Мудрый Юрист

О перспективах совершенствования квалифицирующих признаков хищений

Карпов Кирилл Николаевич, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного права Омской академии МВД России.

В статье автором исследуется система квалифицирующих признаков составов хищений имущества. В ходе анализа выявляются проблемные вопросы регламентации и применения данных признаков и предлагаются пути совершенствования как отдельных признаков, так и всей системы в целом.

Ключевые слова: хищения имущества, квалифицирующие признаки, криминализация деяний.

On the Prospects of Improving the Qualifying Signs of Theft

K.N. Karpov

Karpov Kirill Nikolaevich, Candidate of Legal Sciences, Senior Lecturer in Criminal law of the Omsk Academy of the Russian Interior Ministry.

In this article the author explores the evidence of a system of qualifying property theft. The analysis revealed the problematic issues of regulation and application of these symptoms and suggests ways to improve both individual features and the system as a whole.

Key words: theft of property, aggravating circumstances, the criminalization of acts.

В связи со стабильно высокими показателями хищений имущества и значительным уровнем причиняемого ущерба противодействие данным преступным посягательствам выступает актуальной проблемой как юридической науки, так и правоохранительных органов. Согласно официальным статистическим показателям МВД России почти половину всех зарегистрированных преступлений (46,0%) составляют хищения чужого имущества, совершенные путем: кражи - 996,5 тыс., грабежа - 71,1 тыс., разбоя - 13,4 тыс. <1>, большинство из них совершается при наличии тех либо иных квалифицирующих признаков. Наиболее часто присутствующими квалифицирующими признаками хищений по-прежнему остаются совершение "с незаконным проникновением в жилище" либо "с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище" (кража (25,1%), грабеж (4,6%) и разбойное нападение (7,9%)).

<1> Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации, в том числе в Крымском федеральном округе за январь - декабрь 2015 г. // Сайт МВД России: https://mvd.ru/folder/101762/item/7087734/ (дата обращения - 28 января 2016 г.).

В настоящее время квалифицирующие признаки всех форм хищения, содержащихся в УК РФ, имеют относительно стабильный состав и в большинстве норм совпадают как по описанию, так и по влиянию на степень ответственности. Исключением являются признаки, характерные только для отдельных форм хищения, например кража, "совершенная из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем", либо мошенничество, "повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение", либо разбой, "совершенный с применением оружия либо предметов, используемых в качестве оружия".

Регламентация квалифицирующих признаков обусловлена необходимостью дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания. Так, по мнению М.В. Бавсуна, К.Д. Николаева и В.Б. Мишкина, "главной системной функцией квалифицирующих и привилегирующих признаков является функция дифференциации ответственности" <2>, а основанием дифференциации служит типовая степень общественной опасности (содеянного и личности).

<2> Бавсун М.В., Николаев К.Д., Мишкин В.Б. Смягчение наказания в уголовном праве. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 139.

Л.Л. Кругликов указывает, что квалифицирующими являются такие признаки состава преступления, которые свидетельствуют о резко повышенной (по сравнению с признаками основного состава) общественной опасности деяния и лица, совершившего это деяние <3>. Их предназначение же автор видит в дифференциации ответственности путем градации типового наказания, определенного в уголовном законе, и усиления его интенсивности. При этом значимыми выступают именно типовая степень общественной опасности деяния и типовая степень опасности лица, совершившего преступление. Аналогичного мнения придерживается и Т.А. Лесниевски-Костарева, рассматривающая квалифицирующие признаки как существенные обстоятельства, отражающие типовую, значительно повышенную в сравнении с основным составом преступления степень общественной опасности содеянного и личности виновного и влияющие на законодательную оценку (квалификацию) содеянного и меру ответственности <4>. В таком случае каждый из признаков квалифицированного либо привилегированного состава должен не только усиливать либо смягчать ответственность в зависимости от своего содержания, но и определять четкие границы наказания.

<3> Борзенков Г.Н. Преступления против жизни и здоровья: закон и правоприменительная практика. М., 2009. С. 42.
<4> См.: Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 2000. С. 56 - 64; и др.

В настоящее время система квалифицирующих признаков хищений носит в целом взаимосвязанный характер и отражает степень общественной опасности, однако некоторые особенности не позволяют назначать соразмерные наказания.

Во-первых, большинство квалифицирующих признаков имеют равное значение для размера устанавливаемой санкции. Однако отсутствие нижних границ наказания фактически нивелирует установленные границы дифференциации ответственности за данные деяния и позволяет назначать наказания менее строгие, чем предусмотрено составом. Так, анализ приговоров по ч. 4 ст. 158 УК РФ (в особо крупном размере, организованной группой) показывает, что при предусмотренной за данное преступление санкции до 10 лет лишения свободы фактически назначаемое наказание в среднем составляет 5 лет лишения свободы, что соответствует максимальному наказанию, предусмотренному ч. 2 ст. 158 УК РФ. При максимальном размере санкции до 10 лет лишения свободы в ч. 4 ст. 160 УК РФ средний размер назначаемого наказания за данное деяние составляет всего 4 года лишения свободы, при этом более 50% наказаний назначается условно. Кроме того, минимальная граница санкции, определяющая размер дифференциации наказания, присутствует только в особо квалифицированных составах открытого и насильственного хищений (ч. ч. 3 и 4 ст. 162, ст. 162 УК РФ). Отсутствие нижней границы санкции позволяет назначать наказание в минимальных размерах, предусмотренных Общей частью УК РФ. С учетом того, что некоторые санкции предусматривают наказания до 7 и до 10 лет лишения свободы, наказание, назначаемое за тяжкое преступление, может быть сопоставимо с преступлениями небольшой или средней тяжести, даже при отсутствии оснований, предусмотренных ст. 64 УК РФ. Такой уровень судейского усмотрения не способствует единообразию назначения наказания.

При этом некоторые квалифицирующие признаки, требующие дополнительной оценки в случае совершения хищения, остаются вне поля зрения законодателя. К таким признакам следует отнести: исторические, культурные, экономические свойства похищаемого предмета, характеризующие, например, предметы религиозного культа <5>; принадлежность имущества государственным либо муниципальным органам; стоимость похищаемого имущества, превышающая установленные признаки особо крупного размера в десятки и даже сотни раз <6>; особенности субъекта хищения <7>. На необходимость учета данных признаков в составах хищения имущества неоднократно указывалось в юридической литературе, однако до настоящего времени они не нашли отражения в Уголовном кодексе в качестве таковых.

<5> См.: Векленко В.В., Николаев К.Д. Отягчающие обстоятельства хищений. Омск: Омская академия МВД России, 2009. С. 275; Уголовно-правовые меры охраны религиозных чувств верующих в нормах, предусматривающих ответственность за посягательства на собственность // Научный вестник Омской академии МВД России. 2009. N 2. С. 19 - 22.
<6> См.: Федоров Д.А. Уголовно-правовая характеристика хищений в особо крупном размере: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2015.
<7> См.: Векленко В.В., Красуцких Л.В. Особенности субъекта хищения необходимо учитывать при конструкции санкции // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. 2006. N 5. С. 113 - 115.

Складывающаяся в настоящее время экономическая ситуация в России требует усиления защиты экономической безопасности страны. Реализация крупных общенациональных проектов, таких как Зимняя Олимпиада 2014 г. в Сочи, Чемпионат мира по футболу в 2018 г., строительство моста через Керченский пролив, строительство космодрома Восточный и многих других, требует особой защиты выделяемых средств. Так, Президент РФ В.В. Путин на совещании с членами Правительства РФ подчеркнул, что нельзя допускать расхищений государственных средств <8>. Он же в своем Обращении, сделанном в декабре 2014 г., указал, что нецелевое использование или хищение выделенных на реализацию гособоронзаказа бюджетных ассигнований является прямым ударом по национальной безопасности, и попросил "работать так же серьезно и строго, как по пресечению финансирования терроризма" <9>.

<8> Задержаны двое новых фигурантов по делу о хищении средств на подготовку АТЭС // Новая газета. 2013. 22 марта.
<9> Ежегодное Послание Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию (4 декабря 2014) // Сайт РИА Новости: http://ria.ru/announce/20141205/1036697107.html.

Когда речь идет о хищениях государственных средств либо средств субъектов Федерации и муниципальных образований, то их суммы составляют десятки сотни миллионов рублей. Например, по официальному заявлению Счетной палаты РФ, при подготовке к саммиту АТЭС объем финансовых нарушений составил порядка 30 млрд. руб. <10>. По заявлению руководителя Главного военного следственного управления, "в результате совершенных в Министерстве обороны РФ в 2013 году хищений общий ущерб, нанесенный государству, возрос почти наполовину - более чем на 42%, с 10,7 до 15,2 миллиарда рублей" <11>. В такой ситуации отсутствие достаточных средств борьбы с указанными преступлениями оказывает существенное влияние на интересы не только частных лиц, но и всего общества в целом. Причиняемый же ущерб не ограничивается только нарушением прав собственности, но и наносит вред экономической безопасности страны, делает невозможным выполнение социальных обязательств, взятых на себя государством. В такой ситуации является необходимой дополнительная защита государственного и муниципального имущества от хищений путем введения особо квалифицирующего признака - "причинившее особо крупный ущерб государству". При этом представляется, что указанный квалифицирующий признак не должен затрагивать те случаи хищения имущества, которые не повлекли существенного вреда и носят незначительный характер (менее 1 млн. руб.).

<10> Размер хищений при подготовке к АТЭС уменьшился втрое // Информационное агентство REGNUM: http://regnum.ru/news/polit/1749545.html.
<11> Генералы уголовных дел: интервью с заместителем Председателя Следственного комитета РФ - руководителем Главного военного следственного управления генерал-полковником юстиции Александром Сорочкиным // Интернет-портал "Российской газеты": http://www.rg.ru/2014/02/27/generali.html.

Подтверждением необходимости такого изменения УК РФ служит и тот факт, что на рассмотрении в Государственной Думе РФ ранее уже находился законопроект, авторы которого предлагали введение самостоятельного состава "хищение бюджетных средств, средств государственных внебюджетных фондов и финансовых средств государственной компании, государственных корпораций" <12>.

<12> Законопроект N 292869-6 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части усиления борьбы с коррупционными преступлениями" // Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=292869-6&02.

Отдельного внимания заслуживают некоторые квалифицирующие признаки специальных составов мошенничества. Если проанализировать составы ст. ст. 159.1 - 159.6 УК РФ в совокупности с признаками ст. 159 УК РФ, можно увидеть, что квалифицирующие признаки данных составов преступлений позволяют рассматривать их по отношению к основному составу мошенничества как привилегированные.

На это прямо указывается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 11 декабря 2014 г. N 32-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 159.4 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа" и особом мнении судьи Конституционного Суда Российской Федерации К.В. Арановского <13>, в котором отмечается, что совершение мошеннических действий предпринимателем должно рассматриваться как менее тяжкое преступление по сравнению с мошенничеством "воровским". Не вдаваясь в обоснованность такого мнения, необходимо сделать вывод, что другие специальные составы мошенничества также смягчают ответственность только в связи с тем, что они обладают дополнительным признаком, характеризующим способ либо обстановку совершения преступления (например, в сфере кредитования, с использованием платежных карт, в сфере компьютерных средств и т.д.). Возникает вопрос: почему же мошенничество, совершенное путем модификации компьютерной информации (ст. 159.6 УК РФ) или совершенное с использованием поддельной кредитной карты (ст. 159.4 УК РФ), менее общественно опасно по сравнению с обычным мошенничеством? Как ни странно, но данные составы преступлений вводились для усиления борьбы с отдельными видами мошенничества, а по факту для преступника совершение преступлений указанными способами стало более выгодным. В сложившейся ситуации очевидна необходимость "выравнивания" размеров санкций за совершение различных видов мошенничества. Это может быть достигнуто путем изменения содержания признака "крупного" и "особо крупного" размера применительно к специальным составам мошенничества, уменьшения его значения с 1,5 млн. руб. до 250 тыс. руб. и с 6 млн. руб. до 1 млн. руб. соответственно.

<13> Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 2014 г. N 32-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 159.4 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа" // http://www.rg.ru/2014/12/24/ks-uk-dok.html (дата обращения - 21 января 2015 г.).

Признак мошенничества, повлекшего лишение права гражданина на жилое помещение, включенный в данный состав преступления, остался не учтен в специальных составах мошенничества (ст. ст. 159.1, 159.3 - 159.6 УК РФ) несмотря на то, что и специальные составы мошенничества, и указанный квалифицирующий признак в ст. 159 УК РФ были введены одним и тем же Федеральным законом <14>. Данное несоответствие в квалифицирующих признаках приводит к конкуренции составов и в некоторых случаях не позволяет дать адекватную оценку совершенному деянию. Например, в случае совершения мошенничества с использованием платежных карт либо в сфере предпринимательской деятельности, если в результате данных деяний потерпевший лишился права на жилое помещение, его право на защиту будет защищено в меньшей степени, нежели аналогичное право пострадавшего при совершении простого мошенничества. Это связано с тем, что в первом случае квалификация будет происходить по специальной норме, не содержащей соответствующего признака и предусматривающей меньший размер наказания.

<14> См.: Федеральный закон от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2012. N 49. Ст. 6752.

Формулировка и содержание признака "повлекшее лишение права на жилое помещение" ставят в менее защищенное положение права на иные объекты недвижимости: гаражи, дачи, земельные участки и т.д. В то время как стоимость жилого помещения может быть существенно ниже определенного в ч. 4 ст. 159 УК РФ особо крупного размера (1 млн. руб.). Например, хищение права на долю в квартире при долевой собственности либо же частного дома в заброшенной деревне может составлять сумму, в несколько раз меньшую не только особо крупного, но даже и просто крупного размера хищения, однако будет квалифицировано по ч. 4 ст. 159 УК РФ и повлечет соответствующее наказание.

Представляется, что в целом правильное желание законодателя - усилить защиту прав граждан необходимо выразить в формулировке, в которой будет указываться, что в данном помещении проживает сам собственник либо его родственники и оно не используется в коммерческих целях.

Кроме того, формулировка указанного признака предполагает, что повышенной защите подлежит имущество именно граждан. Если же право на жилое помещение было утрачено юридическим лицом (коммерческой организацией либо органом государственной власти, муниципальным образованием и т.д.), то вменение указанного признака не происходит, что приводит к неравной защите различных видов собственности. Таким образом, указанная формулировка вступает в формальное противоречие с ч. 2 ст. 8 Конституции РФ: "признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности". С учетом неоднократного использования указанного признака, например в п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (с причинением значительного ущерба гражданину), очевидно, что данное положение Конституции не свидетельствует о невозможности дополнительной защиты прав на отдельные виды объектов, требующих повышенного внимания со стороны государства.

Проведенный анализ позволяет прийти к выводу о необходимости корректировки системы квалифицирующих признаков хищений имущества.

Библиографический список

  1. Бавсун М.В., Николаев К.Д., Мишкин В.Б. Смягчение наказания в уголовном праве. М.: Юрлитинформ, 2015.
  2. Борзенков Г.Н. Преступления против жизни и здоровья: закон и правоприменительная практика. М., 2009.
  3. Векленко В.В., Красуцких Л.В. Особенности субъекта хищения необходимо учитывать при конструкции санкции // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. 2006. N 5.
  4. Векленко В.В., Николаев К.Д. Отягчающие обстоятельства хищений. Омск: Омская академия МВД России, 2009.
  5. Дагель П.С. Проблемы советской уголовной политики. Владивосток, 1982.
  6. Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 2000.
  7. Николаев К.Д. Уголовно-правовые меры охраны религиозных чувств верующих в нормах, предусматривающих ответственность за посягательства на собственность // Научный вестник Омской академии МВД России. 2009. N 2.
  8. Федоров Д.А. Уголовно-правовая характеристика хищений в особо крупном размере: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2015.