Мудрый Юрист

Ответственность кредитора за неисполнение обязательства, присужденного к исполнению в натуре

Харитонова Юлия Сергеевна, доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России).

Проблема исполнимости юрисдикционных актов традиционно относится к числу наиболее злободневных и сложно решаемых. Введение в российский категориальный аппарат понятия судебной неустойки требует определения природы данного способа защиты прав кредитора, которому присуждено исполнение обязательства в натуре, выработки механизма его реализации, в том числе определения сроков и размера взыскания, что и предлагается к обсуждению в настоящей статье.

Ключевые слова: судебная неустойка, астрент, исполнение обязательства в натуре, ответственность.

The Liability of a Creditor for Non-performance of Obligations Awarded to Performance in Kind

Yu.S. Kharitonova

Kharitonova Yulia Sergeevna, Doctor of Laws, Professor, Professor of the Entrepreneurial Law, Civil and Arbitrazh Procedure Department of the Russian Law Academy of the Ministry of Justice of the Russian Federation.

The Problem of feasibility of jurisdictional acts has traditionally been included among the most pressing and intractable. Introduction to the Russian categorical apparatus of the concept of judicial penalty requires identification of the nature of this method of protection of the rights of the creditor, which was awarded the performance of the obligation in kind, development of mechanisms for its implementation, including determining the timing and amount of recovery that is to be discussed in this article.

Key words: judicial penalty, astreinte, the execution of an obligation in kind, liability.

Применение мер гражданско-правовой ответственности, как известно, не отменяет необходимости исполнения обязательства в натуре. В особенности актуальным это становится в ситуации, когда суд подтвердил право требовать исполнения каких-либо действий либо воздержания от этого, а должник не производит добровольного исполнения судебного акта.

Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" <1> в ГК РФ введена ст. 308.3 "Защита прав кредитора по обязательству", в которой речь идет об ответственности за неисполнение обязательства, присужденного к исполнению в натуре. Присуждение к исполнению обязанности в натуре представляет собой самостоятельный способ защиты нарушенных прав, исторически восходящий к римской реституции и реципированный в нормативные акты российского законодательства. Как отмечается в литературе, постепенное реформирование нормативных положений, регулирующих рыночные отношения, приводит к постепенному отказу законодателя от столь жесткой меры, как присуждение исполнения в натуре. Об этом свидетельствуют предусмотренные ст. ст. 308.1 - 308.3 ГК РФ права должника на выбор исполнения, его замену или, по усмотрению кредитора, замену денежной компенсацией <2>.

<1> СЗ РФ. 2015. N 10. Ст. 1412.
<2> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации: Постатейный комментарий к разделу III "Общая часть обязательственного права" / Под ред. Л.В. Санниковой. М.: Статут, 2016. (Автор комментария к ст. 308.3 - С.Ю. Филиппова.)

К настоящему времени практика применения ст. 308.3 ГК только начала складываться, однако, с одной стороны, ранее возможность защищать требование кредитора об исполнении в натуре уже формулировалась в арбитражной практике, а с другой стороны, нормы названной статьи стали предметом толкования Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" <3> (далее - Постановление Пленума N 7).

<3> Российская газета. 2016. 4 апр.

Когда в Российской Федерации встал вопрос о необходимости защиты прав кредиторов в отношении исполнения обязательств, ВАС РФ, по сути, была выработана норма права об астренте. Статья 395 ГК служила стимулом к исполнению денежного обязательства кредитором, в то время как для обязательств неденежного характера такие механизмы защиты не были предусмотрены. Поэтому Пленум ВАС РФ принял Постановление от 4 апреля 2014 г. N 22 "О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта" <4>, предусматривающее применение в России аналога французского института "астрент", или штрафа за неисполнение судебного решения в пользу взыскателя (п. п. 2 и 3 Постановления - ныне отменены). Целью введения специального механизма судебной неустойки стало установление защиты гражданских прав и интересов взыскателя в части устранения неблагоприятных последствий, связанных с ожиданием исполнения судебных решений, отсутствовавшее до этого в российском праве. В п. 3 указанного Постановления Высший Арбитражный Суд РФ указал на право суда по требованию истца, заявляемому в исковом заявлении либо в ходатайстве по ходу рассмотрения дела, в резолютивной части решения, обязывающего ответчика совершить определенные действия или воздержаться от совершения определенного действия, присудить денежные средства на случай неисполнения судебного акта. Как разъяснил Высший Арбитражный Суд РФ, размер присуждаемой суммы должен определяться судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения. В результате такого присуждения исполнение судебного акта должно для ответчика оказаться более выгодным, чем его неисполнение. В судебных решениях этот механизм защиты прав кредитора также называли компенсацией за неисполнение решения суда <5>.

<4> Вестник ВАС РФ. 2014. N 6.
<5> См.: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 марта 2016 г. N Ф07-2316/2016 по делу N А56-62956/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

Однако проблематика возложения ответственности на должника за неисполнение обязательства в натуре и по сей день недостаточно разработана в российском праве. Согласно п. 1 ст. 308.3 ГК в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено ГК, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (п. 1 ст. 330 ГК) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК). Ссылка в приведенной норме на ст. 330 ГК позволила ВС РФ определить данный способ защиты прав кредитора как судебную неустойку (п. 28 Постановления Пленума N 7).

Следует отметить, что в ГК такой термин не применяется, а в проекте Постановления Пленума использовались наименования "астрент" и "штрафная неустойка". При этом предлагалось определить астрент как гражданско-правовую санкцию (штрафную неустойку) за неисполнение обязательства в натуре, право требовать исполнения которого подтверждено решением суда. Институт astreinte появился во французском праве как результат проявления власти судьи, который должен не только рассмотреть спор, но и обеспечить исполнение своего решения <6>. В то же время астрент рассматривается и как мера ответственности, которая применяется к недобросовестным должникам. Он рассматривается в европейском законодательстве как частно-публичный штраф (п. 3 ст. 111 Кодекса европейского договорного права) <7>, или просто частный штраф <8>.

<6> О природе данной меры и ее исторических корней см., например: Ferrari F., Bocharova N. The astreinte in the Italian and Russian Administrative (Judicial) and Civil Proceedings // Russian Law Journal. 2015. N 3. P. 9 - 45.
<7> См.: Белов В.А. Кодекс европейского договорного права - European Contract Code: Общий и сравнительно-правовой комментарий: В 2 кн. М.: Юрайт, 2015. Кн. 1.
<8> См.: Белов В.А. Указ. соч. Кн. 2.

А. Боннер подчеркивает процессуальную цель применения астрента, доказывая, что после ратификации Россией Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод система источников российского права обогатилась за счет соответствующих постановлений ЕСПЧ. В связи с этим не должна вызывать сомнений возможность применения в соответствующих случаях ст. 6 этой Конвенции в ее интерпретации ЕСПЧ <9>. В этом смысле правило об астренте учитывалось при разработке Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, одобренной решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 8 декабря 2014 г. N 124(1) <10>, хотя до сих пор и не включено в процессуальное законодательство, а также проекта изменений в ГПК РФ. Согласно п. 60.6 Концепции в проект кодекса должны быть включены правила в отношении применения нового вида санкций в исполнительном производстве, а именно применения такой меры воздействия на должника, как присуждение денежных средств на случай неисполнения судебного акта (астрент). Ранее такая мера предлагалась для закрепления в проекте исполнительного кодекса (ст. ст. 101 и 102).

<9> См.: Парфенчиков А., Ярков В., Боннер А. и др. Астрент в российском праве // Закон. 2014. N 4. С. 34 - 47.
<10> Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 8 декабря 2014 г. N 124(1) // СПС "КонсультантПлюс".

Вопрос о природе судебной неустойки как меры гражданско-правовой ответственности сегодня является спорным. В российском праве деление способов обеспечения исполнения обязательств на такие, которые являются мерами гражданско-правовой ответственности (неустойка, задаток), и такие, которые ими не выступают (залог, поручительство, гарантия), провел О.С. Иоффе <11>. Этим обосновано закрепление в законодательстве положений о неустойке как в гл. 23 ГК об обеспечении исполнения обязательств, так и в гл. 25 ГК об ответственности за нарушение обязательств. Таким образом, неустойка, с точки зрения подавляющего большинства российских юристов, обладает двойственной природой. Как способ обеспечения исполнения обязательств неустойка обладает стимулирующей функцией. Одновременно неустойка понимается в качестве меры гражданско-правовой ответственности. По этой причине неустойка наряду со стимулированием играет роль инструмента, компенсирующего потери, что неоднократно повторялось судами <12>. Как указывает Б.М. Гонгало, разграничить двойственный характер неустойки довольно трудно. Поэтому он предложил рассматривать неустойку как способ обеспечения исполнения обязательства, а взыскание неустойки - как меру ответственности <13>. Названный автор убедительно доказывает, что любая неустойка (взыскание любой неустойки), кроме штрафной, имеет компенсационную функцию <14>. А.Г. Карапетов подчеркивает, что даже после нарушения неустойка в виде пеней, начисляясь на просроченный долг, стимулирует к скорейшему погашению долга, а следовательно, продолжает играть обеспечительную роль; ученый считает, что неустойка является способом обеспечения исполнения обязательства не только до нарушения обязательства должником, но и до ее уплаты кредитору, одновременно выступая и мерой гражданско-правовой ответственности <15>.

<11> См.: Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2004. Т. III: Обязательственное право. С. 202.
<12> См.: Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 8 декабря 2014 г. N 07АП-10715/2014 по делу N А27-15725/2014 // СПС "КонсультантПлюс".
<13> См.: Гонгало Б.М. Гражданско-правовое регулирование обеспечения обязательств: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1998. С. 11.
<14> См.: Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики. М.: Статут, 2004.
<15> См.: Карапетов А.Р. Неустойка как средство защиты прав кредитора в российском и зарубежном праве. М.: Статут, 2005. С. 60, 61, 65.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что судебная неустойка должна стать самостоятельным видом неустойки как способа обеспечения исполнения обязательства, при этом сохранив характеристики гражданско-правовой ответственности. В практическом аспекте подобное решение вопроса о природе судебной неустойки позволит применять к ней правила о неустойке, например о расчете суммы, которую подлежит уплачивать в качестве стимула к исполнению решения суда.

Применение судебной неустойки касается только обязательств, не являющихся денежными (п. 30 Постановления Пленума ВС РФ N 7, общепринятое правило). Право на натуральное исполнение денежных обязательств, в том числе посредством взыскания с должника причитающихся сумм, для кредитора безусловно и ни при каких обстоятельствах не может быть утрачено. Примерами применения судебной неустойки в российской практике могут служить случаи неисполнения обязательств по выполнению работ, передаче результата работ и документации к нему по договору подряда, по исполнению решений по негаторным искам, искам о пресечении действий, нарушающих негативное обязательство. В то же время следует в целом согласиться с замечаниями ученых о недопустимости использования присуждения к исполнению обязанности в натуре в обязательствах, опосредующих экономические отношения по оказанию услуг, поскольку его применение исключается самим характером указанной меры и особенностями защищаемых субъективных прав <16>, например о нецелесообразности принуждения налогового консультанта к оказанию консультационных услуг <17>.

<16> См.: Павлов А.А. Присуждение к исполнению обязанности в натуре как способ защиты гражданских прав в обязательственных правоотношениях: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 56.
<17> См.: Рожкова М.А. Средства и способы правовой защиты сторон коммерческого спора. М., 2006. С. 244.

Допустимо возложение ответственности в виде взыскания судебной неустойки в случаях нарушения преимущественного права. Так, ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением к комитету имущественных отношений о признании незаконным оформленного уведомлением отказа в реализации преимущественного права заявителя на выкуп арендуемого нежилого помещения и об обязании совершить действия, предусмотренные ст. 9 Федерального закона от 22 июля 2008 г. N 159-ФЗ "Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Суды первой и апелляционной инстанций правильно установили, что, поскольку решение по настоящему делу вступило в законную силу, но комитетом не исполнено, обстоятельств, которые препятствовали бы исполнению судебного акта, не имеется, и посчитали, что подлежит взысканию с комитета в пользу общества 50 тыс. руб. компенсации за неисполнение решения суда. По мнению кассационной инстанции, определенная судом сумма компенсации соответствует принципам справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения <18>.

<18> Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 марта 2016 г. N Ф07-2316/2016 по делу N А56-62956/2014.

На наш взгляд, судебная неустойка может эффективно применяться в случаях нарушения корпоративных (восстановление записей на лицевом счете о правах участника на акции) и интеллектуальных прав. Так, в судебном порядке может быть защищено неисполнение требования по выкупу акций. В качестве примера может быть приведено дело о защите прав из так называемого путопциона <19>. Смысл такого опциона состоит в том, что одной стороне предоставляется право потребовать выкупить ее акции при наступлении определенных условий, а вторая сторона обязана это сделать после получения такого требования. Между ООО "Новые технологии", ОАО "Роснано" и ООО "ИЦНТ" было заключено инвестиционное соглашение, регулирующее порядок совместной реализации на базе ЗАО "Эрбитек" проекта по организации промышленного производства. В ходе взаимодействия в рамках данного проекта стороны заключили договор, предусматривающий право ОАО "Роснано" потребовать от ООО "Новые технологии" выкупить все акции в случае невыполнения ЗАО "Эрбитек" применимых контрольных точек и недостижения ключевых показателей эффективности проекта. В дополнительном соглашении было указано четыре случая недостижения ключевых показателей, в том числе показателя по выручке. Когда установленные показатели по выручке не были достигнуты, ОАО "Роснано" направило требование ООО "Новые технологии" о выкупе принадлежащих ОАО "Роснано" 82500 обыкновенных именных акций ЗАО "Эрбитек". ООО "Новые технологии" платить отказалось. Суд согласился с доводами ОАО "Роснано" и обязал ООО "Новые технологии" выкупить акции у ОАО "Роснано", установив также штраф за неисполнение решения суда (на случай неисполнения судебного акта) в размере 3 млн. руб. за каждую неделю неисполнения настоящего решения суда, начисляемых с момента истечения одного месяца с даты вступления решения суда в законную силу и до момента его фактического исполнения.

<19> Дело N А63-9751/2014, Арбитражный суд Ставропольского края // http://sudact.ru/arbitral/doc/ami8LkmPB1Jt.

В сфере защиты интеллектуальных прав можно обратить внимание на ст. ст. 1250 - 1252 ГК, в которых к способам защиты интеллектуальных прав, состоящим в требовании определенного поведения от должника и не связанным с выплатой денежных средств, относятся: 1) требование о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; 2) публикации решения суда о допущенном правонарушении; 3) об изъятии материального носителя <20>. В то же время, как верно подчеркивает В.В. Тутынина, принудить воздержаться от совершения действий (одно из возможных предметов обязательства, п. 1 ст. 307 ГК РФ) с помощью присуждения к исполнению обязанности в натуре невозможно, поскольку совершение к моменту возникновения спора должником запрещенных действий лишит всякого смысла его использование <21>.

<20> Подробнее см.: Соболь И.А. Astreinte на защите интеллектуальных прав // Проблемы взыскания убытков в российском правопорядке: Сборник статей (VI ежегодная междунар. научно-практ. конференция "Коршуновские чтения") / Отв. ред. Ю.С. Харитонова. М., 2016.
<21> См.: Тутынина В.В. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, как способ защиты гражданских прав: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2016. С. 126.

Поэтому не представляется возможным вынести решение и присудить судебную неустойку, например, в случае, если нарушено условие корпоративного договора о порядке голосования на общем собрании акционеров.

Момент возникновения права на взыскание судебной неустойки определяется Постановлением Пленума N 7: судебная неустойка может быть присуждена как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем при его исполнении в рамках исполнительного производства (п. 31). Факт неисполнения судебного решения подлежит установлению судебным приставом - исполнителем. Таким образом, кредитные организации не добились права фиксировать факт неисполнения своих требований должниками напрямую, без привлечения исполнителей.

Обратим внимание, что исполнительные листы могут быть отозваны самим заявителем, который также может ходатайствовать о приостановлении исполнения судебного решения, что, несомненно, должно учитываться при расчете судебной неустойки <22>.

<22> См.: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 марта 2016 г. N Ф07-2316/2016 по делу N А56-62956/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

В то же время важным является вопрос о том, возникает ли право требовать уплаты судебной неустойки у лица, когда исполнение хотя и с опозданием, но уже произошло. Представляется, что такое требование следует квалифицировать как злоупотребление правом. Суды правомерно отказали в удовлетворении заявления в соответствующей части, поскольку на момент рассмотрения заявления истца о присуждении компенсации за ожидание исполнения решения суда указанное решение ответчиком было фактически исполнено <23>. Такой подход в наибольшей степени, на наш взгляд, соответствует цели применения данной меры ответственности к должнику: судебная неустойка в первую очередь связана со стимулированием исполнения судебного решения, а только во вторую очередь - с компенсацией потерпевшей стороне. В данном случае также можно учесть и разъяснение Постановления Пленума N 7 о том, что на сумму судебной неустойки не допускается начисление предусмотренных ст. 395 ГК процентов за пользование чужими денежными средствами. При этом следует иметь в виду, что в соответствии со ст. ст. 309 и 310 ГК должник не вправе произвольно отказаться от надлежащего исполнения обязательства (п. 22 Постановления Пленума N 7).

<23> См.: Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11 марта 2016 г. N Ф02-846/2016 по делу N А33-19159/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

Компенсационная функция судебной неустойки также влияет на определение ее размера. Судебная неустойка не является возмещением убытков. По смыслу п. 2 ст. 308 ГК уплата судебной неустойки не освобождает должника от применения мер ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Такой же подход используется и в европейском праве. Как указывает В.А. Белов, исследуя незаконченный кодекс европейского договорного права и сравнивая его с иными актами такого рода, астрент отличается от возмещения убытков, в том числе будущих и возможных <24>. Однако законодатель и ВС РФ в своем толковании не пояснили, каким образом должен определяться размер судебной неустойки. Например, из норм закона неясно, можно ли применять процент, исчисляемый по опубликованным Банком России и имевшим место в соответствующие периоды средним ставкам банковского процента по вкладам физических лиц, как это предусмотрено для нарушителей денежных обязательств в ст. 395 ГК. Поскольку природа ответственности по ст. 395 ГК и по ст. 308.3 ГК не тождественна, видимо, законодатель не преследовал цели приблизить механизмы расчета данных мер ответственности друг к другу. В противном случае можно было просто распространить действие ст. 395 ГК на случаи неисполнения присужденных судом обязательств в натуре.

<24> См.: Белов В.А. Указ. соч. Кн. 1.

Возможным ориентиром, по некоторым предложениям, мог бы стать коэффициент инфляции. Убытки, связанные с инфляцией, отличные от присужденной компенсации, выделяет и Европейский Суд по правам человека <25>. Однако требование о взыскании инфляционных потерь, возмещение которых предусмотрено договором, рассматривается как требование о взыскании убытков <26>. Возможно, применение такого параметра, как коэффициент инфляции, к исполнению обязательства в натуре было бы целесообразным и в наибольшей степени соответствовало бы требованиям справедливости и соразмерности судебной неустойки причиняемому вреду. Однако присуждение исполнения в натуре отличается тем, что на момент вынесения решения не имеет стоимостной оценки.

<25> См., например: Дело "Иатридис против Греции" // Российский ежегодник Европейской конвенции по правам человека (Russian yearbook of the European convention on human rights) // Д.В. Афанасьев, М. Визентин, М.Е. Глазкова и др. М.: Статут, 2015. Вып. 1: Европейская конвенция: новые "старые" права.
<26> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 19 мая 1998 г. N 7770/97 // СПС "КонсультантПлюс".

Важным для практики является вопрос об ограничении размера ответственности за неисполнение обязательства в натуре, исполнение которого присуждено судом. Так, ст. 308.3 ГК была применена в деле ОАО "КЧУС", которое обратилось с исковым заявлением к ООО "Теплоэнергетик" о взыскании 370200 руб. стоимости котла водогрейного, процентов за пользование чужими денежными средствами, а также о понуждении ответчика забрать котел в разумный срок. Вследствие неисполнения решения суда истец требовал взыскать с ответчика по неденежному требованию сумму в размере 5 тыс. руб. за каждый день неисполнения судебного акта с момента вступления решения в силу по день его фактического исполнения. К моменту рассмотрения дела судом округа по расчетам истца ответственность за неисполнение обязательства в натуре уже превысила 300 тыс. руб. <27>. Исследовав и оценив представленные доказательства, учитывая невозможность добровольного исполнения должником судебного акта ввиду удержания имущества взыскателем и принимая во внимание, что денежные средства, подлежащие взысканию, не носят компенсационного характера за уже допущенное неисполнение судебного акта и по своей правовой природе являются дополнительным способом понуждения к исполнению судебного акта, суд апелляционной инстанции установил, что заявленная ко взысканию сумма (5 тыс. руб. за каждый день неисполнения судебного акта, начиная с 13 августа 2014 г. и далее по день его исполнения) не отвечает принципам справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявления ОАО "КЧУС" о присуждении денежных средств за неисполнение решения суда ООО "Теплоэнергетик".

<27> См.: Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 5 октября 2015 г. N Ф01-3908/2015 по делу N А38-3025/2013 // СПС "КонсультантПлюс".

В связи с этим становится очевидным, что практике потребуется выработать критерии оценки размера ответственности в связи с неисполнением неденежного требования в натуре. Однако уже четко просматривается возможность применять критерии соразмерности и справедливости для определения размера судебной неустойки. Поэтому в п. 32 Постановления Пленума N 7 мы видим ограничение размера судебной неустойки: в результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение. В то же время в п. 28 Постановления Пленума ВС РФ N 7 сделана оговорка, что сумма судебной неустойки не учитывается при определении размера убытков, причиненных неисполнением обязательства в натуре: такие убытки подлежат возмещению сверх суммы судебной неустойки (п. 1 ст. 330, ст. 394 ГК).

В практике возник вопрос: обязан ли кредитор при заявлении требования о присуждении денежных средств за неисполнение судебного акта указывать конкретную сумму требования и обосновывать ее нормами материального и процессуального права? Анализ судебной практики, в том числе приведенной выше, показал, что, как правило, и размер судебной неустойки, и обоснование его приводят стороны. Суд стоит на страже исполнения судебного решения, однако сам не ставит вопрос о взыскании судебной неустойки, может лишь применить нормы об исполнительских штрафах (неисполнение судебного акта (АПК РФ), утрата исполнительного листа или судебного приказа (ГПК РФ), утрата переданного на исполнение исполнительного листа (КАС РФ)).

Актуальным также является вопрос о том, какое значение имеет для присуждения судебной неустойки наличие у ответчика препятствия для исполнения решения суда. Согласно п. 35 Постановления Пленума N 7 в случае объективной невозможности исполнения обязательства в натуре, которая возникла после присуждения судебной неустойки, такая неустойка не подлежит взысканию с момента возникновения такого обстоятельства. При этом такая привходящая объективная невозможность исполнения обязательства в натуре, например гибель индивидуально определенной вещи, подлежащей передаче кредитору, не препятствует взысканию присужденных сумм судебной неустойки за период, предшествующий возникновению данного обстоятельства. Представляется, что банкротство кредитора может рассматриваться как основание для поиска его замены, что должно быть учтено судом при решении вопроса о взыскании судебной неустойки.

В процессуальном плане не до конца разрешен вопрос о механизме подачи требования о взыскании судебной неустойки. В Постановлении Пленума N 7 есть лишь отсылка к ст. 324 АПК РФ, по которой рассматриваются вопросы об отсрочке или о рассрочке взыскания исполнительского сбора, об уменьшении его размера или освобождении от его взыскания, а также иные вопросы, возникающие в процессе исполнительного производства и в силу закона подлежащие рассмотрению судом.

Как представляется, в данном случае возможно обращение и к ст. 183 АПК РФ, и к ст. 208 ГПК РФ, которыми предусмотрена возможность дополнительного взыскания денежных сумм, индексирующих ранее взысканные судом денежные суммы, без предъявления отдельного иска.

Подводя итог, отметим, что введение судебной неустойки скорее принесет пользу обороту, позволяя стимулировать должников к добросовестному исполнению обязанностей. Поэтому сложно согласиться с С.К. Соломиным <28>, что положения ст. 308.3 ГК будут выступать примером мертвых норм. Имеющаяся судебная практика и толкование ВС РФ позволяют показать, что предприниматели все активнее будут прибегать к защите прав кредитора, которому присуждено исполнение обязательства в натуре, с помощью судебной неустойки.

<28> См.: Соломин С.К. Новеллы обязательственного права: постановка некоторых проблемных вопросов // Закон. 2015. N 9. С. 142 - 149.

Библиографический список

  1. Белов В.А. Кодекс европейского договорного права - European Contract Code: Общий и сравнительно-правовой комментарий: В 2 кн.
  2. Гонгало Б.М. Гражданско-правовое регулирование обеспечения обязательств: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1998.
  3. Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики. М.: Статут, 2004.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации: Постатейный комментарий к разделу III "Общая часть обязательственного права" / Под ред. Л.В. Санниковой. М.: Статут, 2016.
  5. Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2004. Т. III: Обязательственное право.
  6. Карапетов А.Г. Неустойка как средство защиты прав кредитора в российском и зарубежном праве. М.: Статут, 2005.
  7. Павлов А.А. Присуждение к исполнению обязанности в натуре как способ защиты гражданских прав в обязательственных правоотношениях: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2001.
  8. Парфенчиков А., Ярков В., Боннер А. и др. Астрент в российском праве // Закон. 2014. N 4.
  9. Рожкова М.А. Средства и способы правовой защиты сторон коммерческого спора. М., 2006.
  10. Соболь И.А. Astreinte на защите интеллектуальных прав // Проблемы взыскания убытков в российском правопорядке: Сборник статей (VI ежегодная междунар. научно-практ. конференция "Коршуновские чтения") / Отв. ред. Ю.С. Харитонова. М., 2016.
  11. Соломин С.К. Новеллы обязательственного права: постановка некоторых проблемных вопросов // Закон. 2015. N 9.
  12. Тутынина В.В. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, как способ защиты гражданских прав: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2016.
  13. Ferrari F., Bocharova N. The astreinte in the Italian and Russian Administrative (Judicial) and Civil Proceedings // Russian Law Journal. 2015. N 3.