Мудрый Юрист

К вопросу о корреляции науки и практики в рамках отечественного пенсионного обеспечения (историко-правовое исследование)

Левшук Марина Викторовна, доцент юридического факультета Белгородского университета кооперации, экономики и права, кандидат юридических наук.

В статье рассматривается проблема взаимосвязи науки и правоприменительной практики в историко-правовом аспекте. Для автора представляют научный интерес вопросы установления сущности изменений права, правоприменения, правовой идеологии по отношению к определению вопроса об организации отечественного пенсионного обеспечения в середине XX века.

Ключевые слова: взаимосвязь, отечественная доктрина, право, отрасль права, организация отечественного пенсионного обеспечения.

Revisiting Correlation of Science and Practice within the Framework of the Domestic Pension Coverage (Historical Legal Research)

M.V. Levshuk

Levshuk Marina V., Assistant Professor of the Law Faculty of the Belgorod University of Cooperation, Economics & Law, Candidate of Legal Sciences.

The article considers the problem of interrelation of science and practice in historical-legal aspect. For the author represent the scientific interest the problems of establishing the nature of changes in the law, law enforcement, legal ideology in relation to the determination of the question of the organisation of the national pension in the middle of the twentieth century.

Key words: relationship, domestic doctrine, law, branch of law, organization of national pension provision.

В последнее время в связи с реформированием системы пенсионного обеспечения возрос интерес к историко-правовой проблематике. Крайне интересно обратиться к уже имеющемуся юридическому научному опыту, исследовать позиции, с которых изучался этот вопрос исследователями как исторических, так и отраслевых дисциплин.

Общая характеристика пенсионного правоотношения как правовой категории была уже дана Р.И. Ивановой в диссертационной работе "Соотношение пенсионных и трудовых правоотношений" <1>. Мы же обратимся к истории становления и развития отечественной доктрины о пенсионном обеспечении и пенсионной системы и рассмотрим проблему их соотношения.

<1> Иванова Р.И. Соотношение пенсионных и трудовых правоотношений: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.05. М., 1974. 160 с.

В правовой науке общепризнано, что пенсионное обеспечение является самым значимым видом социального обеспечения по числу его субъектов и по объему расходуемых на него денежных средств. Теоретическая разработка понятия "социальное обеспечение" началась лишь в советскую эпоху, в российской юриспруденции XIX - начала XX в. такого понятия не существовало.

Изучение процесса эволюции пенсионных правоотношений представляется весьма важным, ибо "...вообще все нормы права реализуются в общественной жизни через правоотношения" <2>.

<2> Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М.: Госюриздат, 1955. С. 91 - 92.

По своей природе пенсионные правоотношения являются близкими трудовым правоотношениям, которые "как особый вид правоотношений в соответствующей исторической системе права могут возникать там, где распределение общественной рабочей силы дифференцировано в особое общественное отношение" <3>. Характер взаимосвязи пенсионных и трудовых правоотношений профессор Р.И. Иванова раскрыла через "общественно-правовые основания пенсионной алиментации, которые формируются непосредственно в трудовом правоотношении" <4>. Временное или окончательное, полное или частичное прерывание прямой связи индивида с общественной организацией труда и объективную потребность в особом алиментарном отношении между утратившим трудоспособность индивидом и соответствующей социальной организацией людей Р.И. Иванова определила как равнозначные социальные последствия инвалидности и старости для человека <5>. Характер возникающих при предоставлении определенного уровня обеспечения в старости и при наступлении инвалидности общественных отношений Р.И. Иванова связывала с существующим в обществе типом распределения материальных благ между различными категориями населения и ставила в зависимость от того, чьей собственностью являются средства и предметы труда. Так, "нас не должно удивлять, что в чрезвычайных условиях у дикарей возникали обычаи уничтожения беспомощных стариков и старух, как обременяющих общину бесполезных потребителей средств существования" <6>. "Человек зрелый, как знаток окрестностей и обладатель многолетнего жизненного опыта, был объектом уважения в первобытной орде... Но с наступлением старости, когда силы уже отказывались служить, знание и умение становилось бесполезным, беспомощного старика бросали тогда на произвол судьбы" <7>. К.А. Гельвецкий в своем философском труде "Об уме" так описал обычаи племен Южной Африки: "В конце зимы, когда недостаток продовольствия заставляет дикарей покидать хижины, и голод гонит их на охоту за новыми припасами, некоторые племена перед отправлением собираются и заставляют своих стариков взбираться на деревья, которые они затем сильно трясут, большинство стариков падает с деревьев, и их немедленно убивают" <8>. Такое отношение к больным и старикам Р.И. Иванова справедливо объяснила неразвитостью производительных сил первобытнообщинного строя, в период расцвета которого "возникает терпимое отношение" <9> к существованию стариков. В. Эфроимсон писал: "Группы и племена, в которых охрана старых людей и помощь им не была столь же автоматической и рефлекторной, как и помощь детям, при прочих равных условиях оказывались в худшем положении, чем племена, в которых гигантское разнообразие жизненного опыта дикарей и варваров непрерывно передавалось из поколения в поколение через живые энциклопедии - цепочки старых мужчин и женщин" <10>. Таким образом, наряду с общественно-трудовыми отношениями развивались общественные отношения по обеспечению нетрудоспособных. Такая зависимость возникающих при предоставлении определенного уровня обеспечения в старости и при наступлении инвалидности общественных отношений от общественно-трудовых отношений, по мнению Р.И. Ивановой, которое мы полностью разделяем, как раз и предопределяет различные типы обеспечения в старости и при нетрудоспособности. При первобытнообщинном строе - это родоплеменная алиментация, при рабовладельческом и феодальном - частная благотворительность, при капитализме - это и формы "самообеспечения" <11> трудящихся, частная благотворительность, гражданско-правовая семейная алиментация и государственное призрение, и возникающее с конца XIX в. социальное страхование трудящихся, при социализме - социальная алиментация <12>.

<3> Александров Н.Г. Трудовое правоотношение. М.: Юридическое изд-во МЮ СССР, 1948. С. 221.
<4> Иванова Р.И. Указ. соч. С. 100.
<5> Там же. С. 11.
<6> Эфроимсон В. Родословная альтруизма // Новый мир. 1971. N 10. С. 201.
<7> Krzywicki L. Ludy: zarys antropologii etnicznej // Warszawa: Kowalewski, 1893. S. 47.
<8> Гельвеций К.А. Об уме. М.: Соцэкгиз, 1938. С. 80.
<9> Иванова Р.И. Указ. соч. С. 13.
<10> Эфроимсон В. Указ. соч. С. 201.
<11> Иванова Р.И. Указ. соч. С. 12.
<12> Иванова Р.И. Указ. соч. С. 11 - 12.

Пенсионное обеспечение как определенная форма жизнеобеспечения людей имеет конкретные исторические типы, так как оно осуществляется в рамках определенной общественно-экономической формации <13>. Р.И. Иванова определила, что "пользование рабочей силой предполагает не только создание материализованных и духовных ценностей, в результате которого расходуется определенное количество труда, но и одновременное потребление свойства трудоспособности, которое в конечном счете приводит к ограниченной трудоспособности или к новому качественному состоянию - нетрудоспособности" <14>.

<13> Иванова Р.И. Правоотношения по социальному обеспечению в СССР. М.: Изд-во МГУ, 1986. С. 7.
<14> Иванова Р.И. Указ. соч. С. 22.

С точки зрения Р.И. Ивановой, которую мы полностью разделяем и которая является весьма актуальной и фундаментальной для нашего историко-правового исследования, в правовом регулировании пенсионных отношений различаются прямое и косвенное регулирование со стороны государства <15>.

<15> Иванова Р.И. Указ. соч. С. 22.

В XIX в. в России государство напрямую не осуществляло регулирование общественных отношений в области обеспечения нетрудоспособных граждан. Зарождение и эволюционное развитие пенсионно-правовых форм обеспечения граждан, потерявших трудоспособность, неразрывно связано с историей экономического развития Российской империи и процессом становления, роста и консолидации рабочего класса. П.И. Кедров указывал, что ввиду небольшого размера заработка рабочего, не позволяющего ему делать сбережения, положение рабочего при наступлении нетрудоспособности становилось затруднительным <16>. "Правовая самостоятельность пенсионного обеспечения по старости, предоставляемого престарелым, якобы безотносительно к степени их трудоспособности, - как верно отметила З.Д. Виноградова, - маскирует действительное социально-экономическое содержание старости как вида нетрудоспособности. То есть правовая форма выдается за сущность явления" <17>. Социальная сущность старости и инвалидности, по мнению Р.И. Ивановой, одна - потеря трудоспособности <18>. "Без посторонней помощи в таких случаях обойтись невозможно. Вопрос только в том, откуда эта помощь может и должна прийти" <19>. Государство, косвенно регулируя отношения в области пенсионного обеспечения, рекомендовало частную благотворительность "как выполнение нравственно христианской обязанности, с одной стороны, и как средство улучшить отношения между богатыми и бедными, с другой" <20>. Таким образом, государственно организованная помощь нетрудоспособным гражданам в царской империи отсутствовала, основной формой обеспечения таких граждан была благотворительность.

<16> Кедров П.И. Страхование рабочих и служащих по законопроекту, внесенному в Государственную Думу. М.: Тип. "Печатное дело" Ф.Я. Бурче, 1910. 36 с.
<17> Виноградова З.Д. Соотношение юридических возможностей реализации права на заслуженный отдых, на труд и пенсию лиц пенсионного возраста: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.05. М., 1973. 24 с.
<18> Иванова Р.И. Указ. соч. С. 27.
<19> Там же.
<20> Забелин Л.В. Теоретические основы социального страхования: М.: Вопросы тр., 1926. С. 135.

До 60-х гг. XX в. в правовой науке считалось, что отношения по материальному обеспечению граждан в старости и в случае утраты трудоспособности регулируются нормами трудового, колхозного, административного права в зависимости от характера общественно полезной деятельности гражданина <21>. Известный советский ученый Е.И. Астрахан, специализацией которого являлось трудовое право, а также входившее в него до 60-х гг. прошлого века право социального обеспечения <22>, исторический очерк которого охватил первые 50 лет развития законодательства о пенсиях <23>, четко обозначил основные тенденции развития этого законодательства: расширение субъектов права; расширение видов обеспечения; гуманизация условий, определяющих право на пенсию; непрерывное повышение уровня обеспечения <24>.

<21> Мачульская Е.Е. Практикум по праву социального обеспечения. М.: НОРМА; ИНФРА-М, 2001. С. 10.
<22> Лушников А.М. Курс трудового права. М.: Статус, 2009. Т. 2: Коллективное трудовое право. Индивидуальное трудовое право. Процессуальное трудовое право. С. 1111 - 1112.
<23> Астрахан Е.И. Развитие законодательства о пенсиях рабочим и служащим. М.: Юридическая литература, 1971. 216 с.
<24> Там же. С. 207.

Пенсионное обеспечение как основная составляющая социального обеспечения, которому в жизни общества и государства отводится одно из ключевых мест, непосредственно зависит от развития экономики, связано с социальной политикой государства и состоянием социального благополучия как трудоспособных, так и нетрудоспособных граждан. По мере становления и развития советской системы государственных органов социального (пенсионного) обеспечения формировалось содержание понятия социального обеспечения. Рубежной вехой в развитии отечественного права пенсионного обеспечения стал закон, окончательно систематизировавший пенсионное обеспечение, - Закон СССР от 14 июля 1956 г. "О государственных пенсиях" <25>. Завершением создания целостной системы пенсионного обеспечения граждан явилось распространение государственного пенсионного обеспечения на колхозников. Принятый Закон СССР от 15 июля 1964 г. N 2688-VI "О пенсиях и пособиях членам колхозов" <26> в значительной мере отразил как по содержанию, так и по форме влияние Закона о государственных пенсиях. Таким образом, в 60-е гг. прошлого века сложилась новая централизованная, государственная пенсионная система.

<25> Закон СССР от 14 июля 1956 г. "О государственных пенсиях" // Свод законов СССР. 1990. Т. 2. С. 532.
<26> Закон СССР от 15 июля 1964 г. N 2688-VI "О пенсиях и пособиях членам колхозов" // Свод законов СССР. 1990. Т. 2. С. 616.

В это же время В.С. Андреев впервые разработал учение о предмете, методе отрасли, обосновал систему норм отрасли, сформулировал принципы социального обеспечения. "Ядром", основным видом общественных отношений, составляющих предмет права социального обеспечения, В.С. Андреев считал пенсионные правоотношения <27>, которые он определил "как юридические отношения, в которых орган, осуществляющий функции социального обеспечения, обязан выплачивать пенсию, а другая сторона - трудящийся (или его семья) должна выполнять предусмотренные законом требования, предъявляемые к пенсионеру" <28>.

<27> Андреев В.С. Право социального обеспечения в СССР. М.: Юридическая литература, 1987. С. 31.
<28> Андреев В.С. Право социального обеспечения в СССР. М.: Юридическая литература, 1980. С. 90.

В.С. Андреевым сформулированы характерные черты государственной системы социального обеспечения того периода: "Единая государственная система социального обеспечения - один из способов повышения материального благосостояния советского народа. Она имеет единую социалистическую сущность и является государственной потому, что регулируется им, финансируется главным образом за счет государственных и частично колхозно-кооперативных средств без вычетов из заработка трудящихся" <29>.

<29> Андреев В.С. Указ. соч. С. 10.

В.С. Андреев первым из ученых обратил внимание на то, что государственная система социального обеспечения решает задачи в этой области отношений вместе с другими государственными системами (системами здравоохранения, помощи семье, народного образования) <30>.

<30> Андреев В.С. Конституционные основы охраны здоровья и социального обеспечения граждан СССР // Задачи дальнейшего развития юридической науки в свете новой Конституции СССР, конституций союзных и автономных республик: тезисы докладов всесоюзной конференции, Москва, 3 - 6 окт. 1978 г. М., 1978. С. 36 - 39.

К такому же выводу пришли Р.И. Иванова и В.А. Тарасова, при этом подчеркивая, "что основные мероприятия в сфере социального обеспечения осуществляются посредством государственной системы социального обеспечения" <31>.

<31> Иванова Р.И. Предмет и метод советского права социального обеспечения. М.: Изд-во Московского ун-та, 1983. С. 71.

М.Л. Захаров и Э.Г. Тучкова особо отмечают, что единство советской государственной системы социального обеспечения обусловливалось тем, что "ни одна из форм социального обеспечения не применялась на практике в чистом виде. Все они были взаимосвязаны и нередко взаимно дополняли друг друга. Более того, формально в советский период пенсионное обеспечение трудящихся осуществлялось в порядке государственного социального страхования (что, в частности, было закреплено в КЗоТ РСФСР), однако целевых страховых платежей никто не вносил - ни работодатели, ни застрахованные" <32>.

<32> Захаров М.Л. Право социального обеспечения России. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 46.

Таким образом, совершенно очевидна корреляция между окончательным оформлением в 1964 г. централизованной государственной модели пенсионного обеспечения и началом формирования в 60-х гг. XX в. отечественной доктрины о выделении права социального обеспечения как самостоятельной отрасли права.

Литература

  1. Закон СССР от 14 июля 1956 г. "О государственных пенсиях" // Свод законов СССР. 1990. Т. 2. С. 532.
  2. Закон СССР от 15 июля 1964 г. N 2688-VI "О пенсиях и пособиях членам колхозов" // Свод законов СССР. 1990. Т. 2. С. 616.
  3. Александров Н.Г. Трудовое правоотношение. М.: Юридическое изд-во МЮ СССР, 1948. 336 с.
  4. Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М.: Госюриздат, 1955. 176 с.
  5. Астрахан Е.И. Развитие законодательства о пенсиях рабочим и служащим. М.: Юридическая литература, 1971. 216 с.
  6. Андреев В.С. Конституционные основы охраны здоровья и социального обеспечения граждан СССР // Задачи дальнейшего развития юридической науки в свете новой Конституции СССР, конституций союзных и автономных республик: тезисы докладов всесоюзной конференции, Москва, 3 - 6 октября 1978 г. М., 1978. С. 36 - 39.
  7. Андреев В.С. Право социального обеспечения в СССР // М.: Юридическая литература, 1980. 312 с.
  8. Андреев В.С. Право социального обеспечения в СССР. М.: Юридическая литература, 1987. 350 с.
  9. Виноградова З.Д. Соотношение юридических возможностей реализации права на заслуженный отдых, на труд и пенсию лиц пенсионного возраста: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.05. М., 1973. 24 с.
  10. Гельвеций К.А. Об уме. М.: Соцэкгиз, 1938. 396 с.
  11. Забелин Л.В. Теоретические основы социального страхования. М.: Вопросы тр., 1926. 223 с.
  12. Захаров М.Л. Право социального обеспечения России. М.: Волтерс Клувер, 2004. 581 с.
  13. Иванова Р.И. Соотношение пенсионных и трудовых правоотношений: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.05. М., 1974. 160 с.
  14. Иванова Р.И. Предмет и метод советского права социального обеспечения // М.: Изд-во Московского ун-та, 1983. 168 с.
  15. Иванова Р.И. Правоотношения по социальному обеспечению в СССР. М.: Изд-во МГУ, 1986. 175 с.
  16. Кедров П.И. Страхование рабочих и служащих по законопроекту, внесенному в Государственную Думу. М.: Тип. "Печатное дело" Ф.Я. Бурче, 1910. 36 с.
  17. Лушников А.М. Курс трудового права. М.: Статус, 2009. Т. 2: Коллективное трудовое право. Индивидуальное трудовое право. Процессуальное трудовое право. 1151 с.
  18. Мачульская Е.Е. Практикум по праву социального обеспечения. М.: НОРМА; ИНФРА-М, 2001. 252 с.
  19. Эфроимсон В. Родословная альтруизма // Новый мир. 1971. N 10. С. 201.
  20. Krzywicki L. Ludy: zarys antropologii etnicznej. Warszawa: Kowalewski, 1893. S. 47.