Мудрый Юрист

Супруги и долги

Публикация Обзора судебной практики ВС РФ N 1 за 2016 год в середине апреля буквально "взорвала" Интернет: СМИ различного уровня наперебой обсуждали решение Верховного Суда по разделу общих долгов супругов, говорилось даже об отмене некой презумпции совместной ответственности супругов по долгам в браке. Интересно то, что само обсуждаемое решение принято было 3 марта 2015 года, т.е. более года назад, но осталось практически незамеченным до выхода Обзора, хотя на протяжении года ВС РФ постановил целую серию подобных решений и направлял дела на новое рассмотрение по спорам с долгами супругов по схожим мотивам.

О чем же "скандальное" решение и действительно ли оно так революционно? Каков подход судов в настоящее время к разделу долгов супругов и есть ли риски для кредиторов в свете "нового" решения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ?

Сначала твое, потом каждый свое...

Общим совместно нажитым исходя из ст. 38 и ч. 3 ст. 39 Семейного кодекса РФ, может быть признано не только некое имущество, например, в виде квартиры или автомобиля, но и долги супругов (одного из них, обоих) по кредитам, займам, прочим обязательствам. Причем общие долги при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям. Как правило, согласно ч. 1 ст. 39 СК РФ доли супругов признаются равными, хотя и бывают отступления в большую или меньшую сторону, т.к. это допускается законом.

При этом в спорах о долгах надо обратить внимание на слово "общие": не каждый долг может быть разделен между супругами. Существуют как совместные общие долги супругов, так и долги каждого из них в отдельности. Что и указывается в ч. 1 ст. 45 СК РФ, устанавливающей, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания. Это означает, что презюмируется прежде всего не общность долгов, как обычно понимается, а скорее даже раздельность долга супругов.

Однако на практике бывает трудно определить, какой долг "личный", а какой "общий", из-за этого иногда, в т.ч. в судах, предпочитается (но далеко не всегда) облегченное установление общности долга: если долг возник в период брака, то, значит, заемные средства потрачены на нужды семьи, и долг общий, а если это не так - будьте добры предоставить доказательства обратного. Фактически такой подход и применили нижестоящие суды в "скандальном" Определении.

Истец обратился с иском к бывшим супругам - М. и П. о взыскании суммы долга. Требования мотивировал тем, что М. в период брака с П. взял у истца деньги в долг и не вернул их. Удовлетворяя требования истца, суды исходили из следующего: на момент заключения договора займа П. состояла в браке с М. и денежные средства, полученные М. от истца, были потрачены на нужды семьи ответчиков, в частности на развитие совместного бизнеса, а также покупку недвижимости в Андорре, следовательно, данные денежные средства являются общим долгом ответчиков по делу.

Верховный Суд указал на ошибочность такого "слепого" определения общности долгов, на необходимость доказательства траты долга на совместные нужды, наличия совместной воли супругов на "приобретение" долговых обязательств. Коллегия указала, что для возложения на П. солидарной обязанности по возврату заемных средств обязательство должно являться общим, то есть, как следует из п. 2 ст. 45 СК РФ, возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи. Пунктом 2 ст. 35 СК РФ, п. 2 ст. 253 ГК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом. Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств с третьими лицами, действующее законодательство не содержит. Напротив, в силу п. 1 ст. 45 СК РФ допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств.

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ (т.е. все пошло на нужды семьи), бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга (Определение Верховного Суда РФ от 03.03.2015 N 5-КГ14-162).

Но есть ли в таком подходе ВС РФ революционность? Нет, никакой революционности и в помине не наблюдается, поскольку суд лишь исправил досадную и распространенную ошибку и подтвердил еще раз то, что и так было закреплено в законе и в судебной практике.

Всегда бремя доказательств было возложено на сторону, которая претендовала на раздел долга, в силу положений ч. 1 ст. 56 ГК РФ, согласно которым каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Например, при разделе совместно нажитого имущества супруг, который претендует на такой раздел, должен доказать суду, что на спорное имущество распространяется режим совместной собственности супругов, и оно подлежит разделу. Так и с долгами: когда истец просит поделить долги, то должен привести доводы и доказательства, которые свидетельствуют о том, что долг общий. Другая же сторона вправе возражать и приводить противоположные доказательства и доводы.

Например, Я.С. обратился с иском к Я.О. о разделе совместно нажитого имущества и признании общим долгом задолженности по кредитному договору, заключенному между Я.С. и банком. Суд, признавая долг совместным, принял во внимание кредитный договор между истцом и банком, который был заключен в период брака, справку из банка о наличии кредита у истца, справку из банка об остатке текущей задолженности. При этом суд отметил в решении, что ответчица, по сути, не предоставила суду возражений относительно доводов и доказательств истца, хотя до вынесения решения у нее было достаточно времени. Кроме того, судебная коллегия при апелляционном рассмотрении обратила внимание на довод Я.О. о том, что кредит якобы брался на нужды детей и потому не подлежит разделу, при этом общих несовершеннолетних детей у сторон нет (тут важно, что, по сути, ответчик как бы косвенно признавала, что знала о кредите, что кредит тратился на семейные нужды. - Прим. авт.) (Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 02.12.2015 N 33-11665/2015).

В другом деле суд, напротив, отказал в разделе долга (причем решение было принято до "раскрученного" СМИ Определения ВС РФ). Истец К.А. просил разделить между ним и бывшей супругой К.И. свой долг по договору займа с Г. Свои требования истец мотивировал тем, что заемные средства истрачены на нужды семьи, произведены расчеты за проведенные работы по строительству нежилого строения, которое является общим имуществом супругов. В обоснование доводов представил расписки о подтверждении им задолженностей за выполнение по его поручению строительно-отделочных работ перед третьими лицами, и расписки о получении этими лицами денежных средств от К.А. Суд первой инстанции требования удовлетворил, долг разделил, однако апелляционная коллегия не согласилась с ним, поскольку сами по себе расписки не подтверждают, что полученная по договору сумма займа была израсходована на нужды семьи. К.А. также вопреки требованиям ст. 56 ГПК РФ не было представлено доказательств того, что К.И. была поставлена в известность о существующем долговом обязательстве по договору займа, что обязательство возникло по инициативе обоих супругов в интересах всей семьи, что К.И. давала согласие на заем денежных средств, а также что указанные денежные средства были потрачены на нужды семьи и не являются личным долгом К.А. (Апелляционное определение Тюменского областного суда от 24.12.2014 по делу N 33-6379/2014).

При этом в мотивировочной части определения Тюменского областного суда содержатся те же доводы, что в "сенсационном" Определении ВС РФ. Так что никто бремя доказывания и презюмирование долгов не изменял, тем более кардинально.

Другой вопрос, что и отмечалось в начале нашего разговора, в неоднозначности и сложности процесса доказывания при разделе долгов, учитывая порой и сговор свидетелей, и уничтожение, и фальсификацию доказательств, и откровенную ложь со стороны бывших супругов и других лиц. Поэтому и предпринимается в сознании обывателей и юристов попытка создать упрощенную схему - долг в период брака общий, а дальше уже "как отпляшут". Иногда такой образ создается для "продажи" юридических услуг, либо культивируется "обычными", непрофессиональными юридическими СМИ.

Нередко при решении вопроса об "общем" долге важное значение играет момент возникновения долга.

Так, например, у П. возникла перед брокерской компанией задолженность. Решением суда удовлетворен иск компании о взыскании с П. долга, но П. не спешил рассчитываться, в связи с чем компания подала другой иск о признании образовавшейся задолженности общим долгом супругов и разделении задолженности между ними - П. и его супругой Р. Суды, отказывая компании в иске, исследовали момент образования долга П. перед истцом и установили, что фактически брачные отношения между супругами распались в ноябре 2013 года, о чем свидетельствует утвержденное судом мировое соглашение между П. и Р. о разделе имущества. Долг же П. перед компанией возник в марте 2014 года. Тот факт, что денежные средства П. перечислены на счет истца в октябре 2013 года, не имеет значения (так как задолженность возникла уже после, в марте) для возложения на ответчиков ответственности по разделу супружеского долга. Обязательства должны являться общими, то есть, как следует из п. 2 ст. 45 СК РФ, возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи (Апелляционное определение Московского городского суда от 18.01.2016 по делу N 33-1057/2016). Стоит отметить, что в этом деле у кредитора не было шансов и в том случае, если бы долг возник и в период брака, поскольку П. действовал скорее в своих личных интересах.

Некоторые выводы, или Есть ли риски после выхода Обзора?

Итак, исходя из вышесказанного что требуется в свете сложившейся судебной практики и положений семейного законодательства для раздела долга между супругами?

Главное - доказать: либо долг является совместным долгом супругов, например, они созаемщики по кредитному договору, или то, что заемные средства были потрачены на нужды семьи (ч. 2 ст. 45 СК РФ), хотя долг и "оформлен" на одного из супругов, например, кредитные средства пошли на покупку общей квартиры или на совместный семейный отдых. Дополнительное значение будет иметь осведомленность другой стороны (супруга) о возникновении долгового обязательства и целях, достижение которых и породило возникновение задолженности; структура "тела" долга, порядок и объем исполнения кредитных обязательств.

Так, Михайлова обратилась с иском к Михайлову о разделе имущества, признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределении между ними. Мотивировала требования тем, что в период брака на ее имя был оформлен кредит в банке на нужды семьи, часть которого на момент подачи иска еще не погашена. Суд первой инстанции требования истца удовлетворил, посчитав, что нормами семейного законодательства установлена презумпция возникновения денежных обязательств в период брака в интересах семьи, в силу чего обязанность доказать обратное возложена на Михайлова. Апелляционный суд, за некоторыми изменениями, в целом согласился с такой позицией.

Однако ВС РФ указал, что юридически значимым обстоятельством по данному делу являлось выяснение вопроса о том, были ли потрачены денежные средства, полученные по кредитному договору, на нужды семьи. С учетом того что Михайлова является заемщиком денежных средств, то именно она должна была доказать, что возникновение долга произошло по инициативе обоих супругов в интересах семьи и все полученное было использовано на нужды семьи. В силу этого возложение судами на ответчика бремени доказывания факта использования этих средств супругой на иные цели, нежели семейные нужды, противоречит требованиям действующего законодательства (в частности, ст. 56 ГПК РФ).

Кроме того, признав долг по кредитному договору общим обязательством супругов, нижестоящие суды пришли к выводу о взыскании с ответчика половины суммы долга, включая непогашенную его часть. Между тем положения закона, которые позволяют признать долг общим, не дают еще правовых оснований для взыскания с супруга невыплаченной части долга. Такая непогашенная задолженность может быть компенсирована супругу-должнику через передачу ему в собственность соответствующей невыплаченному долгу части имущества сверх полагающейся ему по закону доли в совместно нажитом имуществе; либо же путем истребования компенсации при отсутствии такого имущества. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (Определение Верховного Суда РФ от 01.03.2016 N 75-КГ15-12).

Как видим, складывающаяся судебная практика в стране в целом однотипна, хотя и встречаются отклонения в ту или иную сторону, но такое отклонение характерно и для дел иных категорий.

Какие же выводы можно сделать из всего вышесказанного?

  1. Обсуждаемый Обзор судебной практики не изменяет подхода в разрешении споров о разделе общих долгов супругов, а лишь подчеркивает правильное направление в судебной практике. Общими долгами супругов признаются те долги, которые, упрощенно говоря, пошли на общие нужды семьи. Бремя доказывания этого процессуальным законодательством возложено на то лицо, которое требует раздела долга. Доказательства при этом могут быть различны, нередко на практике лишь искусно проведенный допрос свидетелей, в т.ч. супругов, позволяет расставить все точки над "i", например, выяснение цели взятия кредита, положение семьи на момент появления долга, как изменилось имущественное положение после взятия кредита и т.п.
  2. Риски кредиторов с появлением Обзора никак не изменились.

Во-первых, согласно ст. ст. 1, 9 ГК РФ любое лицо должно приобретать гражданские права и принимать на себя обязанности с проявлением должной осмотрительности, добросовестно действуя. Значит, осмотрительный кредитор обычно потребует предоставления со стороны должника обеспечения исполнения обязательства, например, в форме поручительства или залога. А если не потребовал такого обеспечения, то риск невозврата долга ложится на "плечи" самого кредитора.

Во-вторых, непризнание долга общим долгом супругов никак не повлияет на право кредитора требовать взыскание долга с должника с обращением взыскания на имущество, в т.ч. долю в общем совместно нажитом имуществе супругов. Надо ли кредитору "подстраховывать" себя и брать с супруга(-и) заемщика (должника) согласие на совершение сделки, чтобы потом доказывать ее (его) осведомленность о долге? Открываем и читаем ч. 2 ст. 45 СК РФ об условиях обращения взыскания на общее имущество супругов - доказательства использования полученного по обязательствам на нужды семьи. Согласие супруга на возникновение обязательства не является таким доказательством, поскольку "должник" может истратить средства на свои личные нужды, против интересов семьи. Согласие лишь доказывает осведомленность о возникновении долга. В этом плане надежнее даже "брать" другого супруга(-у) в поручители (тем более законом это не запрещено) или в "созаемщики" (ст. 308 ГК РФ), чем требовать его (ее) согласия на сделку.

По сути, ситуация, при которой кредитор, будь то банк или иной заимодавец, обращается в суд с иском о разделе долга между супругами, ненормальная и означает одно - при возникновении обязательства кредитор действовал ненадлежащим образом, заранее не защитил себя, не предусмотрел все варианты развития событий, и, самое главное, не проверил должным образом кредитоспособность заемщика (должника).