Мудрый Юрист

Пятилетие института медиации в российской правовой практике: первые итоги

Самохвалов Николай Александрович, старший преподаватель кафедры гражданского права Балаковского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, аспирант кафедры политических исследований России и постсоветского политического пространства Московского педагогического государственного университета.

В представленной статье исследуются первые итоги применения института медиации в российской правовой практике с момента вступления в законную силу Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)". Автор приходит к выводу о том, что процедура медиации заняла свою определенную нишу в правовом поле России. При этом указывается на ряд препятствий, которые тормозят всеобщую востребованность применения процедуры медиации, а также на внушительный потенциал оптимизации института медиации в Российской Федерации.

Ключевые слова: процедура медиации, медиатор, препятствия, потенциал оптимизации.

Fifth Anniversary of the Mediation Institute in the Russian Legal Practice: First Results

N.A. Samokhvalov

Samokhvalov Nikolay A., Senior Lecturer of the Civil Law Department of the Balakovo Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation, Postgraduate Student of the Department of Political Researches of Russia and Post-Soviet Political Space of the Moscow State University of Education.

In the present article examines the first results of the application of mediation in the Russian legal practice since the entry into force of the Federal Law of July 27, 2010 N 193-FZ "On alternative dispute resolution procedure involving a mediator (mediation procedure)". The author concludes that the mediation procedure took a certain niche in the legal field of Russia. At the same time, it points to a number of obstacles that hinder the use of the universal relevance of mediation, as well as the impressive potential of optimization of mediation in the Russian Federation.

Key words: mediation procedure, the mediator, the obstacles, the potential for optimization.

Введение в плоскость правового регулирования инструментов медиации, как альтернативной процедуры урегулирования споров с участием посредника, стало прогрессивным фактором развития в современной России отраслей частного права.

В настоящее время для Российского государства приоритетным направлением являются гарантия и защита прав и свобод человека и гражданина. Немаловажным аспектом в области гарантий и защиты прав личности является использование возможных действенных внесудебных (альтернативных) инструментов, предусмотренных правовыми нормами Российской Федерации <1>.

<1> Самохвалов Н.А. Концептуальные идеи и модель института медиации в современной России // Юрист. 2015. N 2. С. 39.

В научной юридической литературе значительный интерес и достаточное внимание альтернативным способам урегулирования споров уделяют Т.Е. Абова, Е.А. Виноградова, С.К. Загайнова, И.М. Зайцева, С.Н. Лебедева, С.Г. Севастьянова, Д.М. Чечот, Ц.А. Шамликашвили и другие, в трудах которых достоверно подтверждена необходимость функционирования и совершенствования института медиации в Российской Федерации.

Легальное закрепление медиации как правового инструмента и института частного права было постановлено пять лет назад, 27 июля 2010 года, при издании Федерального закона N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)", вступившего в законную силу с 1 января 2011 года (далее - Закон о медиации) <2>.

<2> Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" // СПС "КонсультантПлюс".

Безусловно, в течение пяти лет существования института медиации в правовом поле России накоплена определенная практика его применения, проанализировав которую можно определить перспективность и востребованность альтернативной процедуры урегулирования споров с участием посредника в Российской Федерации. Таким образом, указанные обстоятельства в значительной степени актуализируют необходимость подведения итогов за пятилетний период существования медиации в отечественной правовой практике в рамках настоящей статьи.

Процедура медиации получает все большее распространение в субъектах Российской Федерации <3>. В частности, следует отметить, что по состоянию на четвертый квартал 2014 г. в подавляющем большинстве субъектов Российской Федерации были созданы и осуществляют в настоящий момент времени свою деятельность ассоциации, палаты, союзы, некоммерческие партнерства по реализации в практической плоскости процедуры медиации <4>.

<3> Самохвалов Н.А. Медиация как инновационный способ урегулирования конфликтов в сфере государственной политики и управления // Актуальные проблемы современности: наука и общество. 2014. N 2 (3). С. 22.
<4> Справка о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" за период с 2013 по 2014 год: утв. Президиумом Верховного Суда РФ 1 апреля 2015 г. // СПС "КонсультантПлюс".

Кроме того, реализация процедуры медиации в практической плоскости выступает в качестве одного из направлений деятельности в соответствии с их уставными документами ряда территориальных подразделений Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, а также Российского союза промышленников и предпринимателей и специализированных организационных структур в составе ряда отечественных высших учебных заведений.

Кроме того, по официальным данным Управления систематизации законодательства и анализа судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за период с 2013 по 2014 год, процедура медиации после возбуждения производства по делам, находящимся на рассмотрении судами общей юрисдикции, находила свое практическое применение в 24 субъектах Российской Федерации <5>.

<5> Там же.

Примечательным выступает тот факт, что во исполнение пункта 5 части первой статьи 150, статей 172, 173 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) <6>, пункта 6 статьи 2, пункта 2 части 1 статьи 135, статьи 138, пункта 9 части 2 статьи 153 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) <7> судьи при рассмотрении споров содействуют примирению сторон. Основными мерами, в результате которых представители судейского корпуса Российской Федерации содействуют возможному примирению сторон и тем самым урегулированию правового спора во внесудебном порядке, на наш взгляд, являются следующие:

<6> Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".
<7> Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".

В настоящее время все более усиливается тенденция, в соответствии с которой судами Российской Федерации предпринимается совокупность определенных мер, прежде всего организационного характера, основным предназначением которых, во-первых, выступает популяризация процедуры медиации в российской правовой практике в качестве основной альтернативы судебному разрешению правовых споров, во-вторых, обеспечение режима доступности практического применения института медиации для всех заинтересованных в этом лиц в качестве основного механизма разрешения правовых споров. Совокупность подобных организационных мер, на наш взгляд, составляют следующие:

Проанализировав существующую на сегодняшний день судебную практику, приходим к выводу о том, что после возбуждения производства по делу стороны - участницы правового спора применяют процедуру медиации, как правило, по следующим категориям рассматриваемых судами общей юрисдикции споров:

При этом медиация не может применяться в гражданских, трудовых, семейных отношениях, если результаты урегулирования спора могут затронуть интересы третьих лиц, не участвующих в процедуре медиации, или публичные интересы (например, споры в рамках производства по делам о несостоятельности (банкротстве)) <8>.

<8> Саттарова А.А. Формирование института медиации в современной России: проблемы и перспективы // Юридический мир. 2011. N 1. С. 48.

Правовая природа применения процедуры медиации является двойственной, поскольку использование медиации осуществляется как по предложению суда после разъяснения ее сущности, преимуществ, порядка и условий ее проведения, так и по инициативе обеих сторон.

Кроме того, следует отметить, что в настоящее время процедура медиации находит свое применение не только в делах, вытекающих из гражданских правоотношений, но и, например, в рамках уголовного разбирательства по делам средней тяжести.

Пример из судебной практики N 1.

Октябрьский районный суд г. Липецка (Липецкая область) принял Постановление от 29 февраля 2016 г. N 1-135/2016 по делу N 1-135/2016 о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении Жарновникова Е.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, по ст. 76 УК РФ, ст. 25 УПК РФ, в связи с примирением сторон.

Потерпевшая заявила ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении Жарновникова Е.А., указав, что она примирилась с обвиняемым, между ними заключено медиативное соглашение, причиненный преступлением ущерб полностью возмещен.

В судебном заседании обвиняемый и его защитник поддержали ходатайство потерпевшей и просили суд прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон, поскольку преступление относится к категории средней тяжести и причиненный вред потерпевшей возмещен в полном объеме, между ними заключено медиативное соглашение.

Прокурор не возражала против прекращения уголовного дела.

Выслушав мнения участников процесса, суд считает ходатайства обоснованными и подлежащими удовлетворению.

В соответствии со ст. 25 УПК РФ суд вправе на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Суд считает возможным прекратить производство по уголовному делу в отношении Жарновникова Е.А., поскольку он впервые совершил преступление средней тяжести, примирился с потерпевшей, загладил причиненный ущерб, между ними заключено медиативное соглашение, вину в совершенном преступлении признал полностью, поэтому он может быть освобожден от уголовной ответственности в соответствии со ст. 76 УК РФ.

Однако следует помнить, что суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ч. 2 ст. 39 ГПК РФ и ч. 6 ст. 141 АПК РФ) <9>.

<9> Постановление Октябрьского районного суда г. Липецка (Липецкая область) N 1-135/2016 от 29 февраля 2016 г. по делу N 1-135/2016 // Октябрьский районный суд г. Липецка. URL: www.sudact.ru/regular/doc/zBvuecx4j81c/?regular-txt.

Случаев отказа судами в утверждении мирового соглашения в практике встречается крайне немного. Однако подобные прецеденты имеются.

Пример из судебной практики N 2.

Определением Липецкого областного суда от 9 марта 2016 г. N 33-699/2016, 33-699А/2016 по делу N 33-699/2016 было отказано сторонам в утверждении мирового соглашения между ними. В частности, 9 марта 2016 г. судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Липецке дело по частной жалобе ответчика ООО "Липецк Град-Бизнес" на определение Правобережного районного суда г. Липецка от 14 января 2015 года, которым отказано в удовлетворении заявления ООО "Липецк Град-Бизнес" об утверждении мирового соглашения и прекращении исполнительного производства. Однако совместного заявления сторон об утверждении мирового соглашения суду представлено не было, с заявлением об утверждении соглашения о примирении в суд обратился только один должник.

Судом определено, что соглашение сторон явно выходит за пределы удовлетворенных решением суда требований истцов, а потому не может быть признано соответствующим требованиям ГПК РФ о содержании и условиях мирового соглашения сторон, которое должно разрешать лишь заявленный к разрешению спор сторон. Кроме того, доводы сторон о заключении ими медиативного соглашения не нашли своего подтверждения, поскольку медиативное заключение к утверждению суда не представлялось, а потому довод в частной жалобе ответчика о возможностях медиативного соглашения не может быть принят во внимание <10>.

<10> Определение Липецкого областного суда от 9 марта 2016 г. N 33-699/2016, 33-699А/2016 по делу N 33-699/2016. URL: www.sudact.ru/regular/doc/Fca2iDo6wCmx/?regular-txt.

Указанные выше обстоятельства из практики применения института медиации в Российской Федерации позволяют нам с уверенностью утверждать, что процедура медиации пусть и не достаточно быстрыми темпами, но все же занимает свою определенную нишу в качестве неотъемлемого механизма внесудебного урегулирования правовых споров. Однако с сожалением следует констатировать, что востребованность процедуры медиации и, следовательно, число урегулированных споров все еще остаются достаточно низкими.

Проанализировав правовые позиции судов Российской Федерации по вопросам развития института медиации в нашем государстве, мы абсолютно солидарны с ними и считаем, что основные процессуальные препятствия для более частого и эффективного использования института примирения в гражданском и арбитражном процессах можно разделить на три основные группы.

Первая группа - организационные препятствия, к которым следует отнести:

Вторая группа - экономические препятствия, к которым следует отнести:

Третья группа - субъективные, или психологические, к которым следует отнести:

Резюмируя вышеизложенное, приходим к выводу, что за пятилетний период своего существования с момента вступления в законную силу Федерального закона N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" институт медиации закрепился в российской правовой практике. При этом следует отметить, что процедура медиации в настоящее время не получила всеобщего распространения и не стала непререкаемой альтернативой судебному разбирательству в силу ряда определенных препятствий. Однако представляется, что подобные препятствия нельзя считать абсолютно неустранимыми, поскольку институт медиации в Российской Федерации имеет значительный потенциал оптимизации. Успешная реализация потенциала оптимизации института медиации в практической плоскости зависит от общей заинтересованности в данном процессе органов государственного управления и местного самоуправления, представителей судейского сообщества и общества в целом.

Литература

  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".
  2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс".
  3. Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" // СПС "КонсультантПлюс".
  4. Справка о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" за период с 2013 по 2014 год: утв. Президиумом Верховного Суда РФ 1 апреля 2015 г. // СПС "КонсультантПлюс".
  5. Постановление Октябрьского районного суда г. Липецка (Липецкая область) от 29 февраля 2016 г. N 1-135/2016 по делу N 1-135/2016 // Октябрьский районный суд г. Липецка (Липецкая область). URL: www.sudact.ru/regular/doc/zBvuecx4j81c/?regular-txt.
  6. Определение Липецкого областного суда от 9 марта 2016 г. N 33-699/2016, 33-699А/2016 по делу N 33-699/2016. URL: www.sudact.ru/regular/doc/Fca2iDo6wCmx/?regular-txt.
  7. Саттарова А.А. Формирование института медиации в современной России: проблемы и перспективы // Юридический мир. 2011. N 1. С. 47 - 51.
  8. Самохвалов Н.А. Концептуальные идеи и модель института медиации в современной России // Юрист. 2015. N 2. С. 39.
  9. Самохвалов Н.А. Медиация как инновационный способ урегулирования конфликтов в сфере государственной политики и управления // Актуальные проблемы современности: наука и общество. 2014. N 2 (3). С. 19 - 22.