Мудрый Юрист

Критерии определения размера возмещения вреда при диффамации

Мордохов Георгий Юрьевич, выпускник юридического факультета Московского государственного университета (МГУ) имени М.В. Ломоносова, BPP University London.

Статья посвящена рассмотрению основных критериев, используемых судами при определении размера возмещаемого вреда по делам о диффамации в праве Российской Федерации и Англии, а также проведению сравнительного анализа подходов к данному вопросу обеих вышеназванных юрисдикций.

Ключевые слова: диффамация, возмещение вреда, "феномен перколяции", предложение об устранении ущерба.

Criteria of Determination of Damage Compensation Amount at Defamation

G.Yu. Mordokhov

Mordokhov Georgiy Yu., Graduate of the Legal Faculty of the Lomonosov Moscow State University (MSU), BPP University London.

The article considers the main criteria used by the courts in determining the amount reimbursable for moral damages in cases of defamation in the Russian Federation and the Law of England, as well as a comparative analysis of approaches to the issue of both the above mentioned jurisdictions.

Key words: defamation, compensation of damages, "percolation phenomenon", offer to make amends.

Детальное рассмотрение судебных дел, связанных с обращениями в суд по вопросам защиты нарушенных личных неимущественных прав, в особенности дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, показывает, что наиболее распространенным способом защиты этих прав является требование о компенсации причиненного вреда, что было прямо подтверждено Верховным Судом РФ в марте 2016 года <1>. Самым важным элементом, определяющим качественную значимость такой меры по защите нарушенного права, как компенсация вреда, является его размер, то есть сумма, непосредственно подлежащая компенсированию с целью восстановления нарушенного права.

<1> Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации: утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г.

Следует отметить, что определение размера компенсации причиненного вреда относится к одному из проблемных вопросов этого правового института. Это связано с тем, что в российском законодательстве нет четко сформулированных критериев и методов оценки размера компенсации причиненного вреда. Практикой выявлено несовершенство существующих законодательных критериев, их недостаточность. Естественно, такое положение вызывает много проблем при решении споров о компенсации причиненного вреда в судебном порядке.

Законодательство РФ непрестанно развивается в данном направлении, со временем привнося все больше конкретики в вопросы, касающиеся правил определения объема причиненного вреда. В первую очередь следует отметить, что суду, согласно прямым требованиям законодательства, следует обратить внимание не только на фактические обстоятельства и степень вины причинителя вреда, но и на то, в какую сумму оценивает компенсацию своих нарушенных прав истец <2>.

<2> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (ред. от 06.02.2007).

Однако, разумеется, суд не должен руководствоваться исключительно мнением истца при определении размера компенсации причиненного вреда. В своем Обзоре практики от 16 марта 2016 г. Верховный Суд РФ прямо заявил, что присуждение денежной компенсации причиненного вреда по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации должно отвечать цели, для достижения которой установлен данный способ защиты неимущественных прав граждан. Таким образом, сумма компенсации причиненного вреда должна отвечать требованиям разумности, справедливости и быть соразмерной последствиям нарушения.

Хотелось бы отметить, что при принятии решения о том, был ли понесен какой-либо репутационный вред, представляется затруднительным определить то, какие доказательства могут служить подтверждением причинения репутационного вреда. При рассмотрении судебной практики по данным вопросам можно прийти к выводу, что истцы, как правило, не могли предоставить каких-либо обоснований требуемой суммы, таким образом предоставляя суду самому определять критерии для подсчета компенсации, что также было отмечено в Обзоре практики ВС РФ от 16 марта 2016 г.

Во многих случаях суд приходит к выводу, что субъективная оценка истцом размера компенсации не соответствует действительности и должна быть подкорректирована в сторону уменьшения. В вышеупомянутом Обзоре практики приводится случай, при котором суд удовлетворил иск о признании порочащими честь и достоинство сведений, содержащихся в опубликованной в газете авторской статье, однако при оценке соразмерности заявленных истцом требований о компенсации морального вреда и взыскании 500 тыс. руб. (с редакции) и 300 тыс. руб. (с автора публикации) последствиям распространения этих сведений признал необходимым уменьшить размер подлежащей взысканию компенсации до 5 тыс. руб. и до 2 тыс. 500 руб. соответственно, таким образом уменьшив сумму выплат относительно первоначальных требований истца немногим более чем в сто раз.

Основания для уменьшения объема удовлетворяемых требований могут быть обоснованы не только обстоятельствами, имеющими отношение к истцу, такими, как, например, вышеупомянутый объем последствий распространения сведений, но и обстоятельствами, имеющими отношение к ответчику, такими как учет имущественного положения причинителя вреда.

Так, в деле "Роосбликпром против Telejob.ru" разные инстанции судов использовали ссылки на различные обстоятельства для уменьшения объема удовлетворяемых требований.

Суд первой инстанции, удовлетворяя иск по существу, уменьшил объем требований, выдвинутых истцом, с 2000000 рублей до 500000 рублей, мотивируя это тем, что заявленная истцом к взысканию сумма не соответствует принципам разумности и справедливости, приводит к нарушению баланса интересов сторон. Десятый арбитражный апелляционный суд оставил данное решение без изменений, но кассационная инстанция, согласившись с решением дела по существу, снизила объем до 100000 рублей уже с учетом в том числе и имущественного положения причинителя вреда <3>.

<3> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.05.2012 по делу N А41-19354/11 // СПС "КонсультантПлюс".

Также суд может снизить сумму компенсации в случае, если иск будет удовлетворен частично, например, когда суд признает только часть сведений, на которые ссылается истец, порочащими. В этом случае суд самостоятельно решает, в какой мере уменьшить объем возмещаемого ущерба, так как затруднительно представить объективную систему, позволяющую оценить объем вреда от каждого конкретного элемента распространенных сведений <4>.

<4> Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу от 18.07.2011 N А40-36138/11 // СПС "КонсультантПлюс".

Также в практике можно найти и случаи, когда суд, удовлетворяя иск на основании представленных доказательств, содержащих в том числе и информацию по конкретному ущербу, нанесенному деловой репутации, снижал сумму компенсации, вообще никак не комментируя данный элемент решения. Так, в деле "Экспоэл" против "Гормост", рассмотрев требования истца о взыскании 1000000 рублей, суд "пришел к выводу о взыскании с ответчика 250000 руб. компенсации, поскольку истцом представлены доказательства, свидетельствующие о наступлении для него неблагоприятных последствий в связи с направлением обращений от юридических лиц об отказе от коммерческих предложений" <5>. Таким образом, сумму возмещаемого ущерба суд уменьшил вчетверо без каких-либо пояснений данного решения.

<5> Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу от 26.08.2014 N А40-66364/14 // СПС "КонсультантПлюс".

Хотелось бы отметить, что в вышеупомянутом Обзоре практики Верховный Суд РФ ссылается также на Европейский суд по правам человека, обращая внимание, что не только практика российских судов сталкивается с проблемой определения размера компенсации морального вреда, но и практика Европейского суда по правам человека учитывает, что задача расчета размера компенсации является сложной. Далее Верховный Суд РФ цитирует одно из Постановлений Европейского суда по правам человека, касающееся Российской Федерации: "Не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску. Национальные суды всегда должны в своих решениях приводить достаточные мотивы, оправдывающие ту или иную сумму компенсации морального вреда, присуждаемую заявителю".

Здесь автор находит уместным рассмотреть позицию одной из национальных правовых систем, упомянутых Европейским судом по правам человека, а именно Великобритании.

В Великобритании возмещение вреда является основным способом правовой защиты нарушенного права при диффамации. Также следует отметить, что судебная практика Великобритании обычно определяет объем возмещения вреда при диффамации несопоставимо выше объема вреда, возмещаемого при нанесении телесных повреждений.

Подобный подход обосновывается тем, что если основной функцией возмещения ущерба при нанесении телесных повреждений является компенсаторная функция, то при удовлетворении иска по вопросам диффамации, помимо возмещения убытков, прямо понесенных истцом, преследуются также цели восстановления деловой репутации до состояния, предшествовавшего распространению порочащих сведений, а также цели наказания и устрашения, чтобы избежать повторения подобной ситуации в дальнейшем <6>.

<6> John v. MGN Ltd (1997).

Более того, судебная система Великобритании также признала на юридическом уровне существование так называемого "феномена перколяции (просачивания)", смысл которого заключается в том, что современное развитие технологий и коммуникационных систем позволило информации распространяться с такой скоростью и настолько массово, что не было возможно никогда прежде. В особенности данный феномен касается информации, имеющей отношение к публичным персонам, вызывающим интерес у общества. Данный феномен также учитывается при определении размера вреда для любого истца по вопросам диффамации, который уже находится в поле зрения средств массовой информации, независимо от причин, этому способствовавших <7>.

<7> Judge LCJ, Cairns v. Modi at (27).

Однако следует отметить, что законодательство Великобритании также учитывает, что все вышеупомянутые элементы могут повлиять на восприятие присяжными ситуации таким образом, что возмещение вреда при диффамации приобретет совершенно несопоставимые объемы по сравнению с возмещением вреда при телесных повреждениях, поэтому в Великобритании существует практика во время судебного процесса информировать присяжных об актуальных уровнях возмещения вреда в случаях телесных повреждений для соблюдения определенного баланса. Предполагается, что такая практика помогает присяжным принять более взвешенное решение и сделать оценку вреда "более рациональной и тем самым более приемлемой для общественного мнения" <8>. Более того, при вынесении окончательного решения Апелляционным судом законодательство позволяет судьям снизить объем возмещаемого вреда относительно решения присяжных без необходимости повторения судебного процесса <9>.

<8> John v. MGN Ltd (1997).
<9> Courts and Legal Services Act 1990 (s8).

Безусловно, интересным является применение существующей практики Великобритании о предпочтительности досудебного решения споров относительно вопросов о диффамации. Законодательство Великобритании прямо устанавливает правовой статус "предложения об устранении ущерба", которое является возможным только в том случае, если распространение порочащих сведений не было намеренным с целью причинить ущерб истцу <10>.

<10> Defamation Act 1996 (s2).

В соответствии с данным предложением причинитель вреда должен:

  1. признать свою неправоту;
  2. предложить в письменном виде внести коррективы в распространенную информацию или извиниться;
  3. опубликовать исправленную информацию или извинения в том виде, который будет разумным и рациональным для соответствующих обстоятельств;
  4. заплатить истцу компенсацию и возместить расходы в таких объемах, которые могут быть определены в качестве соответствующих случаю <11>.
<11> Cairns v. Mody (2012).

При попытке ответчика примириться с помощью данного предложения крайне важным является элемент своевременности. Оно может быть сделано только до того момента, когда защита вступает в судебные тяжбы по иску. Таким образом, ответчик демонстрирует готовность отказаться от защиты своей позиции в судебном процессе и признать свою неправоту. В случае если истец не принимает данное предложение, сам факт того, что оно было сделано, может быть учтен судом в качестве обстоятельства, позволяющего снизить объем возмещаемого вреда вплоть до 50%.

Автору представляется разумным с учетом возрастающего количества исков по вопросам деловой репутации ввести подобный инструмент в российском праве. Подобное предложение может быть крайне интересным для истца, позволяя ему не только получить компенсацию репутационного вреда от ответчика, но и согласовать формулировки извинений или откорректированной для опровержения информации.

Аналогично законодательству Великобритании, автор находит также разумным, чтобы подобный инструмент был использован при определении объема возмещаемого вреда в случае, если стороны так и не придут к соглашению, что является основанием для возможного снижения объема удовлетворяемых требований, по некой аналогии с деятельным раскаянием.

Создание подобного инструмента в российском законодательстве, по мнению автора, позволило бы создать для многих дел о диффамации рациональный баланс, при котором ответчик мог продемонстрировать готовность к сотрудничеству, заплатив меньше, а истец мог бы получить, пусть и меньшее, чем сам находит соответствующим, возмещение без необходимости участия в дальнейшем судебном процессе. Следует также отметить, что именно эта особенность - готовность ответчика к осуществлению действий, указанных в таком предложении, которая позволяла бы суду снизить размер возмещаемого вреда при продолжении процесса и удовлетворении иска, - является принципиальным отличием от мирового соглашения, позволяя потенциально существенно снизить нагрузку на судебную систему в данной области.

Литература

  1. Губин Е.П. Правовое обеспечение свободы экономической деятельности // Предпринимательское право. 2015. N 4. С. 3 - 9.
  2. Мордохов Г.Ю. Защита деловой репутации в сети Интернет // Предпринимательское право. 2013. N 3. С. 56 - 60.