Мудрый Юрист

Споры о правах на программы для эвм

Москалева Ольга, юрисконсульт.

Стив Джобс смог запатентовать округлые края смартфона! Что тогда говорить о программном продукте или изобретениях. Журнал предложил экспертам внимательно изучить судебную практику по данной теме и предложить читателям ее анализ. Не все так просто. Читайте и анализируйте сами.

Использование в работе компании различных специальных программ в настоящее время уже абсолютная необходимость. В какой бы сфере компания не осуществляла свою деятельность, для нее есть специальные программы. В некоторых сферах без соответствующего программного обеспечения работа просто невозможна, все знают, например, 1С со множеством его модификаций. Ну и раз уж это необходимость, компания вынуждена идти на значительные финансовые затраты для приобретения программного обеспечения. Но это если приобретать у правообладателя. А если использовать контрафактную продукцию, это будет значительно дешевле и, возможно, даже обойдется без последствий. А может, и нет.

Пример. Решение Арбитражного суда Московской области от 11.08.2015 по делу N А41-51842/2015.

ООО "XXX" обратилось в суд с исковым заявлением к ООО "YYY" о взыскании компенсации за нарушение исключительного права.

Суд установил следующее.

ООО "XXX" принадлежат исключительные авторские права на программы для ЭВМ.

Сотрудниками УМВД по Сергиево-Посадскому району были выявлены факты неправомерного использования ответчиком программ для ЭВМ.

Нарушение прав истца выразилось в использовании вышеуказанных экземпляров программ для ЭВМ без заключения договора с правообладателем.

ООО "YYY" неправомерно использовались экземпляры вышеуказанных программ для ЭВМ способом, не разрешенным правообладателем, а также без разрешения правообладателя, что подтверждается представленным в материалы дела заключением эксперта. Обращаясь в суд, истец указывает, что ответчик не имел разрешения правообладателя на использование вышеуказанных программ ЭВМ, тем более использование этих программ без штатных средств защиты.

В материалы дела представлены документы, подтверждающие наличие и регистрацию прав ООО "XXX" на программный продукт. Согласно п. 1 ст. 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (ст. 1233). Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

В п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 N 122 разъяснено, что использование модифицированной программы для ЭВМ при отсутствии письменного договора с правообладателем, которым передается право на такое использование программы для ЭВМ как ее модификация, само по себе является нарушением авторских прав.

Ответчик в материалы дела доказательства законного использования вышеуказанных программ для ЭВМ не представил, по существу заявленных требований возражений не заявил. Иск удовлетворен.

В данном случае все было достаточно просто, ответчик не возражал против заявленных требований.

Как видно из данного примера, основными доказательствами в данной категории дел являются установление факта незаконного использования программного обеспечения правоохранительными органами в ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий, приговор суда, а также соответствующее заключение эксперта. Позиция ответчика в данном случае может быть одной из двух: либо он доказывает, что программное обеспечение используется им в соответствии с законом, либо что результаты проверки правоохранительными органами и заключение эксперта не могут рассматриваться в качестве доказательств.

Пример. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда г. Ростова-на-Дону от 06.08.2012 по делу N А53-4547/2011.

Компания "XXX" обратилась в суд с иском к ООО "YYY" о взыскании компенсации за нарушение авторского права.

Исковые требования мотивированы следующим. В результате оперативно-разыскного мероприятия в отношении ООО "YYY" выявлен факт незаконного использования организацией программного обеспечения, права на которое принадлежат истцу.

Решением АС Ростовской области от 22.02.2012 исковые требования удовлетворены частично.

Как установлено судом, сотрудниками отдела "К" при ГУВД по Ростовской области проведено оперативно-разыскное мероприятие в виде обследования помещений, в которых находился ответчик. По результатам изъято четыре системных блока. Экспертом установлено наличие программы, позволяющей отключать защиту на ограничение по периоду использования. Программные продукты... признаны судом контрафактными в связи с отсутствием лицензионных соглашений, иной документации, подтверждающей правомерное пользование программными продуктами. Суд отклонил утверждение ответчика о том, что программа является оценочной и распространяется бесплатно для опробования.

Апелляционная жалоба мотивирована следующим. Судом неправомерно приняты в качестве доказательств результаты оперативно-разыскных мероприятий. В качестве одного из доказательств суд привел заключение специалиста, которое не является доказательством в соответствии с АПК РФ. В указанном заключении не представлены сведения об образовании и квалификации специалиста, отсутствуют сертификат или разрешение на аудит от компании, отсутствуют сведения о компьютерах, которые поступили на исследование, их заводских номерах, нет информации об исследуемых жестких дисках, отсутствуют отметки о записи в системных файлах операционной системы, которые образуются при инсталляции, изменении или удалении программ, не установлены записи в служебных файлах программ, программы не опробованы на работоспособность. Письмо ООО "..." о стоимости спорного программного обеспечения является ненадлежащим доказательством, поскольку эта организация продажей программного обеспечения не занималась.

Заслушав стороны, суд полагает, что вывод о контрафактности программного обеспечения заявителем жалобы не опровергнут, оснований для удовлетворения апелляционных жалоб сторон не имеется, решение суда как законное и обоснованное подлежит оставлению без изменения.

Здесь стоит дать пояснение, поскольку при рассмотрении данной категории дел всегда рассматриваются материалы, полученные в ходе оперативно-разыскных мероприятий, и мнения судов по вопросу данных материалов как доказательств далеко не однозначны. В некоторых случаях суды не рассматривают такие сведения в качестве доказательств.

Но есть и другая позиция. Например, в рассматриваемом деле, где суд указал, что акты и протоколы, составленные сотрудниками отдела "К" при ГУВД по Ростовской области, оценены судами в порядке ст. ст. 64, 71, 75 АПК РФ как письменные доказательства, но не как документы, полученные в порядке Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". При обжаловании, конечно, можно ссылаться на неправомерность использования в качестве доказательств результатов оперативно-разыскных мероприятий, но оценку будет давать суд.

Все дела данной категории так или иначе связаны с нарушениями исключительных прав правообладателя, и в случае спора ответчик должен доказать, что он использует программное обеспечение на законных основаниях. Но может быть и так, что правообладатель, обращаясь в суд, сам не имеет никаких прав на предмет спора.

Пример. Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 21.12.2015 по делу N А32-34198/2015.

Истец (корпорация "YYY") просит взыскать с ответчика компенсацию в связи с нарушением исключительного права истца на программный продукт "...".

Изучив материалы дела, суд находит, что заявленные истцом требования подлежат удовлетворению в части в силу следующего.

Корпорация "YYY" является обладателем исключительных авторских прав на программу для ЭВМ "...".

В обоснование своей позиции представитель истца указал на то, что факт нарушения ответчиком исключительных авторских прав установлен постановлением мирового судьи по делу об административном правонарушении от 23.04.2015, а признаки контрафактности программных продуктов - заключением эксперта от 19.04.2014.

Изучив представленные в дело материалы, суд установил следующее.

Как следует из материалов дела, сотрудником ОИАЗ ОМВД России по г. Геленджику в ходе осуществления проверки общества с ограниченной ответственностью "..." было изъято 5 системных блоков компьютеров, содержащих программные продукты с признаками контрафакции. В ходе проведения административного расследования эксперт экспертно-криминалистического центра ГУВД Краснодарского края провел исследование, согласно которому на изъятых жестких дисках пяти исследованных системных блоков установлены программные продукты истца с признаками несоответствий образцам лицензионной продукции.

Постановлением мирового судьи директор ООО "..." признан виновным в совершении административного правонарушения по ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ.

Вышеуказанные обстоятельства послужили поводом для обращения истца в суд.

Суд, исследовав доказательства, установил, что ответчиком в хозяйственной деятельности использовались имеющие признаки контрафактности программные продукты, исключительные права на которые принадлежат корпорации "YYY".

Представленное заключение экспертизы является допустимым письменным доказательством, в силу чего бремя его опровержения возлагается на ответчика. Между тем доказательств неполноты либо недостоверности заключения ответчиком не приведено.

Констатация наличия программ на жестких дисках, изъятых из помещения, находящегося в пользовании ответчика, означает необходимость доказывания ответчиком оснований использования им соответствующих программ.

Ответчиком не представлена документация, подтверждающая правомерность использования программ.

Вместе с тем суд не находит оснований для удовлетворения требований корпорации "YYY" в силу следующего.

Судом установлено, что корпорация "YYY" является юридическим лицом, созданным и действующим по законодательству Канады, а в соответствии со ст. 5 Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений, ч. 1 ст. II Всемирной конвенции об авторском праве, участниками которых являются Канада и РФ, и п. 3 ст. 1256 ГК РФ произведениям, созданным в Канаде, предоставляется такой же режим правовой охраны, как и российским объектам авторского права.

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

В материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства того, что корпорация "YYY", расположенная по адресу: K1T 4H1, Онтарио, Оттава, Карлинг Авеню, 1600 (регистрационный номер: 1011511819 RT0001), от имени которой подано исковое заявление, и корпорация "YYY" (номер корпорации 434590-8), в подтверждение правового статуса которой представлена копия сертификата соответствия, являются одним и тем же юридическим лицом (аналогичная позиция изложена в Определении ВС РФ от 26.11.2015 N 309-ЭС15-11557 по делу N А60-19542/2014).

В подтверждение факта того, что истец является обладателем исключительных прав на программу для ЭВМ "...", истец представил сертификат регистрации за регистрационным номером TX 6-328-845. Однако представленный сертификат выдан корпорации "YYY", расположенной по адресу: K1Z 8R7, Онтарио, Оттава, Карлинг Авеню, 1600, в отношении программы для ЭВМ "...".

Таким образом, суд приходит к выводу, что факт принадлежности истцу исключительных прав на программу для ЭВМ "..." не подтвержден.

В удовлетворении требований корпорации "YYY" о взыскании с ООО "..." компенсации за нарушение авторских и смежных прав отказано.

Теперь истцу в другом суде, видимо, придется доказывать, что он именно тот, кем себя называет.

Еще один пример в продолжение темы.

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 16.05.2014 по делу N А40-162480/13.

ООО "..." обратилось с иском к ООО "..." о запрете использования программы для ЭВМ "...", взыскании убытков.

Исковые требования мотивированы тем, что между ответчиком и третьим лицом заключены государственные контракты на выполнение работ по технической поддержке, сервисному обслуживанию и развитию информационных систем и ресурсов ФСС РФ. При выполнении работ по данным контрактам ответчиком использовалась программа для ЭВМ "...". Истец, являясь правообладателем программы для ЭВМ "...", не давал права ООО "..." использовать данную программу.

Как следует из материалов дела, ФСС РФ эксплуатирует программу для ЭВМ "...". ЕИИС "Соцстрах" имеет статус Федеральной государственной информационной системы, внесена в реестр Росимущества и Реестр Федеральных государственных информационных систем. Никаких упоминаний о программе для ЭВМ "...", в том числе в специальном разделе "Сведения об информационных технологиях и технических средствах, применяемых в ФГИС", в указанном Реестре не содержится, как и в реестре Росимущества, в котором в разделе "Ограничения/Обременения" сведения о каких-либо ограничениях в отношении ЕИИС "Соцстрах" отсутствуют.

В исковом заявлении истец утверждает, что программа для ЭВМ "..." используется в составе ЕИИС "Соцстрах" и модификация ЕИИС "Соцстрах" невозможна без использования программы для ЭВМ "...". Ответчик выполнял работы по государственным контрактам для ФСС РФ, следовательно, по мнению истца, ответчик использовал программу для ЭВМ "...", принадлежащую истцу.

Данный довод истца не принимается судом в связи с нижеследующим.

Контракты были заключены между ответчиком и РФ в лице ФСС РФ в рамках проведения процедур, установленных Федеральным законом от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", а именно открытых аукционов в электронной форме. Именно ФСС РФ был инициатором заключения контрактов, и работы по ним проводились в его интересах.

Ни в одном из документов, сопровождающих заключение контрактов, в отношении ЕИИС "Соцстрах" не содержится упоминание на включение в ее состав программы для ЭВМ "...". При этом истец в конкурсах на исполнение вышеуказанных работ участия не принимал.

Ответчик, являясь по данным контрактам подрядчиком, по заданию заказчика-правообладателя выполнял лишь технические функции при реализации третьим лицом своих исключительных прав на ЕИИС "Соцстрах", не являлся пользователем ЕИИС "Соцстрах".

ВАС РФ в Определении от 31.10.2011 N ВАС-13730/11 указал: "Суд принял решение с учетом п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", признав, что осуществляющая издательскую деятельность организация, представившая в типографию оригинал-макет газеты, является надлежащим ответчиком. Типография осуществляет только техническое содействие при издании газеты".

Между тем истцом также не было доказано, что программа "..." действительно используется в составе программы для ЭВМ ЕИИС "Соцстрах".

Судом было предложено истцу представить доказательства в подтверждение довода о передаче исходных кодов программы для ЭВМ "..." либо ответчику, либо третьему лицу. Истцом запрошенные судом доказательства в материалы дела представлены не были.

Истец в подтверждение своего правопреемства (перехода прав от ООО "XXX") на программу для ЭВМ "..." указал на регистрацию в Роспатенте договора об отчуждении исключительного права на программу для ЭВМ "...".

Согласно ч. 9 ст. 75 АПК РФ подлинные документы представляются в арбитражный суд в случае, если обстоятельства дела согласно федеральному закону или иному нормативному правовому акту подлежат подтверждению только такими документами, а также по требованию арбитражного суда.

Пунктом 2 ст. 1234 ГК РФ предусмотрено, что договор об отчуждении исключительного права заключается в письменной форме и подлежит государственной регистрации в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 1232 ГК РФ. Несоблюдение письменной формы или требования о государственной регистрации влечет недействительность договора.

Таким образом, в силу п. п. 1 и 2 ст. 162 ГК РФ существование договора об отчуждении исключительного права на программу ЭВМ "..." по свидетельству об официальной регистрации программы для ЭВМ не может быть подтверждено какими-либо устными свидетельскими показаниями или письменными доказательствами, иными, чем оригинал договора.

Истец не представил суду подлинник договора об отчуждении исключительного права на использование программы ЭВМ "...". В материалах дела отсутствуют также доказательства перехода прав и обязанностей ЗАО "XXX" к истцу в порядке универсального правопреемства.

Материалы дела не содержат доказательств противоправности действий ответчика, размера причиненных убытков, наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков и вины ответчика. В иске отказано.

Как показывает судебная практика, одного только наличия убежденности в своей правоте недостаточно, чтобы выиграть дело, для этого ее следует подкреплять доказательствами, и это в равной степени относится как к истцу, так и к ответчику.