АП-10527/2014-ГК по делу N А60-46646/2013, ФАС Волго-Вятского округа от 21 июля 2011 г. по делу N А31-2808/2009, Определении ФАС Поволжского округа от 11 июля 2013 г. по делу N А55-25937/2012. Документы опубликованы не были. СПС "КонсультантПлюс".

Эти же средства защиты, в том числе против незаконных действий самого арбитражного управляющего, может использовать также представитель учредителей должника (собственника имущества), который согласно п. 3 ст. 126 Закона о банкротстве и п. п. 14 и 41 Постановления Пленума ВАС РФ N 35 с момента введения внешнего управления или конкурсного производства приобретает права лица, участвующего в деле о банкротстве. Используя в таком случае средства защиты, представитель учредителей должника (собственника имущества) будет выступать также и в защиту самого должника в силу изначального тождества их основного законного интереса, обозначенного ранее.

Литература

  1. Банкротство хозяйствующих субъектов / Отв. ред. И.В. Ершова, Е.Е. Енькова. М., 2016.
  2. Галкин С.С. Прекращение производства по делу о банкротстве как правовое средство защиты должника и кредиторов // Предпринимательское право. 2015. N 1. С. 53 - 59.
  3. Гукасян Р.Е. Реализация конституционного права на судебную защиту // Процессуальные средства реализации права на судебную и арбитражную защиту. Калинин, 1981.
  4. Даньков А.А. Обеспечение баланса публичных и частных интересов в сфере правосудия: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014.
  5. Дедов Д.И. Юридический метод: Научное эссе // СПС "КонсультантПлюс".
  6. Жукова Ю.Д. Содержание обязанности руководителя действовать в интересах общества: проблемы квалификации поведения как противоправного // СПС "КонсультантПлюс".
  7. Каминка А.И. Очерки торгового права. М., 2007.
  8. Корпоративное право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2009.
  9. Михайлов С.В. Категория интереса в российском гражданском праве. М., 2002.
  10. Пирогова Е.С., Курбатов А.Я. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). М., 2015.
  11. Пирогова Е.С. Защита прав юридического лица - должника в рамках дел о несостоятельности (банкротстве) // Предпринимательское право. 2011. N 4. С. 17 - 20.
  12. Рожкова М.А. Средства и способы защиты сторон коммерческого спора. М., 2006.
  13. Степанов Д.И. Интересы юридического лица и его участников // Вестник экономического правосудия. 2015. N 1.
  14. Субочев В.В. Законные интересы. М., 2008.