Мудрый Юрист

Проценты как форма ответственности за неисполнение денежного обязательства

Буланов М.С., аспирант кафедры гражданского права ФГБОУ ВО "Кубанский государственный аграрный университет им. И.Т. Трубилина", директор юридической фирмы MIALEGIS.

В статье анализируется правовая природа и специфика использования процентов в российском законодательстве. Автор проводит сравнение начисления процентов по статьям 317.1 и 395 ГК РФ. Вносятся предложения по ужесточению имущественной ответственности за неисполнение денежного обязательства.

Ключевые слова: проценты, правовая природа процентов, статья 395 ГК РФ, обязательства, неисполнение денежного обязательства, расчет процентов, предпринимательский оборот, имущественный оборот.

Interest as a form of responsibility for non-fulfilment of monetary obligation

M.S. Bulanov

The article analyzes the legal nature and specifics of the use of interest in Russian legislation. The author compares the accrual of interest on articles 317.1 and 395 of Civil Code. There are the proposals to tighten property liability for failure of monetary obligation.

Key words: interest, the legal nature of interest, Article 395 of Civil Code, the obligation, non-fulfilment of a monetary obligation, the calculation of interest, the business turnover, property turnover.

Денежные обязательства занимают одно из главных мест в имущественном обороте. В современном мире, когда практически все имеет денежный эквивалент, особенно важно на законодательном уровне предусмотреть ответственность за неисполнение денежного обязательства, которая в должной мере защищала бы права всех субъектов предпринимательской деятельности. При решении этой задачи в первую очередь необходимо рассматривать деньги с экономической точки зрения, так как очень важны такие их свойства, как ликвидность и стоимость. В этой связи для обеспечения стабильности имущественных отношений целесообразным представляется использование механизма начисления процентов на денежный долг. Возможность начисления процентов на денежный долг, с одной стороны, увеличивает доверие кредитора к имущественному обороту, с другой - повышает ответственность должника при исполнении обязательства.

Формой ответственности проценты стали, наверное, с самого появления денежного обязательства в обороте. Еще римскому праву был известен механизм начисления процентов в случае просрочки исполнения займа. Как известно, при развитии римской государственности очень популярным было занятие ростовщичеством. Неоднократно предпринимались попытки регламентировать деятельность ростовщиков, в том числе путем установления предельного размера начисляемых по займам процентов. Так, например, Юстиниан под влиянием христианской агитации был вынужден умерить аппетиты постоянно богатеющих ростовщиков путем сокращения размера максимального процента по займам до 6% годовых <1>.

<1> Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов. М.: Норма; Инфра-М, 2000. С. 552 - 553.

С экономической точки зрения процент (как известно, при расчете принято использовать "проценты годовых") следует рассматривать как плату, которую заемщик должен вносить за пользование кредитом, деньгами или иными материальными ценностями. При этом законодательство не содержит "легального" определения процента. Полагаем, что и нет необходимости давать этому термину какое-то юридическое определение. Хотя, отметим, что уважаемые в юридическом сообществе авторы способны давать юридическое определение практически всему. Так, например, В.А. Белов формулирует юридическое определение такого природного явления, как радуга - доказательство установления одного из самых первых, исторически зафиксированных обязательств - обязательства Бога не допустить повторения Потопа <1>.

<1> Белов В.А. Гражданское право. Актуальные проблемы теории и практики: Авторский учебник. М.: Юрайт, 2015. С. 180.

Тем не менее какой-либо теоретической либо практической значимости в четком юридическом определении понятия "процент" мы не видим. В российском праве также не встречается и определения видов процентов (например "законных процентов"), чего не скажешь о праве европейских стран. Так, например, в праве Евросоюза под "процентом на просроченный платеж" понимается установленный законом процент на просроченный платеж или процентная ставка, определенная по соглашению между предприятиями <1>.

<1> Директива Европейского парламента и Совета Европейского союза N 2011/7/ЕС "О противодействии задержкам платежей в коммерческих сделках (новая редакция)" (принята в г. Страсбурге 16.02.2011) // СПС "КонсультантПлюс".

Отметим, что в России понятие "процент" встречается в основном в нормах гражданского права. Если, к примеру, взять Уголовный кодекс, то там вместо понятия "процент" чаще используется понятие "кратность" (статья 46 УК РФ - "Штраф" (...штраф исчисляется в величине, кратной...), статья 290 УК РФ - "Получение взятки" (санкция предусмотрена в кратном размере от суммы взятки) и т.д.). Во всем Уголовном кодексе слово "процент" встречается всего лишь 5 раз - при определении размера удержания из заработной платы при исправительных работах, размера удержания из денежного довольствия и квалификации состава преступления по уклонению от уплаты налогов. В Гражданском же кодексе слово "процент" используется 137 раз, причем больше всего во второй его части - 97 раз, где как раз регламентируются отдельные виды обязательств, ответственность за нарушение которых исчисляется в процентах.

Классификация процентов по денежному обязательству может быть проведена также с точки зрения оснований их возникновения:

Отметим, что данную классификацию можно встретить и в зарубежных странах. Так, в соответствии со статьей 1907 Гражданского кодекса Франции "проценты бывают законными и договорными. Законные проценты устанавливаются законодательством. Договорные проценты могут превышать те, что установлены законодательством, во всех случаях, когда законодательство это не запрещает". Если с процентами, установленными в договоре, возникают вопросы, в основном, арифметические, то с установленными законом ситуация обстоит сложнее <1>.

<1> Лескова Ю.Г. Договор как средство саморегулирования предпринимательских отношений // Вестник Академии права и управления. 2012. N 27.

Еще в 1998 году высшие судебные инстанции указывали на различную правовую природу процентов, установленных в договоре и возникающих из закона. Так, в соответствии с совместным Постановлением Пленума ВС и ВАС РФ, "проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК РФ, по своей природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (ст. 809 ГК РФ), кредитному договору (ст. 819 ГК РФ) либо в качестве коммерческого кредита (ст. 823 ГК РФ). Поэтому при разрешении споров о взыскании процентов годовых суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо уплаты процентов как меры ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ)" <1>.

<1> Пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998.

Безусловно, ключевую позицию в Гражданском кодексе занимает статья 395 ГК РФ - ответственность за неисполнение денежного обязательства, в соответствии с которой за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Практическое применение данной статьи встречается в большом количестве судебных актов.

В ходе нынешней реформы Гражданского кодекса в том числе были затронуты и вопросы начисления процентов по денежному обязательству как меры ответственности <1>. Законодатель решил отказаться от уже ставшей давно всем привычной "ставки рефинансирования", которая впоследствии стала именоваться "ключевой" при определении размера процентов по статье 395 ГК РФ. В определенный период времени в связи с путаницей в названиях "процентная ставка рефинансирования" и "ключевая ставка" суды сталкивались с проблемой применения той или иной ставки. Так, в некоторых актах в качестве меры ответственности применялись проценты по ст. 395 ГК, рассчитанные не по ставке рефинансирования, а по ключевой ставке, что, на наш взгляд, в переходный период являлось правильным, поскольку в большей степени гарантировало защиту прав кредитора. Например, в Постановлении Арбитражного суда Алтайского края суд стал на сторону истца, взыскав по статье 395 ГК проценты по ключевой ставке Центрального Банка РФ <2>, которая к тому моменту была выше, чем ставка рефинансирования. Однако большинство судей при принятии решений все-таки не вдавались в экономические проблемы страны и контрагентов, руководствуясь старейшим Постановлением Пленумов 1998 года и взыскивая проценты по ставке рефинансирования 8,25 годовых <3>.

<1> Камышанский В.П., Тарасенко А.Н. Некоторые проблемы института субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц // Гражданское право. 2016. N 1. С. 41.
<2> Решение Арбитражного суда Алтайского края по делу N А03-20221/2014 // Картотека арбитражных дел. www.kad.arbitr.ru.
<3> Решение Арбитражного суда Краснодарского края по делу N А32-42790/2014 // Картотека арбитражных дел. www.kad.arbitr.ru.

Нам представляется, что в целях более эффективной реализации основной из задач судопроизводства в арбитражных судах - защиты нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность и иную экономическую деятельность <1>, законодатель и судьи должны мыслить не только юридическими, но и экономическими категориями. Наглядно это можно понять как раз на примере ответственности по денежным обязательствам <2>.

<1> Пункт 1 статьи 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 22 июля 2002 года N 95-ФЗ.
<2> Руденко Е.Ю., Каунов А.М. Обеспечение исполнения обязательства посредством гарантии: от банковской к независимой // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2016. N 118. С. 667.

Дело в том что ключевая ставка, которая с 10.06.2016 составляет 10,5 процентов, совершенно не отражает реальную стоимость денег в гражданском обороте, тем более не может служить мерой ответственности между контрагентами. Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" в ГК был введен принципиально новый порядок определения размера процентов по ст. 395, в соответствии с которым их размер теперь стал определяться существующими в месте жительства кредитора, или, если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических (почему-то!) лиц. К примеру, если взять Краснодарский край, то на сегодняшний день этот процент составляет 7,81% <1>. Таким образом, получается, что данный процент ниже, чем применявшаяся ранее ключевая ставка ЦБ РФ. Возникает вопрос в целесообразности внесенных изменений в пункт 1 статьи 395 ГК РФ.

<1> Официальный сайт Центрального Банка Российской Федерации // http://www.cbr.ru.

Отметим, что необходимость реформирования института процентов по денежному обязательству отмечалась еще в 2009 году в Концепции развития гражданского законодательства. Так, разработчики ГК указывали, что "необходимо провести ревизию текста ГК на предмет максимально четкого разграничения используемых в Кодексе понятий "проценты" и "неустойка" для отграничения неустойки от процентов, взимаемых на основании статьи 395" <1>.

<1> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // СПС "КонсультантПлюс".

Однозначно смыслом введения нового расчета процентов по статье 395 ГК была большая защита кредитора от ненадлежащего исполнения обязательств. К сожалению, в российском гражданском обороте стороны систематически сталкиваются с неисполнением обязательств, о чем ярко свидетельствует постоянно растущая нагрузка на судебную систему.

По большому счету понятно, что законодателю необходимо привязать размер процентов к чему-то, к какому-нибудь другому фиксированному показателю. Изначально он был привязан к ставке рефинансирования, потом к ключевой, потом вообще к среднему проценту по банковскому вкладу физического лица в регионе. С введением в действие ГК РФ в 90-х годах привязка к ставке рефинансирования была логичной, потому как сама эта ставка порой доходила до 200% годовых. В 2000-х годах ситуация по кредитованию ЦБ коммерческих банков изменилась и, как следствие, изменился размер ставки.

Сегодня, в связи с экономическим кризисом, экономическая ситуация в стране сложилась так, что Центральный Банк России кредитует коммерческие банки под процент, который выше, чем процент, которые эти банки готовы платить физическим лицам по их вкладам. И вообще, не совсем ясно, откуда взялась привязка к банковскому вкладу, причем именно физического лица? Получается следующее - если должник кредитору деньги вовремя вернул, то он, как субъект предпринимательской деятельности, ничего иного придумать не смог бы, кроме как положить эти деньги на депозит в банк и получить на них соответствующий прирост - определенный процент. А этот процент сегодня даже ниже, чем всем ранее привычная ключевая ставка рефинансирования. Этот процент вообще ниже, чем изначальная "цена" денег в экономике. В чем смысл этого нововведения? Кредитор еще меньше защищен, гражданский оборот менее стабилен. Абсурд, на наш взгляд, но это так - сегодня выгоднее кредитоваться за счет контрагента, чем брать кредит не то что в коммерческом банке, а в самом Центральном Банке (естественно, кроме имеющих лицензию ЦБ РФ банков такой возможности в России нет ни у кого). Выгода получается в Краснодарском крае, например, 2,69% (10,5% - 7,81%). То есть субъекту экономической деятельности выгодно не исполнять обязательства и при этом зарабатывать на своем контрагенте 2,69% в год. Не совсем ясно, как вообще появилась привязка к банковскому вкладу? Почему не привязать его к индексу потребительских цен или к стоимости золота на фондовом рынке? Безусловно, нужен какой-то критерий отсчета. На наш взгляд, со средней ставкой по вкладу он явно неудачный по нескольким основаниям. Во-первых, ставка по вкладам крайне низка. На сегодняшний день российские банки с учетом состояния экономики не готовы принимать от граждан вклады под более высокий процент. Во-вторых, расчет этих процентов становится сложным. А с учетом позиции, изложенной в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", которое указывает на необходимость расчета данных процентов, в том числе и при исполнении судебного акта приставом, практическая реализация вызовет еще большие сложности.

На наш взгляд, гораздо логичнее было привязать расчет размера процентов к среднерыночному проценту по кредиту, выдаваемому в регионе, а не вкладу физического лица. Если должник неправомерно удерживает у себя денежные средства, в связи с их отсутствием контрагент вынужден обратиться в банк за выдачей нового кредита, чтобы использовать деньги в обороте своего предприятия. Кто должен это компенсировать? Естественно, нарушивший обязательство контрагент. А ст. 395 ГК в актуальной редакции предполагает, что если бы обязательство исполнялось надлежаще, то, к примеру, общество с ограниченной ответственностью моментально превратилось бы в физическое лицо и понесло эти деньги в банк с целью открытия вклада под процент. Мы полагаем, что субъект предпринимательской деятельности на то и является таковым, что знает сотни иных способов эффективного использования денежных средств, помимо размещения на депозите в банке.

Противопоставить сказанному, естественно, можно довод о том, что стороны при заключении договора могут предусмотреть и более высокий размер процентов в договоре. Безусловно, это так. Но, во-первых, не всегда стороны это предусматривают, во-вторых, суды в своем "арсенале" имеют статью 333 ГК РФ, позволяющую им по своей инициативе снижать размер предусмотренной договором неустойки, если обязательство нарушено лицом, не осуществляющим предпринимательскую деятельность. Кроме того, в судебной практике встречаются случаи, когда суды в обход императивного запрета статьи 333 ГК РФ в отношении снижения неустойки по договорам, заключенным между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, по своей инициативе снижают размер договорной неустойки. Так, например, Арбитражный суд Краснодарского края, применил статью 333 ГК РФ, снизив предусмотренную договором неустойку в 100 раз в отсутствие соответствующего ходатайства со стороны ответчика <1>.

<1> Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 2 февраля 2016 года по делу N А32-37558/2015 // http://www.kad.arbitr.ru.

Верной представляется идея о том, что к размеру процентов, взыскиваемых по пункту 1 статьи 395 ГК РФ, вообще не применяются положения статьи 333 ГК РФ, так как статья 395 только в небольшой степени покрывает инфляционные процессы в экономике, а если еще и суд будет иметь возможность снижать размер процентов, то кредитор будет в самой наименьшей степени защищен.

Интересный вопрос о соотношении процентов по статье 395 ГК РФ и установленной в договоре неустойки был включен в Обзоре судебной практики Верховного Суда N 2 за 2016 год. Так, нижестоящие суды перекладывали обязанность на истца по квалификации ответственности, взыскиваемой с ответчика в виде процентов. В соответствии с пунктом 4 статьи 395 ГК РФ в случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные статьей 395 ГК РФ проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором. При этом возникает вопрос о квалификации данных процентов истцом при подаче соответствующего иска. Верховный Суд обратил внимание на то, что не может являться основанием для отказа в иске о взыскании процентов лишь неверная их квалификация истцом, указав, что суд самостоятельно должен определить правовую природу требования <1>.

<1> Обзор судебной практики Верховного Суда N 2 за 2016 год // http://www.supcourt.ru.

Долгое время открытым оставался вопрос о том, когда кредитором является иностранная компания либо иностранное физическое лицо, ставку какого региона при расчете процентов применять? Ответ был дан только спустя год в пункте 40 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7, в соответствии с которым "если кредитором является лицо, место жительства (нахождения) которого находится за пределами Российской Федерации, расчет процентов осуществляется по ставкам, опубликованным Банком России для федерального округа по месту нахождения российского суда, рассматривающего спор".

Вместе с тем спорной на наш взгляд остается позиция, выраженная в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 года N 7, в соответствии с которой сумма процентов, установленных статьей 395 ГК РФ, засчитывается в сумму убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением денежного обязательства. Нам представляется, что ответственность по ст. 395 ГК РФ и убытки определенно являются разными формами ответственности, в связи с чем их взыскание должно осуществляться независимо друг от друга. Сама природа процентов по ст. 395 ГК предполагает штрафной характер, притом как убытки компенсируют кредитору ненадлежащее исполнение обязательств. Данная позиция Пленума корреспондируется с нормой пункта 1 статьи 394 ГК, в соответствии с которой если стороны имеют договоренность о неустойке, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. В этом случае логика законодателя исходит из того, что стороны вправе самостоятельно определить в договоре тот процент, который компенсировал бы ненадлежащее исполнение уже с учетом возможного причинения убытков. Предполагается, что субъекты предпринимательских отношений в состоянии просчитать возможные последствия ненадлежащего исполнения обязательств со стороны своих контрагентов. Однако в отношении статьи 395 ГК РФ такого утверждать нельзя, когда стороны вообще не предусмотрели никаких штрафных санкций, они, на наш взгляд, должны быть установлены законом. Почему при этом они должны засчитываться в сумму убытков?

Аналогичной позиции придерживается и А.Г. Карапетов, делая вывод, что на уровне унификации международного частного права в целом сложился подход к процентам за просрочку не как к убыткам, а как к особой плате за пользование капиталом, для взыскания которой не требуется доказывать вину, на которую не распространяются правила об основаниях для освобождения от ответственности и которая предполагает право кредитора взыскивать иные, не связанные с просрочкой убытки, как правило, независимо от суммы неустойки <1>.

<1> Карапетов А.Г. Неустойка как средство защиты прав кредитора в российском и зарубежном праве. М.: Статут, 2005; СПС "КонсультантПлюс".

Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ в Гражданский кодекс с 1 июня 2015 года введено новое понятие - законные проценты по денежному обязательству. В соответствии с пунктом 1 статьи 317.1 ГК РФ кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имеет право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется ставкой рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Данное нововведение в гражданское законодательство представляется очень интересным в первую очередь потому, что оно является "изобретением" российского права - нигде в мире никогда такого не было. В Европе, например, плата за просрочку платежа приравнивается к ставке рефинансирования Европейского Центрального Банка с прибавкой от 7 до 10 процентов, что в совокупности с низким уровнем инфляции в должной мере защищает кредитора. Однако для полноценного внедрения ее в гражданский оборот необходимо выработать четкий подход к практике ее применения, что должно быть осуществлено судебной системой и в первую очередь Верховным Судом РФ в виде соответствующих рекомендаций нижестоящим судам. Безусловно, уже сейчас можно говорить о том, что введенная ст. 317.1 в Гражданский кодекс РФ перевернула презумпцию пользования чужими денежными средствами, а именно конкретно указала на то, что пользование деньгами - платное, и с экономической точки зрения это представляется весьма верным решением законодателя.

Полагаем, что существующая сегодня в качестве ответственности за нарушение денежного обязательства вследствие их неправомерного удержания, уклонения от возврата, иной просрочки в их уплате или сбережения за счет другого лица мера в виде взыскания процентов, рассчитанных на основании среднерыночного процента по вкладу в регионе неэффективна. В сложившейся ситуации стороны предпринимательских отношений должны стать более предусмотрительными при заключении соглашений, устанавливая повышенные меры ответственности, включая дополнительные способы обеспечения обязательств, что свидетельствует о нестабильности нашего гражданского оборота. Мы полагаем, что выбранный на сегодняшний день механизм расчета процентов по статье 395 ГК РФ через определенное время докажет свою несостоятельность и законодателю придется вновь вернуться к вопросу реформирования этой статьи.

Библиографический список

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон от 21 октября 1994 года N 51 ФЗ (в ред. от 10.10.2015) // СПС "КонсультантПлюс".
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): Федеральный закон от 22 декабря 1995 года N 15-ФЗ (в ред. от 10.10.2015) // СПС "КонсультантПлюс".
  3. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 28 июля 2004 г. N 80-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".
  4. Директива Европейского парламента и Совета Европейского союза N 2011/7/ЕС "О противодействии задержкам платежей в коммерческих сделках (новая редакция)" (принята в г. Страсбурге 16.02.2011) // СПС "КонсультантПлюс".
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 // СПС "КонсультантПлюс"; Обзор судебной практики Верховного Суда N 2 за 2016 год // http://www.supcourt.ru.
  6. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // СПС "КонсультантПлюс".
  7. Решение Арбитражного суда Алтайского края по делу N А03-20221/2014 // Картотека арбитражных дел. http://www.kad.arbitr.ru.
  8. Решение Арбитражного суда Краснодарского края по делу N А32-42790/2014 // Картотека арбитражных дел. http://www.kad.arbitr.ru.
  9. Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 2 февраля 2016 года по делу N А32-37558/2015 // http://www.kad.arbitr.ru.
  10. Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов. М.: Норма; Инфра-М, 2000.
  11. Лескова Ю.Г. Договор как средство саморегулирования предпринимательских отношений // Вестник Академии права и управления. 2012. N 27.
  12. Камышанский В.П., Тарасенко А.Н. Некоторые проблемы института субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц // Гражданское право. 2016. N 1. С. 40 - 42.
  13. Белов В.А. Гражданское право. Актуальные проблемы теории и практики: Авторский учебник. М.: Юрайт, 2015.
  14. Руденко Е.Ю., Каунов А.М. Обеспечение исполнения обязательства посредством гарантии: от банковской к независимой // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2016. N 118. С. 658 - 674.
  15. Карапетов А.Г. Неустойка как средство защиты прав кредитора в российском и зарубежном праве. М.: Статут, 2005; СПС "КонсультантПлюс".
  16. Официальный сайт Центрального Банка Российской Федерации // http://www.cbr.ru.