Мудрый Юрист

Принципы семейного права Российской Федерации и республики Армения (сравнительно-правовой анализ)

Илюхина Вера Александровна, доцент кафедры теории государства и права, международного и европейского права Академии ФСИН России, кандидат юридических наук.

Демичев Алексей Андреевич, профессор кафедры гражданского права и процесса Нижегородской академии Министерства внутренних дел Российской Федерации, почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, доктор юридических наук, кандидат исторических наук, профессор.

В статье, исходя из позитивистской классификации принципов права, авторы проводят сравнительный анализ принципов семейного права по российскому и армянскому законодательству, анализируются Конституция РФ, Конституция Республики Армения, Семейный кодекс РФ и Семейный кодекс РА. Предлагаются рекомендации по совершенствованию российского и армянского семейного законодательства.

Ключевые слова: семейное право, принципы семейного права, позитивистская классификация принципов права.

Principles of Family Law of the Russian Federation and the Republic of Armenia (Comparative Legal Analysis)

V.A. Ilyukhina, A.A. Demichev

Ilyukhina Vera A., Assistant Professor of the Department of State and Law Theory, International and European Law of the Academy of the Federal Penitentiary Service of Russia, Candidate of Legal Sciences.

Demichev Aleksey A., Professor of the Department of Civil Law and Procedure of the Nizhny Novgorod Academy of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, Honored Worker of the Higher Professional Education of the Russian Federation, Doctor of Law, Candidate of Historical Sciences, Professor.

The article, based on the classification of the positivist principles of law, the authors conduct a comparative analysis of family law principles by Russian and Armenian law, analyzed the Constitution of the Russian Federation, the Constitution of the Republic of Armenia, Family Code of the Russian Federation and Family Code of the Republic of Armenia. Offers recommendations to improve Armenian and Russian family law.

Key words: family law, the principles of family law, positivist classification principles of law.

В юридической литературе существует множество определений принципов права, например, "это основные исходные начала, положения, идеи, выражающие сущность права как специфического социального регулятора" <1>; "основные идеи, исходные положения или ведущие начала процесса его формирования, развития и функционирования" <2>; "руководящие идеи, основополагающие начала, характеризующие содержание права, его сущность и назначение в обществе, на которых основывается система права или отдельные ее элементы" <3>; и т.п. В целом под принципами права принято понимать некие основополагающие идеи, руководящие начала, лежащие в основе какой-либо отрасли или правового регулирования в целом.

<1> Теория государства и права / Под ред. Р.А. Ромашова. СПб., 2005. С. 189.
<2> Общая теория государства и права: В 2 т. / Под ред. Н.М. Марченко. М., 1998. Т. 2. Теория права. С. 22.
<3> Тирских М.Г., Черняк Л.Ю. Место принципов права в системе российского права // Академический юридический журнал. 2009. N 2. С. 6.

Аналогичные отрасли права в разных странах часто базируются на схожих принципах. Это создает возможность использования методов сравнительного правоведения применительно к изучению принципов права в разных странах.

В данной статье мы попытаемся сравнить принципы семейного права России и Армении на основе актуального, действующего в обоих государствах законодательства. Сразу оговоримся, что не будем затрагивать исторический аспект проблемы, а также содержание отдельных принципов, так как эти вопросы в определенной степени уже освещались в юридической литературе <4>.

<4> См., напр.: Левченко Е.В. Теоретико-правовой анализ принципов семейного права в контексте истории его развития // Семейное и жилищное право. 2014. N 4. С. 32 - 35; Она же. Становление принципов семейного права в контексте истории и теории Российского государства: системно-функциональный аспект // История государства и права. 2014. N 21. С. 32 - 36; Шершень Т.В. О праве на семью и принципе приоритета семейного воспитания детей // Семейное и жилищное право. 2010. N 2. С. 7 - 13; Она же. Принцип равенства прав супругов: генезис и некоторые проблемы его реализации в современном семейном праве России // Российская юстиция. 2010. N 7. С. 28 - 31.

Источниками для написания данной работы послужили Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г., Конституция Республики Армения от 5 июля 1995 г., Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. и Семейный кодекс Республики Армения от 8 декабря 2004 г.

При сравнительном анализе принципов семейного права мы придерживаемся их позитивистской классификации, выделяя три группы: 1) конституционные принципы, не продублированные в отраслевых кодексах; 2) конституционные принципы, продублированные в отраслевых кодексах; 3) отраслевые принципы, нашедшие отражение в кодексах <5>.

<5> См. подробнее: Демичев А.А. Позитивистская классификация принципов современного российского права // Государство и право. 2014. N 5. С. 5 - 13.

Обращаем внимание, что не все нормативно закрепленные положения являются принципами права. Принципами семейного права России и Армении могут считаться только такие исходные идеи семейного законодательства, которые прямо названы "принципами" или "основными началами" в Семейных кодексах России и Армении (в СК РФ это ст. 1 "Основные начала семейного законодательства", в СК РА это ст. 1 "Основные принципы семейного законодательства").

I. Конституционные принципы семейного права, не продублированные в СК РФ и СК РА.

Принцип дуализма прав и обязанностей родителей по заботе и воспитанию детей. "Забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей" (ч. 2 ст. 38 Конституции РФ) - в российском праве, или "Родители имеют право и обязаны заботиться о воспитании, здоровье, полноценном и гармоничном развитии и об образовании своих детей" (ч. 1 ст. 36 Конституции РА) - в армянском праве. Из приведенных конституционных норм России и Армении видно, что в армянском праве данный принцип более конкретизирован - в понятие "забота" законодатель включает заботу о здоровье, образовании, а также полноценном и гармоничном развитии детей.

Принцип обязанности трудоспособных совершеннолетних детей заботиться о своих нетрудоспособных родителях (ч. 3 ст. 38 Конституции РФ, ч. 3 ст. 36 Конституции РА). Данный принцип именно в качестве принципа семейного права прямо в СК РФ не продублирован, однако ч. 1 ст. 87 СК гласит: "Трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них". Аналогичное положение закреплено в ч. 1 ст. 75 СК РА "Трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных и нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них".

Принцип неприкосновенности частной жизни (ст. 23 Конституции РФ) или принцип уважения личной и семейной жизни (ст. 23 Конституции РА). В части 1 статьи 23 Конституции РФ провозглашается, что "каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени". Часть 1 статьи 23 Конституции РА более лаконична: "Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни".

Вполне естественно, что в разных государствах набор конституционных принципов различается. Это касается и семейного права. Так, в Конституции РФ (ч. 2 ст. 45) закреплен принцип защиты прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом. Данный принцип носит универсальный характер, затрагивает все сферы общественной жизни, в том числе и сферу семейных отношений.

В Конституции РА аналогичный принцип в чистом виде не сформулирован, зато на конституционном уровне (ч. 2 ст. 36) закреплен принцип лишения или ограничения родительских прав только в судебном порядке: "Лишение родительских прав или их ограничение может осуществляться только в порядке и случаях, установленных законом, решением суда".

II. Конституционные принципы семейного права, продублированные в СК РФ или СК РА.

Принцип государственной защиты семьи, материнства и детства (ч. 1 ст. 38 Конституции РФ; ч. 1 ст. 1 СК РФ) - в Российской Федерации или принцип государственной защиты семьи, материнства и детства и оказание им покровительства (ч. 2 ст. 48 Конституции РА; ч. 1 ст. 1 СК РА) - в Республике Армения.

В части 3 статьи 35 Конституции РА данный принцип находит конкретное выражение в запрете увольнения с работы по причинам, связанным с материнством, закрепляется правило, что "каждая работающая женщина в случае беременности и родов имеет право на оплачиваемый отпуск и отпуск по уходу за новорожденным ребенком или отпуск для усыновления ребенка".

Обратим внимание, что при формулировании аналогичных принципов в Конституции РА используется термин , который обычно переводится как "покровительство". Однако это слово имеет и другой смысловой оттенок, его можно перевести как "спонсорство". Другими словами, армянский законодатель под покровительством семье подразумевает и оказание материальной поддержки.

В российской Конституции (ч. 2 ст. 7) закреплено положение, что Российской Федерацией "обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства". Ранее один из авторов данной работы полагал, что данная конституционная норма является отдельным принципом российского семейного права и относится к числу конституционных принципов, не продублированных в СК РФ <6>. Однако в процессе сравнения российских и армянских принципов семейного права мы пришли к выводу, что все же закрепление правила об обеспечении государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства является в российском праве составной частью принципа государственной защиты семьи, материнства и детства.

<6> См.: Демичев А.А. Позитивистская классификация принципов современного российского права // Государство и право. 2014. N 5. С. 9.

В семейном законодательстве России и Армении данный принцип трактуется расширительно. Так, в ч. 1 ст. 1 СК РФ говорится о государственной защите семьи, материнства, отцовства и детства, а в ч. 1 ст. 1 СК РА не только содержится аналогичная норма, но и делается акцент на том, что защита семьи, материнства, отцовства и детства является не только задачей государства, но и задачей общества.

Особое внимание российского и армянского законодателя к защите отцовства не случайно. В советский период совместной российской и армянской истории в сфере семейных отношений мужчины и женщины фактически не обладали равными правами. Например, крайне редко судебная практика шла по пути оставления ребенка с отцом после расторжения брака; законодательство не предусматривало предоставления отцу отпуска по уходу за ребенком при живой матери, не лишенной родительских прав. В настоящее время ситуация изменилась кардинальным образом. Изменение социально-экономической и политической ситуации на пространстве бывшего СССР повлекло за собой уравнивание формальных юридических прав мужчин и женщин. Таким образом, провозглашение принятия отцовства под государственную защиту представляется абсолютно логичным и оправданным.

Принцип судебной защиты прав и свобод (ст. 46 Конституции РФ, ч. 1 ст. 1 СК РФ и ст. 18 Конституции РА, ч. 1 ст. 1 СК РА). Данный принцип носит общий характер для всех отраслей российского и армянского права, но применительно к семейному законодательству он конкретизируется в соответствующих статьях СК РФ и СК РА.

В отличие от российского семейного права, в Армении на конституционном уровне закреплено еще два важных принципа:

1. Принцип равенства прав мужчины и женщины при вступлении в брак, в супружеской жизни и при расторжении брака (ч. 2 ст. 35 Конституции РА). Нормы о равенстве мужчины и женщины при вступлении в брак и расторжения брака продублированы в ч. 3 ст. 1 СК РА, а равенство прав и обязанностей родителей закреплено в ст. 49 СК РА. При этом равенство прав и обязанностей родителей не идентично равенству прав супругов в семье, первое является лишь составной частью второго. Получается, что нормы Конституции РА, касающиеся равенства прав мужчины и женщины в семейных отношениях, шире, чем аналогичные нормы, закрепленные в СК РА. Мы полагаем, что такой подход не совсем правильный, т.к. специальный отраслевой нормативный акт (Семейный кодекс) должен конкретизировать общий нормативный акт (Конституцию), а не наоборот.

2. Принцип добровольности вступления в брак (ч. 2 ст. 35 Конституции РА и ч. 4 ст. 1 СК РА). Так, в Конституции РА закрепляется положение, что "Женщина и мужчина, достигшие брачного возраста, при своем свободном волеизъявлении имеют право на вступление в брак и создание семьи", но более четкое выражение этот принцип находит в ч. 1 ст. 10 СК РА, устанавливающей взаимное добровольное согласие в качестве одного из условий заключения брака. Нарушение данного условия влечет за собой признание брака недействительным в соответствии с ч. 2 ст. 20 СК РА.

III. Отраслевые принципы семейного права, нашедшие отражение в Семейных кодексах России и Армении.

Принцип признания брака, заключенного только в органах записи актов гражданского состояния (ч. 2 ст. 1 СК РФ и ч. 2 ст. 1 СК РА). Реализация этого принципа в России и Армении означает как минимум два момента: а) религиозные обряды, ранее означавшие заключение брака, в настоящее время не создают правовых последствий, не являются обязательными для граждан и не заменяют собой государственной регистрации брака; б) аналогичным образом не имеют правового значения наличие общих детей, длительное совместное проживание, ведение общего хозяйства и пр.

Принцип запрещения любых форм ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (ч. 4 ст. 1 СК РФ) - в российском праве или принцип запрета дискриминации граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности при вступлении в брак и в семейных отношениях (ч. 5 ст. 1 СК РА) - в армянском праве. Этот принцип конкретизирует конституционный принцип запрещения дискриминации граждан по различным основаниям, закрепленный в ч. 2 ст. 19 Конституции РФ и ч. 2 ст. 14.1 Конституции РА.

Наряду с названными двумя принципами в российском семейном праве закреплены еще пять отраслевых принципов. Три из них не имеют аналогов в армянском праве, а именно:

  1. принцип разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию (ч. 3 ст. 1 СК РФ);
  2. принцип приоритета семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии и развитии (ч. 3 ст. 1 СК РФ);
  3. принцип обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи (ч. 3 ст. 1 СК РФ).

Еще два принципа (принцип добровольности вступления в брак и принцип равенства прав супругов в семье) закреплены в армянском праве, но на более высоком, конституционном, уровне.

1. Принцип добровольности вступления в брак (ч. 3 ст. 1 СК РФ). Этот принцип конкретизируется в ч. 1 ст. 12 СК РФ, в которой, аналогично ч. 1 ст. 10 СК РА, взаимное добровольное согласие закрепляется в качестве одного из условий заключения брака, а в ч. 1 ст. 27 СК РФ (как и в ч. 2 ст. 20 СК РА) устанавливается, что нарушение этого принципа влечет за собой признание брака недействительным.

2. Принцип равенства прав супругов в семье (ч. 3 ст. 1 СК РФ). В отличие от армянского права данный принцип не закреплен на конституционном уровне, а содержится только в СК РФ. Обратим внимание, что ни в армянском, ни в российском праве нет понятия "глава семьи". Это тоже свидетельствует о том, что мужчина и женщина обладают равными правами во всем многообразии семейных отношений (ведение хозяйства, воспитание детей и др.).

Завершая статью, акцентируем внимание на нескольких моментах.

  1. С точки зрения законодательной техники закрепление принципов семейного права в СК РА представляется более удачным, чем в СК РФ. Формально в СК РФ в отличие от СК РА (как мы отмечали ранее, ст. 1 СК РА называется "Основные принципы семейного законодательства"), а также Уголовно-процессуального кодекса РФ (глава 2 УПК РФ называется "Принципы уголовного судопроизводства") и Трудового кодекса РФ (ст. 2 ТК РФ называется "Основные принципы регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений") нет структурного элемента (главы или статьи), в названии которого встречалось бы слово "принцип". Статья 1 СК РФ называется "Основные начала семейного законодательства", но принципы - это и есть основные начала, исходные положения, базовые идеи. Следовательно, в СК РФ принципы семейного права нормативно закреплены в ст. 1. Нам представляется, что более точным и правильным, опираясь на опыт Армении, было бы назвать статью 1 СК РФ "Основные принципы семейного законодательства".
  2. В соответствии со ст. 15 Конституции РФ "Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации" и со ст. 6 Конституции РА "Конституция Республики имеет высшую юридическую силу, и ее нормы действуют непосредственно". Следовательно, формально нет никакой необходимости дублировать конституционные нормы в отраслевом законодательстве. Однако, к сожалению, иногда не только гражданами, но и некоторыми правоприменителями, как в России, так и в Армении, нормы Конституции воспринимаются в качестве декларативных и требующих обязательного дублирования в других нормативных актах. Исходя из сказанного, мы полагаем, что конституционные принципы семейного права, не продублированные в СК РФ и СК РА (принцип дуализма прав и обязанностей родителей по заботе и воспитанию детей; принцип обязанности трудоспособных совершеннолетних детей заботиться о своих нетрудоспособных родителях; принцип неприкосновенности частной жизни или принцип уважения личной и семейной жизни и др.), должны быть закреплены в соответствующих нормативно-правовых актах, в частности в ст. 1 СК РФ и ст. 1 СК РА. Естественно, вопрос о наборе таких принципов и их конкретных формулировках в национальном семейном законодательстве России и Армении требует самостоятельного рассмотрения.
  3. Всего в российском семейном законодательстве закреплено 13 принципов семейного права, в армянском - 12. При этом 7 принципов российского и армянского семейного права практически идентичны, что свидетельствует, с одной стороны, об универсальности семейного права и человеческих семейных ценностей, с другой - об общих российско-армянских традициях. Несмотря на то что в СК РФ закреплено шесть принципов, которых нет в СК РА, а в СК РА имеется пять принципов, отсутствующих в СК РФ, в содержательном плане почти все эти нормы в той или иной степени закреплены в семейном законодательстве России и Армении. Другое дело, что им не придан статус именно принципов семейного права. По нашему мнению, чем больше норм семейного права будет закреплено в качестве принципов в ст. 1 СК РФ и ст. 1 СК РА, тем будет лучше для граждан, и это будет способствовать более эффективному применению семейного законодательства.

Литература

  1. Демичев А.А. Позитивистская классификация принципов современного российского права // Государство и право. 2014. N 5. С. 5 - 13.
  2. Левченко Е.В. Теоретико-правовой анализ принципов семейного права в контексте истории его развития // Семейное и жилищное право. 2014. N 4. С. 32 - 35.
  3. Левченко Е.В. Становление принципов семейного права в контексте истории и теории Российского государства: системно-функциональный аспект // История государства и права. 2014. N 21. С. 32 - 36.
  4. Общая теория государства и права: В 2 т. / Под ред. Н.М. Марченко. М.: Зерцало, 1998. Т. 2. Теория права. 656 с.
  5. Теория государства и права / Под ред. Р.А. Ромашова. СПб.: Издательство Р. Асланова "Юридический центр Пресс", 2005. 630 с.
  6. Тирских М.Г., Черняк Л.Ю. Место принципов права в системе российского права // Академический юридический журнал. 2009. N 2. С. 4 - 10.
  7. Шершень Т.В. О праве на семью и принципе приоритета семейного воспитания детей // Семейное и жилищное право. 2010. N 2. С. 7 - 13.
  8. Шершень Т.В. Принцип равенства прав супругов: генезис и некоторые проблемы его реализации в современном семейном праве России // Российская юстиция. 2010. N 7. С. 28 - 31.