Мудрый Юрист

Создание результата интеллектуальной деятельности как правопорождающий юридический факт

Новоселова Людмила Александровна, заведующая кафедрой интеллектуальных прав Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), доктор юридических наук, профессор.

В статье дается сравнительный анализ юридических фактов, влекущих возникновение авторского права на произведение науки, литературы и искусства, а также прав автора изобретения. Рассматривается юридический состав, необходимый для возникновения исключительного права на изобретение, определяются юридические последствия самого факта создания соответствующего технического результата.

Ключевые слова: юридические факты, юридический поступок, авторское право, право на изобретение, момент возникновения исключительного права, момент возникновения права автора произведения или технического решения.

Creation of the result of intellectual activity as a law-generating legal fact

L.A. Novoselova

Novoselova Lyudmila A., Head of the Intellectual Rights Department of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL), Doctor of Legal Sciences, Professor.

The article provides a comparative analysis of legal facts leading to emergence of a copyright to work of science, literature and art, and rights of the author of invention. It analyzes legal constituent required for emergence of exclusive right to invention, determines legal consequences of the very fact of creation of corresponding technical result.

Key words: legal facts, legal action, copyright, right to invention, moment of emergence of exclusive right, moment of emergence of the copyright to a work or technical solution.

Общеизвестно, что гражданские права и обязанности возникают на основании юридических фактов - фактических обстоятельств, с которыми нормы права связывают определенные правовые последствия.

По критерию наличия воли субъекта юридические факты делятся на события (факты, не зависимые от воли людей) и действия, совершаемые по воле человека. По направленности воли О.А. Красавчиков выделял юридические поступки и юридические акты (сделки), понимая под юридическим поступком "действие, влекущее юридические последствия, независимо от того, было ли направлено это действие на последствия, ими (в силу норм права) вызываемые, или нет, а под юридическим актом - "действие лица, направленное на движение конкретного правоотношения" <1>. В.Б. Исаков определял юридические поступки как действия, которые "вызывают правовые последствия независимо от того, сознавал или не сознавал субъект их правовое значение, желал или не желал наступления правовых последствий" <2>.

<1> Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1958. С. 114.
<2> Исаков В.Б. Юридические факты в российском праве: Учебное пособие. М.: Юридический Дом "Юстицинформ", 1998. С. 16.

Юридические поступки, или, иными словами, "действия, создающие указанный в законе объективированный результат" <3>, в свою очередь могут быть разделены на две группы: сделкоподобные действия и реальные акты.

<3> Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. 1946. N 3-4. С. 50 - 52.

Сделкоподобные действия отличаются от сделок тем, что правовые последствия определяются не волей совершившего их лица, а законом (последствия наступают независимо от того, желало ли их наступления действующее лицо). Тем не менее воля в таких актах выражена, и это позволяет применять к ним по аналогии правила о сделках (например, в части дееспособности).

Реальные акты совершаются лицом без цели обнаружения воли (например, переработка вещи (ст. 220 ГК РФ)), и для их совершения не требуется дееспособность.

Действия подразделяются на правомерные и неправомерные (противоправные).

В числе оснований возникновения гражданских прав и обязанностей Гражданский кодекс Российской Федерации <4> (подп. 5 абзаца второго пункта 1 статьи 8) называет создание произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности. В работах по авторскому праву создание произведения традиционно рассматривается как юридический факт, порождающий авторские правоотношения <5>.

<4> В редакции Федерального закона от 31.01.2016 N 7-ФЗ (опубликован на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru - 31.01.2016).
<5> Антимонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. С. 136; Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. С. 103.

С точки зрения классификации юридических фактов создание произведения является правомерным действием.

Творческий процесс по своей природе интуитивен, стихиен и зачастую не осознается творцом как собственное рациональное действие. Возникновение определенного правового результата субъектом творческой деятельности не предвидится, и появление правового эффекта явно не является основной или даже побочной целью при создании произведения.

Очень точно эта идея выражена О.С. Иоффе, который, говоря о классификации правомерных действий и необходимости учета их направленности, указывал: "Одни правомерные действия совершаются людьми без намерения породить юридические последствия, и тем не менее такие последствия наступают в силу прямых указаний закона. Когда, например, поэт пишет стихи, а ученый создает монографию, то первый устремляет свои помыслы на достижение определенного художественного, а второй - научного результата, но едва ли кто-либо из них думает о правовых последствиях осуществляемой ими деятельности. Несмотря на это, и тот и другой приобретают авторское право на созданное ими произведение потому, что именно такие юридические последствия предусмотрены законом на случай появления выраженных в определенной форме результатов творческого труда" <6>.

<6> Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М.: Госюриздат, 1961. С. 249 - 250.

Создание художественного или научного произведения с точки зрения классификации юридических фактов по критерию направленности воли следует относить к юридическим поступкам, поскольку указанные действия порождают правовой результат в силу самого факта их совершения, независимо от направленности на результат. Отсутствие волевой направленности на создание какого-либо правового результата объясняет то обстоятельство, что возникновение права автора у физического лица не связано с наличием у него дееспособности: автором может являться и несовершеннолетний в возрасте до 14 лет, и гражданин, лишенный дееспособности; а распоряжение правами автора охраняемого законом результата его интеллектуальной деятельности несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет могут осуществлять самостоятельно.

На данный вывод не влияет и то обстоятельство, что в ряде случаев создание произведения науки, литературы или искусства осуществляется на основании договора: например, по договору авторского заказа автор обязуется по заказу другой стороны создать обусловленное договором произведение на материальном носителе или в иной форме.

На первый взгляд, в подобных ситуациях результат рассуждений должен быть иным, поскольку воля автора выражена и направлена на создание соответствующего произведения для целей исполнения договора и создание тем самым правовых последствий. Но факт наличия такого договора вряд ли принципиально меняет ситуацию - будет или не будет создано произведение и каким оно получится, предвидеть невозможно. Хотя процесс создания творческого результата оказывается включенным в рамки договора, это не может существенно повлиять на его природу - творчество остается творчеством, предвидеть конечный результат вряд ли возможно. Для автора достижение правовых последствий (исполнение договора) является вторичной, а не основной его целью. Собственно создание произведения и в этом случае является юридическим поступком. Действия по передаче полученного результата заказчику будут являться самостоятельным юридическим фактом, определяемым как сделкоподобное действие.

Интересная дискуссия имела место по поводу того, "встроено" ли творчество в понятие объекта авторского права либо является характеристикой объекта авторского правоотношения. Если творческую деятельность не отделять от ее результата, то ее невозможно рассматривать в качестве юридического факта: невозможно рассматривать одно обстоятельство и как юридический факт, и как объект авторских прав <7>.

<7> Иоффе О.С. Советское гражданское право. Т. 3. С. 32 - 33.

В ходе этой дискуссии В.Я. Ионас предложил разграничивать объект авторского правоотношения (произведение) и юридические факты (творчество и объективная форма) <8>. Действительно, нельзя смешивать творческий процесс (творческую деятельность) и ее результат (произведение).

<8> Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве. М.: Юридическая литература, 1972.

Но предложенные в данной работе положения в отношении юридических фактов, порождающих авторские правоотношения, вызывают ряд вопросов.

В частности, вызывает сомнения возможность выделения акта творчества как самостоятельного юридического факта: сам автор указывает, что творческий процесс может и не завершиться каким-либо результатом. В этом случае факт наличия акта творчества будет юридически незначим. Значение юридического факта имеет лишь результативный процесс, завершившийся появлением продукта мыслительной (интеллектуальной) деятельности. Но необъективированный результат такой деятельности также юридически незначим: юридические последствия закон связывает с приданием ему объективной формы (пункт 3 статьи 1259 ГК РФ). Поэтому разорвать акт творчества и акт придания ему объективной формы, если рассматривать их в качестве самостоятельных юридических фактов, невозможно: они сливаются (объективированный творческий результат) и только в таком неразрывном единстве порождают правовые последствия. "Юридически значимым является только факт создания произведения в объективной форме. С этого момента у автора произведения возникают личные неимущественные и исключительные права" <9>.

<9> Якушев П.А. Юридические акты и поступки как основания правоотношений. Владимир: ВГПУ, 2003. С. 10.

Сказанное нисколько не опровергает правильности высказанных данным автором положений о разграничении объекта авторского правоотношения и юридического факта, лежащего в основании его возникновения, - элемент творчества и объективной формы в состав объекта правоотношения не должны включаться.

В данном случае правовые последствия связываются не с фактом деятельности, а с объективированным результатом; законодательство не принимает во внимание субъективную сторону действий; соответствующие действия являются юридически значимыми и в случае, если совершены недееспособным лицом.

Факт создания художественного или научного произведения влечет возникновение всего комплекса личных неимущественных и имущественных прав (включая исключительное право) у автора без каких-либо дополнительных формальностей.

Наряду с произведениями науки, литературы и искусства в числе юридических фактов статья 8 ГК РФ называет также "создание изобретения".

Вместе с тем исключительное право на изобретенные полезную модель или промышленный образец признается и охраняется при условии государственной регистрации соответствующих изобретения, полезной модели или промышленного образца (статья 1353 ГК РФ).

Указывая на это обстоятельство, О.А. Городов отмечал, что приведенная выше норма ГК "малопригодна для определения момента возникновения права авторства на техническое либо биологическое решение. Изобретение, полезную модель, промышленный образец, селекционное достижение нельзя создать наподобие произведения литературы по той простой причине, что они сами представляют техническое, художественно-конструкторское либо биологическое решение. Решение можно принять или выполнить, но не создать" <10>.

<10> Городов О.А. Право промышленной собственности: Учебник. М.: Статут, 2011. 942 с.

Действительно, государственная регистрация, подтверждающая признание государством наличия охраноспособного объекта, является актом государственного органа, с которым закон связывает возникновение исключительного права на соответствующий объект.

Общепризнанным является мнение о том, что в качестве охраняемого объекта изобретение (промышленный образец, полезная модель) возникает только с момента признания его таковым в административном порядке.

Однако вряд ли будет правильным утверждение, что этот административный акт будет тем юридическим фактом, с которым закон связывает возникновение всех правовых последствий, связанных с созданием изобретения.

Очевидно, что для возникновения исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец требуется несколько самостоятельных элементов: создание автором определенного творческого результата, подача в установленном порядке заявки на выдачу патента, проведение патентной экспертизы, принятие Роспатентом решения о предоставлении правовой охраны. Каждое из этих действий в отдельности возникновения исключительного права не влечет, хотя промежуточные действия сами по себе и порождают определенные правовые последствия. Например, подача заявки инициирует административную процедуру предоставления правовой охраны.

В случаях когда для возникновения юридических последствий недостаточно одного юридического факта, а требуется наличие нескольких самостоятельных юридических фактов, речь идет о юридическом составе. Под юридическим составом понимается совокупность самостоятельных юридических фактов, необходимых в силу нормы права для наступления юридических последствий.

Юридический состав может иметь эффект поглощения, когда наступление завершающего юридический состав обстоятельства уничтожает предыдущие юридические факты (они поглощаются замыкающим юридический состав обстоятельством), либо эффект накопления, когда правовой результат связывается с последовательным наступлением юридических фактов.

В данном случае можно говорить о сложном юридическом составе, в котором сочетаются как эффект накопления, так и эффект поглощения.

Первым юридическим фактом, служащим основанием для всех последующих действий, направленных на получение правовой охраны соответствующего результата, является собственно само создание автором технического или художественного решения. Создание потенциально охраноспособного результата - это всегда юридический поступок, поскольку правовая цель такого действия для субъекта безразлична.

В отношении полученного результата могут быть приняты различные решения, касающиеся выбора модели правовой охраны, поскольку один и тот же результат потенциально может охраняться и как изобретение (полезная модель), и как секрет производства; как промышленный образец или как товарный знак и т.д. До подачи заявки необходимо осуществить выбор модели охраны.

Подача заявки на выдачу патента в соответствующий государственный орган инициирует административную процедуру предоставления правовой охраны соответствующему объекту. Обращение к государству с требованием о предоставлении правовой охраны - волевое действие, направленное на достижение правового результата. Одновременно указанное действие свидетельствует о выборе субъектом модели правовой охраны. С точки зрения классификации юридических фактов подача заявки - это правомерное волевое действие, направленное на создание юридических последствий, - юридический акт, требующий дееспособности совершившего его лица.

Отдельные самостоятельные этапы рассмотрения заявки (формальная экспертиза заявки, публикация сведений о ней, экспертиза заявки по существу) завершаются принятием решения о предоставлении правовой охраны и регистрацией соответствующего объекта в реестре. Решение о выдаче патента является юридическим фактом, поглощающим промежуточные юридические факты, являвшиеся основанием для движения административной процедуры рассмотрения заявки.

Вместе с тем в отношении таких фактов, как создание технического результата, подача заявки и вынесение решения Роспатентом о предоставлении правовой охраны, можно говорить об эффекте накопления юридического состава.

Таким образом, для возникновения исключительного права на соответствующий объект (изобретение, полезная модель, промышленный образец) необходим юридический состав, завершающийся решением государственного органа о выдаче патента и внесением соответствующей записи в реестр.

Однако если исключительные права на изобретения, промышленные образцы и полезные модели возникают не в силу факта их создания, а в силу накопления юридического состава, возникают сомнения в правильности формулировки, содержащейся в статье 8 ГК РФ, которая связывает юридические последствия с фактом "создания изобретения".

В отличие от положений статьи 1353 ГК РФ статья 8 ГК РФ не связывает с созданием изобретения возникновение исключительных прав, если говорить о возникновении гражданских прав и обязанностей, не уточняя, о каких правах и обязанностях идет речь.

По мнению О.А. Городова, при определении момента возникновения права авторства на техническое или биологическое решение также наиболее важное значение имеет официальное признание того либо иного результата интеллектуальной деятельности изобретением, полезной моделью, промышленным образцом или селекционным достижением, поскольку до официального признания не будет существовать объекта права авторства как такового, а субъективное право не может быть безобъектным <11>.

<11> Городов О.А. Право промышленной собственности: Учебник. М.: Статут, 2011. 942 с.

Однако факт создания технического или художественного решения, которое впоследствии может быть признано охраноспособным, сам по себе является основанием для возникновения личных неимущественных прав автора, некоторых имущественных прав, например права на получение патента и так далее.

Конечно, до разрешения вопроса о наличии охраноспособности говорить об изобретении, промышленном образце либо полезной модели преждевременно и действительно не совсем корректно, но законодатель в данном случае, по-видимому, использует такую словесную конструкцию для упрощения текста нормы.

Так, в пункте 1 статьи 1357 ГК РФ указывается, что право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец принадлежит автору изобретения, полезной модели или промышленного образца.

Очевидно, что, пока решение о выдаче патента не принято, подобных объектов не существует. Однако после признания их охраноспособными будет признано право авторства именно на получивший охрану результат (изобретение и т.п.), причем с момента его создания, а не с момента принятия административного акта о предоставлении правовой охраны.

В подтверждение данного вывода можно также сослаться на положения статьи 1347 ГК РФ, согласно которой лицо, указанное в качестве автора в заявке на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, считается автором изобретения, полезной модели или промышленного образца, если не доказано иное.

Следует отметить, что как юридический факт создание результата научно-технического творчества полностью не поглощается при предоставлении государством правовой охраны полученному результату, поскольку это обстоятельство не влияет на неимущественные права автора в отношении созданного им результата, и данный результат может охраняться как иной объект интеллектуальных прав.

Таким образом, в отношении объектов интеллектуальных прав, исключительное право на которые возникает при условии предоставления им государством правовой охраны, следует разграничивать факт создания соответствующего результата интеллектуальной деятельности, с которым закон связывает самостоятельные правовые последствия, и юридический состав, завершающийся фактом признания результата охраноспособным, с которым закон связывает возникновение исключительного права на него.

Литература

  1. Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. 1946. N 3-4. С. 50 - 52.
  2. Антимонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. М.: Юридическая литература, 1957. С. 136.
  3. Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. М.: Издательство Академии наук СССР, 1956. С. 103.
  4. Городов О.А. Право промышленной собственности: Учебник. М.: Статут, 2011. 942 с.
  5. Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве. М.: Юридическая литература, 1972.
  6. Исаков В.Б. Юридические факты в российском праве: Учебное пособие. М.: Юридический дом "Юстицинформ", 1998. С. 16.
  7. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1958. С. 114.
  8. Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М.: Госюриздат, 1961. С. 249 - 250.
  9. Якушев П.А. Юридические акты и поступки как основания правоотношений. Владимир: ВГПУ, 2003. С. 10.