Мудрый Юрист

Принцип баланса частных и публичных интересов в доктрине и правоприменительной практике

Кабанова И.Е., кандидат юридических наук, научный сотрудник ФГБОУ ВО Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Статья посвящена исследованию применения принципа баланса частных и публичных интересов в российской и европейской правовой доктрине и практике.

Ключевые слова: интересы, баланс, частные интересы, публичные интересы.

The principle of balance between public and private interests in the doctrine and legal practice

I.E. Kabanova

The article is devoted to the application of balance principle between public and private interests in the Russian and European law doctrine and case law.

Key words: interests, balance, private interests, public interests.

Исследованию соотношения частного и публичного права и баланса публичных и частных интересов, достигаемого посредством правового регулирования, посвящено значительное количество работ <1>. К настоящему времени "обращение к данной проблеме настолько активизировалось... что, пожалуй, можно без большого преувеличения констатировать устойчивое стремление рассматривать практически любой вопрос, имеющий юридический характер, сквозь призму соотношения частного и публичного права" <2>.

<1> Пескова А.А. Баланс публичных и частных интересов при реализации права на судебную защиту муниципальной собственности // Конституционное и муниципальное право. 2010. N 10. С. 24; Ломаев А.Ю. Публичный интерес как правовая категория: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2012. 22 с.; Бублик В.А. Публично- и частноправовые начала в гражданско-правовом регулировании внешнеэкономической деятельности: Дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2000; Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской деятельности. М., 2001; Голубцов В.Г. Сочетание публичных и частных начал в регулировании вещных отношений с участием государства. СПб., 2005; Концепция частного и публичного права России: Монография / Под ред. В.И. Иванова, Ю.С. Харитоновой. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2013. С. 8.
<2> Коршунов Н.М. Частное и публичное право: проблемы формирования основ современной теории конвергенции // Журнал российского права. 2010. N 5. С. 66.

Баланс подразумевает равновесие, интерес же определяется как желание и побудительный мотив действий субъектов <1>.

<1> Энциклопедический словарь. URL: http://tolkslovar.ru/b524.html (дата обращения: 28.01.2016).

Одним из способов установления оптимального соотношения удовлетворения публичных и частных интересов может служить обращение к российской и международной судебной практике. Европейским судом по правам человека неоднократно акцентировалось внимание на нарушение именно "справедливого баланса между интересами государства и заявителя" <1>. Требование соблюдения указанного баланса предъявляется и Конституционным Судом Российской Федерации <2>.

<1> Жалобы против России, рассмотренные Европейским судом в 2007 году. URL: http://www.espch.ru/content/view/156/34 (дата обращения: 28.01.2016).
<2> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации "По делу о проверке конституционности положений частей третьей и девятой статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами Общества с ограниченной ответственностью "Аврора малоэтажное строительство" и граждан В.А. Шевченко и М.П. Эйдлена" // Собрание законодательства РФ. 03.11.2014. N 44. Ст. 6128.

Категория "справедливость" в отечественном праве формально не определена, поскольку данное понятие является оценочным, а его содержание подвержено изменениям в свете исторических и социальных условий <1>.

<1> Дербин А.П. О некоторых аспектах справедливости в праве. URL: http://law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1313452 (дата обращения: 28.01.2016).

Рассматривая категорию "справедливость", В.А. Вайпан отмечает, что "в сознании людей понятие справедливости служит для оценки сложных и противоречивых экономических, социальных, юридических, политических и духовных процессов общественной жизни. Поэтому представления о справедливости есть некий индикатор текущего состояния общества" <1>.

<1> Вайпан В.А. Реализация принципа социальной справедливости в правовом регулировании предпринимательской деятельности // Проблемы реализации принципов права в предпринимательской деятельности: Монография / Коллектив авторов / МГУ имени М.В. Ломоносова, РАНХиГС при Президенте РФ / Отв. ред. В.А. Вайпан, М.А. Егорова. М.: Юстицинформ, 2016. С. 49.

Еще в Дигестах Юстиниана говорилось о том, что "право получило свое название от (слова) "справедливость", ибо согласно превосходному определению Цельса, право есть искусство доброго и справедливого" <1>.

<1> Дигесты Юстиниана / Отв. ред. Л.Л. Кофанов. М.: Статут, 2002. Книга 1. С. 83.

По мнению М.В. Преснякова, необходимо различать справедливость как ценность и справедливость как регулятивный принцип. С позиции общей справедливости осуществляется морально-нравственная оценка любого социального явления как справедливого или, напротив, несправедливого путем соотнесения его с системой ценностей в данном обществе в конкретный исторический период. Частная справедливость носит более формализованный, инструментальный характер и обеспечивается путем реализации определенных дистрибутивных программ (справедливость уравнивающая и справедливость распределяющая) <1>.

<1> Пресняков М.В. Конституционный принцип справедливости: юридическая природа и нормативное содержание: Автореф. дис. ... д.ю.н. Саратов, 2010. С. 11.

В Конституции Российской Федерации термин "справедливость" употребляется единожды в контексте "веры в справедливость" (преамбула Конституции Российской Федерации) <1>. В актах Конституционного Суда РФ подчеркивается значимость справедливости как конституционно-правового принципа наряду с принципами равенства и соразмерности в целях обеспечения баланса между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами <2>.

<1> Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 04.08.2014. N 31. Ст. 4398.
<2> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации "По делу о проверке конституционности пункта 7 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в связи с жалобами граждан Д.А. Васина и И.С. Кравченко" // Собрание законодательства РФ. 24.11.2014. N 47. Ст. 6633.

Выделение частных и публичных интересов в зависимости от носителя интереса не совпадает с делением права на частное и публичное, т.к. интересы могут быть отражены в отраслях и публичного, и частного права и устанавливаются исключительно по субъекту-носителю <1>. Также Конституционным Судом РФ признается возможным объективирование в частном интересе публичного интереса, когда предметом защиты гражданского права становится сложносоставной частно-публичный интерес <2>.

<1> Маслаков А.В. Надзор как процессуальная форма защиты публичного интереса: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 26.
<2> Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 681-О-П "По жалобам граждан Ю.Ю. Колодкина и Ю.Н. Шадеева на нарушение их конституционных прав положениями статьи 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах" во взаимосвязи с частью 5 статьи 7 Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации" // Российская газета. 10.11.2007. N 252.

В отечественной правовой доктрине под публичным интересом понимается признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовлетворение которого служит условием и гарантией ее существования и развития, взаимообусловленные интересы общества и государства, которым в конкретный исторический момент времени придается нормативное содержание <1>.

<1> Дорохин С.В. Деление права на публичное и частное: конституционно-правовой аспект. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 65.

Публичный интерес можно трактовать как потребность в поддержании стихийного порядка, который является средством содействия достижению огромного многообразия личных целей <1>, причем термин "публичный" указывает на то, что подобная формализация проводится субъектом публичной власти, таким образом, публичный интерес - это объективированный общественный интерес.

<1> Хайек Ф.А. Право, законодательство и свобода: современное понимание либеральных принципов справедливости и политики. М.: ИРИСЭН, 2006. С. 170.

Под частными интересами понимаются потребности отдельных физических и юридических лиц.

И частный, и публичный интерес - это потенциальный объект правовой охраны. Признание государством определенного интереса в качестве объекта правовой охраны подтверждается фактом урегулирования отношений, возникающих в связи с удовлетворением данного интереса, на законодательном уровне, а поскольку законы творятся государством, постольку публично-правовые начала имеют преимущества <1>.

<1> См.: Крохина Ю.А. Принцип сочетания частных и публичных интересов в финансовом праве // Финансовое право. 2012. N 5. С. 8 - 11.

Европейский суд по правам человека неоднократно обращал внимание, что баланс частного и публичного интереса в публичном праве выражается в правовой защите лица от произвольного вмешательства со стороны государства <1>.

<1> http://www.espch.ru/index.php

Европейская конвенция по правам человека возлагает на государства-участников обязательства по обеспечению соблюдения провозглашенных прав и свобод, и прежде всего права собственности, гарантируемого ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, закрепляющей право лица на уважение своей собственности.

Согласно принципиальным подходам Европейского суда, сформировавшимся в процессе применения Конвенции при рассмотрении жалоб заявителей, незаконное лишение физических или юридических лиц принадлежащего им имущества не должно иметь места и не может быть ни при каких условиях признано оправданным, а власти государств-участников обязаны воздерживаться от любых неправомерных действий, нарушающих право лица на уважение собственности и способных привести к утрате лицом своего имущества <1>.

<1> Ждановская О.Н. Присуждение Европейским судом по правам человека справедливой компенсации при нарушении государством права собственности заявителя // Российский ежегодник Европейской конвенции по правам человека (Russian year book of the European convention on human rights) / Д.В. Афанасьев, М. Визентин, М.Е. Глазкова и др. М.: Статут, 2015. Вып. 1: Европейская конвенция: новые "старые" права. 608 с.; СПС "КонсультантПлюс".

Если Суд установит наличие со стороны государства-ответчика нарушения ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, оно обязано прекратить имеющееся нарушение прав потерпевшего лица, что, в свою очередь, влечет необходимость восстановления, в той степени, насколько это возможно, положения, существовавшего до вмешательства. В тех случаях, когда этого сделать нельзя, речь может идти о выплате денежной компенсации, при определении размера которой должны учитываться критерии, выработанные прецедентной практикой Суда.

Статья 41 Конвенции не предусматривает обязанности Суда присудить справедливую компенсацию даже если установлено нарушение права собственности лица, на что указывает текст статьи, содержащий слова "в случае необходимости" (if necessary). Но если Суд придет к выводу о необходимости присуждения компенсации, она должна быть справедливой (just).

Суд разделяет порядок исчисления размера компенсации применительно к двум разным ситуациям нарушения права собственности заявителя: когда имущество изъято у заявителя законно, но компенсация не выплачена, и когда само по себе изъятие имущества является незаконным (и не произведена выплата компенсации).

В делах о законном лишении имущества (т.е. когда Суд приходил к выводу, что изъятие имущества было произведено законно, но нарушение состояло в отсутствии выплаты надлежащей компенсации) Суд признавал, что присуждаемая компенсация может и не полностью возмещать причиненный заявителю ущерб. Однако, если ущерб причинен незаконным изъятием имущества, он должен компенсироваться в полном объеме.

Такой подход к определению размера компенсации в случае незаконного лишения имущества соответствует принципу, выработанному еще в 20-х гг. прошлого столетия Постоянной палатой международного правосудия (Permanent Court of International Justice) в отношении размера денежного возмещения за действие, противоречащее международному праву.

Согласно этому принципу возмещение, которое должно получить потерпевшее лицо, должно, насколько возможно, устранить все последствия имеющегося нарушения и восстановить ситуацию, которая, по всей вероятности, существовала бы при отсутствии противоправного вмешательства. Приоритетным при этом является присуждение потерпевшей стороне именно компенсации в натуре. Если по каким-либо причинам это невозможно, то виновное лицо должно выплатить денежную сумму, эквивалентную натуральной компенсации. Помимо этого, присуждается и ущерб за понесенную утрату, который не покрывается компенсацией в натуре или денежной выплатой вместо нее <1>.

<1> Ждановская О.Н. Указ. соч.

Европейский суд в своих решениях подчеркивает обязательность поддержания справедливого баланса между интересами общества и требованиями защиты частных интересов отдельной личности, особенно в делах, связанных с ограничением права собственности для достижения общественно значимых целей.

В решении по вопросу приемлемости жалобы по делу "Валерий Филиппович Шестаков против Российской Федерации" Суд подчеркнул, что "любое вмешательство обязательно нарушает справедливый баланс между потребностями общества и требованиями защиты основных прав каждого с целью соблюдения ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции. Должно быть разумное соотношение пропорциональности между используемыми средствами и преследуемой целью. При определении того, соблюдены ли соответствующие требования... государство пользуется широкой свободой определения в отношении как выбора средств исполнения, так и установления, оправданы ли последствия исполнения общественными интересами для достижения определенной цели права" <1>.

<1> Решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости от 18 июня 2002 г. по делу "Валерий Филиппович Шестаков против Российской Федерации" (Valeriy Filippovich Shestakov v. Russia). Жалоба N 48757/99 // Журнал российского права. 2002. N 11.

В соответствии с ч. 3 ст. 35 Конституции РФ принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Европейский суд придерживается позиции, что для того, чтобы "определить, соблюдается ли необходимое равновесие, и в частности соразмерность бремени, налагаемого на заявителя, уместно принять во внимание условия компенсации, предусмотренные во внутреннем законодательстве. При невыплате определенной суммы, в разумных пределах соответствующей стоимости имущества, лишение собственности в принципе представляет собой серьезное нарушение; невыплата компенсации может быть оправданна на основе статьи 1 только при исключительных обстоятельствах" <1>.

<1> Постановления Европейского суда по правам человека от 23 ноября 2000 г. по делу "Бывший Король Греции и другие против Греции" (The Former King of Greece and others v. Greece). Жалоба N 25701/94. ECHR 2000-XII. § 89; от 6 октября 2005 г. по делу "Драон против Франции" (Draon v. France). Жалоба N 1513/03 // СПС "КонсультантПлюс".

Отсутствие компенсации, как правило, рассматривается как "индивидуальное и чрезмерное бремя", нарушающее необходимый баланс <1>, однако оно может быть оправдано в исключительных случаях с учетом интересов общества и конкретных обстоятельств, при которых происходит вмешательство в право собственности.

<1> Постановление Европейского суда по правам человека от 19 октября 2006 г. по делу "Берекчиогуллари (Чекмез) и другие против Турции" (Borekciogullari (Cokmez) and others v. Turkey). Жалоба N 58650/00 // СПС "КонсультантПлюс".

В Постановлении Европейского суда по делу "Ян и другие против Германии" таким исключительным случаем был признан уникальный контекст объединения Германии, что позволило Суду прийти к выводу об отсутствии нарушения ст. 1 Протокола N 1 в ситуации лишения заявителей имущества без какой-либо компенсации <1>.

<1> Постановление Европейского суда по правам человека от 30 июня 2005 г. по делу "Ян и другие против Германии" (Jahn and others v. Germany). Жалобы N 46720/99, 72203/01, 72552/01 // СПС "КонсультантПлюс".

Общий подход Суда к условиям полного отсутствия компенсации освещен в Постановлении по делу "Скордино против Италии": "верным является то, что во многих делах о законном отчуждении имущества, как, например, отдельное отчуждение земли с целью строительства дороги или в иных целях в интересах общества, только полная компенсация может считаться соразмерной стоимости собственности, такое правило имеет свои исключения... Законные цели в интересах общества, например, связанные с принятием мер экономической реформы или мер, направленных на достижение большей социальной справедливости, в качестве компенсации могут предусматривать сумму меньше, чем полная рыночная стоимость собственности" <1>.

<1> Постановление Европейского суда по правам человека от 29 марта 2006 г. по делу "Скордино против Италии" (Scordino v. Italy). Жалоба N 36813/97 // СПС "КонсультантПлюс".

Статья 55 Конституции РФ соответствует ряду международных актов, в том числе Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г. (ст. 29), Международным пактам от 16 декабря 1966 г. "О гражданских и политических правах" и "Об экономических, социальных и культурных правах" (ст. 4), Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (ст. ст. 17 - 18) и Хартии Европейского союза об основных правах от 12 декабря 2007 г. (ст. 54), что подтверждает универсальность принципа баланса частных и публичных интересов <1>.

<1> Сагдеева Л.В. Право на защиту собственности в актах Европейского суда по правам человека. М.: Статут, 2014. 319 с. Глава 3.3. Требование справедливого баланса.

В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Конституционный Суд РФ при толковании и применении ст. 55 Конституции РФ исходит из того, что перечень целей, предусмотренных в статье, является исчерпывающим, а сами ограничения не должны быть чрезмерными, должны отвечать требованиям справедливости, носить общий и абстрактный характер <1> и служить необходимым и соразмерным средством защиты конституционно признаваемых публичных интересов, т.е. применяемые правовые средства должны обеспечивать их достижение, причем исключительно в тех случаях, когда упомянутые цели не могут быть достигнуты без ограничения прав <2>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 1 апреля 2003 г. N 4-П // СЗ РФ. 2003. N 15. Ст. 1416; Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П // СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1657.
<2> Постановление Конституционного Суда РФ от 22 ноября 2001 г. N 15-П // СЗ РФ. 2001. N 50. Ст. 4822.

При введении ограничений должны учитываться вопросы компенсации, обеспечения справедливого баланса между публичными и частными интересами <1>, и введение ограничений не должно приводить к нарушению принципа юридического равенства <2>. Одновременно баланс частного и публичного предполагает сбалансированность между собой частных интересов <3>.

<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 16 мая 2000 г. N 8-П // СЗ РФ. 2000. N 21. Ст. 2258; Постановление Конституционного Суда РФ от 22 ноября 2000 г. N 14-П // СЗ РФ. 2000. N 49. Ст. 4861; Постановление Конституционного Суда РФ от 31 января 2011 г. N 1-П // СЗ РФ. 2011. N 6. Ст. 897.
<2> Постановление Конституционного Суда РФ от 26 декабря 2002 г. N 17-П // СЗ РФ. 2003. N 1. Ст. 152.
<3> Бублик В.А. Частные и публичные начала в гражданском праве // Российский юридический журнал. 2002. N 1. С. 5 - 13; Коршунов Н.М. Указ. соч. С. 66 - 72; Щенникова Л.В. Идеология гражданского законодательства // Законодательство. 2010. N 4. С. 10 - 13; Постановление Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 г. N 10-П // СЗ РФ. 2007. N 30. Ст. 3988; Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 2010 г. N 2-П // СЗ РФ. 2010. N 6. Ст. 700.

Важный вывод сделан в Постановлениях Конституционного Суда РФ от 2010 - 2011 гг. В них указывается на то, что одной лишь принадлежности к публичным структурам недостаточно для оправдания применения государственных привилегий <1>, равно как и цель рациональной организации деятельности органов государственной власти не может служить основанием для ограничения прав и свобод <2>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 20 июля 2011 г. N 20-П // СЗ РФ. 2011. N 33. Ст. 4948.
<2> Постановление Конституционного Суда РФ от 13 июля 2010 г. N 15-П // СЗ РФ. 2010. N 29. Ст. 3983.

При наблюдаемом процессе расширения области регулирования нормами частного права отношений с участием властных субъектов происходит заметное усиление гарантий ответственности государства и его органов перед частными лицами <1>.

<1> Яковлев В.Ф., Талапина Э.В. Роль публичного и частного права в регулировании экономики // Журнал российского права. 2012. N 2. С. 5 - 16.

Специфика гражданско-правовой ответственности публичных субъектов заключается в обеспечении при помощи частноправовых средств в рамках механизма этой ответственности баланса между частыми имущественными интересами потерпевшего и публичными интересами.

Библиографический список

  1. Пескова А.А. Баланс публичных и частных интересов при реализации права на судебную защиту муниципальной собственности // Конституционное и муниципальное право. 2010. N 10. С. 24.
  2. Ломаев А.Ю. Публичный интерес как правовая категория: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2012. 22 с.
  3. Бублик В.А. Публично- и частноправовые начала в гражданско-правовом регулировании внешнеэкономической деятельности: Дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2000.
  4. Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской деятельности. М., 2001.
  5. Голубцов В.Г. Сочетание публичных и частных начал в регулировании вещных отношений с участием государства. СПб., 2005; Концепция частного и публичного права России: Монография / Под ред. В.И. Иванова, Ю.С. Харитоновой. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2013. С. 8.
  6. Коршунов Н.М. Частное и публичное право: проблемы формирования основ современной теории конвергенции // Журнал российского права. 2010. N 5. С. 66.
  7. Вайпан В.А. Реализация принципа социальной справедливости в правовом регулировании предпринимательской деятельности // Проблемы реализации принципов права в предпринимательской деятельности: Монография / Коллектив авторов / МГУ имени М.В. Ломоносова, РАНХиГС при Президенте РФ / Отв. ред. В.А. Вайпан, М.А. Егорова. М.: Юстицинформ, 2016. С. 49.
  8. Дигесты Юстиниана / Отв. ред. Л.Л. Кофанов. М.: Статут, 2002. Книга 1. С. 83.
  9. Маслаков А.В. Надзор как процессуальная форма защиты публичного интереса: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 26.
  10. Дорохин С.В. Деление права на публичное и частное: конституционно-правовой аспект. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 65.
  11. Хайек Ф.А. Право, законодательство и свобода: современное понимание либеральных принципов справедливости и политики. М.: ИРИСЭН, 2006. С. 170.
  12. Крохина Ю.А. Принцип сочетания частных и публичных интересов в финансовом праве // Финансовое право. 2012. N 5. С. 8 - 11.
  13. Бублик В.А. Частные и публичные начала в гражданском праве // Российский юридический журнал. 2002. N 1. С. 5 - 13; Коршунов Н.М. Указ. соч. С. 66 - 72.
  14. Щенникова Л.В. Идеология гражданского законодательства // Законодательство. 2010. N 4. С. 10 - 13; Постановление Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 г. N 10-П // СЗ РФ. 2007. N 30. Ст. 3988; Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 2010 г. N 2-П // СЗ РФ. 2010. N 6. Ст. 700.
  15. Яковлев В.Ф., Талапина Э.В. Роль публичного и частного права в регулировании экономики // Журнал российского права. 2012. N 2. С. 5 - 16.