Мудрый Юрист

Проблемы признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе королевства испания

Сущенко Светлана Алексеевна, адъюнкт кафедры уголовного процесса Московского университета Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя.

Настоящая статья посвящена рассмотрению вопроса о проблемах признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе Королевства Испания, его правовой основе. В статье анализируются взгляды испанских ученых-процессуалистов и решения Конституционного суда Королевства Испания по проблеме допустимости доказательств.

Ключевые слова: недопустимость доказательств, запрет доказывания, уголовный процесс Королевства Испания.

Problems of recognition of evidence as inadmissible in the criminal proceedings of the Kingdom of Spain

S.A. Sushchenko

Sushchenko Svetlana A., Adjunct to the Criminal Proceedings Department of the Kikot Moscow University of the Ministry of the Interior of the Russian Federation.

This article is devoted on the issue of recognition of the problems of evidence inadmissible in criminal procedure of the Kingdom of Spain, its legal basis. The article analyzes the views of the Spanish scientists and the decision of the Constitutional Court of the Kingdom of Spain on the issue of admissibility of evidence.

Key words: forbiddance of evidence, inadmissible evidence, criminal proceedings the Kingdom of Spain.

Правовая основа признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе Испании может характеризоваться как недостаточно разработанная. В отличие, например, от Конституции США и даже конституций государств, во многом заимствовавших испанское законодательство. Конституция Испании не содержит никаких указаний, прямо запрещающих использование доказательств, полученных с нарушением закона. Не вытекает вывод о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением закона, и из формулировки в ч. 2 ст. 24 Конституции Испании, устанавливающей право граждан на презумпцию невиновности, однако далее конституционные нормы не раскрывают содержание данного принципа. Между тем испанские ученые прямо рассматривают допустимость доказательств как важную гарантию принципа презумпции невиновности <1>.

<1> См., например: El proceso penal y la prueba // Revista de Derecho. Diciembre, 2005. Vol. XVIII. N 2. P. 188.

В Испании Уголовно-процессуальный кодекс ( procesal penal) <2> (далее - УПК Испании), в отличие от УПК России, вообще не содержит отдельного раздела, посвященного институтам доказательств и доказывания. В определенной мере это обусловлено тем, что УПК Испании был принят в 1882 г. и первая попытка его кардинального изменения была вызвана принятием в 1978 г. Конституции Королевства Испания. Впоследствии в него вносились изменения, затронувшие правовое регулирование институтов доказательств и доказывания (в части, касающейся института доказательств, были урегулированы вопросы, связанные с возникновением их новых источников: электронных данных, телекоммуникационных средств и др.), однако вопрос об общих критериях признания доказательств недопустимыми после активных дебатов так и остался неурегулированным в рамках УПК Испании (в настоящее время Кодекс действует с изменениями в редакции от 15 января 2016 г.) <3>. Реальной правовой основой, регулирующей подход к оценке доказательств как недопустимых, являются отдельные нормы органического <4> Закона о судебной власти от 1 июля 1985 г. N 6/1985 (Ley 6/1985, de 1 de julio, del Poder Judicial) <5>.

<2> Сайт Государственного агентства "Официальный государственный бюллетень". URL: https://www.boe.es/legislacion/codigos/codigo.php?modo=1&id=040_Codigo_de_Legislacion_Procesal.
<3> Там же.
<4> Согласно ст. 81.1 Конституции Испании, по ряду вопросов, в т.ч. касающихся конституционных прав граждан, принимаются т.н. органические законы, отличающиеся от обычных законов процедурой принятия (ст. 81.2 Конституции Испании). Основным отличием является то, что если для принятия решения по обычному законопроекту требуется большинство голосов присутствующих депутатов, то при голосовании по органическому закону необходимо обеспечить больше половины или половину плюс 1 голос от общего числа депутатов законодательного органа.
<5> BOE de 02 de Julio de 1985. В настоящее время действует в редакции от 6 декабря 2015 г.

В разное время на понимание свойства допустимости в уголовном процессе учеными высказывались различные точки зрения. Например, Х.-Д. Эчандия считал недопустимыми доказательства, "которые прямо или косвенно запрещены законом, или нарушают порядочность и нравственность... или ограничивают достоинство и свободу человеческой личности, или нарушают их основные права, поддерживаемые Конституцией и законом" <6>. С. Мелеро высказывал утверждение о том, что незаконные доказательства подрывают человеческое достоинство и поэтому всегда недопустимы в принципе <7>.

<6> Teoria general de la prueba Judicial. Tomo I. Buenos Aires, 1981. P. 539.
<7> Melero S. La prueba procesal. Barcelona, 1963. P. 69.

В настоящее время в уголовном процессе Испании господствует концепция, согласно которой доказательство признается недопустимым в случае, когда следствием допущенного нарушения явилось нарушение основных (конституционных) прав личности. Эта концепция основана на правовых положениях абз. 1 ст. 7 Закона о судебной власти о том, что "права и свободы, признанные во второй главе раздела I Конституции, являются обязательными во всей своей полноте для всех судей и судов и гарантируются в рамках эффективной защиты их", и абз. 1 ст. 11 того же Закона, установившего, что "не имеют никакой силы доказательства, прямо или косвенно полученные путем нарушения основных прав и свобод". Необходимо также отметить, что нормы УПК Испании, регулирующие порядок собирания доказательств, как правило, не содержат оговорки о том, что их несоблюдение может повлечь недействительность доказательств. Конечно, это обстоятельство нельзя расценивать как то, что соответствующие нормы УПК Испании носят рекомендательный характер, однако, если учитывать отмеченное ранее отсутствие в нем специальной нормы, регулирующей признание доказательств недопустимыми, оно порождает существенную правовую неопределенность в данном вопросе.

В таких условиях сложилась ситуация, при которой концептуальный подход к признанию доказательств недопустимыми определяется не столько законом, сколько судебной практикой. Эта практика в целом основывается на положениях ранее проанализированных норм Закона о судебной власти, а также на судебной практике ЕСПЧ, которая, как уже отмечалось, во-первых, считает абсолютно недопустимыми доказательства, полученные с нарушением ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающей пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, во-вторых, в принципе допускает в определенных случаях возможность использования доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка, при условии, если при этом обеспечено право обвиняемого на справедливое судебное разбирательство, гарантированное ст. 6 той же Конвенции, и, в-третьих, правовое регулирование оснований и порядка признания доказательств недопустимыми относит к компетенции национальных законодателей.

Одним из базовых в системе судебной практики является решение Конституционного суда Испании от 29 ноября 1984 г. N 114/1984 <8>, ставшее хрестоматийным для учебников и монографий по уголовному процессу. Высший судебный орган в этом решении сформулировал позицию о том, что "вопрос о допустимости доказательств, полученных незаконным путем, всегда возникает на стыке интересов в связи с необходимостью выбора между установлением истины в процессе и гарантиями субъективных прав граждан" и что доказательства, полученные с нарушением закона, следует рассматривать как недопустимые для использования в тех случаях, когда допущенные небрежности "нарушили основные права, указанные в разделе 1 главы 2, которые подлежат конституционной защите в соответствии со ст. 14 Конституции". Хотя данное решение принималось по гражданскому делу (речь в нем идет об оценке допустимости в доказывании негласно записанных, без судебной санкции телефонных переговоров) <9>, обобщенная позиция Конституционного Суда Испании была воспринята и судами, рассматривающими уголовные дела. В основу судебных решений закладывается, в частности, такой критерий: если нормы УПК Испании или иного закона предусмотрели правила получения (собирания) доказательств и эти правила, в сущности, гарантируют конституционно защищаемые права личности (неприкосновенность жилища, тайну почтовой, телефонной, телеграфной и иной телекоммуникационной связи и т.д.), то нарушение таких правил соответствующими государственными органами или их должностными лицами влечет признание доказательств недопустимыми в любом случае. Если речь идет о нарушении правил, не повлекших вторжение государства в конституционно защищаемые права и свободы личности, или вторжение в эти права имело место со стороны частных лиц, вопрос о допустимости полученных доказательств суд решает после исследования всех обстоятельств, при которых такие доказательства были получены. Формирование именно такой судебной практики дало основание ученым отметить как недостаток ст. 11 Закона о судебной власти отсутствие в ней определения "субъективных условий недействительности" <10> (de condiciones subjetivas determinantes de la ilicitud). Таким образом, судебная практика входит в определенное противоречие с законом, поскольку с точки зрения указанной правовой нормы критерии признания доказательств недействительными одинаковы, независимо от того, было ли нарушение закона допущено государственным органом (его должностным лицом), или же субъектом вторжения в конституционно охраняемые права и свободы личности выступило частное физическое или юридическое лицо. Однако законодатель до настоящего времени не воспринял позицию Конституционного суда Испании, и ст. 11 Закона о судебной власти продолжает оставаться в прежней редакции.

<8> Официальный сайт Конституционного Суда Испании. URL: http://hj.tribunalconstitucional.es/es/Resolucion/Show/367.
<9> Существенное значение имело то обстоятельство, что телефонные переговоры были записаны не должностным лицом органов расследования, а иным лицом - редактором частной газеты "Информация" в г. Аликанте.
<10> Op. cit. P. 204.

Часть 1 статьи 13 УПК Испании, с одной стороны, содержит общий запрет на использование в доказывании информации или доказательств, если таковые были получены с прямым или косвенным нарушением основных прав. С другой стороны, в ч. 2 этой же правовой нормы предусматривается возможность, в качестве исключения (como ), использовать доказательства, полученные с указанными в ч. 1 нарушениями (если они не связаны с пытками), при наличии хотя бы одного из следующих условий:

В целом ряд ученых положительно оценивают именно мнение Конституционного суда Испании, а не редакцию ст. 11 Закона о судебной власти, поскольку создан механизм, позволяющий избежать автоматического признания доказательства недопустимым в любом случае несоблюдения правил получения доказательств любым субъектом, когда обвиняемый заявляет по формальным основаниям о недопустимости изобличающего его доказательства <11>.

<11> Eficacia de la prueba en el proceso penal. Valencia, 2013. P. 54.

Действительно, решение Конституционного суда Испании от 29 ноября 1984 г. N 114/1984, нашедшее подтверждение и развитие в последующих решениях этого судебного органа, трудно переоценить. Оно повлекло пересмотр судьями отношения к упомянутой ранее доктрине "плодов отравленного дерева", поскольку сформированный подход позволяет, опять же, не автоматически признавать в определенных случаях недопустимость производных доказательств в случае "правового дефекта" основного доказательства. Отмечается, что на основе указанного решения Верховный суд Испании сформулировал тезис о том, что "не все доказательства, полученные из незаконного источника доказательств, также являются незаконными, но только при определенных условиях" (no toda prueba derivada de una fuente de prueba il cita es tambi n , sino solo en determinadas condiciones) <12>. Однако и в такой концепции незыблемым остается условие о недопустимости при получении (собирании) доказательств нарушений или ограничений конституционно защищаемых прав и свобод личности.

<12> Op. cit. P. 210.

Литература

  1. Сигалов К.Е. Идейно-ценностные основы формирования западноевропейского права // Пространство и время. 2015. N 1 - 2.
  2. Официальный сайт Конституционного Суда Испании. URL: http://hj.tribunalconstitucional.es/es/Resolucion/Show/367.
  3. Официальный сайт Государственного агентства "Официальный государственный бюллетень". URL: https://www.boe.es/legislacion/codigos/codigo.php?modo=1&id=040_Codigo_de_Legislacion_Procesal.
  4. Teoria general de la prueba Judicial. Tomo I. Buenos Aires, 1981.
  5. El proceso penal y la prueba // Revista de Derecho. Diciembre, 2005. Vol. XVIII. N 2.
  6. Melero S. La prueba procesal. Barcelona, 1963.