Мудрый Юрист

К проблеме подзаконного уровня правового регулирования кадастровой стоимости

Савиных Владислав Алексеевич, ассистент кафедры государственного и административного права юридического факультета СПбГУ.

Автор исследует вопрос о том, насколько допустима передача полномочий по регулированию кадастровой стоимости на подзаконный уровень. На основании проведенного анализа он приходит к выводу, что принципы определенности и экономической обоснованности налогообложения диктуют необходимость установления на уровне закона определения кадастровой стоимости, закрепляющего ее законодательно понимаемую связь с рыночной стоимостью и ограничивающего произвольное регулирование этого вопроса на подзаконном уровне. Ресурс регулятивного воздействия налогообложения недвижимости, связанный с тем, как понимается и рассчитывается кадастровая стоимость, не может передаваться в руки органов исполнительной власти.

Ключевые слова: кадастровая стоимость, подзаконное регулирование, экономическая обоснованность налогообложения.

On the issues of the by-law level of the legal regulation of cadastral value

V.A. Savinykh

Savinykh Vladislav A., Assistant at the State and Administrative Law Department at Saint Petersburg Stste University.

The author explores the acceptability of transfer of powers to regulate the cadastral value to the by-law level. Using this analysis, the author concludes that the principles of certainty and economic feasibility of taxation demand to give a comprehensive legal definition of the cadastral value, to establish its connection with the market value, and to limit the arbitrary regulation of this issue at the by-law level. The qualities of the regulatory impact of real estate taxation, associated with the way the cadastral value is calculated and understood, can not be transferred into the hands of the executive branch.

Key words: cadastral value, by-law regulations, economic feasibility of taxation.

В ходе исследования правового регулирования государственной кадастровой оценки (далее - ГКО) и в попытках понять, что представляет собой кадастровая стоимость, мы столкнулись с тем, что в законодательстве отсутствует содержательное понятие данного вида стоимости. Обратившись к Федеральным стандартам оценки, а также различным методическим рекомендациям и указаниям, утвержденным Минэкономразвития России, можно лишь понять, как она рассчитывается. Однако кадастровая стоимость выступает количественным показателем экономического основания земельного налога, а также налогов на имущество организаций и физических лиц (далее - налоги на недвижимость). В связи с этим с учетом ст. 1 Налогового кодекса (НК) РФ встает вопрос: допустимо ли регулирование кадастровой стоимости на подзаконном уровне?

В силу абз. 8 ст. 3 Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" (далее - Закон об оценочной деятельности) под кадастровой стоимостью понимается стоимость, установленная по итогам проведения ГКО или по итогам рассмотрения споров о результатах определения кадастровой стоимости либо определенная в случаях, предусмотренных ст. 24.19 названного Закона. Несложно заметить, что данное определение не дает ответа на вопрос о том, что представляет собой кадастровая стоимость, только указывает на способы ее установления.

Правила расчета кадастровой стоимости в ходе ГКО установлены Федеральным стандартом оценки "Определение кадастровой стоимости (ФСО N 4)" <1> (далее - ФСО N 4), а также многочисленными методическими рекомендациями и указаниями <2>. В соответствии с ФСО N 4 кадастровая стоимость рассчитывается с применением методов массовой оценки, путем выделения ценообразующих факторов, группировки объектов оценки по однородным признакам и построения модели оценки. В методических рекомендациях и указаниях обычно содержатся специальные правила группировки отдельных объектов оценки <3>, а также правила определения кадастровой стоимости объектов оценки внутри одной группы. Однако и они не позволяют однозначно сказать, какую же стоимость надлежит определять оценщикам в качестве кадастровой в ходе ГКО: рыночную, инвестиционную, инвентаризационную или какую-то иную, совершенно особую.

<1> Утвержден Приказом Минэкономразвития России от 22.10.2010 N 508.
<2> См.: распоряжение Минимущества России от 06.03.2002 N 568-р "Об утверждении Методических рекомендаций по определению рыночной стоимости земельных участков"; Приказы Росземкадастра от 26.08.2002 N П/307 "Об утверждении Методики государственной кадастровой оценки земель садоводческих, огороднических и дачных объединений", от 20.03.2003 N П/49 "Об утверждении Методики государственной кадастровой оценки земель промышленности и иного специального назначения"; Минэкономразвития России от 14.05.2005 N 99 "Об утверждении Методических рекомендаций по государственной кадастровой оценке земель водного фонда", от 23.06.2005 N 138 "Об утверждении Методических рекомендаций по государственной кадастровой оценке земель особо охраняемых территорий и объектов", от 04.07.2005 N 145 "Об утверждении Методических рекомендаций по государственной кадастровой оценке земель сельскохозяйственного назначения", от 12.08.2006 N 222 "Об утверждении Методических указаний по определению кадастровой стоимости вновь образуемых земельных участков и существующих земельных участков в случаях изменения категории земель, вида разрешенного использования или уточнения площади земельного участка", от 15.02.2007 N 39 "Об утверждении Методических указаний по государственной кадастровой оценке земель населенных пунктов", от 20.09.2010 N 445 "Об утверждении Методических указаний по государственной кадастровой оценке земель сельскохозяйственного назначения".
<3> Например, земли сельскохозяйственного назначения разделяются на земли, занятые водными объектами и используемые для предпринимательской деятельности, занятые зданиями, строениями, сооружениями, используемыми для производства, хранения и первичной переработки сельскохозяйственной продукции; земли, на которых располагаются леса, и др. (Приказ Минэкономразвития России от 20.09.2010 N 445 "Об утверждении Методических указаний по государственной кадастровой оценке земель сельскохозяйственного назначения").

Что-то похожее на понятие кадастровой стоимости можно найти в п. 3 ФСО N 4, согласно которому кадастровая стоимость объекта недвижимости определяется для целей, предусмотренных законодательством РФ, в том числе для целей налогообложения, на основе рыночной информации и иной информации, связанной с экономическими характеристиками использования объекта недвижимости, без учета иных, кроме права собственности, имущественных прав на данный объект недвижимости. Из приведенного определения можно заключить, что кадастровая стоимость определяется в ходе ГКО на основании рыночных показателей, но не может отождествляться с рыночной стоимостью, поскольку имеет особые, отличные от рыночной правила определения. В этом смысле кадастровая стоимость, определенная по итогам ГКО, являет собой рыночную стоимость во всем, что не изменено специальными правилами ее расчета, установленными Минэкономразвития России.

Таким образом, рассчитывая в зависимости от размера кадастровой стоимости величину налогов, административных штрафов, плату за пользование объектами публичной собственности и пр., законодатель тем не менее отстранился от решения вопроса о том, что это за стоимость, переведя его целиком на уровень подзаконных актов.

Иными словами, вся система государственной кадастровой оценки, а также связанное с ней налоговое, ценовое и прочее регулирование базируются на понимании кадастровой стоимости, предложенном Минэкономразвития России в Федеральных стандартах оценки, а также методических рекомендациях и указаниях. Исходя из этого, следует задуматься, справедливо ли подобное снижение уровня правового регулирования.

В соответствии со ст. ст. 3 и 17 НК РФ, а также позицией КС РФ <4> при установлении налогов законом должны быть определены все элементы налоговых обязательств, включая объект, налоговую базу, налоговый период, налоговую ставку, порядок исчисления налога, порядок и сроки его уплаты. Налоговая база и порядок ее определения устанавливаются НК РФ, согласно п. п. 1 и 2 ст. 53 которого налоговая база является стоимостной, физической или иной характеристикой объекта налогообложения.

<4> См.: Постановление КС РФ от 22.06.2009 N 10-П.

Как указывает КС РФ, "законодатель при установлении конкретного налога самостоятельно выбирает и определяет обусловленные экономическими характеристиками этого налога параметры его элементов, в том числе состав налогоплательщиков и объектов налогообложения, виды налоговых ставок, продолжительность налогового периода, стоимостные и (или) количественные показатели, необходимые для определения налоговой базы, а также порядок исчисления налога, обеспечивающий расчет суммы налога, подлежащей уплате в бюджет" <5>.

<5> Определение КС РФ от 08.04.2004 N 169-О.

Законодатель установил, что базой по налогам на недвижимость выступает кадастровая стоимость объектов недвижимости, однако не пояснил, что же представляет собой данная стоимость. Примеры других налогов демонстрируют, что, когда налоговая база определяется в зависимости от стоимости того или иного объекта, правила ее расчета детально урегулированы законом (ст. ст. 187, 338 НК РФ), что предопределено конституционными требованиями формальной определенности и полноты элементов налогового обязательства. Налогоплательщик должен точно знать, какие налоги, когда и в каком порядке он должен платить (п. 6 ст. 3 НК РФ), в том числе он должен знать порядок расчета данных налогов, чтобы иметь возможность принять взвешенное решение о том, продолжать ли ведение деятельности, влекущей обложение налогом.

Вместе с тем, определяя налоговую базу по транспортному налогу как мощность двигателя транспортного средства в лошадиных силах (ст. 359 НК РФ), законодатель не устанавливает, что такое мощность двигателя и как рассчитывается количество лошадиных сил. Такое решение видится вполне оправданным, поскольку мощность двигателя является техническим параметром, рассчитываемым путем проведения специальных испытаний (ГОСТ 14846-81) и определяемым налоговыми органами исходя из технической документации на соответствующее транспортное средство <6>. Мощность двигателя рассчитывается вне связи с налогообложением в качестве технической характеристики, индивидуализирующей транспортное средство; ее применение для расчета налоговой базы не нарушает прав налогоплательщиков, поскольку отсутствует неопределенность в установлении налоговой базы.

<6> См.: п. 18 Методических рекомендаций по применению главы 28 "Транспортный налог" части второй Налогового кодекса Российской Федерации (утв. Приказом МНС России от 09.04.2003 N БГ-3-21/177).

Правила определения инвентаризационной стоимости, до недавнего времени выступавшей налоговой базой по налогу на имущество физических лиц (п. 2 ст. 5 Закона РФ от 09.12.1991 N 2003-1 "О налогах на имущество физических лиц" (далее - Закон о налоге на имущество физических лиц)), также устанавливаются на подзаконном уровне <7>. Конституционным Судом РФ была рассмотрена жалоба о проверке конституционности п. 2 ст. 5 Закона о налоге на имущество физических лиц. Неконституционность оспариваемых законоположений заявитель усматривал в том, что они, по его мнению, не определяют стоимостной показатель, на основе которого рассчитывается налоговая база. "Между тем такой стоимостной показатель Законом Российской Федерации "О налогах на имущество физических лиц" четко и ясно установлен - это инвентаризационная стоимость имущества" <8>. Таким образом, в данном случае КС РФ посчитал, что определение правил расчета инвентаризационной стоимости на законодательном уровне не требуется для того, чтобы налог считался установленным. В дальнейшем эта позиция была им подтверждена <9>.

<7> См.: Приказ Минстроя России от 04.04.1992 N 87 "Об утверждении Порядка оценки строений, помещений и сооружений, принадлежащих гражданам на праве собственности".
<8> Определение КС РФ от 21.12.2004 N 473-О.
<9> См.: Определения КС РФ от 24.11.2005 N 493-О, от 24.02.2011 N 172-О-О.

В то же время кадастровая стоимость не может быть признана физико-техническим параметром, подобным мощности автомобиля или площади объекта недвижимости. Это условная расчетная величина, которая не имеет проявлений в окружающей действительности, доступных для объективного измерения. Кроме того, в отличие от мощности автомобиля, кадастровая стоимость рассчитывается и утверждается в первую очередь именно для целей налогообложения. В этом смысле она существует как налогооблагаемая стоимость и в противоположность техническим параметрам служит цели иной, нежели индивидуализация объекта налогообложения.

Что касается сравнения с инвентаризационной стоимостью, то кадастровая стоимость близка к ней в нескольких аспектах. Она также выступает стоимостной характеристикой объекта налогообложения, устанавливаемой субъектами, обладающими специальными познаниями, на основании утвержденных методик. Тогда, возможно, и в отношении кадастровой стоимости вполне допустимо перенесение правил ее установления на подзаконный уровень регулирования? Полагаем, что с этим нельзя согласиться.

В отличие от инвентаризационной стоимости, кадастровая стоимость имеет несравненно более тесную связь с рыночной стоимостью объекта налогообложения и потому в большей степени соответствует экономическому основанию налогов на недвижимость.

Хотя законодатель и не дает определения, которое позволяло бы утверждать, что кадастровая стоимость должна соответствовать рыночной стоимости, вся действующая система законодательного регулирования основывается на том, что кадастровая стоимость объекта недвижимости имеет реальную экономическую основу и является не произвольной величиной, а ограниченным аналогом рыночной стоимости, определенным по состоянию на конкретную дату. Примеры этого можно найти в смежных областях. В частности, согласно п. 12 ст. 39.11 Земельного кодекса РФ начальной ценой предмета аукциона по продаже земельного участка, находящегося в публичной собственности, могут в равной степени служить как рыночная стоимость, определенная в порядке, предусмотренном Законом об оценочной деятельности, так и кадастровая стоимость, определенная по результатам ГКО. Кроме того, и в иных случаях, когда законодатель использует кадастровую стоимость в качестве расчетного показателя, например для определения размеров административных штрафов (ст. 7.1 КоАП РФ) или установления минимальной величины дохода от продажи недвижимого имущества в целях расчета НДФЛ (п. 5 ст. 217.1 НК РФ), он очевидно наделяет показатель кадастровой стоимости вполне определенным экономическим содержанием. Также сами основания для пересмотра кадастровой стоимости, установленные законом (п. 3 ст. 66 Земельного кодекса РФ, ст. 24.18 Закона об оценочной деятельности), свидетельствуют о том, что вся система ГКО имеет своей целью получение результатов определения кадастровой стоимости, соответствующих рыночным показателям стоимости объектов оценки. Безусловно, кадастровая стоимость не может отождествляться с рыночной, поскольку она определяется для целей налогообложения, что предопределяет принципиальные особенности ее расчета. Ее отличия от рыночной стоимости среди прочего могут быть обусловлены требованием определять стоимость объекта, принимая во внимание лишь объективные ограничения права собственности, возникшие не по воле собственника. Однако именно рыночную стоимость кадастровая имеет в своей основе.

Инвентаризационная стоимость, будучи восстановительной и уменьшенной на величину стоимостного выражения физического износа на момент оценки <10>, как и кадастровая стоимость, является характеристикой объекта налогообложения. Поэтому она также соответствует экономическому основанию налогов на недвижимость, хотя и с меньшей степенью достоверности, т.е. изменение экономического основания находит отражение в изменении инвентаризационной стоимости в меньшей степени, чем в изменении кадастровой стоимости. Размер налогового бремени более "чутко" реагирует на различия в экономических основаниях при налогообложении недвижимости в зависимости от кадастровой, нежели чем от инвентаризационной стоимости.

<10> См.: п. 3.2 Порядка оценки строений, помещений и сооружений, принадлежащих гражданам на праве собственности (утв. Приказом Минстроя России от 04.04.1992 N 87).

Однако в рамках реализации своих исключительных нормотворческих функций в сфере законодательства о налогах и сборах законодатель принял решение о реформировании подходов к налогообложению недвижимости путем перехода к обложению налогом в зависимости от кадастровой стоимости, которая отражает уровень рыночной стоимости объекта оценки. Более того, как уже отмечалось, законодатель на настоящий момент применяет кадастровую стоимость не только для целей налогообложения, но и в иных случаях в качестве ограниченного аналога рыночной стоимости.

При таких условиях законодатель, наделяя полномочиями по содержательному наполнению кадастровой стоимости и определению правил ее расчета уполномоченный федеральный орган, осуществляющий функции по нормативно-правовому регулированию оценочной деятельности (Минэкономразвития России), нарушает принцип определенности и экономической обоснованности налогообложения в той мере, в которой он молчаливо допускает, что кадастровая стоимость будет отличаться от предполагаемого уровня рыночной стоимости объекта оценки в результате реализации уполномоченным органом своих функций. Установив новый повышенный стандарт экономической обоснованности налогообложения недвижимости, законодатель не вправе ставить его реализацию в зависимость от усмотрения органа, реализующего функции по нормативно-правовому регулированию оценочной деятельности.

В связи с этим установление содержательного понятия кадастровой стоимости на законодательном уровне совершенно необходимо. В том числе оно необходимо для обеспечения прав налогоплательщиков, поскольку в его отсутствие изменение Минэкономразвития России подходов к определению кадастровой стоимости <11> способно привести к повышению налогового бремени без выраженной на то воли законодателя.

<11> Примером такого изменения является Приказ Минэкономразвития России от 22.06.2015 N 388, которым было установлено, что при расчете кадастровой стоимости не учитываются ограничения (обременения) объекта недвижимости, за исключением ограничений (обременений), установленных в публично-правовых интересах.

Статья 24.18 Закона об оценочной деятельности, наделяющая налогоплательщика правом пересмотреть кадастровую стоимость в целях приведения к рыночной стоимости объекта налогообложения, не снимает обозначенные проблемы, поскольку решение коренных недостатков системы ГКО через механизмы индивидуальной корректировки является неадекватным <12>. Если правила расчета предполагают принципиальное дистанцирование кадастровой стоимости, установленной в ходе ГКО, от рыночной, бремя приведения первой к рыночному уровню не может возлагаться на налогоплательщиков, поскольку далеко не все из них обратятся за пересмотром. Кроме того, содержательное разделение кадастровой стоимости, определяемой в ходе ГКО и отличной от рыночной стоимости, с одной стороны, и кадастровой стоимости, устанавливаемой в результате индивидуальной корректировки в порядке ст. 24.18 Закона об оценочной деятельности и тождественной рыночной стоимости, - с другой, приводит к диспропорциональному возложению налогового бремени на собственников однородных объектов недвижимости <13> и нарушению конституционного принципа равенства налогообложения.

<12> См.: Belajac D.M. Pennsylvania's Assessment Laws Permitting the Use of a Base Year Method in Property Taxation are Not Facially Unconstitutional, but are Unconstitutionally Non-Uniform as Applied in Allegheny County: Clifton v. Allegheny County // Duquesne Law Review. 2010. Vol. 48. Iss. 3. P. 661.
<13> См.: Webb J.P. Welcome Home, Suckers - Constitutional Problems with the Pennsylvania Property Tax Assessment Appeals System // Pittsburgh Tax Review. 2006. Vol. 4. Iss. 1. P. 86.

С учетом сказанного мы приходим к выводу, что на уровне закона должно быть установлено определение кадастровой стоимости, закрепляющее ее законодательно подразумеваемую связь с рыночной стоимостью и ограничивающее произвольное регулирование этого вопроса на подзаконном уровне.

Требуется ли установление на законодательном уровне и правил расчета кадастровой стоимости? В соответствии с Законом об оценочной деятельности кадастровая стоимость относится к одному из видов стоимостей, устанавливаемых в ходе оценочной деятельности. В этом смысле установление специальных правил ее расчета органом, уполномоченным на осуществление функций по нормативно-правовому регулированию оценочной деятельности, вполне оправданно. Действующее законодательное регулирование по существу не исключает возможность определения кадастровой стоимости методами не массовой, а, например, только индивидуальной оценки. Поэтому сам способ определения кадастровой стоимости не является для нее конституирующим, он может быть любым в контексте законодательно предполагаемой взаимосвязи кадастровой стоимости с рыночной.

В то же время следует учитывать, что отдельные правила установления кадастровой стоимости оказывают влияние на ее содержательное понимание. Примером этого является п. 10 ФСО N 4, в силу которого при расчете кадастровой стоимости в ходе ГКО во внимание не принимаются ограничения (обременения) объекта недвижимости, за исключением ограничений (обременений), установленных в публично-правовых интересах. А также п. 20 Федерального стандарта оценки "Оценка недвижимости (ФСО N 7)" <14> (далее - ФСО N 7), согласно которому рыночная стоимость застроенного земельного участка для внесения этой стоимости в государственный кадастр недвижимости оценивается исходя из вида фактического использования оцениваемого объекта, при этом застроенный земельный участок оценивается как незастроенный, что, несомненно, оказывает влияние на его стоимость <15>. Данные правила отдаляют кадастровую стоимость от рыночной и оказывают принципиальное влияние на ее размер, вторгаясь в только что очерченную область законодательного регулирования.

<14> Утвержден Приказом Минэкономразвития России от 25.09.2014 N 611.
<15> См.: Савиных В.А. Пункт 2 статьи 555 ГК РФ в свете проблем кадастровой стоимости и действия принципа единства судьбы // Вестник экономического правосудия РФ. 2015. N 7. С. 89 - 91.

Более того, правила расчета кадастровой стоимости, являющейся налогооблагаемой стоимостью, в определенной степени способны выполнять регулятивную функцию, характерную для налогообложения. Например, кадастровая стоимость может быть основана на принципе наиболее эффективного использования недвижимости, согласно которому в расчет принимается тот вид использования недвижимости, при котором ее стоимость будет максимальной. Подобный подход нацелен на то, чтобы налогоплательщик использовал свою недвижимость наиболее эффективным способом или уступил тому, кто обеспечит подобное использование, поскольку налоговое бремя будет несоразмерно велико для прочих видов использования (применяется, например, в Дании, Швеции <16>). Или же кадастровая стоимость может определяться исходя из текущего вида использования недвижимости. В этом случае налоговое бремя для тех лиц, кто использует свою недвижимость недостаточно эффективно, будет ниже, что оправдывается пониманием налога на имущество как налога за обладание имеющимся капиталом (этот подход применяется, например, в России <17>).

<16> Property Tax Regimes in Europe. Nairobi: UN-HABITAT, 2013. P. 52.
<17> Анализ принципов наиболее эффективного и текущего использования как основы для расчета налогооблагаемой стоимости см.: Грибовский С.В. О принципах и проблемах оценки недвижимости для целей налогообложения // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2012. N 2. С. 55 - 59.

В соответствии с конституционным требованием рационального и эффективного использования земли <18>, возможно, кадастровая стоимость земельных участков должна рассчитываться с учетом наиболее эффективного, а прочих объектов недвижимости - текущего использования? Или же должен быть обеспечен единый стандарт для всех объектов недвижимости? Мы не знаем точных ответов на эти вопросы, но уверены в том, что поиск этих ответов составляет прерогативу законодателя, а не органа, осуществляющего нормативное регулирование в сфере оценочной деятельности, поскольку от них зависит характер направленного регулятивного воздействия налогообложения недвижимости на отношения, связанные с ее использованием. Минэкономразвития России не обладает для этого необходимой компетенцией.

<18> См.: Постановление КС РФ от 23.04.2004 N 8-П.

Безусловно, почти любое правило, касающееся расчета кадастровой стоимости, оказывает влияние на ее итоговые значения, однако далеко не всегда это влияние предполагает направленное регулятивное воздействие: напротив, по большей части подобные правила будут иметь лишь методическое значение. Так, правило о применении методов массовой оценки для расчета кадастровой стоимости большинства объектов недвижимости само по себе не включает в себя такое воздействие, поскольку отсутствует какой-либо параметр отношений, складывающихся по поводу недвижимости, в зависимости от которого изменялась бы кадастровая стоимость и наличие которого позволило бы выделить вектор стимулирования налогоплательщиков к определенному поведению, связанному с сохранением или изменением данного параметра.

Изначально мы провели различие между инвентаризационной стоимостью и кадастровой, чтобы показать индивидуальные особенности последней, но концептуальные выводы, сделанные в отношении кадастровой стоимости, в равной степени применимы и к инвентаризационной стоимости, поэтому процитированный ранее подход Конституционного Суда РФ следует подвергнуть критике. По смыслу ст. ст. 1 и 3 НК РФ нельзя считать достаточным такое определение стоимостного показателя налоговой базы, при котором законодатель ограничивается указанием на название стоимости ("инвентаризационная"), в то время как его содержательное наполнение целиком передается на подзаконный уровень правового регулирования. Тем самым фактически допускаются произвольное определение инвентаризационной стоимости, составляющей налоговую базу, органами исполнительной власти и изменение ее содержания, влекущее правовые последствия для налогоплательщиков, без внесения поправок в налоговое законодательство. Кроме того, ресурс регулятивного воздействия налогообложения недвижимости в этом случае передается в руки органов исполнительной власти, компетенция которых (Минэкономразвития и Минстрой России) к тому же сосредоточена совершенно в другой области.

Таким образом, следует заключить, что действующее законодательство предполагает произвольное определение органами исполнительной власти стоимостных показателей налоговой базы по налогам на недвижимость, в том числе кадастровой стоимости.

Это совершенно недопустимо и приводит к тому, что правовое регулирование в данной сфере является непоследовательным и противоречивым, а налогоплательщики становятся заложниками сиюминутных решений со стороны органа, осуществляющего функции по нормативно-правовому регулированию оценочной деятельности. Принципы определенности и экономической обоснованности налогообложения диктуют невозможность передачи полномочий по содержательному наполнению кадастровой стоимости Министерству экономического развития РФ, поскольку данный орган не вправе осуществлять регулирование отношений по поводу налогообложения недвижимости.

Определение кадастровой стоимости, закрепляющее ее законодательно понимаемую связь с рыночной стоимостью, с одной стороны, и фиксирующее отличительные признаки, предопределенные особыми целями ее установления, - с другой, должно содержаться в законе. На подзаконный уровень могут быть переданы полномочия по урегулированию правил расчета кадастровой стоимости, но лишь в той мере, в которой такие правила не изменяют понимания кадастровой стоимости, установленного законом, и не приводят к направленному регулятивному воздействию налогообложения недвижимости.

References

Property Tax Regimes in Europe. Nairobi: UN-HABITAT, 2013. 84 p.

Belajac D.M. Pennsylvania's Assessment Laws Permitting the Use of a Base Year Method in Property Taxation are Not Facially Unconstitutional, but are Unconstitutionally Non-Uniform as Applied in Allegheny County: Clifton v. Allegheny County // Duquesne Law Review. 2010. Vol. 48. Iss. 3. P. 651 - 672.

Gribovskiy S.V. On the Principles and Problems of Real Estate Appraisal for Tax Purposes (O printsipakh i problemakh otsenki nedvizhimosti dlya tseley nalogooblozheniya) // Property Relations in the Russian Federation (Imushchestvennye otnosheniya v Rossiyskoy Federatsii). 2012. N 2. P. 54 - 63.

Savinykh V.A. Section 2 of the Article 555 of the Civil Code of the Russian Federation in the Context of Cadastral Value Problems and the Principle of One Destiny (Punkt 2 stat'i 555 GK RF v svete problem kadastrovoj stoimosti i dejstvija principa edinstva sud'by) // The Herald of the Economic Justice of the Russian Federation (Vestnik jekonomicheskogo pravosudija RF). 2015. N 7. P. 73 - 97.

Webb J.P. Welcome Home, Suckers - Constitutional Problems with the Pennsylvania Property Tax Assessment Appeals System // Pittsburgh Tax Review. 2006. Vol. 4. Iss. 1. P. 85 - 102.