Мудрый Юрист

Россия и международные стандарты по борьбе с киберпреступностью

Шайхаттарова Светлана Владимировна, аспирант Института права Башкирского государственного университета.

Представлен краткий анализ развития российского законодательства в сфере противодействия неправомерному завладению компьютерной информацией. Показан транснациональный характер современной компьютерной преступности, требующий от государств поиска выработки единых методов в борьбе с данными преступлениями.

Ключевые слова: киберпреступность, информационные технологии, Интернет, международное сотрудничество, Конгресс ООН.

Russia and international standards of struggle against cybercrime

S.V. Shaykhattarova

Shaykhattarova Svetlana V., Postgraduate Student of the Institute of Law of the Bashkir State University.

A brief analysis of the development of the Russian legislation in the sphere of combating misappropriation of computer information. It showed the transnational nature of modern computer crime, requiring states to develop common research methods in the fight against these crimes.

Key words: cybercrime, information technology, internet, international cooperation, the United Nations Congress.

Сегодня, пожалуй, трудно представить будни современного человека без использования всемирной информационной сети. Возможности, которые предоставляет Интернет, огромны: это и общение, и перспектива совершать покупки, обучаться, не выходя из дома. С появлением новых возможностей появились и новые способы совершения преступлений, а также новые виды преступлений.

Развитие техники и естественных наук создает необходимость правового регулирования новых отношений. Еще в 1969 г. профессор М.Д. Шаргородский отмечал, что право в современном обществе не может и не должно отставать от научного и технического прогресса и обязано своевременно регулировать отношения, которые возникают при использовании достижений современной науки и техники, и задачей юристов является приведение в соответствие потребностей и интересов общества с основными правами личности <1>.

<1> Шаргородский М.Д. Избранные труды. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 544.

Активное развитие нормативной и теоретической базы информационных отношений в России началось в 90-е гг. XX в. Однако до 1997 г. в России отсутствовала эффективная система защиты информационных отношений, так как недоставало соответствующих уголовно-правовых средств. Создание эффективной правовой базы должно было послужить отправной точкой в борьбе с преступлениями в сфере компьютерной информации. Решающим законодательным актом в области охраны компьютерной информации должен был стать Закон о внесении изменений в действующий Уголовный кодекс РСФСР, но принятие его не состоялось.

Первой попыткой криминализации преступления в сфере компьютерной информации является проект Закона РСФСР "Об ответственности за правонарушения при работе с информацией", разработанный 6 декабря 1991 г., согласно которому предлагалось внести в действующий в то время УК РСФСР нормы ответственности за совершение преступлений, связанных с компьютерной информацией. Законопроект предусматривал введение новых составов преступлений, административную, гражданскую и дисциплинарную ответственность за соответствующие правонарушения, однако так и не был принят <2>.

<2> Волеводз А.Г. Противодействие компьютерным преступлениям: правовые основы международного сотрудничества. М.: Юрлитинформ, 2001. С. 56.

По истечении трех лет был принят первый законопроект, предусматривающий внесение изменений в Уголовный кодекс РСФСР, норм ответственности за нарушение безопасности информационных систем. Законопроект предусматривал ответственность: за незаконное овладение программами для ЭВМ, файлами и базами данных; фальсификацию или уничтожение информации автоматизированной системы; незаконное проникновение в автоматизированную информационную систему (АИС); внесение и распространение "компьютерного вируса"; нарушение правил, обеспечивающих безопасность АИС; использование компьютерной техники в целях промышленного шпионажа <3>. Данный документ также остался в статусе законопроекта.

<3> Курушин В.Д., Минаев В.А. Компьютерные преступления и информационная безопасность: Справочник. М.: Новый юрист, 1998.

В 1994 и 1995 гг. были разработаны еще два законопроекта, вводившие в Уголовный кодекс РСФСР самостоятельную главу "Компьютерные преступления". Эти законы не были приняты в связи с принятием законодательным органом решения о разработке нового Уголовного кодекса Российской Федерации.

Уголовный кодекс Российской Федерации (далее - УК РФ), принятый в 1996 г., впервые криминализировал преступления в сфере компьютерной информации. Несмотря на то что глава 28 УК РФ, предусматривающая ответственность за преступление в сфере компьютерной информации, имела ряд недостатков, Уголовный кодекс Российской Федерации стал правовой основой в борьбе с компьютерными преступлениями в России.

Необходимость нормативно-правовой поддержки отношений в виртуальном пространстве осознают во многих странах мира, так как киберпреступность не знает границ и борьба с ней требует согласованных действий от всех государств. Российская Федерация активно участвует в этом процессе в рамках конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. В апреле 2000 г. в Вене состоялся X Конгресс ООН, в ходе работы которого впервые были проведены четыре семинара-практикума по актуальным темам борьбы с преступностью, в том числе по преступлениям с использованием компьютерных сетей <4>. По результатам работы X Конгрессом ООН впервые было принято решение разработать программные рекомендации в отношении предупреждения преступлений, связанных с использованием компьютеров, и борьбы с ними, а также государства - члены ООН обязались сотрудничать в вопросах предупреждения, расследования и преследования преступлений, связанных с использованием высоких технологий и компьютеров <5>.

<4> Нигматуллин Р.В. Одиннадцатый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и проблемы координации международного сотрудничества по борьбе с преступностью // Международное публичное и частное право. 2006. N 5. С. 41.
<5> Док. ООН. A/CONF.187/4/Rev.3.

Международные межгосударственные организации выполняют координирующую роль в борьбе с киберпреступностью. Принятые ими международные договоры устанавливают единые для государств основы и правила противодействия преступлениям в сфере компьютерной информации. Не случайно одним из первых международных документов явилась Окинавская хартия глобального информационного общества, подписанная 22 июля 2000 г. лидерами стран "Большой восьмерки", в которой отражена идея о том, что развитие глобального информационного общества возможно лишь при согласованных действиях по созданию безопасного и свободного от преступности киберпространства.

Следующим значимым международным документом в этой сфере является Конвенция о преступности в сфере компьютерной информации, принятая в ноябре 2001 г. Советом Европы <6>. Ее нормы направлены на: приведение правового закрепления преступлений, связанных с компьютерами, к единообразию в национальных законодательствах стран; сближение национальных уголовно-процессуальных норм; организацию международного сотрудничества по предотвращению и расследованию компьютерных преступлений <7>. Как отмечает Р.В. Нигматуллин, Конвенция о преступности в сфере компьютерной информации во взаимосвязи с Конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности создала предпосылки для гармонизации национального законодательства в отношении определения компьютерных преступлений <8>.

<6> В апреле 2005 г. на XXI Конгрессе ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, проходящем в Бангкоке, участникам конгресса было рекомендовано руководствоваться при определении вновь принимаемых законов против преступлений, связанных с использованием компьютеров, положениями Конвенции Совета Европы о киберпреступности. Док. ООН. A/CONF.203/14.
<7> Convention on cybercrime. The Council of Europe. Hungaru, 2001 [Electronic resource]. Available at: https://edoc.coe.int/en/cybercrime/6697-convention-on-cybercrime-protocol-on-xenophobia-and-racism.html (Accessed: 01.11.2015).
<8> Нигматуллин Р.В. Современные международные отношения и угроза киберпреступности // Глобализация экономики и образования: перспективы - России и Германии. Уфа: УИ (ф) РГТЭУ, 2010. С. 105.

Несмотря на то что Европейская конвенция о преступности в сфере компьютерной информации не стала частью российской правовой системы, она повлияла на нормы российского уголовного законодательства и на политику противодействия преступности с использованием компьютерных технологий <9>. Подтверждением этому, на наш взгляд, является принятие Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 420-ФЗ), Федерального закона от 29 февраля 2012 г. N 14-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних" (далее - Закон N 14-ФЗ), Федерального закона от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 207-ФЗ) и других законодательных актов, принятых в конце 2011 - начале 2013 г. Введенная в Уголовный кодекс РФ Законом N 420-ФЗ статья 138.1 "Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации" отвечает требованиям статьи 6 Европейской конвенции. Требования статьи 8 Конвенции нашли свое отражение в Законе N 207-ФЗ, который ввел в Кодекс статью 159.6 "Мошенничество в сфере компьютерной информации". В 2003 году Законом N 14-ФЗ были внесены существенные изменения в ст. 242.1 УК РФ ("Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних"), нормы которой отвечают требованиям статьи 3 Конвенции. Таким образом, действующее российское законодательство соответствует европейским стандартам, определенным Европейской конвенцией 2001 г.

<9> Сафонов О.М. Уголовно-правовая оценка использования компьютерных технологий при совершении преступлений: состояние законодательства и правоприменительной практики, перспективы совершенствования: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2015. С. 158.

XI Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшийся в апреле 2005 г. в Бангкоке, в ходе работы одного из шести семинаров-практикумов вновь рассмотрел меры по борьбе против преступлений, связанных с использованием компьютеров <10>. Участники конгресса - а они представляли 138 государств мира - выразили серьезную озабоченность по поводу тех угроз, которые создала киберпреступность. Была принята Декларация "Взаимодействие и ответные меры: стратегические союзы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия", которая в концентрированном виде зафиксировала готовность государств мира к улучшению международного сотрудничества в борьбе против преступности <11>. Следующий, XII Конгресс ООН, состоявшийся в апреле 2010 г. в г. Сальвадоре, также не оставил без внимания вопросы борьбы с киберпреступностью. В ходе работы конгресса были рассмотрены вопросы международного сотрудничества по борьбе с киберпреступностью, отмечены различия в подходах в борьбе с киберпреступностью на уровне национального законодательства и необходимость выработки единых стандартов и подходов в борьбе с киберпреступностью на законодательном уровне <12>.

<10> Нигматуллин Р.В. Одиннадцатый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и проблемы координации международного сотрудничества по борьбе с преступностью // Там же. С. 42.
<11> Нигматуллин Р.В. Роль конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в становлении международных стандартов по борьбе с преступностью // Юридический мир. 2009. N 11. С. 48. Док. ООН. A/CONF.213/9.
<12> Док. ООН. A/CONF.213/9.

В последние годы на международной арене, в средствах массовой информации и юридической литературе все чаще обсуждается тема новых и появляющихся форм преступности. Во время дискуссии высокого уровня на сессии конференции участников Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, состоявшейся в 2010 г., в числе новых форм преступности выступавшие назвали киберпреступность, незаконный оборот культурных ценностей, пиратство, торговлю природными ресурсами, торговлю поддельными лекарствами и торговлю человеческими органами <13>.

<13> Нигматуллин Р.В. ООН - как координатор борьбы с транснациональной организованной преступностью // Организация Объединенных Наций - универсальный центр поддержания мира и обеспечения безопасности: Материалы международной научно-практической конференции (г. Уфа, 13 ноября 2015 г.) / Отв. ред. Р.В. Нигматуллин. Уфа: РИЦ БашГУ, 2015. С. 51.

По состоянию на конец 2014 г. во всем мире насчитывалось почти три миллиарда пользователей сети Интернет <14>. Большое количество пользователей получают доступ к Интернету при помощи мобильных широкополосных систем, которыми пользуются около 32% всего населения мира, что почти в четыре раза больше, чем в 2009 г. К 2018 г. число устройств, подключенных к сетям с интернет-протоколом (IP), будет почти в два раза превышать численность всего населения мира <15>.

<14> Док. ООН. A/CONF.222/8.
<15> Док. ООН. A/CONF.222/12.

К сожалению, информационно-коммуникационные технологии стимулируют появление новых форм преступности. С одной стороны, они вводят объекты криминальных деяний, с другой стороны, они также привнесли с собой радикальные изменения в характер, уровни и способы совершения преступлений, считающиеся устоявшимися. Даже простое общение с компьютером несет в себе определенную угрозу человеку и обществу, так как некоторые увлеченные пользователи становятся жертвами "хакерства", "игровой компьютерной наркомании", "синдрома Интернета", виртуальной зависимости и др. <16>, что требует усиления внимания к проблемам киберпреступности. Консолидация борьбы с киберпреступностью обсуждалась и в апреле 2015 г. на XIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, состоявшемся в г. Дохе. Обсуждению вопросов борьбы с киберпреступностью был посвящен семинар-практикум "Укрепление мер реагирования систем предупреждения преступности и уголовного правосудия на появляющиеся формы преступности, такие как киберпреступность и незаконный оборот культурных ценностей, в том числе извлеченные уроки и международное сотрудничество", на котором было отмечено, что охранные меры, которые существуют на самом деле, такие как защитные программные средства и относительно небольшой риск правоохранительных мер, недостаточны для того, чтобы остановить преступника, мотивированного соблазном значительно обогатиться.

<16> Сулейманова Р.Р. Социодинамика коммуникативных процессов в современном обществе: Дис. ... канд. филос. наук. Уфа, 2005. С. 81.

Конгресс указал на необходимость обмена информацией о характере и масштабах совершаемых преступлений в киберпространстве, так как осведомленность о них будет способствовать быстрому изменению в выработанных подходах в предупреждении определенного киберпреступления и борьбе с ним, а также содействовать разработке обоснованных следственных мероприятий.

Все участники пришли к единому мнению, что отправной точкой для определения основ и приоритетов в области борьбы с киберпреступностью являются национальная политика, стратегия и законодательство. В связи с чем было решено, что с 2015 г. заработает онлайновое хранилище данных о киберпреступности УНП ООН. Хранилище будет содержать подробные данные о национальных стратегиях в 50 странах в таких областях, как киберпреступность, международное сотрудничество, потенциал правоохранительных органов, законодательство, предупреждение и публично-частное партнерство.

В связи с появлением новых технологий "облачных" сетей обмена информацией конгресс предложил странам рассмотреть возможность закрепления на законодательном уровне некоторых обязательств поставщиков услуг по хранению данных.

Участники конгресса пришли к единому мнению, что меры реагирования по противодействию транснациональным преступлениям должны во все большей степени опираться на глобальное сотрудничество, участие многих заинтересованных сторон и использование таких технологий, как создание баз данных и защищенных платформ связи.

Литература

  1. Волеводз А.Г. Противодействие компьютерным преступлениям: правовые основы международного сотрудничества. М.: Юрлитинформ, 2001.
  2. Шаргородский М.Д. Избранные труды. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.
  3. Курушин В.Д., Минаев В.А. Компьютерные преступления и информационная безопасность: Справочник. М.: Новый юрист, 1998.
  4. Нигматуллин Р.В. Одиннадцатый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и проблемы координации международного сотрудничества по борьбе с преступностью // Международное публичное и частное право. 2006. N 5.
  5. Нигматуллин Р.В. ООН - как координатор борьбы с транснациональной организованной преступностью // Организация Объединенных Наций - универсальный центр поддержания мира и обеспечения безопасности: Материалы международной научно-практической конференции (г. Уфа, 13 ноября 2015 г.) / Отв. ред. Р.В. Нигматуллин. Уфа: РИЦ БашГУ, 2015.
  6. Нигматуллин Р.В. Современные международные отношения и угроза киберпреступности // Глобализация экономики и образования: перспективы - России и Германии. Уфа: УИ (ф) РГТЭУ, 2010.
  7. Сафонов О.М. Уголовно-правовая оценка использования компьютерных технологий при совершении преступлений: состояние законодательства и правоприменительной практики, перспективы совершенствования: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2015.