Мудрый Юрист

Понятие и содержание тайны судебного разбирательства

Яковец Евгений Николаевич, профессор кафедры организации оперативно-розыскной деятельности Академии управления Министерства внутренних дел Российской Федерации, доктор юридических наук, доцент.

В статье рассматриваются правовые основы защиты тайны судебного разбирательства и ее соотношение с принципом гласности последнего.

Дается оценка роли и места различных видов информации ограниченного доступа в уголовном процессе (в первую очередь результатов оперативно-розыскной деятельности), затрагивается специфика защиты государственной тайны в ходе судебного разбирательства.

Ключевые слова: судебное производство, судебное разбирательство, вводная и резолютивная части приговора, государственная тайна, результаты оперативно-розыскной деятельности.

Notion and Content of Judicial Trial Secret

E.N. Yakovets

Yakovets Evgeniy N., Professor of the Department of Operative Detection Activity Organization of the Academy of Management of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, Doctor of Law, Assistant Professor.

The article discusses the legal framework for the protection of secrets litigation and its relationship with the principle of transparency.

Assesses the role and place of various types of restricted information in criminal proceedings (primarily the results of investigative activities), addresses the specifics of the protection of state secrets during the trial.

Key words: proceedings; trial; introductory and resolutive part of the sentence; a state secret; the results of investigative activities.

Как известно, в п. 2 Перечня сведений конфиденциального характера <1> фигурирует информация, составляющая "тайну следствия и судопроизводства". Следует признать, что в ее названии использованы не вполне корректные термины. В частности, словосочетание "тайна следствия" <2> искусственно ограничивает рамки информационных потоков, образующихся в судебно-следственной практике и требующих правовой защиты. Поэтому в данном случае целесообразнее вести речь о сведениях, составляющих не "тайну следствия", а "тайну предварительного расследования".

<1> Перечень сведений конфиденциального характера: утв. Указом Президента Российской Федерации от 6 марта 1997 г. N 188 (с изменениями от 23 сентября 2005 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 10. Ст. 1127.
<2> Автор полагает излишним комментировать соотношение таких терминов, как "предварительное следствие" и "предварительное расследование", "судебное следствие" и "судебное производство" и т.п.

Понятие судебного производства (судопроизводства), как известно, имеет два основных значения: 1) судопроизводство в организационном понимании; 2) судопроизводство в материальном или функциональном смысле.

С формальной (организационной) точки зрения к судопроизводству относятся все дела, которые в силу закона делегированы суду как органу, выносящему решение или приговор. В функциональном смысле понятие судопроизводства предполагает порядок досудебного и (или) судебного производства по делу. По всему судя, нас интересует второе значение термина "судопроизводство", поскольку именно в этой сфере действует ряд правовых норм, регламентирующих порядок защиты столь специфичной конфиденциальной информации.

В соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции РФ судебная власть в Российской Федерации осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Как мы видим, объем сведений, имеющих отношение к рассматриваемой категории конфиденциальной информации, весьма велик и по вполне понятным причинам не может быть в полном объеме проанализирован в рамках данной статьи. С учетом этого ограничимся рассмотрением лишь одного вида судопроизводства - уголовного, которое в соответствии с п. 56 ст. 5 УПК РФ представляет собой досудебное и судебное производство по уголовному делу.

Однако досудебное производство по уголовному делу - это не что иное, как предварительное расследование (см. п. 9 ст. 5 УПК РФ), о котором говорилось выше. Поэтому применительно к рассматриваемой категории сведений, на которой автор концентрирует свое внимание в данной статье, следует вести речь об информации, связанной не с судопроизводством, а с судебным разбирательством (см. п. 51 ст. 5 УПК РФ).

В рассматриваемой связи прежде всего необходимо остановиться на содержании принципа гласности судебного разбирательства, установленного ст. 241 УПК РФ. Данная норма определяет, что разбирательство уголовных дел во всех судах открытое (ч. 1), за исключением наличия конкретных фактических обстоятельств, находящих отражение в определении или постановлении суда о проведении закрытого судебного разбирательства, когда:

  1. разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны;
  2. рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет;
  3. рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство;
  4. этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников и иных близких лиц (ч. 2).

Причем в определении и постановлении суда должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых он принял данное решение (ч. 2.1).

Следует отметить, что действовавший до этого Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР предусматривал лишь одно основание для проведения закрытого судебного разбирательства - охрану государственной тайны (ст. 18). Современный же Кодекс, как видно из приведенных выдержек, значительно расширил перечень оснований для проведения судебного заседания в закрытом режиме.

Данные подходы по своей направленности полностью соответствуют международным правовым нормам. Так, например, в соответствии со ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах (принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г., вступил в силу 23 марта 1976 г.) <3> "печать и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, - при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия".

<3> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994. N 12.

В ч. 3 ст. 241 УПК РФ отмечается, что "уголовное дело рассматривается в закрытом судебном заседании с соблюдением всех норм уголовного судопроизводства. Определение или постановление суда о рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании может быть вынесено в отношении всего судебного разбирательства либо соответствующей его части (выделено мной. - Е.Я.)".

По ходу рассуждений следует обратить внимание на один деликатный момент, связанный с понятием принципа гласности судебного разбирательства. Определяя его содержание, УПК РФ фактически вступает в противоречие с положениями ст. 123 Конституции РФ, которая устанавливает, что в случаях, предусмотренных законом, допускается слушание дела в закрытом заседании. В отличие от нее, ст. 241 УПК предусматривает вынесение постановления или определения суда об осуществлении закрытого судебного разбирательства. Судебное заседание, содержание которого определено п. 50 ст. 5 УПК РФ, предусматривает стадии предварительного слушания, судебного следствия, прений сторон и постановления приговора, тогда как все судебное разбирательство включает в себя заседания судов первой, кассационной и надзорной инстанций (п. 51 ст. 5 УПК РФ), в связи с чем является более широким понятием. Таким образом, Уголовно-процессуальный кодекс РФ фактически расширяет право судей на вынесение решения о проведении закрытого разбирательства. Формально положения приведенной нормы могут явиться поводом для обращения граждан и их защитников в Конституционный суд РФ для признания ее не соответствующей Конституции РФ, во всяком случае в части предоставления судьям права на вынесение решения о проведении всего закрытого судебного разбирательства.

В ч. 4 ст. 241 УПК РФ отмечается, что "переписка, запись телефонных и иных переговоров, телеграфные, почтовые и иные сообщения лиц могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с их согласия. В противном случае указанные материалы оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании (выделено мной. - Е.Я.). Данные требования применяются и при исследовании материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписей, киносъемки, носящих личный характер".

УПК РФ ввел специальную правовую норму (ч. 5 ст. 241), устанавливающую право всех лиц, присутствующих в открытом судебном заседании, вести аудиозапись и письменную запись. Что касается фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки, то для их проведения необходимо разрешение председательствующего в судебном заседании.

Содержит соответствующие ограничения на распространение тайны судебного разбирательства и ч. 7 рассматриваемой статьи, в которой отмечается, что приговор суда во всех случаях провозглашается в открытом судебном заседании. Однако при рассмотрении дела в закрытом судебном заседании могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора.

Как известно, во вводной части приговора находят отражение такие данные, как наименование суда, постановившего приговор, состав суда, сведения об обвинителе, о защитнике, потерпевшем, персональные данные подсудимого, имеющие значение для уголовного дела, и др. В резолютивной части обвинительного приговора отражаются вид и мера наказания, длительность испытательного срока, оправдательного - решение о признании подсудимого невиновным и основания его оправдания, решение об отмене меры пресечения, об обеспечении возмещения вреда и т.п.

Таким образом, в большинстве подобных случаев информация о том, из каких обстоятельств исходил суд при вынесении приговора, об основаниях оправдания подсудимого, о доказательствах, их подтверждающих, и т.д. (т.е. содержание описательно-мотивировочной части приговора) оглашению не подлежит.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит и некоторые другие нормы, регламентирующие организацию защиты тайны судебного разбирательства. Среди них в первую очередь необходимо упомянуть ст. 298 и 341 УПК РФ.

Можно сказать, что косвенное отношение к соблюдению конфиденциальности определенных категорий сведений, фигурирующих в ходе судебного разбирательства, имеет и ч. 1 ст. 429 УПК РФ ("Удаление несовершеннолетнего подсудимого из зала судебного заседания"). Данная правовая норма предусматривает, что по ходатайству стороны, а также по собственной инициативе суд вправе принять решение об удалении несовершеннолетнего подсудимого из зала судебного заседания на время исследования обстоятельств, которые могут оказать на него отрицательное воздействие.

Положения трех последних статей, безусловно, относятся не только к судебным заседаниям, осуществляемым в закрытом режиме, но и к открытым судебным процессам.

Следует особо подчеркнуть, что понятия "разглашение тайны судебного разбирательства" (в отличие от "разглашения тайны предварительного расследования") ввиду состязательного характера последнего попросту не существует. Вполне закономерно, что не предусмотрено на этот счет и никаких юридических санкций к нарушителям данных требований. Поэтому все необходимые меры предосторожности по сохранению тайны судебного разбирательства должны приниматься на процессуальном и организационно-техническом уровнях, за одним исключением: если это не касается государственной тайны. В последнем случае применяются меры уголовно-правовой защиты, предусмотренные ст. 283 УК РФ. В уголовном процессе ее действие может быть направлено на пресечение, например, противоправных действий защитника в случае нарушения им подписки о неразглашении государственной тайны. Эту подписку согласно ч. 5 ст. 49 УПК РФ он обязан давать при отсутствии у него соответствующего допуска, в случае участия в судебном разбирательстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну.

На вопросах, посвященных использованию в ходе судебного разбирательства сведений, составляющих государственную тайну, следует остановиться подробнее. Особую актуальность в этом плане представляет защита результатов оперативно-розыскной деятельности.

В соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального закона об ОРД <4> результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств, и в иных случаях, установленных настоящим Федеральным законом.

<4> Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ (с изменениями и дополнениями) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 33. Ст. 3349.

Следует особо отметить, что представляемые материалы не должны содержать сведений, составляющих государственную тайну в области ОРД. К ним согласно п. 4 ст. 5 Закона РФ "О государственной тайне" относится информация следующего содержания:

В соответствии с ч. 1 ст. 12 Федерального закона об ОРД указанные сведения при необходимости подлежат рассекречиванию на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Эта же статья предусматривает и перспективы использования в уголовном судопроизводстве сведений, составляющих государственную тайну. Как отмечает законодатель, в расчет должны приниматься меры безопасности, позволяющие сохранять в тайне вышеуказанные сведения и ограничивающие круг пользователей этого рода информации даже в случае ее рассекречивания. Эти меры должны определяться количеством и качеством рассекречиваемых фактических данных, используемых в процессе доказывания.

Вместе с тем порядок легализации материалов ОРД и их передачи органам предварительного расследования и правосудия на уровне закона достаточным образом не детализирован. Необходимость разрешения данного вопроса обусловила издание на межведомственном подзаконном уровне совместного Приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства обороны Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки Российской Федерации, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, Следственного комитета Российской Федерации от 27 сентября 2013 г. N 776/703/509/507/1820/42/535/398/68, утвердившего Инструкцию о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд.

Данная Инструкция содержит понятие результатов ОРД, аналогичное тому, которое фигурирует в п. 36.1 ст. 5 УПК РФ <5>. Согласно ее положениям органу дознания, следователю или в суд представляются результаты ОРД, которые соответствуют установленным настоящей Инструкцией требованиям и могут:

<5> Результаты ОРД - это сведения, полученные в соответствии с ФЗ об ОРД, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда.

При необходимости рассекречивания сведений, содержащихся в материалах, отражающих результаты ОРД, руководителем органа, осуществляющего ОРД (начальником или его заместителем), выносится постановление о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну, и их носителей.

Информация о времени, месте и обстоятельствах получения прилагаемых материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, должна быть отражена в сообщении (рапорте).

В иных случаях результаты ОРД, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, представляются в соответствии с установленным порядком ведения секретного делопроизводства.

Органом, осуществляющим ОРД, при подготовке и оформлении для передачи уполномоченным должностным лицам (органам) материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), должны быть приняты необходимые меры по их сохранности и целостности (защита от деформации, размагничивания, обесцвечивания, стирания и др.). При представлении фонограммы к ней прилагается бумажный носитель записи переговоров.

Допускается представление материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, в копиях (выписках), в т.ч. с переносом наиболее важных частей (разговоров, сюжетов) на единый носитель, о чем обязательно указывается в сообщении (рапорте), и на бумажном носителе записи переговоров. В этом случае оригиналы материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, если они не были в дальнейшем истребованы уполномоченным должностным лицом (органом), хранятся в органе, осуществившем ОРМ, до завершения судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу либо до прекращения уголовного дела (уголовного преследования).

Поступающие дознавателю, следователю или суду результаты ОРД, как правило, в дальнейшем закрепляются путем проведения необходимых процессуальных действий (например, допросов, опознаний, следственных экспериментов и т.д.) с участием лиц, фигурирующих в качестве источников получения негласной информации.

Следует еще раз подчеркнуть, что переход данных сведений из категории оперативно-розыскных в категорию уголовно-процессуальных вовсе не означает, что они утрачивают при этом режим ограниченного доступа. На дальнейшую защиту результатов ОРД должны быть ориентированы механизмы использования положений ст. 161 УПК РФ и ст. 310 УК РФ, а в дальнейшем и ст. 241 УПК РФ - с целью придания рассекреченным сведениям статуса тайны предварительного расследования и судебного разбирательства. Хотя, как показывает практика, этих процессуальных мер порой оказывается явно недостаточно, чтобы оградить результаты ОРД от их утечки.

Таким образом, следует констатировать, что защита используемых в уголовном процессе сведений, содержащих государственную тайну, имеет под собой определенную правовую основу, в отличие от других видов информации ограниченного доступа. В принципе, при судебном разбирательстве с учетом наличия достаточных оснований последние могут обретать статус "иной охраняемой федеральным законом тайны" и также подпадать под действие п. 1 ч. 2 ст. 241 УПК РФ, позволяющего решать вопрос о проведении закрытого судебного разбирательства. Однако практические работники не всегда могут дать правильную оценку подобным обстоятельствам, в связи с чем для защиты конфиденциальной информации в различных ситуациях целесообразно располагать дополнительным уголовно-правовым механизмом.