Мудрый Юрист

Концепция моделей правового регулирования института банкротства гражданина в Российской Федерации

Карелина Светлана Александровна, профессор кафедры предпринимательского права юридического факультета Московского государственного университета (МГУ) имени М.В. Ломоносова, руководитель магистерской программы "Правовое регулирование несостоятельности (банкротства)" юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, доктор юридических наук.

Фролов Игорь Валентинович, доцент кафедры трудового, земельного и финансового права Новосибирского юридического института (филиала) Национального исследовательского Томского государственного университета, кандидат юридических наук.

С 1 октября 2015 г. в Российской Федерации стали активно применяться нормы Закона о банкротстве гражданина <1>. Анализ картотеки арбитражных дел свидетельствует, что за первые шесть месяцев после введения механизмов банкротства граждан в арбитражные суды было подано 16194 заявления о банкротстве гражданина; из них около 600 заявлений - это заявления о банкротстве индивидуальных предпринимателей. За период с октября 2015 года по апрель 2016 года налоговыми органами было подано 377 заявлений о банкротстве граждан; банки 2449 раз обращались с указанными заявлениями в арбитражные суды; сами граждане подали 282 заявления о признании их банкротами, а в 10544 случаях с заявлениями о банкротстве гражданина обращались иные лица. Следует отметить, что общее количество заявлений о банкротстве граждан сопоставимо с количеством заявлений о банкротстве юридических лиц. Исследование экономического состояния российской экономики и прогнозы Министерства экономического развития Российской Федерации о падении реальных доходов основной части населения страны позволяют сделать вывод о том, что общее число ожидаемых потенциальных граждан-банкротов в России фактически приближается к 600 тысячам <2>. Таким образом, в Российской Федерации создаются реальные предпосылки для существенного роста числа заявлений о признании граждан банкротами и, как следствие, существенного увеличения данной категории дел в арбитражных судах Российской Федерации. Указанные факторы в своей совокупности требуют исследования природы и моделей правового регулирования банкротства граждан <3>. При этом следует обратить внимание на то, что в праве существует несколько моделей регулирования правовых институтов в целом и правового института банкротства граждан в частности <4>.

<1> См.: Карелина С.А., Фролов И.В. О введении института банкротства физических лиц: реальность и иллюзии // Законодательство. N 3. С. 52 - 63.
<2> Коммерсантъ. 2016. 15 апреля.
<3> См.: Карелина С.А., Фролов И.В. Проблемы формирования правовой политики потребительского банкротства в России и их влияние на механизмы банкротства граждан // Закон. 2015. N 12. С. 33 - 52.
<4> Фролов И.В. Банкротство гражданина: проблемы введения и модели правового регулирования // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 2. С. 98 - 101.

Так, согласно первой модели законодательство через систему императивных норм формирует определенную модель нормативного поведения и (или) правовых алгоритмов. Посредством права происходит вменение в обязанность субъектам права следовать указанным моделям и алгоритмам. В последующем правовое регулирование указанной модели происходит по системе отклонений, через анализ и обобщение судебной и правоприменительной практик высшими судебными инстанциями. По результатам применения норм высшие судебные инстанции формируют единообразную судебную практику, которая создает предпосылки для совершенствования ранее принятых моделей нормативного поведения и (или) правовых алгоритмов.

Согласно второй модели в праве происходит разработка норм, регламентирующих четкую систему правоотношений между субъектами, их правила поведения и общих нормативно допустимых отклонений от заранее установленных критериев <5>. В дальнейшем следует сформировать механизмы заинтересованности всех субъектов регулируемых правоотношений в соблюдении установленного порядка поведения и взаимоотношений с элементами саморегулирования.

<5> См.: Ильяшенко М.В. Финансово-правовые органы как субъекты защиты публичных интересов в процедурах несостоятельности (банкротства) // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сборник. Томск: ТГУ, 2015. С. 141 - 143.

Третья модель предполагает введение системы определенных властно-императивных непротиворечивых норм, регулирующих права и обязанности участников определенной сферы общественных отношений. В последующем, в рамках данной модели, судебные органы строго следят за соблюдением прав и обязанностей и оперативно применяют санкции к нарушителям указанных норм.

Системный анализ указанных выше моделей применительно к правовым механизмам банкротства граждан позволяет сделать следующие выводы.

Применение первой модели к правовым механизмам банкротства граждан проблематично, так как суть указанного подхода сводится к концепции "правового эксперимента", в результате которого законодатель посредством формирования некоторых модельных правил поведения и последующего анализа выявляемых при этом правовых казусов и проблем правоприменительных практик пытается, с учетом выявленного негативного опыта, сформировать эффектный правовой механизм. И если в отдельных сферах деятельности, например в международной торговле, сфере услуг, рекламы, сфере обслуживания и т.п., это возможно и может быть приемлемо, применение указанного подхода к отношениям сферы банкротства гражданина - ошибочно. Указанный вывод основан на том, что в правовых доктринах практически всех правопорядков существует базовое правило: механизм банкротства гражданина должен применяться не ко всем, а только к тем, кто действительно попал в тяжелое финансовое положение и кому нужна помощь для выхода из создавшейся ситуации <6>. Именно поэтому применять первую модель, при которой на протяжении первых лет правоприменения будут использоваться в качестве "подопытных" субъектов граждане-должники, а в дальнейшем на их примере будет произведена попытка создать что-либо более эффективное, по крайней мере негуманно и противоречит основам правопорядка. Более того, конкретный ситуационный опыт уже прошедших банкротств будет невозможно применить буквально по причине того, что банкротство является экономико-правовым механизмом, эффективность действия которого зависит не только от гражданина-должника, но в большей мере от его кредиторов, положение которых со временем будет принципиально изменяться с учетом макро- и микроэкономической ситуации в отрасли, регионе, стране, что также снижает эффективность рассматриваемого нами подхода.

<6> См.: Карелина С.А., Фролов И.В. Механизм освобождения гражданина-должника от обязательств как следствие его банкротства: условия и порядок применения // Право и экономика. 2015. N 10 (332). С. 18 - 26.

Содержание второй модели и ее применение к правовым механизмам банкротства граждан также очень спорно по причине того, что в основе отношений сферы несостоятельности (банкротства) лежит конфликт интересов должника и его кредиторов. Существенным элементом банкротства является конфликт и противоречие между финансовыми интересами несостоятельного должника и его денежных кредиторов. Условием механизма банкротства является то, что отношения кредиторов и должника выходят за рамки саморегулирования, в результате чего и возникает элемент конфликтности и фактор невозможности урегулирования денежных долговых обязательств. Практика неоднократно отмечала, что как только в отношениях банкротства возникает взаимная заинтересованность и исключается конфликт интересов, то возникают признаки злоупотреблений или криминального поведения в виде фиктивного или преднамеренного банкротства <7>. Таким образом, вторая модель не позволяет эффективно урегулировать механизмы банкротства ввиду их особой природы и правовой природы противоречия интересов лиц, в них задействованных.

<7> Карелина С.А. Категория интереса и институт несостоятельности (банкротства) как средство разрешения конфликта интересов // Законодательство. 2007. N 3. С. 26 - 29.

Содержание третьей модели долгое время было основным препятствием к введению механизмов банкротства граждан, так как в современных условиях довольно трудно создать целостную систему правил, регламентирующих банкротство граждан с учетом сопутствующих им судебно-процессуальных, социальных, экономических и финансово-реабилитационных факторов. Именно вследствие этого, по нашему мнению, одним из главных факторов, влияющих на то, что первые попытки введения механизмов банкротства граждан не увенчались успехом, были усилия создать непротиворечивую систему правил банкротства граждан, так как всегда возникали ситуации, когда общие правила не действовали. Это касалось как признаков (критериев) банкротства граждан, так и процессуально-процедурных моментов реализации различных этапов банкротства гражданина. Следует отметить, что законодатель практически всегда исходил из общей концепции банкротства, единой для банкротства организаций (коммерческое банкротство) и для банкротства граждан (потребительское банкротство).

В указанной позиции законодателя присутствовала системная ошибка: банкротство граждан ранее рассматривалось как часть общей системы банкротства организаций с распространением на нормы, регламентирующие механизмы банкротства граждан, общих принципов и закономерностей, нормативно установленных и проверенных практикой на примере опыта функционирования банкротства организаций. Данная ошибка состояла в игнорировании отличий механизмов банкротства гражданина от банкротства субъектов предпринимательской деятельности ввиду социально-реабилитационного характера механизмов банкротства гражданина, что принципиально неприемлемо для механизмов банкротства субъектов предпринимательской деятельности, для которых банкротство должно носить либо характер ликвидации, либо характер восстановления финансовой платежеспособности. Следует обратить внимание на то, что банкротство граждан и банкротство организаций являются абсолютно разными по своей правовой природе категориями. Указанный вывод сделан на основании того, что правовая природа банкротства организаций-должников определяется: 1) конечными целями банкротства субъектов предпринимательской деятельности, к которым следует отнести пропорциональное удовлетворение требований кредиторов и (или) восстановление платежеспособности должника; 2) диспозитивностью основной части денежных обязательств организаций, которые в своем большинстве и определяют систему правового статуса организаций-должников; 3) природой и рисками, связанными с формированием денежных требований к организации-должнику, как следствие их предпринимательской деятельности, с учетом того, что основной целью предпринимательской деятельности является систематическое получение прибыли (п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации). Совокупность этих элементов формирует так называемое коммерческое банкротство с его правилами, процессуальными алгоритмами, презумпциями и правовыми конструкциями, которые получили нормативное закрепление в главах 1 - III.1, VII, VIII, параграфе 7 главы IX и параграфе 2 главы XI Федерального закона N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Банкротство гражданина существенным образом отличается от правовой конструкции коммерческого банкротства и фактически образует новый вид банкротства в Российской Федерации, который следовало бы именовать потребительским банкротством. Его правовая природа определяется: 1) общей стратегией реабилитационной направленности процедур банкротства граждан; 2) наличием социально значимых экономико-хозяйственных целей освобождения граждан от финансовой зависимости перед их денежными кредиторами; 3) социальной значимостью механизмов освобождения граждан от обязательств как способа обеспечения конституционных прав на достойную жизнь, охрану достоинства личности (ч. 1 ст. 7; ст. 21 Конституции Российской Федерации); 4) специальными нормативными критериями таких категорий, как "добросовестность", "злоупотребление правом", "мошенничество", а также юридическими последствиями их выявления; 5) особыми правилами ответственности супругов (бывших супругов) по денежным обязательствам гражданина-должника. В силу указанных признаков банкротство гражданина не является классической гражданско-правовой конструкцией, основанной на свободе воли и диспозитивных началах. Этот институт отличается от известного нам института банкротства юридических лиц, так как в нем в наибольшей степени доминирует публичный элемент в виде идеи социальной реабилитации и оказания помощи гражданам, которые в связи с определенными обстоятельствами оказались в трудном финансовом положении. Общепризнано, что одно из главных предназначений всей системы механизмов банкротства граждан - оказание помощи должнику, поэтому в отношении его применяется так называемая концепция нового старта для граждан, попавших в тяжелую финансовую ситуацию.

Действующая система российского законодательства о банкротстве гражданина позволяет отнести к виду базовых правовых конструкций следующие категории: конструкция потребительского банкротства гражданина; конструкция признаков несостоятельности (банкротства) гражданина; конструкция правил признания требований денежных кредиторов гражданина-должника для включения их в реестр требований кредиторов; типы конструкций несостоятельности (банкротства) гражданина-должника; конструкция механизмов назначения финансового управляющего. Указанные базовые правовые конструкции формируют общую концепцию механизмов банкротства граждан.

Однако, помимо базовых правовых конструкций, модель правового регулирования банкротства граждан включает в себя систему специфических правовых конструкций, таких как: конструкция освобождения гражданина от обязательств; конструкция модели ответственности супругов (бывших супругов) по обязательствам гражданина-должника; правовой механизм признания долга гражданина безнадежной задолженностью; модель процедуры реструктуризации долгов гражданина; модель процедуры реализации имущества гражданина; конструкция банкротства умершего гражданина (банкротство наследственной массы).

Совокупность перечисленных выше базовых и специальных правовых конструкций в конечном счете и определяет современную концепцию моделей правового регулирования банкротства граждан.

Литература

  1. Ильяшенко М.В. Финансово-правовые органы как субъекты защиты публичных интересов в процедурах несостоятельности (банкротства) // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сборник. Томск: ТГУ, 2015. С. 141 - 143.
  2. Карелина С.А. Категория интереса и институт несостоятельности (банкротства) как средство разрешения конфликта интересов // Законодательство. 2007. N 3. С. 26 - 29.
  3. Карелина С.А., Фролов И.В. Проблемы формирования правовой политики потребительского банкротства в России и их влияние на механизмы банкротства граждан // Закон. 2015. N 12. С. 33 - 52.
  4. Карелина С.А., Фролов И.В. Механизм освобождения гражданина-должника от обязательств как следствие его банкротства: условия и порядок применения // Право и экономика. 2015. N 10 (332). С. 18 - 26.
  5. Карелина С.А., Фролов И.В. О введении института банкротства физических лиц: реальность и иллюзии // Законодательство. 2015. N 8. С. 52 - 63.
  6. Фролов И.В. Банкротство гражданина: проблемы введения и модели правового регулирования // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 2. С. 98 - 101.