Мудрый Юрист

Влияние принципа добровольности на возможность принудительного исполнения медиативного соглашения

Яковлева Анастасия Николаевна <1>, аспирант кафедры предпринимательского и корпоративного права юридического факультета им. М.М. Сперанского Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

<1> Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент В.А. Гуреев.

В законодательстве о медиации определено, что медиативное соглашение исполняется на основе принципов добровольности и добросовестности сторон. Установление принципа добровольности при исполнении медиативного соглашения породило многочисленные дискуссии в юридической литературе. Основными вопросами являются проблема защиты прав добросовестной стороны при неисполнении или ненадлежащем исполнении медиативного соглашения и возможность его принудительного исполнения. Данная статья посвящена исследованию указанных вопросов.

Ключевые слова: медиативное соглашение, принцип добровольности, принудительное исполнение.

The influence of voluntarism on the enforcement of the mediation agreement

A.N. Yakovleva

Yakovleva Anastasiya N., Postgraduate Student of the Department of Business and Corporate Law, M.M. Speranskij Law Faculty of The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration.

It is determined that a mediation agreement is executed on the basis of principles of voluntariness and good faith of the parties in the legislation on mediation. The establishment of the principle of voluntariness in the execution of the mediation agreement gave rise to numerous discussions in the legal literature. The main issues are the protection of the rights of innocent parties in case of nonperformance or improper performance of the mediation agreement and the possibility of its enforcement. This article issues to these investigations.

Key words: mediation agreement, the principle of voluntariness, enforcement.

В настоящее время со стороны законодателя защите прав сторон медиативного соглашения уделено недостаточное внимание. Сложившаяся ситуация обостряется в связи с провозглашением принципа добровольности при исполнении медиативного соглашения, являющегося одновременно одним из ключевых принципов в медиации, что исключает, по мнению некоторых исследователей, возможность его принудительного исполнения.

Правовые нормы об исполнении медиативного соглашения содержат следующее. В соответствии с ч. 2 ст. 12 Закона о медиации медиативное соглашение подлежит исполнению на основе принципов добровольности и добросовестности сторон <1>. Относительно медиативного соглашения, являющегося гражданско-правовой сделкой, ч. 4 ст. 12 Закона о медиации гласит, что защита прав, нарушенных в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения такого медиативного соглашения, осуществляется способами, предусмотренными гражданским законодательством <2>.

<1> Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" (ред. от 23.07.2013) // Российская газета. 2010. N 168.
<2> Там же.

Возникает вопрос: уместно ли провозглашать добровольный характер исполнения медиативного соглашения в том случае, если за неисполнение одного из его видов заранее предусмотрена возможность санкций в соответствии с гражданским законодательством, а на основании другого может быть выдан исполнительный лист? И учитывая наличие конфликта, который предполагается разрешить с помощью медиации, уместно ли закреплять принципы добровольности и добросовестности в целом, при отсутствии подробной регламентации принудительного исполнения в случае необходимости?

В литературе имеются мнения о том, что исполнение медиативного соглашения не всегда обеспечивается возможностью применения принудительных мер, так как это противоречит самой сущности процедуры медиации. В обоснование таких позиций приводятся доводы о том, что сама медиация является добровольной процедурой, при проведении которой стороны самостоятельно приходят к соглашению на взаимовыгодных условиях. С учетом этого предполагается, что стороны заинтересованы в добросовестном и добровольном исполнении заключенного ими медиативного соглашения, а наличие способов защиты прав сторон в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения медиативного соглашения будет противоречить основному принципу медиации - принципу добровольности. Ученые отмечают противоречивость законодательства в отношении исполнения медиативного соглашения <1>. Например, по мнению С.А. Владимировой, налицо возможность злоупотребления правом недобросовестными участниками спора, когда они изначально будут обращаться к процедуре медиации, осознавая безнаказанность неисполнения медиативного соглашения, и, как следствие, это повлечет затягивание процесса разрешения спора, а в ряде случаев и невозможность в дальнейшем восстановить нарушенное право <2>. Одновременно, по ее мнению, применение основных принципов обязательственного права будет подрывать назначение института медиации <3>.

<1> См., например: Калашникова С.И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции. М.: Инфотропик Медиа, 2011. С. 130; Владимирова С.А. Сравнительная характеристика медиации и третейского разбирательства споров как альтернативных методов урегулирования конфликтов // Развитие медиации в России: теория, практика, образование: Сб. ст. / Под ред. Е.И. Носыревой, Д.Г. Фильченко. М.: Инфотропик Медиа; Берлин, 2012. С. 207.
<2> Владимирова С.А. Указ. соч. С. 207.
<3> Там же. С. 208.

Не будет ли такое регулирование способствовать нарушению недобросовестной стороной прав другой стороны? Недобросовестная сторона может вступить в отношения по проведению процедуры медиации и заключить с другой стороной медиативное соглашение из собственных побуждений, заведомо не связанных с целью медиации - прекращением спора. На практике вероятна возможность, что недобросовестная сторона пожелает вступить в такие отношения исключительно с намерением причинить вред другой стороне (злоупотребление правом, которое закон напрямую запрещает <1>) либо затянуть время.

<1> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301. Ч. 1. Ст. 10.

Комментируя приведенную позицию, необходимо отметить, что в медиативном соглашении сторонами в результате урегулирования спора совместно определены их новые обязательства взамен прежних. Таким образом, стороны добровольно возлагают на себя определенные права и обязанности в соответствии с условиями медиативного соглашения. Принцип добровольности применительно к исполнению медиативного соглашения трактуется по-разному. Так, некоторые авторы утверждают, что в данном случае принцип добровольности находит свое выражение в добровольном заключении договора и, таким образом, взятии на себя обязательств (свобода договора) <1>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Федеральному закону от 27.07.2010 N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" Е.В. Тихоновой, М.Е. Старостина, О.В. Лазаревой включен в информационный банк.

<1> См., например: Лазарева О.В., Тихонова Е.В., Старостин М.Е. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 27.07.2010 N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)". Саратов, 2012. С. 101.

По мнению автора настоящей статьи, такая точка зрения появилась в результате влияния следующих факторов: во-первых, сама формулировка п. 2 ст. 12 Закона о медиации может ввести в заблуждение относительно применимости принципа добровольности к медиативному соглашению. В условиях столь краткого правового регулирования многие нормы данного Закона трактуются в юридической литературе неоднозначно. Это приводит к различным дискуссиям в литературе, число которых было бы значительно меньше при развитом законодательстве о медиации. Во-вторых, некоторые авторы смешивают свободу договора и добровольность при его исполнении. В Законе о медиации указано, что речь идет об исполнении медиативного соглашения, а не о его заключении.

Принцип добровольности в контексте медиации и медиативного соглашения находит свое отражение в норме п. 2 ст. 2 Закона о медиации, согласно которому "процедура медиации - способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения" <1>. Таким образом, и медиативное соглашение, закрепляющее такое взаимоприемлемое решение, заключается сторонами добровольно, никто не имеет права понудить стороны заключить медиативное соглашение. При недостижении согласия по спорным правоотношениям процедура медиации прекращается по основаниям, установленным ст. 14 Закона о медиации.

<1> Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" (ред. от 23.07.2013) // Российская газета. 2010. N 168.

Указание на применение принципа добровольности при исполнении медиативного соглашения на первый взгляд лишает стороны гарантий на защиту их прав государством. Однако в действительности это не так. Закрепление принципа добровольности при исполнении договоров и других двусторонних соглашений не лишает сторону защиты от недобросовестного поведения другой стороны.

Добровольность при исполнении провозглашается и при исполнении документов, приравненных к судебному акту. Так, к примеру, ч. 1 ст. 142 Арбитражного процессуального кодекса гласит, что мировое соглашение исполняется лицами, его заключившими, добровольно в порядке и в сроки, которые предусмотрены этим соглашением. А в соответствии с ч. 2 этой же статьи мировое соглашение, не исполненное добровольно, подлежит принудительному исполнению на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом по ходатайству лица, заключившего мировое соглашение <1>. Так как медиативное соглашение может быть утверждено судом в качестве мирового соглашения, на него также распространяются гарантии государства по принудительному исполнению.

<1> Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (ред. от 01.10.2015) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3012.

В том случае, когда медиативное соглашение представляет собой гражданско-правовую сделку, на него распространяются общие принципы исполнения обязательств. В соответствии со ст. 309 Гражданского кодекса обязательства должны исполняться надлежащим образом, в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями <1>.

<1> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301.

Статья 310 Гражданского кодекса закрепляет недопустимость по общему правилу одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий. Принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства находит свое выражение в запрете одностороннего отказа должника от исполнения своих обязанностей и запрете для договорных обязательств одностороннего изменения их условий любым из участников. Нарушение указанного запрета служит основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности <1>.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Российское гражданское право: В 2 т. Обязательственное право" (том 2) (отв. ред. Е.А. Суханов) включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное).

<1> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. 4-е изд., стереотип. М.: Статут, 2015. Т. 2: Обязательственное право. С. 68.

В том случае, если имеется неисполнение или ненадлежащее исполнение условий медиативного соглашения, представляющего собой гражданско-правовую сделку, добросовестная сторона вправе обратиться в суд за защитой своих прав. В таком случае условия медиативного соглашения могут быть исполнены принудительно - на основании судебного акта выдается исполнительный лист и возбуждается исполнительное производство по общим правилам, предусмотренным для принудительного исполнения требований, содержащихся в исполнительных документах.

Если медиативное соглашение было заключено по итогам процедуры медиации, проводимой после передачи спора на рассмотрение суда, оно может быть утверждено судом в качестве мирового соглашения. При неисполнении или ненадлежащем исполнении такого медиативного соглашения лицо, заключившее его, вправе обратиться в суд, утвердивший мировое соглашение за выдачей исполнительного листа, что также дает основание для возбуждения исполнительного производства.

Выводы. Подводя итоги, можно отметить, что провозглашение принципа добровольности при исполнении медиативного соглашения не сказывается на возможности применения способов защиты и мер ответственности к виновной стороне в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения медиативного соглашения. Указанная возможность распространяется на медиативное соглашение как представляющее собой гражданско-правовую сделку, так и утвержденное судом в качестве мирового соглашения с особенностями, присущими каждому из данных видов медиативного соглашения.

Принудительное исполнение медиативного соглашения возможно при условии его утверждения судом в качестве мирового. Условия медиативного соглашения, представляющего собой гражданско-правовую сделку, также можно принудительно исполнить, но уже после вынесения судебного решения по новому спору, возникшему из неисполнения или ненадлежащего исполнения такого медиативного соглашения, как договора и выдачи исполнительного листа на основании такого решения.

Список литературы

Владимирова С.А. Сравнительная характеристика медиации и третейского разбирательства споров как альтернативных методов урегулирования конфликтов // Развитие медиации в России: теория, практика, образование: Сб. ст. / Под ред. Е.И. Носыревой, Д.Г. Фильченко. М.: Инфотропик Медиа; Берлин, 2012. С. 202 - 209.

Калашникова С.И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции. М.: Инфотропик Медиа, 2011. 304 с.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Федеральному закону от 27.07.2010 N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" Е.В. Тихоновой, М.Е. Старостина, О.В. Лазаревой включен в информационный банк.

Лазарева О.В., Тихонова Е.В., Старостин М.Е. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 27.07.2010 N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)". Саратов, 2012. 173 с.