Мудрый Юрист

Прокурорский надзор за деятельностью органов предварительного расследования по возмещению вреда, причиненного преступлением

Д.А. ИВАНОВ

Иванов Дмитрий Александрович - заместитель начальника кафедры предварительного расследования ФГКОУ ВО "Московский университет МВД России имени В.Я. Кикотя", кандидат юридических наук, доцент.

Появление прокуратуры в России связывают с именем Петра I, который 17 марта 1714 г. издал Указ "О фискалах" - предшественниках прокуратуры, выполнявших в сущности прокурорские функции <1>. Однако собственно функция надзора за деятельностью органов предварительного расследования была включена в компетенцию прокуратуры в связи с принятием Постановления ВЦИК, утвердившего первое Положение о прокурорском надзоре в РСФСР, от 28 мая 1922 г., которое предусматривало надзор за следствием и дознанием в качестве одной из задач прокуратуры <2>.

<1> См.: Петрухин И.Л. Исторический очерк деятельности прокуратуры // Отечественные записки. 2003. N 2(11). С. 389.
<2> История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры: Сборник документов / Под ред. С.А. Галунского. М., 1955. С. 230 - 231.

В наши дни в силу своей неоднозначности применительно к досудебному производству наиболее интересной в этой системе представляется роль прокурора по надзору за деятельностью органов предварительного расследования. Причем нам представляется, что особенно актуальным и востребованным будет рассмотрение сущности прокурорского надзора именно за деятельностью следователя, дознавателя по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением. Одной из составляющих совершенствования деятельности органов предварительного расследования по обеспечению возмещения причиненного преступлением вреда является прокурорский надзор за применением законодательства, осуществляемый Генеральным прокурором и подчиненными ему прокурорами.

Правовую основу прокурорского надзора за данным видом деятельности органов предварительного расследования составляют положения, содержащиеся в ст. 129 Конституции РФ, ст. 37 УПК РФ, в ст. 4 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" <3>. В частности, исходя из положений ч. 1 ст. 37 УПК РФ прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах своей компетенции осуществлять надзор за процессуальной деятельностью органов и должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную работу и предварительное расследование.

<3> Федеральный закон от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" (в действующей редакции) // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 20 февраля 1992 г. N 8. Ст. 366.

Следующая группа норм, регламентирующих прокурорский надзор над исследуемым направлением деятельности органов предварительного расследования, сосредоточилась в подзаконных нормативных правовых актах, принимаемых на основании ч. 1 ст. 17 и ч. 2 ст. 30 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации". К таковым относятся: Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 27 ноября 2007 г. N 189 "Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве"; Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 2 июня 2011 г. N 162 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия", Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 8 мая 2013 г. N 190 об утверждении Инструкции по составлению отчетности по формам федерального статистического наблюдения N 1-Е "Сведения о следственной работе и дознании", N 1 ЕМ "Сведения об основных показателях следственной работы и дознания"; Приказ Генеральной прокуратуры РФ, Следственного комитета РФ, МВД РФ, Федеральной таможенной службы РФ от 8 июня 2015 г. N 286/ММВ-7-2/232@ "Об утверждении Инструкции по организации контроля за фактическим возмещением ущерба, причиненного налоговыми преступлениями" и др.

Указанные источники, разумеется, представляют собой неисчерпывающий перечень нормативной правовой основы, регулирующей деятельность прокуратуры по надзору за органами и должностными лицами, осуществляющими предварительное расследование, по обеспечению возмещения вреда, причиненного уголовно наказуемым деянием. В связи с чем уместным представляется мнение В.Ю. Мельникова, который небезосновательно полагает, что "в связи с необходимостью повышения уровня обеспеченности конституционных прав и свобод человека вопросы совершенствования прокурорского надзора в досудебном производстве приобрели весьма существенное значение" <4>.

<4> Мельников В.Ю. Обеспечение и защита прав человека при применении мер процессуального принуждения в досудебном производстве Российской Федерации: Дис. ... док. юрид. наук. Москва, 2014. С. 321.

Целесообразно дополнить, что так называемое надзорное производство, которое заключается в сборе и систематизации прокурорами копий процессуальных документов, в которых зафиксированы важнейшие решения должностного лица, осуществляющего предварительное расследование (постановление о возбуждении уголовного дела, протокол задержания лица в качестве подозреваемого, постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, постановление о возбуждении ходатайства о производстве обыска в жилище, протокол обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательства, обвинительное заключение, обвинительный акт и т.д.) также позволяет отслеживать и эффективность деятельности указанных участников досудебного производства, направленной на обеспечение возмещения вреда, причиненного преступлением.

Следует особо отметить, что начиная со стадии возбуждения уголовного дела необходим последовательный и тщательный надзор прокурора за качеством и содержанием материалов доследственной проверки. Наряду с проверкой законности принятых решений об отказе в возбуждении уголовного дела прокурорами должны проверяться не только признаки наличия состава преступления, но не менее важно уделять особое внимание обстоятельствам, характеризующим характер и размер причиненного преступлением вреда. Даже если на данном этапе сведения о характере и размере причиненного преступлением вреда не будут установлены максимально точно и достоверно, прокурор при проверке указанных материалов не должен исключать наличие фактов необоснованности принятых решений.

Изучая следственную и судебную практику на предмет исследования проблем оценки имущественного вреда, причиненного уголовно наказуемым деянием, автор выявил следующую негативную тенденцию. В процессе расследования преступлений, где результатом является причинение имущественного вреда <5>, следователю, дознавателю приходится неоднократно перепредъявлять обвинение вследствие того, что на первоначальном этапе расследования было затруднительно установить точное количество, наименование и стоимость всего имущества, являющегося предметом преступления.

<5> Супрун С. Возмещение по уголовному делу имущественного вреда в порядке регресса // Уголовное право. 2010. N 3. С. 94 - 97.

Результатом таких ошибок являются многочисленные факты направления прокурорами уголовных дел для производства дополнительного расследования.

В частности, из материалов уголовного дела, расследованного в СО при ОВД по району Восточный г. Москвы по обвинению А. в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, следует, что в ходе производства предварительного следствия так и не установлена конкретная сумма имущественного вреда, причиненного потерпевшему, а также не проведена товароведческая экспертиза <6>.

<6> Из материалов уголовного дела N 43574, расследованного в СО при ОВД по району Восточный г. Москвы в 2011 году // Аналитические данные контрольно-методического управления ГСУ ГУ МВД России по г. Москве за 2011 год.

Возвращая уголовное дело по обвинению Б. в совершении покушения на грабеж в СО при ОВД по району Северное Измайлово г. Москвы, прокурор указал, что в своем заявлении пострадавшая К. указала, что у нее похищены деньги в сумме 35 000 руб. Однако в протоколах следственных действий сумма имущественного вреда не указана <7>.

<7> Из материалов уголовного дела N 353845, расследованного в СО при ОВД по району Северное Измайлово г. Москвы в 2010 году // Аналитические данные контрольно-методического управления ГСУ при ГУВД по г. Москве за 2010 год.

О формальном подходе к установлению характера и размера похищенного имущества, а также оценке его стоимости говорят и другие примеры. Так, дважды уголовное дело в отношении А. возвращалось в СО при ОВД по Рязанскому району г. Москвы из-за неустранения следователем противоречий о сумме причиненного имущественного вреда, указанной в обвинительном заключении и в заявлении о совершенном преступлении <8>.

<8> Из материалов уголовного дела N 278406, расследованного в СО ОМВД России по Рязанскому району г. Москвы в 2012 году // Аналитические данные контрольно-методического управления ГСУ ГУ МВД России по г. Москве за 2012 год.

Среди причин неэффективности деятельности по обеспечению возмещения вреда в досудебном производстве по уголовным делам В.Н. Титова небезосновательно выделяет такой фактор, как "слабая организация прокурорского надзора в этой части по выявлению нарушений, допускаемых органами предварительного расследования" <9>.

<9> Титова В.Н. Применение законодательства о возмещении вреда, причиненного преступлением // Вестник академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2013. N 6(38). С. 38.

При этом, как небезосновательно утверждает С.А. Синенко, "кроме усиления контрольно-надзорной деятельности, здесь возможно искать и другие приемы, например разработку соответствующих методических рекомендаций, нацеленных на повышение тактической грамотности следователя" <10>. Однако уместно будет дополнить необходимость разработки методических рекомендаций и иного вида распорядительных документов (указания, приказы, распоряжения) как непосредственным руководством органов предварительного расследования, так и надзирающими прокурорами.

<10> Синенко С.А. Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве: теоретические, законодательные и правоприменительные проблемы: Дис. ... док. юрид. наук. Москва, 2014. С. 133.

Активная деятельность в данном направлении со стороны указанных субъектов, по нашему глубокому убеждению, позволит повысить эффективность работы по возмещению вреда, причиненного преступным деянием.

В качестве положительного опыта, исходя из обозначенного контекста проблемы, можно привести пример взаимодействия правоохранительных органов одного из регионов Российской Федерации. Например, в Главном следственном управлении ГУ МВД России по Иркутской области в соответствии с Инструкцией по организации информационного взаимодействия в сфере противодействия легализации (отмыванию) денежных средств и иного имущества, полученного преступным путем, утвержденной совместным Приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, других правоохранительных ведомств и Росфинмониторинга от 5 августа 2010 г. N 309/566/378/318/1460/43/207, с целью выявления в действиях лиц, привлеченных в качестве обвиняемых по уголовным делам коррупционной направленности по признакам преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ, разработана форма запроса, которая рекомендована для использования следователями при обращении в подразделения Росфинмониторинга с целью получения информации о движении денежных средств по счетам физических и юридических лиц. Также в данном подразделении наработана практика выездных семинаров с участием представителей прокуратуры, суда, экспертов-бухгалтеров, экспертов-строителей по темам, касающимся деятельности следователей и оперуполномоченных по возмещению вреда, причиненного преступлением <11>.

<11> Информационно-аналитическая справка Следственного департамента МВД России за 2015 год "Об эффективности использования процессуальных инструментов по установлению имущества обвиняемых (подозреваемых) по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности с целью наложения ареста или применения судом конфискационных санкций".

Осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания на этапе окончания предварительного расследования, прокурор, проверив все материалы представленного ему уголовного дела, наряду с иными требованиями, должен проверить наличие комплекса мероприятий, проведенных следователем, дознавателем по обеспечению гражданского иска и возможной конфискации имущества. Дополнительно прокурору надлежит проверить законность процессуальных решений, связанных с возвращением законному владельцу вещественных доказательств в целях возмещения причиненного преступлением вреда.

В соответствии с ч. 5 ст. 220 УПК РФ сведения о принятых мерах по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, или возможной конфискации имущества должны быть отражены в справке, прилагаемой к обвинительному заключению.

Говоря о сущности возвращения уголовных дел для производства дополнительного расследования, В.М. Савицкий утверждал, что "факт возвращения для производства дополнительного следствия прокурором уголовного дела говорит о том, что в процессе всего хода расследования со стороны прокурора отсутствовал должный контроль и надзор за деятельностью следователя" <12>.

<12> Савицкий В.М. Действия прокурора при решении вопроса о направлении дел в суд // Законность. 1958. N 8. С. 80.

Отдавая дань уважения и научной признательности одному из видных ученых-процессуалистов, все же следует добавить, что возможность выявления ошибок лишь при изучении уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, а не в ходе процессуального руководства расследованием нередко вызвана объективными причинами. Прокурор зачастую осуществляет надзор в отношении большого количества уголовных дел, что делает невозможным проконтролировать каждый шаг следователя, дознавателя, и в том числе тех процессуальных и организационных решений, которые они осуществляют в целях обеспечения условий, направленных на возмещение вреда, причиненного преступлением.

В то же время "недовольство" прокурора относительно ненадлежащего исполнения следователем, дознавателем требований уголовно-процессуального закона, относительно соблюдения прав потерпевших, на возмещение причиненного преступлением вреда, должно выражаться в решении об отказе утверждения обвинительного заключения (обвинительного акта).

В данном случае одной из причин возвращения уголовного дела следователю, дознавателю является необходимость пересоставления обвинительного заключения (обвинительного акта). Указанная ситуация возникает в случае изменения обвинения, если прокурор признает, что оно недостаточно индивидуализировано. В частности, когда требуется включить в формулировку обвинения характер и точную сумму вреда, причиненного потерпевшему в результате совершенного преступного деяния.

При этом исходя из данных аналитических обзоров Главного следственного управления ГУ МВД России по г. Москве прослеживается тенденция, что наибольшее количество уголовных дел возвращено именно из-за недостатков, связанных с установлением в ходе предварительного расследования характера и точной суммы вреда, причиненного преступлением.

Характерен здесь следующий пример из практической деятельности органов предварительного расследования столичного региона. Прокурором для производства дополнительного расследования возвращено уголовное дело в СО ОМВД России по району Замоскворечье г. Москвы в связи с тем, что в ходе досудебного производства следователем не установлена стоимость похищенных у потерпевшего наручных часов <13>. Аналогичный пример следует из материалов уголовного дела, возвращенного прокурором в СО ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы, так как в процессуальных документах отсутствуют наименование и точная стоимость имущества, похищенного у потерпевшего <14>.

<13> Из материалов уголовного дела N 247692, расследованного в СО ОМВД России по району Замоскворечье г. Москвы в 2015 году // Аналитические данные контрольно-методического управления ГСУ ГУ МВД России по г. Москве за 2015 год.
<14> Из материалов уголовного дела N 297427, расследованного в СО ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы в 2015 году // Аналитические данные контрольно-методического управления ГСУ ГУ МВД России по г. Москве за 2015 год.

Как видно из проведенного анализа, ошибки и нарушения по-прежнему элементарны и свидетельствуют о слабой теоретической и практической подготовке должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, а зачастую о формальном отношении указанных субъектов к своим должностным обязанностям.

Комментируя сказанное, автор отмечает, что весьма часто в процессе предварительного расследования должностные лица, в производстве которых находятся уголовные дела, не устанавливают обстоятельства, подлежащие доказыванию, а именно характер и размер вреда, причиненного преступлением (п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ), что является грубейшим нарушением действующего уголовно-процессуального закона.

Подводя итог, следует отметить, что основные причины возвращения уголовных дел для производства дополнительного расследования обусловлены не их сложностью в доказывании преступности деяния либо отсутствием единой позиции с надзирающим прокурором по вопросу применения закона, а с элементарной невнимательностью и не редко безответственностью следователей, дознавателей за конечный результат своей деятельности, а также отсутствием процессуального контроля со стороны непосредственных руководителей.

Таким образом, на фоне всего вышесказанного, логичным и убедительным представляется вывод о том, что в настоящее время особенно повышается роль и значение прокурорского надзора за деятельностью должностных лиц органов предварительного расследования, в том числе по созданию и обеспечению в досудебном производстве условий для полноценного возмещения вреда лицам, ставшим жертвами преступных деяний. Прокурорский надзор необходимо воспринимать не как нечто чуждое и негативное, а именно как здоровую критику, направленную на исправление допущенных ошибок и упущений в деятельности органов предварительного следствия и дознания по возмещению вреда, причиненного уголовно наказуемыми деяниями, и восстановление нарушенных прав лиц, потерпевших от преступлений.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры: Сборник документов / Под ред. С.А. Галунского. Москва, 1955. 635 с.
  2. Мельников В.Ю. Обеспечение и защита прав человека при применении мер процессуального принуждения в досудебном производстве Российской Федерации: Дис. ... док. юрид. наук. Москва, 2014. 552 с.
  3. Петрухин И.Л. Исторический очерк деятельности прокуратуры // Отечественные записки. 2003. N 2(11). С. 389 - 402.
  4. Савицкий В.М. Действия прокурора при решении вопроса о направлении дел в суд // Законность. 1958. N 8. С. 78 - 83.
  5. Синенко С.А. Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве: теоретические, законодательные и правоприменительные проблемы: Дис. ... док. юрид. наук. Москва, 2014. 418 с.
  6. Супрун С. Возмещение по уголовному делу имущественного вреда в порядке регресса // Уголовное право. 2010. N 3. С. 94 - 97.
  7. Титова В.Н. Применение законодательства о возмещении вреда, причиненного преступлением // Вестник академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2013. N 6(38). С. 36 - 41.